Электронная библиотека » Лайон де Камп » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 14:35


Автор книги: Лайон де Камп


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Лайон Спрэг Де Камп

Демон, который ошибался

Айзеку Азимову, начинавшему позже меня, но написавшему, тем не менее, больше книг. Ego te olim assequar!* [1]

1

ДОКТОР МАЛЬДИВИУС

В первый день месяца Вороны в пятый год короля Тонио из Ксилара (согласно новарскому календарю) я узнал о том, что избран для годичной службы в Первой Реальности, как заносчиво именовали его те, кто там обитал. Наша Реальность (или по-другому уровень) они называли Двенадцатой, в то время как с нашей-то точки зрения именно эта Реальность должна считаться Первой, а их – Двенадцатой. Но рассказ пойдет о моей работе в Реальности, имеющем лишь некоторое отношение к новарским формам, я буду пользоваться его терминологией. Я уже посещал однажды двор Настоятеля Нинга. Знавал Настоятеля и до избрания. Собственно говоря, мальчишками-демонами мы вместе охотились в болотах Кшака за порхающими цветами, и я надеялся, опираясь на фундамент этой старой дружбы, потребовать освобождения. Я произнес:

– Дружище Хвор, до чего же приятно снова тебя увидеть! Надеюсь, у тебя все идет хорошо?

– Здим, сын Акха, – строго сказал Хвор, – твоя репутация не давала тебе повода думать, что ты способен обращаться к Настоятелю, находящемуся при исполнении обязанностей, в подобных фамильярных выражениях. Так давай же соблюдать приличия.

– Но... э-э-э... – пробормотал я. – Прошу прощения, господин Настоятель. Я насчет объявления о вступлении в должность. Полагаю, что имею право потребовать отсрочки.

– И на каком же основании? – Ух какой у Настоятеля был ледяной тон!

– Во-первых, на том основании, что моя супруга, Йез, дочь Птига, только что снесла яйца и не может обойтись без моей помощи для их охраны. Во-вторых, я прошел курс обучения философии и логике и не подхожу для этой хаотичной, грубой и полной приключений жизни, которую, как я слышал, нужно вести в Первой Реальности. В-третьих, философ Кхрум, мой учитель, отбыл на две недели половить рыбку, оставив свое имущество, корреспонденцию и учеников на мое попечение. А в-четвертых, близится время сбора рабиджа, и мне нужно принять участие в жатве.

– Все отговорки решительно отклоняются. Во-первых, для помощи твоей жене в охране яиц и уборке урожая я пошлю бейлифа. Во-вторых, кроме философии и логики ты изучал историю, биографию Первой Реальности и другие смежные науки и поэтому знаком с его нуждами лучше, чем большинство демонов-претендентов. В-третьих, несколько дней твоего отсутствия не повредят ни корреспонденции, ни ученикам почтенного Кхрума. А в-четвертых, нам кого-то послать туда просто необходимо, а при жеребьевке вытащили твое имя. Демографический взрыв и так счастливо повышающийся жизненный уровень требуют все большее количество железа, потому частные интересы должны подчиниться интересам народа. Собирайся, тебе дается три дня до эвокации.

Через три дня я попрощался с Йез и вновь вернулся ко двору Настоятеля. На прощание Хвор дал мне совет:

– Средний обитатель Первой Реальности может показаться тебе слабым, податливым существом. Без оружия он не представляет серьезной опасности. Однако население этого Уровня знакомо с несколькими видами смертоносного оружия и использовало его в кошмарных войнах. Необязательно испытывать действие подобного оружия на себе. Хоть мы, демоны, сильнее, выносливее и дольше живем, чем люди в Первой Реальности, еще неизвестно наверняка, имеются ли у нас души, переселяющиеся после смерти в другое измерение, как души обитателей Первой Реальности.

– Что ж, остерегусь, – сказал я.

Кхрум не раз рассказывал мне, что мир Первой Реальности – необычное место. Боги его слабосильны, магия – бедненькая, а львиная доля работ делается машинами. Он уверял, что для сохранения космического равновесия необходимо существование антимира, родственного нашему Уровню в таком же плане...

– Сожалею, – прервал меня Хвор, – но у меня ужасно плотное расписание. Не забывай о своей безопасности, будь предан своему делу и повинуйся законам Первой Реальности.

– А что делать, если эти законы взаимоисключающи? Или вдруг мой хозяин потребует, чтобы я переступил через них?

– В этом случае нужно помнить, что стофунтовый слиток железа стоял на том пентакле, на котором сейчас стоял я, и что сейчас этот слиток занял мое место на Двенадцатом Уровне. Пресловутое отсутствие железа вынудило нас вступить в соглашение о поставке наших граждан в качестве слуг в Первую Реальность.

* * *

Помещение было круглым, примерно двадцати футов в диаметре и вполовину того в высоту. В стене находилось лишь одно отверстие, за которым открывался непроглядный туннель. На стенах – полки, заваленные книгами. Меблировка из стульев, столов, дивана – все старое, драное, столы завалены сосудами, колбами, пробирками, ступками и другими орудиями магии и колдовства. На небольшой подставке я увидел зажим, на котором лежал голубой шар размером с кулак гуманоида. Похоже, это был магический камень, так как он лучился вспыхивающим светом. Все это освещалось двумя расписными лампами. Атмосфера в помещении была спертой и неживой.

Приглядевшись, можно было увидеть два человеческих существа. Старший был худым, сутулым, пожилым, почти с меня ростом – значит, весьма высоким для Первой Реальности. Он имел жесткие седые усы, волосы и брови. Одежда – запятнанное черное одеяние.

Другой – невысокий, полный, смуглый черноволосый мальчик лет пятнадцати. Он был одет в пиджак и узкие брюки и держал в руках какие-то причиндалы колдуна. Мои усы уловили враждебную вибрацию мальчика, хотя в то время я еще не был как следует знаком с эмоциями обитателей Первой Реальности. Но по тому, как пацан отпрянул от меня, я определил, что добрую часть этих чувств составляет страх.

– Кто ты? – спросил на новарском, старший.

– Я – Здим, сын Акха, – успокаивающе ответил я. Хоть я и изучал язык в школе, мне еще ни разу не приходилось говорить на нем с урожденными новарцами, так что особой уверенности пока не было. – Кто вы?

– Я именуюсь доктором Мальдивиусом, богословом, – отвечал пожилой. – А это – Грах из Чемниза, мой ученик. – Он указал на юнца.

– Прямо сом! – сказал Грах.

– Веди себя прилично! – одернул его Мальдивиус. – Тот факт, что Здим прибыл по контракту, еще не дает тебе права издеваться над ним.

– Что... значит... сом? – поинтересовался я.

– Рыба, живущая в... э... водоемах этой Реальности, – объяснил Мальдивиус. – Пара усов над вашей верхней губой напомнила ему внешний вид этой рыбки. Итак, по договору ты обязан служить мне ровно год. Ты хорошо это помнишь?

– Да.

– Да, сэр! – исправил меня Мальдивиус.

Мои усы изогнулись – так случается, когда меня раздражают, – но этот тип крепко держал в руках мою судьбу. Хотя я мог бы переломить его пополам, неповиновение стоило бы мне больших неприятностей при возвращении в собственную Реальность. Кроме того, перед эвокацией нам говорили о том, что в Первой Реальности ничему не нужно удивляться.

– Да, сэр.

Для тех, кто никогда не наблюдал обитателей Первой Реальности, их вид, можно сказать, омерзителен. Вместо прекрасной голубовато-серой чешуи, отливающей металлическим блеском, у них мягкая, почти голая кожа разнообразных оттенков: розового, желтого или коричневого. По мере удаления от тропической зоны они приспосабливаются к более холодному климату, покрывая эту дурацкую кожу волокнистыми материалами. Их внутреннее тепло в соединении с изоляционными свойствами подобных структур, именуемых «одеждой», дает им возможность переносить такой холод, который мог бы совершенно заморозить демона.

Их глаза отличаются круглыми зрачками и обладают лишь незначительной приспособляемостью к свету – ночью они почти не видят. У них такие идиотские круглые уши! Их лица запавшие, а все выступы и клыки немногим более чем рудиментарные остатки. Хвостов у них нет. Представляете, и их пальцы на руках и ногах оканчиваются плоскими отростками, называемыми «ногти»!

Однако если внешне они часто кажутся странными, то их ум и сообразительность просто поражают. Эти монстры удивительно изворотливы в умении изобретать серьезные обоснования тому, что им хочется сделать. Я с удивлением узнал о существовании у них понятий, подобных таким, как «демонический ум» или «дьявольская хитрость». Эти «демонический» и «дьявольский» – оскорбительные термины в отношении нас, демонов, – можно подумать, что не они, а мы обладаем этой их извращенной хитростью!

– Где... я... нахожусь? – обратился я к Мальдивиусу.

– В подземном лабиринте в республике Ир, одном из двенадцати городов Новарии. Чемниз лежит в устье нашей главной реки Киамос. Город Ир простирается по Киамосу на двенадцать лье. Я отреставрировал этот лабиринт и превратил центральную комнату в свой кабинет.

– Чего ты ждешь от меня?

– Главной твоей обязанностью будет охрана помещения, когда я отсутствую. Мои книги и магические аксессуары, особенно вот это, являются большой ценностью.

– Что это такое, сэр?

– Аэм. Это сибиллианский сапфир, божественный кристалл, наделенный самыми высшими качествами. Ты будешь заботливо следить за его сохранностью, и горе тебе, несчастный, если нечаянно заденешь стойку и разобьешь камень!

– Почему бы, если он так важен, не положить его в стороне, там, где он не будет мешать? – удивился я.

Мальчик Грах скорчил гримасу, не отличающуюся добродушием, – у этих существ очень подвижные и выразительные морды, и этой подвижности нашему брату трудно подражать.

– Позвольте, учитель, – сказал он. – Я не доверяю старине Сому. – Он передвинул стойку и повернулся ко мне. – Следующая ваша задача, господин Сом, готовить и убирать за нами, хи-хи!

– Мне готовить и убирать? – переспросил я. – Это бабское занятие! Вам надо было бы нанять демонессу!

– Фи! – фыркнул юнец. – Я три года готовил и вывозил грязюку, и тебе, ручаюсь, это не причинит никакого вреда.

Я повернулся к Мальдивиусу, – в конце концов, это же он был моим хозяином. Но колдун не утешил:

– Грах говорит правду. По мере того как он все лучше разбирался в искусстве волшебных снадобий, мне требовалось все больше и больше его времени на помощь в моих делах. И теперь ему уже совсем не под силу домашние дела.

– Что ж, – загрустил я, – попытаюсь сделать что могу. Но скажите мне, сэр, почему вы все же не захотели нанять для такой работы женщину? Здесь недалеко город. Если он похож на города моей планеты, то было бы нетрудно найти подходящую тетку...

– Никаких дискуссий, о демон! Ты должен слушаться меня беспрекословно – в буквальном смысле этого слова. И все же я отвечу на твой вопрос. Первым делом горожане пришли бы от тебя в ужас.

– От меня? Но, сэр, дома меня считают самым добропорядочным и смирнейшим из демонов. Я робкий студент, изучающий философию...

– И во-вторых, мне пришлось бы научить эту ведьму как входить в лабиринт и выбираться из него. По понятным причинам я не имею желания предавать такую информацию гласности... Хм... Теперь приступай к своим обязанностям. Первым твоим заданием будет приготовление трапезы сегодня.

– Боги Нинга! Как же я могу это сделать, сэр? Должен ли я предпринять вылазку наружу и добыть какую-нибудь дичь?

– Ни-ни, мой добрый Здим. Грах проводит тебя на кухню и введет в курс дела. Если приступишь прямо сейчас, то к вечеру у тебя будет готова подходящая еда.

– Но, сэр! Я могу поджарить на костре во время охоты дикую летающую змею, настоящего же обеда я не готовил ни разу в жизни.

– Тогда учись, слуга! – надменно приказал Мальдивиус.

– А ну пошли! – злорадно усмехнулся Грах. От одной из медных ламп он затеплил фонарь и повел меня по туннелю. Ход был неровным и извилистым. Его пересекало множество ответвлений.

– И как, скажи на милость, ты сможешь найти здесь дорогу? – пробурчал я.

– Как, шкаши на милошть, ты мошешь найти шдешь дорогу? – повторил он, передразнивая мой акцент. – Запоминай по формуле. Туда: направо-налево-направо-налево-налево-направо-направо-направо. Обратно: налево-налево-направо-направо-налево-направо-налево. Ну-ка повтори?

Я пробормотал формулу. После чего спросил:

– Почему доктор Мальдивиус устроил кухню так далеко от своего кабинета? Пока повар доволочет пищу до места, она просто заледенеет.

– Балда! Если готовить в лабиринте, он был бы полон дыма. Тебе, конечно, придется пробежаться со своим подносом. Ну вот, пришли...

Мы достигли входа в лабиринт, того места, где извилистый коридор распрямлялся. Двери открывались в помещения по обеим его сторонам, а в дальнем конце я разглядел дневной свет.

Этих комнат было ровно четыре. Две были обставлены как спальни, третья служила кладовой, четвертая, следующая пекле входа, была кухня. В стене последней было пробито окно.

Это окно было снабжено переплетом со вделанным него железным каркасом и множеством застекленных граней. Сейчас переплеты были открыты, пропуская воздух и позволяя оглядеть окрестности. Помещение было устроено в боковой части скалы. Там, внизу, на расстоянии нескольких морских саженей, бился о каменные стены Западный океан. Скала изгибалась подковой, так что из окна открывался вид на крутой ее склон. За окном шел дождь.

Поток воды устремлялся в кухню по заземленной трубе и попадал в одну из двух деревянных раковин. Грах раздул огонь в очаге и достал вертелы, котлы, сковородки и прочую кухонную утварь. Потом открыл банки с различными приправами и объяснил природу каждой, время от времени бросая презрительные замечания по поводу моей косорукости и глупости.

Я интерпретировал его вибрации как проявление враждебности и презрения. Природа их была выше моего понимания, поскольку я не сделал ничего такого, что могло бы вызвать у Граха подобное чувство. Из чего заключил, что это объясняется его ревностью ко всякому-любому, кто посягал на монополию Граха на старого Мальдивиуса, и ревность эта распространяется и на меня, хоть и очутился я здесь против собственной воли. Проклятое железо! Оставалось только завидовать тем, кто мог так свободно использовать феррум на такую мелочь, как оконная решетка.

Должен сказать, что хотя за время моей службы в Первой Реальности мне пришлось пройти через множество испытаний, ни одно из них не было таким тяжким, как приготовление этого обеда. Грах закончил объяснения – если это глумление можно назвать так, – поставил передо мной песочные часы, которые должны были отсчитывать время приготовления блюда, и оставил меня одного. Я попытался следовать его указаниям, но меня постоянно смущали местные обозначения времени, расстояние до очага и тому подобные вещи.

Когда я решил, что теперь все находится под моим контролем, то отправился в кабинет за дальнейшими инструкциями. И само собой я свернул не туда и потерялся в лабиринте. Наконец вновь оказался возле входа. С трудом я восстановил в памяти формулу для входящего в лабиринт и на сей раз достиг кабинета без лишних затруднений.

– Где же наш обед? – поднял брови Мальдивиус. Они с Грахом сидели на потрепанных стульях. Оба потягивали из глиняных чашек жидкость под названием «оликау», ввозимую из Паалуа через Западный океан.

– Я должен спросить у вас, сэр... – И я уточнил еще ряд деталей. Когда колдун сообщил их, я нашел дорогу к выходу. Кухня была вся в дыму и зловонии, так как без меня основная еда – ломтики ветчины превратились в отменные сочные головешки.

Я снова вернулся в кабинет.

– Ну, – нетерпеливо фыркнул Мальдивиус, – где же теперь наша еда?

Я повинился.

– Идиот! – вскричал колдун. – Клянусь бородой Зеватаса, изо всех жалких, тупых, безруких, бесполезных демонов, которых я когда-либо видел, ты самый худший.

Он схватил свою палку и стал гонять меня по комнате, лупя ею то по голове, то по плечам. Удары обычной палкой такого размера я едва бы почувствовал, но эта его волшебная палка вызывала очень неприятное ощущение ожога. На третьем круге я почувствовал негодование. Я легко бы мог разорвать доктора Мальдивиуса надвое, но меня удерживали от этого контракт и страх перед начальством.

– Отчего бы нам не совершить сделку со стариной Сомом, босс? – предложил хозяину Грах. – Пошлем его назад, в Двенадцатую Реальность, а взамен потребуем другого, у которого в котелке хоть что-то варит.

Доктор Мальдивиус стоял, тяжело дыша и опираясь на свою палку.

– Возьми это несчастное подобие демона в кухню и начни все сначала.

Грах вновь повел меня по лабиринту, хихикая и отпуская множество замечаний по поводу особенностей моего интеллекта. (Среди человеческих существ очень распространено делать подобные бессмысленные замечания – они называют их «шутками», – скаля при этом зубы и производя звук «хи-хи-хи». Это, похоже, доставляет им удовольствие.) Когда мы вернулись, я обнаружил, что вся вода в горшке, в котором варилась репа, выкипела, а сама репа наполовину подгорела и прилипла к стенкам горшка.

Прошло три часа после моего первого появления в кухне, прежде чем удалось приготовить приемлемый обед для этой парочки сварливых магов. Потом, по пути к кабинету, я вновь потерялся в лабиринте, и к тому времени, когда я разыскал своих нанимателей, еда, естественно, была холодной. К счастью для меня, оба они к этому моменту выпили столько оликау, что едва обратили на меня внимание. Грах все время хихикал. Когда я спросил Мальдивиуса, что можно поесть мне, он лишь уставился куда-то мимо и пробормотал:

– А? Что? Кто?

Так что я вернулся в кухню и приготовил себе обед. Не праздник для гурмана, но, испытывая сильный голод, я нашел эту еду более вкусной, чем все, что мне приходилось есть до сих пор.

В течение последующих дней моя стряпня улучшилась, хотя я счел бы идиотом того, кто назначил меня на должность главного повара во дворце великого правителя Первой Реальности. Потом, когда Грах куда-то смылся, Мальдивиус позвал меня в свой кабинет.

– Завтра на рассвете я отправляюсь на муле в Ир, – объявил он, – надеюсь вернуться дня через два-три. Большую часть времени ты будешь находиться один. Я хочу, чтобы ты сторожил этот кабинет и покидал его лишь в самых крайних случаях. Еду таскай сюда и ешь здесь. Спать можешь на диване.

– А разве мастер Грах не составит мне компанию?

– Не знаю, что ты имеешь в виду под выражением «составить компанию», но от моего глаза не укрылось, что чувства, которые вы друг к другу испытываете, едва ли можно назвать любовью. Как бы то ни было, я знаю по опыту, что, даже если и велю Граху остаться, он смоется в Чемниз в ту самую минуту, как я скроюсь из виду. Это одна из причин, по которой я заключил контракт с тобой.

– Для чего он это делает, сэр?

Мальдивиус не удивился:

– В городе у него есть девушка, которую парнишка посещает с целью... э... прелюбодеяния. Я говорил ему и повторяю: для того чтобы достичь верхних ступеней в нашей профессии, нужно отказаться от плотских удовольствий. Но бездельник не внемлет моим советам. Подобно большинству юнцов, он думает, что каждый, кто старше, далеко продвинулся по пути старческого маразма.

– А были вы, сэр, в его возрасте таким же умеренным, каким хотите видеть своего ученика?

– Отстань и не суйся не в свое дело, бесстыдный грубиян! Гм... Слушай внимательно. Ты остаешься здесь на страже. Охраняй мое имущество, особенно сибиллианский сапфир. Если кто-нибудь проникнет в кабинет до моего возвращения, тебе положено немедленно его сожрать.

– На самом деле, сэр? Я полагал...

– Ты здесь не для того, чтобы полагать, а для того, чтобы повиноваться приказаниям! Первый же, кто войдет сюда до моего возвращения, должен быть съеден живым! Никаких исключений. Не думай, что они не предупреждены. Грах написал плакат: «Берегись злого демона!» – и повесил его у входа. Тебе понятно?

Я вздохнул:

– Да, сэр. Могу я взять на себя смелость задать вам вопрос о причине подобного поручения?

Мальдивиус усмехнулся:

– Мне выпала удача совершить то, что называют вульгарным словом «убийство». Ибо в своем сапфире я увидел рок, приближающийся к Иру. Раз уж я получил эту информацию, то смогу потребовать у скаредных Синдиков значительное вознаграждение в обмен на новость.

– Сэр, я полагаю, что, как гражданин Ира, вы выполните свой долг, предупредив государство вне зависимости от вознаграждения...

– И ты осмеливаешься диктовать мне, в чем мой долг, ты? – Мальдивиус схватился было за свою палку, но овладел собой. – Когда-нибудь расскажу. Суть же в том, что я не испытываю особой благодарности по отношению к городу, чьи судейские вытянули из меня столько монет, чьи богачи презирают меня, чьи ученые выступают против меня, и даже мальчишки преследуют, швыряя в меня палки и камни. Когда бы я следовал своим побуждениям, я позволил бы их року разнести их в мелкие дребезги. Но лишь малолетний недоумок может упустить возможность получить кругленькую сумму. А ты не забывай о том, что тебе приказано!


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 3 Оценок: 1
Популярные книги за неделю


Рекомендации