» » » онлайн чтение - страница 5

Текст книги "Стиль барса"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 15:12


Автор книги: Михаил Серегин


Жанр: Боевики: Прочее, Боевики


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Не пойму, чего они межуются. – Китаец курил уже третью сигарету с того момента, как увидел в дверях ресторана Тяпу, одного из его телохранителей и Заватова.

Лиза спала сном праведницы, так что реплика Китайца прозвучала вдвойне риторически.

– Ты часом не притворяешься? – Он приподнял ее лицо за подбородок.

Нет, Лиза не притворялась. Стоило Танину отпустить ее подбородок, ее кудрявая вздорная головушка упала ей на грудь. Наконец вылезший из «мерса» Заватов направился к своей «БМВ». Еще через минуту серебристая громада, в которой сидел Тяпа, тронулась с места. Заватов, к удивлению Китайца, не стал сопровождать своего приятеля – его «БМВ» свернула в сторону на первом же перекрестке. Немного притормозив, чтобы увеличить дистанцию, Китаец устремился за серебристым «мерсом». Лиза глубоко вздохнула, буркнула что-то нечленораздельное и опять погрузилась в сон.

Плавно покачиваясь на мягких рессорах, серебристый «мерин» направился в сторону Ленинского района. Чем дальше он отъезжал от центра города, тем быстрее двигался. Миновав Трошинский мост, «Мерседес» еще прибавил и несся теперь со скоростью больше девяноста километров в час. Бухмановский «Опель», надрывая двигатель, не без труда выдерживал необходимое расстояние. Китайцу приходилось лавировать в редком потоке машин, рискуя лоб в лоб столкнуться с двигавшимся во встречном направлении транспортом. Дороги в Тарасове были не лучше, если не хуже, чем в других городах России. Если на своем «Массо» Китаец особенно и не старался объезжать все выбоины и надолбы, то на «Опеле» приходилось еще и следить за состоянием дорожного покрытия, чтобы не влететь в слишком уж глубокую яму.

Танин уже начинал было подумывать, что Тяпа едет за город, но серебристый «Мерседес» на последнем перед выездом светофоре свернул направо, к Елшанке. Когда-то Елшанка была пригородным поселком, а теперь, когда город разросся, влилась в Ленинский район. «Мерин» сильно сбавил скорость, старательно объезжая особо грубокие рытвины на асфальте. Проехав поселок, за которым, как было известно Танину, располагалось несколько промышленных и торговых баз, «Мерседес» снова свернул направо, на довольно узкую дорогу, идущую между бетонными заборами.

Китаец потушил фары и габаритные огни «Опеля» и двигался теперь почти на ощупь, руководствуясь лишь покачиваниями впереди идущего «Мерседеса». Никаких фонарей на этом участке не было, и мрачные сооружения за бетонными заборами освещались только ущербным месяцем, иногда проглядывавшим сквозь разрывы в облаках. В этом пустынном месте явно не было никакого жилья, кроме, быть может, сторожек охранников: должен же кто-то охранять эти сооружения вместе с их содержимым.

«Мерседес» еще сбавил скорость и наконец совсем остановился. Его мощные фары осветили огромные стальные ворота, которые спустя несколько мгновений медленно поползли в сторону. «Не этот ли ангар имела в виду Инна?» – подумал Китаец, выбираясь из машины. Осторожно, чтобы не шуметь, он прикрыл дверку «Опеля» и, достав из кармана ручку-фонарик, направился к воротам. Ему определенно не нравилось все, что происходило сегодня, начиная с того момента, как он отправил Лизу в ресторан. Он не мог себе этого объяснить, просто подсознательно чувствовал: что-то идет не так. Да и предсказания И Цзына были не самыми лучшими. «Успокойся, – мысленно сказал себе Китаец, – просто тебе надо быть немного внимательнее».

Он бесшумно подошел к воротам и хорошенько все осмотрел. Ворота были сделаны на совесть: нигде никаких щелей или отверстий, через которые можно бы было заглянуть внутрь. И никаких звуков, доносящихся с территории базы. Узкий луч фонарика выхватил из темноты какую-то табличку. Проведя лучом фонаря по буквам, Китаец прочитал, что сие заведение является промышленно-торговой базой управления «Тарасовнефтегаз». Может быть, именно здесь Тяпа прячет похищенную девушку. Нужно попытаться проникнуть на территорию – там, на месте, легче будет разобраться.

Пройдя несколько десятков метров вдоль забора, Танин нашел секцию забора с выщерблинами, за которые можно было зацепиться. Он зажал фонарик зубами и вскарабкался вверх. Подтянулся на руках и с высоты двух с половиной метров посмотрел вниз. Только темные силуэты складов едва различимо просматривались отсюда.

Он перекинул тело через верхушку забора, повис на руках с внутренней стороны, а затем пружинисто приземлился на что-то круглое. Ноги с шорохом соскользнули на землю. Китаец присел и нащупал руками кору лежащего рядом с забором бревна. Напрягая слух и зрение, приподнялся и медленно пошел вдоль забора в сторону ворот. Он осторожно обходил обломки бетонных свай, куски арматуры, бревна и обрезки стальных труб, которые попадались ему на пути. Фонариком не пользовался, опасаясь, что его луч может кто-нибудь заметить, но глаза уже адаптировались и выхватывали из темноты то обрезок доски, то использованную покрышку от грузовика.

Наконец он увидел силуэт одноэтажного строения, которое, по его расчетам, располагалось в непосредственной близости от ворот. Заглянув в окно, низ которого находился на уровне груди, он ничего не увидел. Не было вообще никаких признаков жизни: ни отблеска света, ни звука работающего приемника. Это было очень странно. Должен же был кто-то включить электромотор, приводящий в движение железную громаду ворот! Или, по крайней мере, должна быть охрана. Кто-то же, черт возьми, следит здесь за порядком! Может быть, охранники сидят на каждом складе? Нет, Китаец чуть ли не физически ощущал присутствие людей где-то неподалеку.

Подняв голову, он увидел на фоне мрачного неба фонарь, загоревшийся, когда к базе подъехал Тяпа. Прижимаясь к кирпичной стене домика, Танин скользнул за угол и приблизился к двери. Неожиданно фонарь вспыхнул, залив ярким светом площадку перед домом и воротами. Китаец услышал торопливый звук шагов, лязганье автоматных затворов и громкие голоса.

– Стоять, сука! Ни с места, мать твою! Какого хрена ты здесь шныряешь? Попался, сыщик!

Китаец насчитал четверых, резко повернувшись к двери спиной и выхватывая из кобуры «макарова». У двоих были «АКМы» с укороченными стволами; у одного, самого высокого, – израильский «узи»; четвертый, который был меньше всех, держал в руке американский «кольт» сорок пятого калибра, одного выстрела которого было достаточно, чтобы проделать в человеке дырку размером с кулак.

«Вот тебе и охрана, – пронеслось в голове у Китайца, – прямо спецназ какой-то!» Правда, на спецназ ребята походили только оружием, но, видно, пользоваться им как следует не умели. Китаец это сразу определил по тому, как они держали свои автоматы. Единственный, кто, по-видимому, представлял опасность, был коротышка с «кольтом». Револьвер в его руке сидел как влитой. Впрочем, чтобы попасть в мишень из автомата с пяти метров, особой выучки тоже не требовалось.

– Брось пушку, стреляем, мать твою! – приказал коротышка. Голос у него был с шершавинкой, как у заезженной пластинки.

Пока они не начали стрелять, еще можно было что-то предпринять. Китаец переводил ствол «пээма» с одного противника на другого, следя за их реакцией. Когда им в грудь смотрел ствол пистолета, ребята особой радости не испытывали. Они щурили глаза, их пальцы на спусковых крючках начинали подрагивать. Китаец собрался выстрелить первым, но тут позади него скрипнула дверь, в спину уперлось дуло пистолета.

– Допгыгался, пгидугок, – услышал он картавый голос и нервный смешок, – бгосай огужие.

Китаец сделал вид, что опускает руку с пистолетом, и выстрелил. Фонарь разлетелся вдребезги, и снова все окутала непроглядная тьма. Последние осколки фонаря еще со звоном падали на асфальт, а Китаец уже бросился на землю и откатился в сторону. Воздух над его головой прорезали две короткие автоматные очереди. Несколько кусочков кирпича, выбитых пулями, ударили по лицу. Он змеей прополз за угол дома и притаился, присев за стеной. От двери дома послышался тяжелый стон и звук падающего тела.

– Не стрелять, идиоты, а то Картавого завалите, – узнал Китаец шершавый голос коротышки, неприятно вспоровший ночную мглу. – Свет! Включите свет в доме, дебилы! И не стрелять!

– Е-мое! – раздался через несколько секунд другой голос. В доме загорелись окна. – Кажись, Картавый кончился…

– Козлы драные, – орал коротышка, – кто велел стрелять? Вы ж его замочили. Вот блин, кретины! Этот сыщик один хрен бы от нас не ушел. Кто стрелял?

«Ушел бы или нет, это еще вопрос», – усмехнулся про себя Китаец, который, пригнувшись, продвигался к задней стороне дома.

Он не стал слушать продолжение разборки, а потихоньку отошел подальше, взобрался на кусок бетонного блока, валявшегося рядом с забором, и, сунув «ПМ» в кобуру, быстро перебрался на другую сторону. Под ногами хрустнули кусочки гравия. Только бы Лиза не проснулась, услышав выстрелы, и не выкинула какой-нибудь фокус!

Танин быстро подошел к «Опелю», поджидавшему его на прежнем месте, и уже взялся за ручку двери, когда в салоне вспыхнул свет. Лиза не спала. Ее округленные от страха глаза смотрели прямо перед собой в темноту за лобовым стеклом, в висок упиралось дуло «ТТ», который держал один из «телков» Тяпы. Он сидел на заднем сиденье «Опеля», обхватив одной рукой Лизу за шею. Рука Китайца сама собой потянулась к левому боку, где висел «макаров».

– Не дергайся, сыщик, не то конец твоей сучке. – Задняя дверка «Опеля» открылась, и оттуда вышел второй Тяпин «телок». – Руки – на крышу, ноги в – стороны, – скомандовал он.

Танин подчинился. Телохранитель обыскал его, вытащил из кобуры «ПМ» и приказал сесть за руль.

– Будешь себя хорошо вести, может, поживешь еще немного, – хохотнул он. – Ты и твоя блядешка. Заводи мотор, поехали.

– Куда ехать-то? – Китаец запустил двигатель и передвинул рычаг переключения передач влево и вперед.

Лиза шмыгнула носом и заморгала, пытаясь унять потекшие из глаз слезы.

– Туда, откуда ты только что пришел. – «Телок» ткнул Китайца стволом в спину.

– Девушку-то отпусти. – Танин слегка повернул голову вправо. – Чего вам теперь бояться?

– Ладно, отпусти ее, Серый, – приказал тот, что держал на мушке Китайца. – Никуда она не денется.

– Может, мне ее шейка нравится, – осклабился Серый, – и сиськи.

Стволом пистолета он отодвинул легкую материю Лизиного наряда и прикоснулся к ее голой груди. По телу Лизы пробежала судорога.

– Вот видишь, Лева, ей нравится, – загоготал Серый.

– Я сказал, кончай, – прикрикнул на него Лева, и тот нехотя убрал пистолет и руку от Лизы. – Двигай, – пистолет снова больно ткнул Китайца в позвоночник.

Танин отпустил педаль сцепления, и машина тронулась с места.

Он подъехал к воротам базы, за которыми снова горел яркий свет – видимо, фонарь снабдили новой лампой. Толстый стальной прямоугольник медленно пополз в сторону, освобождая проезд.

– Прямо, направо, налево, – командовал Лева за спиной Китайца.

Танин послушно вел «Опель» между кирпичными складами. Наконец, попетляв по территории базы, он подъехал к складу в виде половинки огромного цилиндра, лежащего на земле. В торце цилиндра были ворота, перед которыми ему приказали остановиться. Неподалеку стоял серебристый «мерс», на котором приехал Тяпа. Серый вышел из машины, достал из кармана связку ключей и, войдя через небольшую дверь в ангар, отпер ворота изнутри.

Китаец завел машину в ангар и выключил двигатель. Вокруг повисла напряженная тишина, нарушаемая только скрипом закрываемых ворот. Потом к «Опелю» подошел Серый.

– Вылазь, – Лева снова ткнул Китайца в спину и сам первым вышел из машины. – Пошли.

– А она? – Китаец показал глазами на Лизу.

– Не волнуйся, Серый о ней позаботится.

– Скажи ему, чтобы не прикасался к ней.

– Здесь приказываем мы, понял, сыщик?

– Если с ней что-нибудь случится, – через крышу разделявшего их «Опеля» Китаец взглянул в глаза Серого, – я тебя разрежу на мелкие кусочки.

– Если Тяпа отдаст тебя мне, – с садистской ухмылкой произнес тот, – то от тебя даже кусков не останется. Но перед этим ты долго будешь мучиться и молить бога, чтобы поскорее отправиться на тот свет.

Он рывком вытащил Лизу из машины и повел ее в дальний конец ангара. Там Китаец заметил пару дверей, ведущих в отгороженные кирпичными перегородками помещения. Лева повел его в другую сторону, где тоже было встроенное помещение с окнами. Ангар освещался лампами дневного света, в два ряда тянувшимися по стенам. Половина из ламп не горели, оставшиеся перемигивались, словно заговорщики, отчего внутри царил мягкий полумрак.

Конторка, куда Лева завел Китайца, освещалась гораздо лучше. Это было довольно большое помещение, в глубине которого стоял большой офисный стол. За столом, развалившись в кресле и глядя затуманенным взором прямо перед собой, сидел Тяпа. Справа от него, на мягком стуле, сидел коротышка, держа на коленях «кольт», слева стоял длинный с «узи».

Лева подтолкнул Китайца в центр комнаты и остался стоять у дери.

– Юрий Николаевич, – коротышка тронул Тяпу за плечо.

Тот глубоко вздохнул, почесал бороду и неторопливо перевел взор на Китайца. Потом взял со стола визитку и прочитал: «Танин Владимир Алексеевич, частный детектив».

– Ну что, сыщик, – он снова взглянул на Танина, – вляпался ты в дерьмо по самые уши. Да еще вместе со своей телкой. Хреновые твои дела, сыщик.

Китаец давно уже понял, что Тяпе что-то от него нужно. Иначе его давно бы уже отметелили и выбросили где-нибудь в лесу. Или отдали бы в лапы этого садиста Серого, который с большим удовольствием вытянул бы из него все жилы. Плохо было то, что он даже не догадывался, какой у Тяпы может быть к нему интерес.

– Значит, решил заняться мной? – Устало улыбнувшись, Тяпа аппетитно зевнул. – Ан нет, не получилось, – осклабился он. – Кто тебя нанял?

– Это профессиональная тайна, – хладнокровно ответил Китаец.

Лева с коротышкой загоготали, а длинный молча растянул рот в ухмылке.

– А нужно тебе чего было? – Тон Тяпы стал снисходительно-пренебрежительным. – Или это тоже тайна?

Тяпа разразился новым зевком, а его подопечные – новым приступом оскорбительного хохота.

– Почти угадал, – Китаец насмешливо взглянул на Тяпу, – я ищу одного человека.

В нем крепла уверенность, что просто так его не убьют.

– Кого? – Тяпа всей пятерней почесал бороду.

– Дочь Крестовского, – ответил Китаец.

Скрывать и дальше цель своего появления от Тяпы здесь было неумно. Так, по крайней мере, он сможет выяснить, действительно ли Женя в лапах у бандитов.

– С чего ты взял, что она у меня? – искренне удивился Тяпа.

– Тебе это выгодно, – пояснил Китаец. – Олег Васильевич выдавил с завода твоего человека, и ты, чтобы надавить на Крестовского, похитил его дочь. Только это для тебя плохо кончится.

– Пытаешься мне угрожать? – хрипло рыкнул Тяпа. – Я бы на твоем месте не стал этого делать. Тем более, что ты ошибся, сыщик. У меня никого нет.

– Если это так, тебе бояться нечего. – Танин развел руками. – Отпусти нас, и дело с концом.

Все присутствующие громко заржали. Тяпа успокоился первым и поднял руку, чтобы утихомирить своих шавок.

– Ты меня развеселил, детектив, – нахмурив брови, сказал он. – Неужели ты думаешь так просто отсюда выбраться?

– Почему бы нет? – Танин пожал плечами.

И тут его в районе поясницы пронзила острая боль. Подскочивший сзади Лева что есть силы ударил его по почкам. Танин рухнул на колени. Лева схватил его одной рукой за волосы, а другой, в которой сжимал пистолет, за горло.

– Из-за тебя, ищейка хренова, погиб наш человек, – заорал он ему в ухо. – Ты за это ответишь, мать твою! Если ты отсюда и уйдешь, то только инвалидом.

Превозмогая боль, Китаец схватил Леву за локоть руки, сжимавшей горло, и сделал резкое вращательное движение, в результате которого нападавший оказался на полу, а Танин верхом на нем с пистолетом, приставленным к его голове.

– Не дергайся – убью. – Китаец с силой вдавил ствол пистолета в Левину щеку.

– Брось оружие, сука. – Длинный и коротышка щелкнули затворами.

– Не суетитесь, ребята, я пошутил. – Китаец бросил пистолет под ноги коротышке. – Он ведь первый начал.

Танин медленно поднялся и с силой пнул носком башмака Леве в брюхо. Тот поджал колени к подбородку и захрипел. Длинный кинулся на Танина, замахнувшись на него «узи», словно дубинкой.

– Цыц, Дохлый, – скомандовал Тяпа.

Длинный остановил занесенный над головой автомат и, сдерживая кипевшую в нем злобу, помог подняться Леве и вместе с ним вернулся на место.

– Строишь из себя крутого, сыщик? – Тяпа закурил новую сигарету. – Не советую.

– Что вам от меня нужно? – напрямую спросил Китаец.

– Ты должен ответить за смерть моего бойца.

– Твои люди сами его завалили, – покачал головой Китаец, – я здесь ни при чем.

– Ты в наших руках, и мы будем с тобой разбираться по нашим законам.

– Не пытайся мне вешать на уши лапшу, как какому-нибудь лоху, – потирая спину, сказал Китаец. – Если есть что сказать – говори. Нет – отпусти. Какой тебе смысл от моей смерти? Один только геморрой. Мои друзья обязательно будут меня искать, поднимут на ноги весь город. В ресторане меня видели. Парочка моих знакомых знает, что я интересовался тобой.

Тяпа молча слушал, пуская дым во все стороны. Китаец продолжал блефовать дальше:

– Так что, если ты меня кончишь, неприятностей тебе не избежать. Если же ты оставишь меня в живых, но изуродуешь меня или причинишь какой-нибудь вред моей секретарше, я тебе обещаю, что хоть ползком доберусь до тебя… Я слов на ветер не бросаю.

В голосе Танина сквозила такая холодная решимость, что смысл сказанного, наверное, дошел до Тяпы.

– Ладно, – он меланхолично махнул рукой, – посидишь здесь ночку, а я пока подумаю, что с тобой делать. Утром поговорим.

Тяпа нехотя кивнул Дохлому.

– Пошли, – тот ткнул Китайцу в спину ствол «узи» и повел его к выходу.

В дальнем конце ангара, куда Серый увел Лизу, Дохлый, приказав Танину встать лицом в спине, отпер одну из дверей и втолкнул туда Китайца.

– Отдыхай, сыщик, – со злобной насмешкой сказал он на прощание, запирая за ним дверь, – недолго тебе осталось.

* * *

Почти квадратная комната площадью метров тридцать, видимо, когда-то использовалась для хранения горюче-смазочных материалов. Здесь пахло бензином и соляркой, вдоль стен стояло несколько больших металлических бочек. Стены из неоштукатуренного силикатного кирпича, бетонные полы с валяющимися промасленными тряпками и обрезками досок, грязный топчан в углу, на котором, уткнув голову в колени, сидела Лиза, – все это освещалось единственной тусклой лампочкой, торчащей из стены.

– Танин, миленький. – Лиза вскочила со своего места и кинулась ему на шею.

Китаец прижал к себе ее дрожащее тело: несмотря на июньскую жару, в кладовке было сыро и прохладно. А может, Лиза дрожала больше от страха, чем от холода. Он снял пиджак и накинул ей на плечи.

– С тобой все в порядке? – он взял ладонями ее голову и посмотрел в заплаканное лицо.

– Кажется, да, – кивнула она, – теперь вообще хорошо: ведь ты со мной, – она слабо улыбнулась.

– Я не дам тебя в обиду, – успокоил ее Китаец. – Погоди-ка. – Он отстранил Лизу и принялся осматривать место их заточения.

В комнате была единственная дверь, обитая металлическим листом, выбраться через которую было бы очень проблематично, даже если бы можно было шуметь. Собственно, больше и осматривать было нечего: не было ни окон, ни каких-либо вентиляционных решеток, через которые можно было бы проникнуть наружу. Китаец все же обошел помещение, опустился на топчан и достал сигареты. Лиза села рядышком и прижалась к нему.

– Что с нами будет, Танин?

– Как-нибудь выберемся, – уверенно произнес он, – не дрейфь.

– С тобой мне не страшно, – сказала она, шмыгнув носом. – Вот когда я была одна, было действительно не по себе.

Он хотел было высказать ей свое недовольство, что она не ушла из ресторана, как он ей приказал, но, покосившись на ее хрупкую дрожащую фигурку, передумал.

– Тебе нужно поспать, – сказал он, закуривая.

– А ты? – Лиза взглянула Танину в глаза.

– Я тоже вздремну.

Лиза чмокнула его в щеку и устроилась на топчане, положив голову Танину на колени. Через пару минут она уже сопела, обхватив руками его ноги. Китаец докурил сигарету, бросил окурок на пол и затушил носком туфли. В этом месте шутки с огнем могли окончиться пожаром. Прислонившись к стене, он уставился в стену перед собой, а потом взгляд его скользнул выше, к потолку. Перекрытие было сделано из толстых деревянных брусьев, на которых лежал алюминиевый профнастил. Китаец подумал, что если бы Лизы с ним не было, можно было бы попытаться выбраться через крышу. Осторожно отогнуть лист и спрыгнуть в ангар. Дальше бы было видно. С этой мыслью он и задремал.

* * *

Его разбудил шум шагов и звук ключа, поворачиваемого в замке. Он открыл глаза и глубоко вздохнул. Дверь со скрипом отворилась, и Китаец увидел на пороге Дохлого.

– Пошли, – коротко бросил тот.

– Пошли, – согласился Китаец и поднял кудрявую Лизину голову со своих колен.

Лиза тут же проснулась и ухватила его за руку.

– Ты куда? А я? – встревоженно посмотрела она на него.

– Я скоро вернусь. – Танин поднялся и сделал несколько разминочных движений.

– Давай быстрей, – поторопил его Дохлый, – шеф не любит ждать.

Дохлый привел его в ту же комнатку, где с ним разговаривали прошлой ночью. Только теперь по бокам от Тяпы стояли Серый и Лева. Коротышка с «кольтом» на коленях сидел на стуле у правой стены, Дохлый со своим неизменным «узи» остался у дверей. В центре комнаты стоял простой деревянный табурет, на который усадили Китайца. Это показалось ему хорошим знаком – значит, с ним что-то собираются обсуждать. На столе перед Тяпой стояла бутылка «Гжелки» с бело-голубой этикеткой, из которой он периодически наливал себе маленький стопарик и опрокидывал в глотку. Несколько минут он молча смотрел на Танина, потом закурил и произнес:

– Мы кое-что узнали о тебе, Китаец.

Танин молча ждал, что он скажет дальше.

– Оказывается, ты ушлый мужик. – Тяпа выпустил дым через ноздри и почесал бороду. – Радуйся, у тебя появился шанс остаться в живых.

– Боюсь, как бы меня не разорвало от радости, – усмехнулся Китаец.

– Не груби, сыщик, я дело говорю. Ты нам поможешь, а за это я прощу тебе смерть моего парня и верну твою телку, идет?

– И в чем же проблема? – Китаец тоже достал сигареты и закурил.

– Кто-то нагло мочит авторитетов в нашем городе, – нахмурившись, произнес Тяпа. – Убили уже несколько человек. Недавно завалили Косяка, клевый был мужик. Я так думаю, скоро должны добраться до меня…

– Боишься за свою шкуру, Юрий Николаевич? – глядя ему в глаза, спросил Китаец.

– Только дураки не боятся, – не обратив внимания на ироничный тон Китайца, бросил Тяпа.

– У тебя же есть телохранители. – Китаец посмотрел на Серого и Леву. – Вон какие бравые ребята. А я не телохранитель, я сыщик.

«Телки» злобно посмотрели на Танина, сжав в руках пистолеты.

– Вот и поработай сыщиком. – Тяпа хлопнул стопочку водки, выдохнул и закусил сигаретой. – Ты должен найти этих отморозков и отдать их мне. Справишься – получишь свою телку в целости и сохранности. – Он снова замолчал, вперив в Танина немигающий взгляд.

– Мне нужно подумать, – задумался Танин, про себя уже решив, что согласится на это предложение. Потом, оказавшись на свободе, можно будет что-то предпринять, а сейчас главное – выбраться отсюда.

– У тебя нет выбора, Китаец. – Тяпа благодушно улыбнулся. – Или ты работаешь на меня, или…

– Ладно, черт с вами, – кивнул Китаец, – только Лизу я вам не оставлю. Она уедет отсюда вместе со мной. Или ищите себе другого детектива. Может, обратитесь за помощью к ментам?

– Не зарывайся, сука, – заорал на него коротышка, вскакивая со стула. – Знаешь, что мы сделаем с твоей соской? Поставим раком и пропустим всю прямо у тебя на глазах.

– Делайте что хотите, – с напускным безразличием пожал плечами Китаец, – она всего лишь моя секретарша, а не любовница.

– Тогда зачем она тебе нужна? – заглядывая ему в глаза, спросил коротышка, вертя перед носом у Китайца своим «кольтом». – Что же ты так за нее волнуешься?

– Она анализирует собранную мной информацию, – соврал Китаец, – без нее я работать не буду.

– Тащи ее сюда, Дохлый, – заорал как резаный коротышка, – сейчас мы посмотрим, как он запоет.

– Цыц, Верста, – осадил его Тяпа, – пока еще я здесь командую. Ладно, – он посмотрел на Танина, – ты ее получишь.

– Юрий Николаевич, – взвился Верста, – так ведь наколет он нас, жопой чую, наколет.

– А тогда мы его найдем, – спокойно произнес Тяпа. – Мы же знаем, где его конторка и адресок его хазы. Мы все про тебя знаем, Китаец. От нас не уйдешь. Лучше не пытайся нас наколоть.

– У меня и в мыслях не было, – пожал плечами Танин.

– Давай сюда его девку, Дохлый, – приказал Тяпа длинному и снова повернулся к Китайцу. – Сколько тебе надо времени, чтобы найти гадов?

– Не знаю, – поднял брови Танин, – может быть, неделя, а может, десять дней.

– Нет, – Тяпа покачал головой и запустил пятерню в бороду, – даю тебе трое суток. Если к тому времени не будет никаких результатов, пеняй на себя. Я тебя из-под земли достану и сам урою. Все. Отпустите их.

Тяпа налил себе еще водки, выпил и медленно поднялся из-за стола.

Испуганно озираясь по сторонам, в комнату вошла Лиза, кутавшаяся в пиджак Китайца. Увидев шефа, она тут же бросилась к нему.

– А пистолет, Юрий Николаевич? – напомнил Танин.

Тяпа выдвинул ящик стола и положил «ПМ» на стол.

– И вот еще. – Он достал из кармана визитку и бросил ее рядом с пистолетом. – Если что-то срочное – звони.

– Обязательно, – кивнул Китаец, передергивая затвор и опуская «макаров» в кобуру. – Пошли, Лиза.

Танин из комнаты вышел в ангар и направился к «Опелю», стоявшему на прежнем месте. Они с Лизой сели вперед, на заднее сиденье забрался Дохлый. Он сопроводил их до выезда с территории базы, дождался, пока охрана откроет ворота, и поплелся назад, помахивая автоматом.

– Господи, Танин. – Лиза прижалась к его плечу. – Как тебе это удалось?

– Что именно?

– Ну, они ведь отпустили нас…

– Просто у них возникла небольшая проблема, которую я пообещал им решить, вот и все.

– И ты сдержишь свое обещание?

– Порядочный человек должен держать слово.

– Но они же бандиты, – не унималась Лиза. – Выходит, что ты будешь работать на преступников?

– В данном случае все не так просто. – Держа руль одной рукой, Танин достал сигареты и закурил. – Оказывается, среди преступников тоже есть свои преступники, как это ни парадоксально звучит. Меня попросили их разыскать.

– Попросили… – недоверчиво произнесла Лиза.

– Можно и так сказать, – улыбнулся Танин. – А вот тебя мне следует хорошенько отшлепать.

– Пожалуйста, Танин. – Лиза еще сильнее прижалась к его плечу. – Отшлепай меня как следует. Чтобы я надолго это запомнила.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации