154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "В мечтах о тебе"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 22:29

Автор книги: Лиза Клейпас


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 18 страниц)

Лиза Клейпас
В мечтах о тебе

Карен Черчилль Бодагер с любовью.

Я рада, что так хорошо умею

выбирать друзей!


Глава 1

Одинокая женская фигура пряталась в тени. Ссутулившись и опустив плечи, женщина понуро прислонилась к стене полуразвалившейся ночлежки.

Выходя из преисподней игорного дома, Дерек Кравен, привычно сощурившись, окинул ее взглядом. Подобные зрелища нередки на лондонских улицах, особенно в трущобах – там, где человеческие страдания в своем пугающем многообразии выставлены напоказ.

От трущоб было рукой подать до роскошного дворца Сент-Джеймс, но короткое расстояние бездонной пропастью лежало между дворцом и обветшалыми домами, стоящими на усыпанных мусором улицах. Здесь жили нищие, проститутки, мошенники, воры… Короче, люди, близкие Дереку Кравену.

Ни одна порядочная женщина не появится здесь, да еще с наступлением темноты. Если она шлюха, то довольно странно одета для особы этой профессии. Из-под серого плаща виднелось платье из темной материи с высоким воротником. Просторный капюшон не смог скрыть каштановые локоны, обрамляющие ее лицо. Вполне возможно, что бедняжка поджидала загулявшего мужа. А может, она продавщица, потерявшая в сумерках дорогу?

Люди, удивленно посматривая на женщину, торопливо проходили мимо. Если она не поспешит домой, то можно не сомневаться, ее изнасилуют или ограбят, а чего доброго и убьют. Истинный джентльмен должен был бы подойти к незнакомке и, посетовав на то, что здесь небезопасно, вежливо предложить ей помощь.

Но Дерек Кравен не был джентльменом. Поэтому он повернулся и побрел прочь по разбитой мостовой. Дерек вырос на улице; родился чуть не на помойке, детство провел в компании проституток, а образование ему заменил «богатый» опыт населяющих трущобы преступников. Он знал, как подкараулить зазевавшегося прохожего, как отнять кошелек или просто перерезать горло. Впрочем, в подобных переделках женщины редко принимали участие. Они куда лучше управлялись с окованными железом дубинками или чулками, набитыми камнями, которыми женская рука с умопомрачительной грацией сокрушала противников.

Вдруг прямо за собой Дерек услышал шаги. Что-то насторожило его, по спине пополз холодок. Тяжелая поступь явно принадлежала двум мужчинам. Дерек ускорил шаг, мужчины за его спиной тоже. Похоже, они преследовали его. Их мог подослать Иво Дженнер, его соперник. Проклиная все на свете, Дерек свернул за угол.

Как Дерек и предполагал – они пошли вслед за ним. Инстинкт и многолетний опыт подсказали ему, что надо действовать; он уперся в землю левой ногой, а правой изо всех сил ударил одного из преследователей в пах – тот охнул и отступил назад. Резко обернувшись, Дерек замахнулся, но увы, не успел… Он почувствовал удар в спину, удар по голове и тяжело осел на землю. Преступники наклонились над его скорчившимся телом.

– Давай быстрее! – прошептал один из них.

Дерек из последних сил попытался встать. «Бежать, бежать», – мелькнуло у него в голове, но было уже поздно. Бандиты с ловкостью профессионалов заломили ему руки и, схватив за волосы, полоснули ножом по лицу. Почувствовав во рту солоноватый привкус собственной крови, Дерек закричал. Протестовать, изо всех сил сопротивляться этим бандитам, этой ужасной боли! Но как?! Он всегда боялся смерти, боялся, потому что знал, что она настигнет его не дряхлым стариком в собственной спальне, а молодым, как говорится, в полном расцвете сил. Он всегда знал, что будет убит.


Сара остановилась, чтобы еще раз перечитать свои записи. На ней были очки, но девушка все равно прищурилась, чтобы разобрать вольные словечки, услышанные этим вечером. Язык улиц быстро менялся, и это немало удивляло ее. Прислонившись к стене, Сара проглядела свои заметки и кое-что поправила в них. Игроки называли игральные карты «картонками», а полицейских, если она правильно поняла, «громилами». Однако ей никак не удавалось уловить разницу между «карманником» и «карманщиком» – так именовали уличных воришек. Но разобраться следовало во что бы то ни стало. Ее первых два романа «Матильда» и «Нищий» пользовались грандиозным успехом как раз из-за стилистической выдержанности, где не было места небрежности. И Сара не желала, чтобы третий ее роман, все еще остававшийся без названия, получился хуже двух предыдущих.

Может, выходящие из игорных домов мужчины ответят на ее вопросы? У многих из них была весьма непрезентабельная внешность: они явно не злоупотребляли гигиеническими процедурами. Наверное, спрашивать их о чем бы то ни было не стоило – ее могли неправильно понять. А с другой стороны, ради книги поговорить с ними было просто необходимо. К тому же Сара всегда старалась не судить о людях по их наружности.

Внезапно за углом кто-то жалобно закричал. Девушка хотела было кинуться на помощь, но испугалась. Сложив листки с записями в маленькую сумочку, Сара внимательно прислушалась: поток грубой брани, раздавшейся из-за угла, заставил ее залиться краской стыда. Никто в Гринвуд-Корнерз так не ругался, за исключением, пожалуй, мистера Доусона, который, злоупотребляя пуншем на ежегодном рождественском фестивале, позволял себе много лишнего.

Преодолев страх, Сара все же заглянула за угол. Улица была погружена во тьму, но звуки ударов и стоны говорили сами за себя. Сара нахмурившись неуверенно посмотрела на свою сумочку. Сердце ее бешено колотилось. «Не стоит ввязываться. Это не мое дело», – уговаривала себя девушка, подходя все ближе и ближе. Теперь ей отчетливо были видны фигуры двух бандитов, зверски избивавших лежавшего на мостовой мужчину.

Увидев в руках одного из бандитов нож, Сара торопливо вытащила из сумочки пистолет. Направляясь изучать трущобную жизнь, она всегда брала его с собой. Правда, стрелять ей пока не приходилось, разве только на стрельбище… Вскинув пистолет, Сара на секунду задумалась.

– Эй, вы там! – наконец крикнула Сара, стараясь придать своему голосу побольше уверенности и силы. – Я требую немедленно прекратить это безобразие!

Один из бандитов обернулся, другой же, не обращая на нее никакого внимания, вновь замахнулся на свою жертву ножом. «Отступать поздно», – подумала Сара и, закусив губу, прицелилась в бандитов.

– Предупреждаю, я буду стрелять!

Ответа не последовало. Ну что же, может, звук выстрела поможет охладить негодяев?

Сара зажмурилась и нажала на курок…

Когда эхо выстрела смолкло, девушка открыла глаза, чтобы посмотреть на результаты своей отваги. К ее великому изумлению, один из бандитов был ранен… О Господи! Пуля попала ему в горло! Он упал на колени, а затем рухнул на землю. Его напарник в страхе застыл на месте.

– Убирайтесь отсюда! – услышала Сара собственный срывающийся от страха голос. – Или…

Бандит не заставил себя упрашивать: мгновение – и он растворился в воздухе, как привидение. Сара осторожно подошла к двум распростертым на земле телам. Девушка вся дрожала от ужаса: неожиданно для себя она совершила убийство… Так оно и есть, выстрел оказался смертельным. Но что сталось с жертвой нападения?

Сара наклонилась к незнакомцу – его лицо было залито кровью; кровью запачканы волосы, костюм, руки… Неужели помощь подоспела слишком поздно?

Сара судорожно сунула пистолет назад в сумочку и зябко поежилась. Ей было уже двадцать пять лет, но ничего подобного в ее жизни прежде не приключалось. Переводя взгляд с одного тела на другое, девушка ждала: вот-вот что-то должно произойти. Кто-то должен прийти сюда, и очень скоро! Чувство вины повергло бедняжку в шок. Господи, как она сможет жить дальше?!

Сара вглядывалась в виновника своего героизма с жалостью и любопытством. Судя по всему, это был довольно молодой человек, дорогая одежда выдавала в нем богача. Вдруг незнакомец застонал. Сара удивленно заморгала и заикаясь произнесла:

– С-сэр?

Молодой человек слегка приподнялся и ухватил свою спасительницу за корсаж платья. Свободной рукой он дотронулся до ее щеки; его била мелкая дрожь. Сара чуть было не вскрикнула от ужаса, почувствовав, как теплая, почти горячая кровь незнакомца капает ей на руку.

– Я обезвредила нападающих, сэр, – совладав с собой, вымолвила она и попыталась разжать незнакомцу пальцы, вцепившиеся в ее платье. – Мне кажется, сэр, я спасла вашу жизнь. Отпустите меня… пожалуйста…

Прошло довольно много времени, прежде чем Дерек разжал руку. Даже малейшее движение причиняло ему жуткую боль.

– Пособи мне, – стиснув зубы, простонал он.

То, как это было сказано, выдавало в спасенном Сарой мужчине простолюдина. «Такая богатая одежда, и вдруг кокни[1]1
  Кокни – название диалекта, на котором говорят представители низших социальных слоев населения Лондона. – Здесь и далее примеч. пер.


[Закрыть]
», – подумала она.

– Мне, наверное, лучше позвать на помощь…

– Не-е, не здесь, – с усилием проговорил незнакомец. – Дурочка… Нас щас же обчистят и… выпустят кишки…

Обиженная его грубостью, Сара подумала о том, что незнакомец мог бы и поблагодарить ее. Но может, ему слишком больно?

– Сэр, – терпеливо произнесла она, – ваше лицо… Может, вы позволите мне хотя бы достать носовой платок из сумочки…

– Это твоя работа? – Дерек кивнул в сторону убитого.

– Боюсь, да, – ответила девушка.

Высвободив руку, она сунула ее в сумочку и под пистолетом нащупала носовой платочек. Но, прежде чем она успела вытащить руку, Дерек снова крепко сжал ее.

– Позвольте мне все же помочь вам, – настаивала девушка, вынимая из сумочки носовой платок – чистый белый квадратик из льна.

Больше Дерек не сопротивлялся. Сара осторожно прижала сложенный платок к ужасному порезу, который тянулся от брови к самой середине щеки. Обязательно останется шрам. Но глаз, кажется, цел.

– Вот и славно. – Пытаясь улыбнуться, Сара нежно дотронулась до руки незнакомца и вложила в нее свой платок. – Прижмите его покрепче, хорошо? А теперь подождите здесь, я позову кого-нибудь на помощь.

– Нет.

Дерек снова уцепился за лиф ее платья, и костяшки его пальцев дотронулись до нежной девичьей груди.

– Со мной все в порядке. Отведи-ка меня в «Кравен» на Сент-Джеймс.

– Но у меня не хватит сил, и города я не знаю.

– Да это близко…

– А что с этим человеком, которого я застрелила? Не можем же мы просто бросить его здесь.

Дерек криво усмехнулся:

– Да черт с ним! Отведи меня на Сент-Джеймс.

Сара хотела было возразить, но вовремя одумалась. Похоже, она имела дело с человеком бурного темперамента. И несмотря на рану, сила оставалась на его стороне: рука на ее груди была большой и тяжелой.

Девушка медленно сняла очки и положила их в сумочку. Затем ее рука скользнула вниз, и она обхватила молодого человека за талию. Щеки Сары горели: ей еще ни разу не приходилось обнимать мужчину, разве только своего отца и Перри Кингсвуда, считавшегося почти что ее женихом. Но ни у отца, ни у Перри не было такого тела. Перри, впрочем, был довольно крепок, но ему далеко до незнакомца.

С трудом встав на ноги, Сара помогла молодому человеку подняться. Она не ожидала, что тот окажется таким высоким. Одной рукой он обхватил ее хрупкие плечи, а другой крепче прижал к лицу носовой платок.

Чувствуя жуткую боль в пояснице, Дерек едва слышно застонал.

– С вами все в порядке, сэр? Я хочу спросить, можете ли вы идти?

– Кто ты такая, черт тебя побери? – Дерек хмыкнул: девушка явно его забавляла своей наивностью.

Сара в нерешительности пожала плечами:

– Мисс Сара Филдинг из Гринвуд-Корнерз.

Молодой человек закашлялся, плюясь кровью.

– А почему ты помогла мне?

Сара обратила внимание на то, что чем больше молодой человек говорит, тем больше в нем виден джентльмен.

– У меня не было выбора, – ответила она, пытаясь расправить плечи. – Когда я увидела, что эти люди делали…

– Был у тебя выбор, – снова переходя на кокни, грубо оборвал ее незнакомец. – Ты могла просто уйти.

– Отвернуться от человека, попавшего в беду? Это невозможно!

– Да все так поступают!

– Только не там, откуда я приехала, уверяю вас.

Тут Сара, заметив, что они стоят прямо посередине улицы, поспешила отвести незнакомца в сторону, в тень. Это была самая нелепая ночь в ее жизни. Скажи ей кто прежде, что она станет расхаживать ночью по лондонским трущобам в обнимку с избитым и раненым человеком, она бы просто не поверила.

Дерек отнял платок от лица, – кровь текла уже заметно слабее.

– Лучше не убирайте платок, – посоветовала Сара. – Нам надо найти врача. – Девушка была удивлена тем, что незнакомец не спрашивает ее о ране. – Я видела, как они ударили вас по лицу. Но, кажется, порез неглубокий. Если все нормально заживет, то шрама почти не будет…

– Это не важно.

Поведение незнакомца разожгло любопытство Сары.

– Сэр, а у вас друзья в «Кравене»? Мы поэтому идем туда?

– Да.

– То есть вы хотите сказать, что знакомы с мистером Кравеном?

– Я и есть Дерек Кравен.

– Тот самый мистер Кравен?! – взволнованно воскликнула Сара. – Тот самый, который создал знаменитый клуб и при этом сам вышел из трущоб, и… А вы и вправду родились в дренажной трубе, как про вас рассказывают? А правда, что…

– Потише, черт побери!

Саре не верилось в такую удачу.

– Это просто совпадение, мистер Кравен, но, кажется, мне повезло, – скороговоркой говорила Сара. – Дело в том, что я пишу роман об азартных играх. Поэтому мне непременно надо было побывать в таком месте ночью. Конечно, Гринвуд-Корнерз – далеко не рай земной, но, уверена, подобные вещи лучше изучать в Лондоне. Мой роман – художественное произведение, но в нем будет много описаний людских характеров и мест вроде игорных домов.

– Го-осподи, – простонал Дерек. – Ты получишь все, что хочешь, только если замолкнешь и будешь молчать до тех пор, пока мы не придем.

– Сэр! – воскликнула Сара, едва успев оттащить Дерека от кучи камней, о которые он чуть не споткнулся. «Как он груб, – думала она, – но разве можно обижаться на грубость, когда человеку больно!» – Мы уже почти вышли из трущоб, мистер Кравен. Все будет хорошо.

Судорожно хватаясь за девичье плечо, Дерек с трудом удержался на ногах, в голове звенело, как в пустом колодце, – похоже, что сотрясение мозга… Все силы молодого человека уходили на то, чтобы приноравливаться к шагам Сары. Он уже ничего не говорил своей словоохотливой спутнице и надеялся лишь, что она ведет его в правильном направлении.

В полузабытьи Дерек услышал, что Сара обращается к нему, и постарался собраться с силами, чтобы разобрать ее слова.

– …к парадной двери или есть еще один вход?

– Боковая дверь, – прошептал он. – Это там…

– Вот это да! Какой огромный дом! – восхитилась Сара, разглядывая клуб.

Центральную часть роскошного здания украшали восемь коринфских колонн, увенчанных большим фронтоном. Весь дом был окружен мраморной балюстрадой. Саре ужасно хотелось войти в здание через парадный вход и увидеть знаменитый зал с витражами, голубым бархатом повсюду и богатыми люстрами. Но разумеется, мистер Кравен не захочет показываться перед завсегдатаями клуба в таком виде. Поэтому девушка послушно повернула к боковой двери.

Поднявшись по небольшой лестнице, Дерек не без помощи Сары схватился за ручку и распахнул дверь настежь. К ним тут же подбежал Джилл, один из его работников.

– Мистер Кравен! – воскликнул молодой человек, с удивлением глядя то на хозяина, то на девушку. – О Господи!

– Позови Ворзи, – пробормотал Дерек. Он махнул рукой Джиллу и, по-прежнему опираясь на плечо Сары, направился к винтовой лестнице, ведущей наверх, в его личные покои.

– Помоги мне подняться, – чувствуя замешательство Сары, произнес он.

Девушка не двинулась с места. Вскинув удивленно брови, она искала взглядом молодого клерка, но того уже и след простыл: Джилл поспешил выполнить приказание хозяина.

– Пошли, – это уже походило на приказ. – Ты, никак, всю ночь тут будешь торчать?

Сара шагнула вперед, и они стали вместе подниматься по лестнице.

– Кто такой Ворзи? – спросила она, опять обхватывая молодого человека за талию.

– Мой доверенный слуга. – Лицо Дерека пылало как огонь, он едва держался на ногах.

– …Ворз… все делает… – к собственному удивлению, продолжал объяснять Дерек, едва шевеля губами. – С клубом мне подмагивает… Все ему… доверяю…

На последней ступеньке он споткнулся и грубо выругался. Сара крепче схватила его за талию.

– Погодите, помедленнее! Если вы упадете, я не смогу вас поднять, – взмолилась она. – Надо подождать кого-то посильнее, кто поможет вам лечь в постель.

– Да ладно тебе, ты сама справишься!

Но впереди было еще несколько лестничных пролетов.

– Мистер Кравен! – Сара укоризненно покачала головой. – Зачем так рисковать?

Она боялась, что ее спутник потеряет сознание и они кубарем покатятся вниз. Пытаясь ободрить и его, и себя, девушка стала говорить все, что приходило в голову, лишь бы он не останавливался:

– Ну вот… Мы почти пришли… Давайте же, вы достаточно сильны и сможете пройти еще несколько ступенек… Стойте-стойте!..

Когда наконец им удалось дойти до дверей в покои Дерека, Сара едва дышала от усталости. Они прошли через холл и оказались в гостиной. Первое, что бросилось в глаза, – это мебель, обитая бархатом и парчой. Девушка оторопело смотрела на стены, обитые тисненой с позолотой кожей, на двустворчатые, доходящие до пола окна, из которых открывался великолепный вид на город.

Следуя едва слышным указаниям Дерека, Сара отвела его в спальню с шикарной мебелью, обитой зеленой тканью, и огромными зеркалами, а такой гигантской кровати Сара не видела никогда в жизни. Впрочем, покраснев, девушка отметила про себя, что она вообще никогда не бывала в спальне мужчины. Но при виде того, как Дерек повалился на кровать прямо в одежде и сапогах, смущение быстро прошло.

Молодой человек перевернулся на спину и подозрительно затих.

– Мистер Кравен! Мистер Кравен!

Дерек потерял сознание. Сара склонилась над, казалось, бездыханным телом, не зная, что делать. Быть может, развязать ему галстук? Боже! Какой ужасный шрам…

Она внимательно посмотрела на Кравена. Его лицо было немного грубовато, но в нем чувствовалась сила, и сейчас оно было спокойным, правильной формы рот слегка приоткрыт, ровные белые зубы… Ржавые пятна крови, запекшиеся на смуглых щеках; слипшиеся волоски густых бровей и длинных ресниц выглядели как-то особенно жутко.

Сара огляделась вокруг и, не найдя умывальника, взяла стоявший у изголовья кувшин с водой, смочила лежавшее рядом полотенце и приложила его к лицу Дерека. Прикосновение влажной ткани привело молодого человека в чувство, он хрипло вздохнул и открыл глаза. Их ярко-зеленый цвет напоминал о нежной майской траве, о холодном весеннем утре, об изумрудных россыпях первых нераскрывшихся фиалок…

Какое-то странное чувство охватило девушку: словно околдованная, она не могла ни двигаться, ни говорить.

Дерек поднял руку и дотронулся до выбившегося из ее прически локона.

– Еще раз… твое имя… – превозмогая боль, прошептал он.

– Сара, – едва слышно ответила она.

Тут в комнату вошли двое мужчин: один маленький, в очках, другой – постарше и значительно выше.

– Мистер Кравен, – заговорил невысокий (это был Ворзи). – Я привел доктора Хиндлея.

– Виски! – выдохнул Дерек. – Из меня чуть душу не вышибли!

– Вы дрались? – озабоченно спросил Ворзи, наклоняясь к хозяину. – Ох, нет! Ваше лицо! – Ворзи неодобрительно посмотрел на Сару. – Надеюсь, эта молодая леди того заслуживает, мистер Кравен.

– Да не из-за нее я дрался! – возразил Кравен, прежде чем Сара успела что-то сказать. – Это были люди Дженнера. По крайней мере мне так показалось. Они набросились на улице. У них была свинцовая трость и, кажется, нож. А тут эта мышка… как вытащит пистоль да как бабахнет по этим сволочам!

– Что ж, хорошо. – Ворзи приветливо посмотрел на Сару. – Спасибо вам, мисс. Вы очень смелы.

– Вовсе я не смелая, – возразила Сара. – Мне просто некогда было раздумывать: все произошло очень быстро.

– В любом случае мы вам обязаны. – Ворзи на секунду задумался, а потом добавил: – Мистер Кравен нанял меня, чтобы я занимался всякого рода неприятностями… и такими, в том числе.

Сара улыбнулась Ворзи. Это был приятный человек, хотя красавцем его не назовешь: мелкие черты лица, редеющие волосы, да еще и нелепо сверкающие на носу очки. Казалось, он был абсолютно спокоен, но девушка понимала, каково ему сдерживать себя, чтобы скрыть потрясение, испытанное при виде хозяина.

Ворзи и врач склонились над кроватью и стали стаскивать с Дерека одежду и сапоги. Сара отвернулась. Она хотела было выйти из комнаты, но тут Кравен пробормотал что-то, и Ворзи остановил ее:

– Вам лучше пока не уходить, мисс…?

– Филдинг, – подсказала она, глядя в пол. – Сара Филдинг.

Ее имя заинтересовало Ворзи.

– А вы имеете какое-нибудь отношение к С. Р. Филдингу, писателю-романисту?

– Сара-Роза, – объяснила девушка. – Я подписываюсь инициалами, чтобы сохранить анонимность.

Услышав это, доктор вскинул голову и восхищенно посмотрел на девушку.

– Вы та самая Сара Филдинг?!

– Да, сэр.

Врач оживился:

– Какая честь для меня разговаривать с вами! «Матильда» – один из моих любимых романов!

– Это мое лучшее произведение, – честно призналась Сара.

– Мы с женой целые вечера проводим, обсуждая возможное окончание романа. Быть может, Матильда бросилась с моста, чтобы покончить со своей несчастной жизнью, быть может, она предпочла искупить грехи молодости…

– Прошу прощения, – раздался ледяной голос Кравена. – Я вообще-то обливаюсь кровью. А Матильда пускай отваливает.

– Ох, извините! – Сара смутилась. – Доктор Хиндлей, продолжайте осмотр, пожалуйста. – Она посмотрела на Ворзи: – Где мне подождать?

– В соседней комнате, пожалуйста. Вы можете выпить там чаю и умыться. – Ворзи был сама предупредительность.

– Спасибо, – поблагодарила девушка.

Выходя из спальни, Сара глубоко задумалась. Что же такого особенного было в ее «Матильде»? Книга пользовалась бешеной популярностью. Недавно по этому роману даже написали пьесу и поставили ее в театре. Читатели без устали обсуждали героиню романа, как будто она была реальным персонажем. Казалось, все приходили в неописуемый восторг от того, что роман не завершен.

Это была история деревенской девушки, которая убежала из дома и ступила на порочный путь проституции. Сара намеренно оставила роман незавершенным. На последней странице Матильда – героиня произведения – стоит на Лондонском мосту и не может решить, покончить ли ей с собою, или посвятить остаток жизни тому, чтобы делать людям добро. Читатели, по замыслу автора, должны были сами додумывать судьбу героини. К слову сказать, сама Сара считала, что не важно, умерла ли ее героиня или нет. Главное то, что Матильда осознала свои ошибки.

Словно вспомнив что-то очень важное, Сара всплеснула руками, вытащила из своей сумочки очки, нацепила их на нос и раскрыла записную книжечку. «Отваливает» – записала она новое для себя слово.

Затем девушка медленно стянула с себя плащ и повесила его на спинку стула. У нее было такое чувство, словно ее пригласили во временно пустующее звериное логово. Подойдя к окнам, она отодвинула тяжелые портьеры сливового цвета и выглянула на улицу. Весь Лондон был как на ладони – мир занятых людей, погруженных в собственные проблемы.

Сара перевела взгляд на гостиную и стала рассматривать золоченые рамы зеркал, роскошную мебель, инкрустированные полудрагоценными камнями столики, вазы с живыми тепличными цветами… Что и говорить, комната была замечательная, но уж слишком экстравагантная.

Больше всего на свете Саре нравился маленький домик ее старых родителей, замечательный огород и чудесный сад, за которым трепетно ухаживал почтенный Филдинг. А их небольшой двор и выгон для лошадей, где разгуливала одна-единственная старая серая лошадь по кличке Эппи, грели ей сердце куда больше, чем роскошные лужайки причудливых особняков. Ветхие кресла и диванчик в крохотной гостиной Филдингов никогда не пустовали: к ним постоянно захаживали гости. У родителей Сары было много друзей, и чуть ли не все жители Гринвуд-Корнерз любили навещать это милое семейство.

Особняк Кравена – совсем другое дело. Роскошный, но пустынный дворец. Сара задержалась перед одной из картин, украшавших стены: на ней маслом были изображены какие-то античные боги.

Внезапно из спальни раздался стон, и ругань мистера Кравена потоком обрушилась на доктора, зашивавшего, по всей видимости, рану на лице своего пациента. Сара пыталась не обращать внимания на доносившуюся до ее ушей брань, но любопытство все же взяло верх. Она тихо подошла к дверям спальни и увидела, что Ворзи с доктором Хиндлеем склонились над головой Дерека. Больной, укрытый белой простыней, лежал почти без движения, лишь руки судорожно комкали съехавшее на край кровати одеяло; по всему было видно, что он едва сдерживается, чтобы не оттолкнуть от себя врача.

– Мы дали вам весь опий, мистер Кравен, – проговорил доктор, делая еще один стежок.

– Да эта дрянь на меня не действует. Еще виски!

– Если бы вы потерпели, мистер Кравен, я бы все сделал за несколько минут.

Ответом ему был душераздирающий стон.

– Будьте вы прокляты, а вместе с вами и все ваши кровопускания, вправления костей и лечения!

– Мистер Кравен, – перебил его Ворзи, – доктор делает все возможное, чтобы шрам на лице был не так заметен. Он пытается помочь вам! Пожалуйста, не ругайте его.

– Да нет, все в порядке. По крайней мере теперь я знаю, чего от него можно ожидать, – спокойно проговорил врач и уверенными, но осторожными движениями стал обрабатывать края раны.

Несколько мгновений в спальне стояла тишина, но потом Дерек снова застонал.

– Дьявол и преисподняя! Плевал я, как это будет выглядеть! Оставьте меня в покое! – Он попытался встать с кровати.

Сара тут же вошла в комнату. Понятно, что Кравен – человек очень темпераментный, но надо заставить его лежать спокойно. Просто стыдно не позволить врачу зашить рану.

– Сэр, – быстро проговорила девушка. – Я знаю, что вам очень неприятно, но вы должны потерпеть. Может быть, сейчас вы и не интересуетесь своей внешностью, но вдруг когда-нибудь потом все переменится. К тому же… – она на мгновение запнулась, – такой большой и сильный человек, как вы, должен уметь терпеть. Уверяю вас, это даже и сравниться не может с тем, что испытывает женщина во время родов!

Дерека несколько отрезвили слова Сары. Девушка, видно, немало забавляла его.

– Откуда ты знаешь? – усмехнулся он.

– Я однажды присутствовала при родах – у нас, в Гринвуд-Корнерз. Это тянулось много часов, но моя подруга вытерпела адскую боль, не издав ни звука.

Ворзи с мольбой взглянул на нее.

– Мисс Филдинг, – чуть не простонал он, – вам будет лучше в соседней комнате.

– Да я просто развлекаю мистера Кравена разговором. Может, так ему будет легче… Вас это устраивает, мистер Кравен? Или мне лучше уйти?

– У меня появился выбор? Останься. Мели языком дальше.

– Рассказать вам о Гринвуд-Корнерз?

– Нет, – Дерек стиснул зубы и сдержал стон. – Расскажи о себе.

– Очень хорошо. – Сара подошла к кровати. – Мне двадцать пять лет. Я живу в деревне с родителями…

Тут Дерек снова застонал, и она замолчала. Ему было очень больно.

– Продолжай, – грубо приказал он.

Сара лихорадочно припоминала, что еще она может рассказать о себе.

– Ах, да, – вновь заговорила она, – я… за мной ухаживает один деревенский молодой человек. Нам нравятся одни и те же книги, хотя у него более изысканный вкус, чем у меня. Ему не нравится то, что я пишу. – Сара подошла поближе и с любопытством взглянула на Дерека. – Так вот… – сказала она и опять остановилась.

Девушка не могла видеть лица своего нового знакомого, но зато прекрасно видела его грудь, покрытую густыми курчавыми волосами. Это зрелище прямо-таки заворожило ее. Единственные мужские торсы, которые ей доводилось видеть раньше, принадлежали безволосым греческим статуям. У Дерека были узкая талия, мускулистые плечи и руки; ссадины и синяки совсем не портили их, даже наоборот, выглядели чем-то вроде украшения.

– …Мистер Кингсвуд, – продолжала девушка, – так зовут этого молодого человека, – ухаживает за мной уже четыре года. Полагаю, он скоро сделает мне предложение.

– Четыре года?!

Сара немного обиделась: Кравен говорил с ней издевательским тоном.

– У него есть некоторые трудности, – поспешила объяснить она. – Его мать – вдова, кроме сына, о ней некому позаботиться. Дело в том, что они живут вместе. К тому же миссис Кингсвуд не одобряет меня.

– Почему?

– Ну-у… Она считает, что для ее сына просто нет подходящей партии. Все недостаточно хороши. И ей не нравятся мои книги. Проституция, нищета… – Сара пожала плечами. – Но о таких вещах обязательно надо писать!

– Конечно, ты же за это деньги получаешь!

– Да, и довольно приличные для того, чтобы жить с родителями без нужды, – призналась она с улыбкой. – А вы циничный человек, мистер Кравен.

Сара видела, как напряглось тело Дерека, когда игла снова вошла в кожу.

– Да и ты сама была б такой же, если б знала хоть немного о настоящей жизни. Твоя деревня, детка, еще не весь свет. – Боль заставила Дерека забыть о приличных манерах, и он опять заговорил на кокни.

– Гринвуд-Корнерз – замечательное место, – возразила Сара, – но если вы думаете, что я не знакома с другими местами, то смею уверить…

И вновь стон Кравена заставил девушку замолчать. На секунду он задержал дыхание, но затем не выдержал и выругался:

– Дьявольщина! Скоко еще?!

– Осталось несколько стежков, – пробормотал доктор.

Дерек, с трудом переведя дыхание, заставил себя вернуться к разговору с Сарой.

– Пишешь, стало быть, о шлюхах… Бьюсь об заклад, ты в жизни не хаживала с гусиными потрохами… да с мужиком…

Доктор Хиндлей и Ворзи стали укорять Дерека за грубые выражения, но Сара жестом остановила их.

– Не хаживала с гусиными потрохами… – не скрывая своего интереса, повторила она. – Я не слышала такого выражения.

– Да ты и трущоб-то толком не видала.

– Это верно. – Девушка согласно кивнула. – Мне надо сходить туда еще несколько раз, прежде чем я решу сказать себе, что знаю о них довольно.

– Ты туда больше не пойдешь! – заявил Дерек. – Бог знает, как тебе удалось не вляпаться в неприятности. Маленькая дурочка, которая болтается ночами без дела по трущобам…

– Последний стежок, – объявил врач.

Дерек облегченно вздохнул.

Ворзи отошел от кровати и обернулся к Саре.

– Простите мистера Кравена, – извиняющимся тоном, с улыбкой сказал он. – Он грубит только тем, кто ему нравится.

– С ним все будет в порядке? – шепотом спросила Сара.

– Конечно. Он очень сильный человек. Ему и не такое доводилось испытать. – Ворзи озабоченно посмотрел на девушку. – Но вы дрожите, мисс Филдинг!

Глубоко вздохнув, Сара недоуменно пожала плечами.

– Не знаю даже почему… Я не привыкла к таким волнениям. Все случилось так быстро, – словно извиняясь пробормотала она.

– Вам надо отдохнуть, – сказал Ворзи, – и успокоить нервы глоточком бренди.

– Да, пожалуй… чуть-чуть в чай можно добавить. – Сара взволнованно теребила ручку своей сумочки. – Я остановилась у Гудманов, это друзья моих родителей. Уже поздно, и они, наверное, волнуются.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 3 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации