Электронная библиотека » Михаил Деркач » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Сжатые строки"


  • Текст добавлен: 25 февраля 2021, 20:21


Автор книги: Михаил Деркач


Жанр: Поэзия, Поэзия и Драматургия


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 1 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Михаил Деркач
Сжатые строки

© Деркач М.В., 2021

«Пусть речь прозрачна…»

 
Пусть речь прозрачна,
Льдинки слов
Звенят молчанием
В бокале…
Сердцам тревожно и тепло –
Они друг другу
Ближе стали.
 

«Чем можешь…»

 
Чем можешь,
тем восторженно блесни.
Бывают и приятными погони.
Не убегай
сегодня
от весны:
она тебя,
как и любовь,
догонит.
 

«Раздут до дури бытовой вопрос…»

 
Раздут до дури бытовой вопрос,
коль нету места даже доброй шутке…
Когда в душе свирепствует мороз,
под сердцем созревают незабудки.
 

«А было – касание трепетных рук…»

 
А было – касание трепетных рук.
А было – кольцо, как спасательный круг.
А было – умение чувства тушить.
А было – прорывы в секреты души.
 

«А будут – разбитые косточки рук…»

 
А будут – разбитые косточки рук.
А будут – предательства с именем «Друг».
А будут – стремленья растить этажи.
А будут – желанья восторженно жить.
 

«У каждого свой рай, своё болото…»

 
У каждого свой рай, своё болото,
Свой сущий ад, свой образ палача,
Свой храм, где объедает позолоту
Не верящая в Бога саранча.
 
 
У каждого своя в оркестре скрипка,
Свой миг победы, свой последний бой.
Но только для меня твоя улыбка.
И только для тебя моя любовь.
 

«Впусти душу замёрзшую в лето…»

 
Впусти душу замёрзшую в лето
отогреть солнцепёком память.
Оставь, Боже, хорошее с нами,
а плохое пусть канет в Лету.
 

«Когда душе и холодно, и голодно…»

 
Когда душе и холодно, и голодно,
и молнии срываются с небес,
две сложенных ладони, как два голубя,
хранят тепло молитвы о тебе…
 

«А я правды твоей не боюсь…»

 
А я правды твоей не боюсь:
Я сегодня смелее вчерашнего…
За окном так бесчинствует блюз,
Что глаза у Вселенной таращатся.
 

«Прощальный вечер…»

 
Прощальный вечер.
Отслезились свечи…
Остывшим воском
вяжет чувство долга…
Мы очень быстро
забываем встречи,
а расставанья
помним очень долго.
 

«А я тебе не дружбу предлагал…»

 
А я тебе не дружбу предлагал,
Когда ко мне ты бурей ворвалась.
Тебя, как стих, я трепетно слагал,
А ты моей судьбою назвалась.
 

«Не говорите плохо о других…»

 
Не говорите плохо о других.
Душа устанет, вот и все итоги.
Дорога в ад – в намереньях благих,
Тропинка в рай труднее той дороги.
 

«А SOS не шлют, бессилие тая…»

 
А SOS не шлют, бессилие тая,
Заблудшие в словесном океане.
Рождаюсь вновь, когда строка моя
Кого-нибудь спасёт, но не обманет.
 

«В ветках кипариса заблудился ветер…»

 
В ветках кипариса заблудился ветер –
вырвался, бродяга, из плена суеты…
Тихо напевает нам сегодня вечер
музыку Вивальди, что так любишь ты.
 

«Перед бурей дрожит даже сильный листок…»

 
Перед бурей дрожит даже сильный листок,
А в жару реки жадно мчат к морю.
Путь борьбы, человек
От природы жесток.
Побеждает, кто с Богом не спорит.
От бессилия сходу б зачахли леса,
Смерть грозит и деревьям, и рекам.
Человек! Че-ло-век!
Помоги себе сам,
Если хочешь ты быть Человеком!
 

«Бездушно запускай хоть сотню стрел…»

 
Бездушно запускай хоть сотню стрел –
они все сквозняком промчатся мимо…
Я обомлел,
когда вдруг подсмотрел,
как расцвели в улыбке губы милой…
 

«Колдовской нынче солнца закат…»

 
Колдовской нынче солнца закат –
От бравады или от скуки…
Просто взгляд зацепился за взгляд,
А потом перепутались руки.
 

Вместо Рубаи

 
Пытался дважды я войти в одну реку.
Что получилось – не пожелаю и врагу.
Как хочет, каждый волен поступить,
Но дважды можно лишь на грабли наступить.
 

«Бывает так…»

 
Бывает так,
что толком мы не знаем,
что всё же лучше –
быть или не быть?
И в спешке
за любовь мы принимаем
огромное желание любить.
 

«Живой водой грозятся грозы…»

 
Живой водой грозятся грозы –
Их лучше всех земля оценит…
Стоят на цыпочках берёзы,
Как балерины в главной сцене.
 

«Снова пахнут стихи болью…»

 
Снова пахнут стихи болью.
Или боль пропиталась стихами?
Пахнут ладаном стены храма,
А предчувствие встреч – любовью.
 

«Всё забудь…»

 
Всё забудь,
только помни меня и стихи,
чтобы жизнь не казалась
пустой и постылой.
Я люблю говорить,
что грехи не грехи,
если сердцу легко
и так радостно было.
Всё забудь, всех забудь,
я весь мир заменю,
я рассвет принесу,
как младенца, в ладонях.
Ты грустишь?
Я себя в твоей грусти виню,
но, поверь,
твоё сердце
печаль не затронет.
 

«В колоде карт валеты, короли…»

 
В колоде карт валеты, короли
Мечтают тоже о прекрасной даме…
Я о любви ещё не говорил,
А домысел – пусть будет между нами.
 

«Упаду на ромашковый луг…»

 
УПАДУ
на ромашковый луг,
чтобы сердцем
к земле притулиться,
и запомнить
тепло твоих рук,
и забыть
посторонние лица.
ПОДСМОТРЕТЬ,
как выходит заря
и несёт нам
хорошие вести…
ОСОЗНАТЬ,
что рожает земля
вместе с хлебом
красивые песни.
 

Утро

 
Журчит восторженно ручей
И синевой своей сияет.
На струнах солнечных лучей
Как бог играет соловей
И сам себе же подпевает.
 

«Все начинают с чистого листа…»

 
Все начинают с чистого листа –
ваятели, поэты и пророки.
Открыты тем все новые дороги,
чья совесть, словно первый снег, чиста.
 

«Давайте чаще слушать тишину…»

 
Давайте чаще слушать тишину,
Она научит слушать голос Божий,
Чтоб нам усвоить истину одну –
Никто без Бога счастлив быть не может.
 

«Когда так плохо…»

 
Когда так плохо,
что ничто
не радует
и сквозняки
шатают этажи,
взлетает песня
семиструнной радугой,
чтоб чуточку
украсить нашу жизнь.
 

«Давай с тобой научимся молчать…»

 
Давай с тобой научимся молчать,
Не обсуждать ни что и ни кого-то…
На скатерти размытая печать –
След от стакана, что дружил с кагором.
 

«Под кронами есенинского сада…»

 
Под кронами есенинского сада
бессонницу зачитывал до дыр…
Мне хрупкий мир души открыл Асадов –
спокойный, дальнозоркий поводырь.
 
 
Забылись все мальчишеские драки.
Я испытал неведомую боль.
И понял вдруг: через любовь к собаке
приходит настоящая любовь.
 

«Как два крыла…»

 
Как два крыла
Твои взлетели руки,
Доверчиво
На плечи мне легли…
А рядом умирали
В злобе слухи –
Они в любовь поверить
Не смогли.
 

«Пускай гремят колокола любви…»

 
Пускай гремят колокола любви
Для нас с тобой под куполами счастья,
А горести твои, как и мои,
Пусть никогда к нам в двери не стучатся.
 

«Поэзия и прозой величается…»

 
Поэзия и прозой величается,
когда увидишь: голуби целуются…
Пёс на траве воинственно волнуется –
с подругой он никак не повстречается.
 
 
А счастье – это много для поэзии.
Несчастья от неё – печальней прозы…
Колючие мы обожаем розы
И, как Высоцкий, танцевать на лезвиях.
 

«На опушке…»

 
На опушке
мы здесь рассвет
с тобой встречали
и к звёздам
устремляли лица…
Берёзы белыми свечами
не позволяли
заблудиться.
 

«Я подсмотрел, как солнце опускалось…»

 
Я подсмотрел, как солнце опускалось
глотнуть воды холодной из Донца,
чтоб остудить лучи и снять усталость,
уверовать в начало без конца.
 

«Жизнь, как всегда…»

 
Жизнь, как всегда,
По замкнутому кругу.
Я – точка в его центре.
Ты же – рядом.
Друг другу мы
Протягиваем руки –
Разлуки никому из нас
Не надо.
Круг вертится.
И дьявольская сила
Пытается обоих
Сбросить с круга.
Напрасно это.
Пальцы мы сцепили
И держимся сердцами
Друг за друга.
 

«Окунулся в чужие хлопоты…»

 
Окунулся в чужие хлопоты
И открыл: нет для зла предела.
О добре говорят все шёпотом,
Чтобы подлость не подглядела,
Не подслушала. Не навредила…
И подслушивает, и вредит.
Жизнь в одном меня убедила:
Кто подлее – не победит.
 

«За что тебя люблю, конечно, не отвечу…»

 
За что тебя люблю, конечно, не отвечу,
Да надо ли о том, скажи мне, говорить?
Пришла любовь ко мне, ещё далёк мой вечер.
Ещё рассвет в душе так радостно горит.
 

«Я трудно привыкаю к постоянству…»

 
Я трудно привыкаю к постоянству,
к игре как близнецы похожих дней.
Порою дохожу до хулиганства.
Ты не обидь. Пойми и пожалей.
 
 
Среди дневных забот и терний быта,
разящих неожиданностью бед,
вдруг улыбнись светло мне и открыто,
и позови меня встречать рассвет.
 

Раздоловская степь

 
Я здесь свои стихи учился петь,
И лучших я не помню в детстве дней,
Когда в Раздоловке подхватывала степь
Красивый голос матери моей.
 

«Помню, мама часто повторяла…»

 
Помню, мама часто повторяла:
«В жизни нет неправильных дорог…»
Кто берёт, тот доброту теряет.
Кто подарит, доброту вернёт.
 

«Хочу туда…»

 
Хочу туда,
где так давно я не был.
Хочу туда,
где небу нет конца.
Хочу туда,
где начиналось небо
всегда за домом мамы и отца.
 

«Почему-то помню до сих пор…»

 
Почему-то помню до сих пор,
как подсолнух рыжий, конопатый,
словно солнце, что на свет богато,
перелазил через наш забор.
 
 
Как мальчишка – озорник к оконцу,
подбираясь, нёс свою красу…
И казалось: он сменяет солнце
на всегда ответственном посту.
 

«В саду моём породнились…»

 
В саду моём породнились
Красная и чёрная смородины
и вкусно-красивым дуэтом
радуют душу и глаз…
 
 
Надежды, любви и веры
мы ждём терпеливо от Родины,
забыв, что именно это
Родина ждёт от нас.
 

«Пьянит цветов шальное буйство…»

 
Пьянит цветов шальное буйство,
Клич журавлей пронзил зенит…
Неповторяемые чувства
Любовь с восторгом повторит.
 

«Хитрой лисой…»

 
Хитрой лисой
подкралась осень –
жизни перевёрнута
страница.
Кто терял себя
среди трёх сосен,
тому в лесу годов
не заблудиться.
 

«Рычал соседский мотоцикл…»

 
Рычал соседский мотоцикл,
Да так, что пёс чужой залаял…
Я вздрогнул. А потом затих, увидев:
Тополь пухом плакал.
 

«Вы слышите, как с гор ветра трубят…»

 
Вы слышите, как с гор ветра трубят,
как будто знают, что давно их ждём?
И вот дождались. Гром взорвал себя
и в воздухе рассыпался дождём.
 

«А в мае мороз нам не нужен…»

 
А в мае мороз нам не нужен,
но он продолжает грешить –
и массу затейливых кружев
бросает на стёкла машин.
 

«Ходить стал по тропкам…»

 
Ходить стал по тропкам
И робко, и нежно,
Увидев прелюдию лета:
На тоненькой ножке
Дрожащий подснежник
Тянулся старательно к свету.
 

«Апрель устал от собственных фальстартов…»

 
Апрель устал от собственных фальстартов,
И сдаться он готов весне на милость.
Ну а весна застряла в буйном марте,
Похоже, что она в него влюбилась.
 

«Два дня дожди…»

 
Два дня дожди,
и поэтому солнце сегодня
как подарок судьбы,
если проще –
счастливый билет.
А природа опять
так похожа на сводню,
у какой недостойных
заказчиков нет.
 

«Луна попала в сотый раз впросак…»

 
Луна попала в сотый раз впросак.
Ну кто её подглядывать просил,
как лист жасмина – молодой гамак
баюкал нежно капельку росы.
 

«Море и заспорит – переспорит…»

 
Море и заспорит – переспорит.
У него ревнивая волна…
Ночь.
На синей глади моря
вышивает крестиком луна.
 

«Купил ракушку на лазурном взморье…»

 
Купил ракушку на лазурном взморье,
Прижался к ней, как к телефонной трубке.
И вдруг услышал: шторм зловеще воет
И для спасенья кто-то мачты рубит.
 
 
У моря, как у всех, душа живая.
Бывает, что она с Нептуном спорит…
Ракушку снова к уху прижимаю,
А в ней – твой голос мне поёт о море.
 

«Тонут в море лучи…»

 
Тонут в море лучи
С перекличкою чаек…
Время, как каблучки,
Что давно отстучали.
Перезрели долги,
Как картины Шагала
Время как сапоги,
Что по душам шагают.
 

«Среди людей несчастливых нет…»

 
Среди людей несчастливых нет.
На судьбу
недостойно злиться…
Каждому выпал
счастливый билет,
по какому он смог
родиться.
 

«Вновь приходится ошибаться…»

 
Вновь приходится ошибаться,
Видя море в протухшей луже…
Как пронзительно болят пальцы!
Так, наверное, стонут души.
 
 
Что поделать, давно не юны,
Говорим о любви всё реже…
Пальцы режут не только струны.
Лист бумаги их тоже режет.
 

Восьмая нота

 
Восьмая нота – есть моя душа.
Она поёт так искренне, что страшно
за каждый ею не свершённый шаг,
как равно совершённый не однажды.
 
 
Коль альфа – «до», омега – тоже «до»,
а творчество – капризная подруга,
я тщательно готовлю коридор,
чтоб вырваться из замкнутого круга.
Настраивая музыку на взлёт,
черновики старательно листаю.
Но откажусь от всех бессмертных нот,
когда молчит предательски восьмая.
 

Диалог

 
Мы упрямы.
Мы – особой касты.
И мудрее,
чем сто тысяч книг…
 
 
– Выдави тогда
зубную пасту
и упрямством
в тюбик затолкни!
 

«Когда мне плохо, я стихи свои читаю…»

 
Когда мне плохо, я стихи свои читаю,
Дабы, как вирус, подлый стресс убить.
Досадный страх, конечно, не чета мне.
Но всё же как засасывает быт!
 
 
Беру перо и чистый лист бумаги –
Поистине задача нелегка…
Но меркнут все земные передряги,
Коль ждёт суда рождённая строка.
 

«Доброжелателям»

 
Непросто держать неразорванным круг
томительными годами.
Но вас не согреет тепло моих рук –
я вам никогда не подам их.
 

У братской могилы

 
Какими молодыми
все вы были!
Над городом слезливая гроза…
Синеют незабудки
на могиле,
как будто
павших воинов глаза.
 
9.05.2020

Ошибка

 
Он стартовал, пожалуй, лучше всех,
На финише далёк был от награды,
Не понял он: чтобы подняться вверх,
Сначала нужно научиться падать.
 

Волшебство

 
Осень исполняет пируэт
Бронзовой листвою карнавала.
Парк. Скамья. Задумчивый поэт –
Красота его очаровала.
Солнце ловит птичьи голоса
И лучами тёплыми играет…
У поэта иней в волосах,
Словно заколдованный, не тает.
 

«Первый снег похож на белый дождь…»

 
Первый снег похож на белый дождь,
поседевший от своей гордыни.
Если долго бьёт по сердцу ложь,
юноши становятся седыми.
 

«Если нет нужды в науке…»

 
Если нет нужды в науке,
 

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!

Страницы книги >> 1

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации