» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "И стал свет..."

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 18:16


Автор книги: Джордж Локхард


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Джордж Локхард

И стал свет...

Я падал вверх. Тяжелые, налитые светлым соком гроздья звезд тянулись к моей могиле. Небо было перевёрнутой аметистовой чашей, где беззвучно плескалось сотканное из галактик вино.

– Не умирай, пожалуйста, потерпи немного!

Кто-то суетился рядом, шумно дышал, пытался меня отогреть. Тщетно. Здесь проклято любое пламя, любая жизнь. Она рискует, оставаясь со мной...

Она? Кто она?

– Уже скоро, скоро! Сейчас... Огонь... Не умирай, пожалуйста!

Не помню, подумал я. Голос тревожил, казался знакомым, но память замёрзла первой. Память мешала лететь. Лететь к небу. А я хотел летать. Я всю жизнь этого хотел, пока был жив.

– Не загорается! Я сейчас... сейчас... Ты только дождись, я... Я вернусь...

Вспомнил, подумал я. И сразу черной скалой навалился страх. За неё. Она не должна, как я. Не должна. Только не она... Имя! Не удавалось вспомнить имя. А я?

Я обладал именем?

Да, подумал я. И воспоминания хлынули мутной, горячей волной, звёздная чаша раскололась и рухнула в разум обжигающим потоком света.

Я хотел закричать.

Но горло уже замёрзло.

1

– Делвин был очень ценным сотрудником, – заметил Фатар. – Многие, в том числе и я, считали его гением.

Шайтак поднял взгляд от гибрана, где просматривал досье погибшего.

– Почему не указана причина смерти?

– В этом нет нужды, – сухо ответил Фатар. – Делвин, как я упомянул, принадлежал к числу наиболее ценных сотрудников Стражи.

Шайтак перебрал ушами.

– Внутричерепная защита?

– Да.

Следователь отложил гибран и задумчиво откинулся на спинку кресла.

– Разве контур защиты может быть активирован извне? Я полагал, для этого всегда нужен осознанный приказ самого носителя.

– Нет, – хмуро ответил Фатар. – В случае похищения специалиста врагом или угрозы предательства, высший офицер Стражи может дистанционно включить взрыватель.

– Сколько таких офицеров в отделе?

Фатар криво усмехнулся.

– Один.

Шайтак помолчал.

– Ясно... Какие шансы, что кто-то мог расшифровать ваши коды?

– Исключено! – отрезал начальник отдела безопасности. – Их невозможно расшифровать. Даже теоретически. В основе шифра лежит асинхронная логика Тетра-7, за всю истории Стражи...

– Верю, верю, – сыщик задумчиво облизнул нос. – Итак, вы полагаете – это самоубийство?

– Сомневаюсь. Я хорошо знал Делвина, он был не из тех, кто способен хладнокровно покончить с собой. Скорее могла выйти из строя микросхема детонатора.

– А шансы на это близки к нулю?

– Весьма близки.

– Что ж... – Шайтак сцепил руки на колене. – Если исключены все версии кроме самоубийства... В таком случае объясните, зачем вам понадобился я?

– Мы ничего не можем исключить! – резко ответил Фатар. – Этот случай потряс нашу организацию. Если кто-то нашёл способ контролировать взрыватели защитных контуров, он может уничтожить всю Стражу буквально одним нажатием кнопки!

Фатар с трудом взял себя в руки и добавил:

– У меня в голове тоже есть такой детонатор, Шайтак.

– Так избавьтесь от него.

– Невозможно. Когда мы разрабатывали эту технологию, мы предвидели, что враг может попытаться извлечь взрыватель хирургическим путём...

Следователь покачал головой.

– Вы параноик, Фатар.

– Все мы здесь параноики, – мрачно ответил офицер. – Иначе с нашей работой не совладать.

Шайтак некоторое время молча смотрел в окно. Кабинет располагался на семидесятом этаже небоскрёба Венерианской Туристической Компании, которая в этот временной интервал служила Страже прикрытием. Где и в каком времени расположен главный контрольный Центр – не знал никто кроме Вечных, а Вечные появлялись лишь, когда Страже грозило нечто совершенно ужасное. Шайтак не раз бывал в Центре и его всегда поражало, что никто из тамошних служащих не знал, где он находится.

– Итак, ваш гениальный учёный был убит способом, которого не могло быть, – задумчиво протянул следователь. – Вы уверены, что версия о самоубийстве отпадает? Делвин мог быть неизлечимо болен... Или узнать нечто жуткое...

Фатар отмахнулся.

– Полагаете, наши специалисты упустили бы это, когда избирали его в организацию?

Шайтак оскалил клыки в улыбке.

– Ваши специалисты зашли в тупик, иначе вы никогда не обратились бы ко мне.

Офицер помолчал.

– Шайтак, вы уже не первый биогод сотрудничаете со Стражей. Да, мы встали в тупик, и нам нужна ваша помощь; но я должен сказать, что ещё ни разу мы не нуждались в ваших услугах так сильно.

– Над чем работал Делвин перед смертью? – коротко спросил сыщик.

Начальник отдела безопасности перебрал пальцами по столу.

– Услышав это, вы автоматически подпишете документ о неразглашении категории ИК-0.

– Уже семь биолет как я подписал такой документ.

– Да? – Фатар вздохнул. – Тогда приготовьтесь узнать нечто удивительное.

Шайтак навострил уши.

– Итак?

– Он ни над чем не работал уже четыре биогода, – спокойно произнёс офицер. – Месяц назад хронолог Гхмерт Делвин подал заявление о выходе на пенсию, и был найден мёртвым в день, когда его должны были торжественно проводить на покой.

2

– Так это вы тот самый мутант, у которого интуиция сильнее зрения? – с любопытством спросила молоденькая человекодевушка с ярко-зелёными волосами, взбитыми на манер застывшего смерча. Выражение глаз не было видно за зеркальными контактными линзами.

– Я предпочитаю слово «талантливый», – сухо ответил Шайтак.

– А вы симпатичный. Я думала, все мута... блин, хотела сказать, талантливые варги... – девушка неопределённо покрутила рукой в воздухе, – ...в общем, выглядят иначе.

– Облезлый старикашка с желтыми клыками? – пошутил Шайтак.

– Нет, нет! – она улыбнулась. – Если у вас есть время, после беседы мы могли бы слетать в мой сад на Ариадне-2...

Шайтак неодобрительно прижал уши к голове.

– Я женат. И не одобряю межвидовых связей. Перейдём к делу.

Девушка возмутилась:

– Вот так всегда! Я постоянно опаздываю!

– Вы были секретаршей покойного Гхмерта Делвина? – поспешно прервал Шайтак.

Она покачала головой.

– Нет, я просто помогала ему по старой дружбе.

– Но Делвин вам платил.

– Конечно! – фыркнула девушка. – Стала бы я помогать ему даром!

Сыщик приподнял левое ухо, но ничего не сказал. Несколько секунд в кабинете царила тишина.

– Чем вы помогали Делвину? – спросил наконец Шайтак.

– О, всякие мелочи, – отмахнулась зеленоволосая. – Он был немного странным. Вместо ВФ писал какие-то дикие доисторические письма, ходил в театр... Театр, знаете, наверно? Это вроде видео, только...

– Я знаю, – мягко оборвал сыщик. – Продолжайте.

– Ну-у... – девушка пожала плечами. – В общем, последнее время Душка был очень занят, не успевал писать свои письма, и я диктовала их за него.

– Душка? – следователь прищурил глаза.

– Ох, ну вы же знаете этих стариканов! – расцвела девушка. – Они так любят, когда их гладят по лысине! А уж если назвать его «душкой» или «красавчиком»...

– У вас были личные отношения с Делвином? – сухо спросил Шайтак. Он родился в консервативной Англии 18-го века и до сих чувствовал себя неловко в разговорах с раскрепощенными жителями третьего и четвертого тысячелетий.

Девушка непонимающе нахмурилась.

– Личные отношения? О, вы наверно хотите знать, трахалась ли я с ним? – она прыснула со смеху. – Блин, знали бы вы, как Душка к этому...

– Достаточно! – неожиданно резко оборвал Шайтак. Такая реакция удивила даже его самого. – Расскажите, чем занимался Делвин в последние дни перед смертью?

Девушка пожала плечами.

– Ничем особенным. Как всегда, с утра улетал на ферму, возвращался днём, долго работал со своим жутко старомодным девиатором – вы только представьте, у него экран был вещественным! Безвкусица...

– Дальше, дальше? – поторопил сыщик.

– А что дальше? – девушка улыбнулась. – Когда Гхмерт не работал, он часами напролет читал древние книжищи, по-моему бумажные, хоть и не знаю я, где он взял такую редкость. Вечером всегда отсылал одно и то же письмо и ложился спать. На другие письма отвечала я, Душка просил сообщать ему только о посланиях с фермы, больше его ничто не интересовало.

Шайтак заинтересованно навострил уши.

– Кому он посылал это ежедневное письмо?

– Сестре, – с готовностью отозвалась девушка. – Я видела её один раз по ВФ, милая такая старушка...

Сыщик помолчал.

– Вы упомянули ферму. В досье Делвина сказано, что он имел хобби – сельское хозяйство, и отдавал ему много времени. Что вы можете добавить?

– Душка и вправду обожал ковыряться в земле, – недовольно отозвалась девушка. – Год назад, когда мы познакомились, он однажды взял меня с собой... Это было отвратительно!

– Делвин летал на свою ферму каждый день? – быстро спросил Шайтак.

– Почти. Иногда, если ему поручали задание из Центра, он оставался дома и с утра до ночи сидел за девиатором.

– Задания из Центра? – удивлённый сыщик подался вперёд. – Припомните, сколько раз ему давали такие задания?

Девушка наморщила лоб.

– Не уверена... Раза четыре, наверно. Может, пять.

– За последний год?

– Ну да.

– Любопытно... – Шайтак откинулся в кресле. Помолчал, размышляя над новой информацией. – Вы в курсе, что ему поручали?

– Я? – переспросила секретарша. – О, нет. Когда из Центра приходили задания, Душка отсылал меня домой и не вызывал обратно несколько дней, однажды так и вовсе неделю.

– И все это время он жил совершенно один?

– Ага.

Следователь положил хвост на колени и принялся когтями расчесывать шерсть.

– Согласно досье, Делвин ни разу не женился и не имел внебрачных детей. Вам известны причины?

– Конечно, – зеленоволосая небрежно кивнула. – Душка был голубым.

Шайтак чуть не подпрыгнул от неожиданности.

– Вы уверены? – спросил он после длительной паузы.

– Хе! – девушка подмигнула. – Еще как уверена.

– В его досье об этом ни байта.

– А в вашем, наверно, сказано даже какой масти волчицы вам нравятся? – фыркнула секретарша.

Шайтак напрягся, но справился с собой и ответил почти спокойно:

– Не масть. Окрас.

– Ну, в общем вы поняли, – девушка закинула ногу за ногу и потянулась всем телом. – Еще вопросы есть?

– Есть, – сухо сказал Шайтак. – Согласно досье, у Делвина не осталось ни одного родственника кроме сестры, и тем не менее она не приехала на похорона. Почему?

– Она с ним в ссоре, – откликнулась зеленоволосая. – Это письмо, что он слал – он постоянно просил у неё прощения, только она никогда не отвечала.

Молчание.

– Вы не помните, за что он просил прощения?

– Душка этого не писал. Только – «прости, у меня не было выбора» и так далее много раз.

Шайтак передернул ушами.

– Всегда одно и то же?

– В общем, да... – девушка задумалась. – Ну, бывало он менял фразы, или добавлял «любимая», что-то в таком роде, но смысл был всегда один.

– А что за письма приходили с его фермы? Кто их писал?

Сектретарша фыркнула.

– Не кто, а что. Робот-смотритель. Письма были чисто деловые – погода такая-то, удобрения использованы такие-то, приплод коз столько-то, и другая скукотища.

– Часто приходили эти письма?

– Раз в десять дней.

– А как Делвин на них реагировал?

– А никак. Читал и всё. Иногда улыбался, иногда хмурился. По-моему, у него на той ферме немного крыша поехала. Блин, вы только вообразите – осенью я как-то раз к нему пришла, а он суёт мне что-то круглое, зелёное, и твердит – «Мэри, это яблоко, настоящее, натуральное яблоко, рождённое в земле, скорее откуси кусочек...» Можно подумать я яблок не видела!

Шайтак улыбнулся.

– Конечно, не видели. То, что продают в упаковках с названием «яблоки» – очень мало напоминает подлинные плоды моих времён.

– Я вам ещё нужна? – нетерпеливо спросила девушка. – Мы с парнями собирались в минус третье тысячелетие, погулять в Соддоме...

– Только один вопрос, – Шайтак дернул хвостом. – Можете ли вы припомнить в последние месяцы что-то необычное, связанное с Делвином? Какую-либо весть, или встречу, или нечто иное, способное нарушить его душевное равновесие?

Девушка надолго задумалась.

– Нет, – покачала она головой. – Ничего странного не случалось. С Делвином вообще никогда и ничего не случалось, он был самым мирным и тихим старичком, которого я встречала в жизни. Просто не представляю, почему он погиб.

Следователь вздохнул.

– Можете идти. Но мы с вами ещё свяжемся.

– Не сомневаюсь! – ядовито буркнула девушка и немедленно испарилась за дверью.

Шайтак несколько минут молча сидел в кресле, закрыв глаза. Из задумчивости его вывел знакомый голос:

– Как успехи?

Сыщик поднял взгляд. Над встроенным в стол комдиском висела призрачная голова начальника отдела безопасности.

– Я допросил всех, кто хоть немного знал Делвина, – медленно ответил Шайтак. – Осталась лишь его сестра, но, судя по документам, она не видела брата более тридцати биолет.

– Каковы результаты?

– Очень впечатляющие, – Шайтак развернул кресло к голограмме. – Все, с кем я говорил, единогласно утверждают, что у Делвина не было причин покончить с собой. С ним ничего не происходило на протяжении четырех биолет, заявления о выходе на пенсию все ждали заранее и все, включая Делвина, знали каков будет ответ. Никто с ним не ссорился. Никто не угрожал. Ни-че-го.

Фатар в голограмме усмехнулся.

– Это уже что-то.

– Отнюдь, – Шайтак помолчал. – В показаниях есть странности. Вы знали, что Делвин был... нестандартной ориентации?

Фатар вскинул взгляд, но ответил не сразу.

– Знал, – вздохнул он наконец – Просто мы не стали вносить это в файлы.

– Почему?

– Делвин был очень ценным сотрудником. В сегменте времени, где он жил, людей его ориентации презирают и ненавидят, память о третьей мировой там еще слишком свежа. Обнародование... подробностей могло бы ухудшить работоспособность Делвина.

Следователь щелкнул когтями.

– Так все же, над чем он работал?

– Он был на пенсии.

– Фатар... – Шайтак внезапно умолк и задумался. – В этом году Делвин не получал заданий из Центра?

– Нет.

– А могли они прийти в обход вашего отдела?

– Исключено, – улыбнулся офицер.

Шайтак потер ногой об ногу.

– А почему бы вам не вернуться во времени и не...

– Шайтак, – Фатар укоризненно покачал головой. – Вы же знаете, это невозможно.

– Если отправиться на сегмент в прошлое и предупредить, чтобы через шесть биолет они помешали Делвину... – сыщик запнулся и покачал головой. – ...впрочем, вы правы, это невозможно. Я должен осмотреть дом Делвина.

– Городскую квартиру или ферму, где его нашли?

– И то, и другое. Но начать хотел бы с фермы.

Фатар кивнул:

– Я сам вас отвезу.

3

Ферма покойного Делвина раскинулась далеко за чертой города, в одном из немногих сохранившихся мест, где мрачный вид, остаточная радиация и неплодородная почва отпугнули любителей строить «дома на природе». В 21-м веке здесь находился крупный ядерный кратер, и хотя с тех пор прошло три столетия, продукты взращенные в почве приходилось тщательно обеззараживать. Делвина, очевидно, это не пугало.

Ферма представляла собой невысокий круглый дом из ксендата, окруженный довольно большим полем, засеянным частично кукурузой, частично травой для скота. Рядом с домом находился хлев, внешний погреб, старомодная решетчатая антенна, чуть в стороне расстилался виноградник. Первое, что заметил Шайтак, выйдя из машины – большой плакат у самого хлева: «Только молочное производство». В углу красовалась синяя печать организации защиты животных.

– Дом, милый дом... – пробормотал Фатар, выбираясь из скутера. – Словно специально на отшибе.

Улыбнувшись, Шайтак обогнул машину и направился к воротам. Там до сих пор сохранились желтые полицейские ленты – анахронизм, которому было столько лет, что никто уже и не помнил, зачем его придумали. Осторожно нагнувшись, Шайтак пролез под лентой и ступил во двор. Шагавший следом Фатар просто оборвал ленту.

– Кто обнаружил тело? – спросил сыщик.

– Никто, – отозвался офицер. – У нас, как понимаете, отмечаются все случаи активации детонаторов.

– Значит, ваши люди прибыли на место почти сразу после трагедии?

– Не прошло и десяти минут.

– Это случилось ночью? – спросил Шайтак и невольно вздрогнул, подумав, сколь яркая и страшная Луна светила тогда в небесах.

– На рассвете.

Следователь оглядел двор. Идя сюда он не ожидал, конечно, что кровь и отшметки тела оставят на земле. Их и не было. Однако развороченный угол дома, свежая воронка рядом и поваленное фруктовое дерево красноречиво говорили об эффективности защитного детонатора. Шайтак постоял у воронки, задумчиво глядя на место смерти Делвина.

– С какой стати самоубийце совершать суицид под стеной собственного дома? – заметил он задумчиво. – Я изучал человеческую психологию. Типичный самоубийца взорвал бы себя либо в самом доме, либо подальше в поле.

Фатар пожал плечами.

– Говорю вам, это не самоубийство.

– Посмотрим... – сыщик прошел к хлеву и открыл дверь.

Вот этого он не ожидал. Здесь Делвин держал коз – пять или шесть взрослых, десяток козлят. Но теперь все животные были зарезаны; их освежеванные тела лежали в цинковой ванне, присыпанные крупной солью, шкуры были растянуты под потолком. Шайтак оглянулся на Фатара в поисках разъяснений.

– Это главный агрумент в пользу версии о самоубийстве, – нехотя отозвался офицер. – Их зарезали накануне трагедии. Делвин словно предвидел...

Шайтак медленно покачал головой.

– Напротив. Теперь я почти уверен: Делвина убили. И убили не сразу.

– Действительно?

– Увы, – сыщик кивнул на тела животных. – Этому есть гораздо более простое и жестокое объяснение, Фатар. Убийцы не хотели, чтобы мы восстановили их облик из памяти животных.

Фатар на миг застыл, потом от души чертыхнулся.

– Проклятье, мне и в голову не пришло!

– Просто вы к такому еще не привыкли, – Шайтак натянуто улыбнулся. – Скорее всего, они захватили Делвина вечером и ввели ему нейроингибитор. Изменение биоритмов не вызвало тревоги в отделе, поскольку в это время старик обычно ложился спать. Делвин что-то знал, Фатар... – Шайтак прижал уши к голове. – Давайте осмотрим дерево.

Они вышли из зловонного хлева. Следователь присел на корточки у поваленного ствола, провел рукой по разлому, втянул носом воздух.

– Оно действительно упало от взрыва, – заметил он.

– Мы уже проверили.

– Это яблоня, не так ли? – Шайтак приблизился к увядшей кроне и внимательно осмотрел ветви. – Фатар, подойдите.

Офицер последовал приглашению.

– Взгляните, – Шайтак кивнул на дерево. – Видите черенки?

– Вижу, – отозвался Фатар. – Я знаю, что вы сейчас спросите, но мы уже нашли яблоки. Они сложены в корзине в погребе.

– Действительно? – сыщик неодобрительно прижал уши. – Может, вы заодно ответите, с какой стати фермеру обрывать с живого дерева неспелые плоды?

Офицер запнулся.

– Хммм... Он мог готовиться к отьезду.

– Согласно досье, Делвин посещал ферму почти каждый день.

– А что вы сами думаете об этом?

Шайтак оглянулся на поваленную яблоню и долго смотрел, размышляя.

– Не знаю... – прошептал он наконец. – Не знаю... Вы проверили робота-смотрителя?

– Естественно. Но Делвин всегда отключал робота, когда прилетал на ферму. Это посещение не стало исключением.

– Тогда войдем в дом.

Так они и сделали. Внутри стоял тяжелый запах немытого белья, к нему примешивался аромат серной воды. Дом оказался одноэтажным, разделенным на три комнаты и санузел. Шайтак огляделся, стоя на пороге.

– Он не жил здесь, – полувопросительно, полуутвердительно заметил сыщик. Фатар покачал головой.

– Ошибаетесь. Именно здесь он и жил.

– А это что? – стремительно шагнув вперед, Шайтак указал на толстую бумажную книгу, лежавшую на самом краю кухонного стола. Фатар пожал плечами.

– Мы уже изучили ее. Никаких пометок. Сто девятнадцатая страница разорвана.

– Когда? – Шайтак резко обернулся. – Когда ее разорвали?

Офицер вздохнул.

– В ночь убийства.

– Плохо... – детектив стиснул зубы. Перевернув том, он прочел название: – «Драккария эст»

– Какой-то религиозный трактат постядерной эпохи, – пояснил Фатар.

Шайтак прищурил глаза.

– Книга была открыта, когда вы нашли ее?

– Нет, – Фатар довольно улыбнулся. – Но наши эксперты определили, где ее читали прежде чем закрыть. Можете сами взглянуть – страница семьсот шестьдесят третья.

Следователь схватил книгу с жадностью голодного зверя. Фатар иронично улыбнулся.

– Читайте вслух. Это стоит того.

Шайтак нетерпеливо раскрыл нужную страницу и начал:

...

12. Так стал грех в сердцах людских, и заполнил их, и вознёсся к небу, и содрогнулось небо. Так пришли в мир драконы, когда воцарился грех. И стал грех.

13. Тогда вышел Царь, посмотрел на людей, и видит – страх в сердцах людских. И спросил Он людей:

«Стал страх в сердцах ваших? Не о драконах ли молили вы Небо?»

Не ответили люди царю, ибо страх был велик в их сердцах, и замкнул им уста страх. Царь же, не слыша ответа, спросил людей:

«Не отвечаете мне?»

14. Тогда нашёлся человек, который ответил Царю, и стал перед Ним, и не устрашился Его гнева. Вот, что сказал человек:

«Не о драконах молили мы небо».

15. Задумался Царь словам человека, спросил его:

«Желаете ли, чтобы поднялся Я, и не стало больше драконов?»

Вот, что ответили люди:

«Да»

16. Удивился ответу Царь, задумался Он, и видит – страшатся люди. И спросил Царь Себя, чего страшатся люди?

Вот, что ответило Его сердце:

«Кому есть чего стыдиться о жизни своей, драконы страх несут»

17. И понял Царь, что грех в сердцах людских, и посмотрел Он – и видит, стал грех. И разгневался Царь на людей, и сказал им:

«Вы ли говорите Мне: „не молили о драконах“, когда в сердцах ваших грех?»

18. И устрашились люди Царского гнева, и побежали прочь, и видит Царь: люди бегут. И сказал Он Себе:

«Вот, люди бегут от Меня, и страшатся Меня, и ждут смерти для себя, и детей своих, и жён своих, и друзей своих, и врагов своих, и животных своих. Я ли не дракон теперь?»

19. И устрашился царь Себя, и усомнился в праве Своём. И сказал тому человеку, что первым заговорил с Ним:

«Вижу теперь, как стали драконы. Я поднимусь, и заберу их всех, и пойду в их страну, и заберу их там, и не преклоню головы, пока не падет последний дракон. Пусть в тот день призовут Меня люди, и коли увижу, что готовы они принять Меня без страха в сердцах – вернусь.»

20. И положил Царь Завет с тем человеком, дав бессмертие тому человеку, и право вызвать Царя, коли увидит тот человек, что не стало страха у людей.

21. И поднялся Царь, и пали драконы, извиваясь, Ему под ноги, и сгорели их мерзкие логова, и потоптали их гадких змеенышей. Тогда бросились драконы в свою страну, но за ними отправился Царь, и сгинул навек, преследуя драконов...

– Не устали? – спросил Фатар. – Эта книга вся такая.

Шайтак в полном недоумении пролистал несколько страниц.

– Не понимаю, – пробормотал он. – Делвин был хронологом?

– Именно.

– Тогда он должен был знать, что это подделка, – Шайтак обратил взгляд к офицеру. – Мне прекрасно знаком оригинал, в период с пятого по двадцатый века он был весьма популярен в западной цивилизации. Но это... – сыщик положил книгу обратно на стол. – Это нечто странное и довольно безвкусное. Кому потребовалось вложить столько труда в бесполезную переделку всеми забытой книги?

– Мы определили возраст этого тома, – заметил Фатар. – Ему как минимум сто сорок независимых лет. Кто бы ни был автором сего, кхм, произведения – он жил в постядерную эпоху.

– Тогда понятно... – Шайтак вздохнул. – Вероятно, книга писалась под землей, отчаявшимися людьми... Неясно лишь, что искал в ней Делвин.

Они прошли по комнатам. Обстановка производила впечатление неряшливости и лени хозяина, вещи были разбросаны, постель не заправлена. В кухне нашелся старый дезинфицирующий аппарат, рядом с ним стояла механическая соковыжималка, до сих пор пахнувшая яблоками. Фатар уже собирался уходить, когда Шайтак внезапно замер и указал спутнику на цинковое ведро, полное мусора и яблочных огрызков.

– Рыба! – следователь подбежал к ведру. Следом подошел Фатар, морща нос от неприятного запаха.

– Кусок гнилой рыбины, – согласился он. – И что?

Шайтак возмущенно прижал уши к голове.

– Вы ослепли? Она завернута в бумагу!

Фатар недоуменно моргнул.

– Шайтак, с вами все в порядке?

Детектив уже опрокинул ведро и рылся в мусоре.

– Вы из 20-го, верно? – спросил он, не поворачивая головы.

– Из начала 21-го.

– Значит, вы просто не привыкли, – сыщик бережно поднял грязную, насквозь провонявшую рыбой, измятую бумажку. – С каких пор в 24-м веке еду стали заворачивать в бумагу? Это все равно, что найти коробку конфет из папируса...

Шайтакс величайшей осторожностью положил огрызок бумажки на стол и разгладил когтем.

– Вам не кажется, что это кусок страницы? – спросил он торжествующе.

Фатар склонился над находкой.

– Вы правы, – он с досадой стиснул кулаки. – Как мы могли это упустить! Ведь проверили мусор, даже пересчитали яблочные огрызки!

– Уже неважно, – Шайтак очертил когтем круг, создавая воздушную линзу. Мелкий шрифт бросился в глаза. Склонившись пониже, он прочитал вслух:

– "Близок час, и обрушу гнев свой на непокорных, и воздастся им по делам их, и узнают, что я – Дракон!" – строчка была жирно, несколько раз, обведена красным фломастером. Под нею тем же фломастером было приписано от руки: – «Господи, мне страшно»

– Становится все интереснее и интереснее, не правда ли? – заметил Шайтак. – Вгляните, перо дрожало. Писавший был либо чрезвычайно возбужден, либо смертельно испуган.

– Верно... – Фатар выпрямился. – Мне это не нравится, Шайтак. Он в возбуждении отметил строку в книге, затем одумался, испугался что это откроет кому-то его тайну, вырвал лист и бросил в ведро.

– А затем вышел во двор и взорвал себя? – иронично спросил сыщик. – Нет, друг мой, здесь что-то другое. Скорее всего, Делвин увидел в окно своих убийц и в панике попытался спрятать единственное, что могло навести их на след. А это мне уже совсем не нравится, Фатар, – Шайтак встал. – Делвин погиб перед рассветом, когда вокруг стояла тьма, а в доме горел свет. Он мог увидеть убийцу только если тот прижался снаружи к окну, или... – детектив умолк. Фатар смотрел на него диким взглядом.

– Или?..

– Или он его ждал, – угрюмо закончил Шайтак. – Я полечу осматривать городскую квартиру Делвина. А вы проведите гравиметрическую сьемку земли вокруг всех окон. Мне нужен след, Фатар, – он клацнул зубами. – Я волк.

Страницы книги >> 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации