154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 4

Текст книги "Стиль барса"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 15:12


Автор книги: Михаил Серегин


Жанр: Боевики: Прочее, Боевики


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Я, пожалуй, оставлю свою тачку у тебя во дворе, – сказал Бухман, когда они вдвоем спустились на улицу. – Надеюсь, она дождется завтрашнего утра?

– Не волнуйся, Игорек, – успокоил его Танин, – у меня спокойный двор. Кстати, – ему в голову пришла идея, – может, уступишь мне свой «Опель» на вечерок?

– Бери, – пожал плечами Бухман, – только учти, она нужна мне завтра в семь.

Он пошарил в кармане брюк, вытащил оттуда связку ключей и протянул Китайцу.

– Спасибо, Игорь. – Китаец взял ключи и направился к машине Бухмана. – Поехали, я подброшу тебя до дома.

Когда Танин подъехал к «Амазонке», вся стоянка перед рестораном была забита шикарными иномарками. Он с трудом нашел местечко в самом дальнем конце улицы и втиснул «Опель» рядом с черно-серым, почти новым «Крайслером», за рулем которого скучал водитель. Тот пренебрежительно покосился на видавший виды «Опель», демонстративно достал из пачки сигарету и закурил, выпуская дым через опущенное стекло.

Не обращая на него внимания, Танин тщательно запер машину и направился ко входу в «Амазонку». В вестибюле, где крутились несколько девиц, подыскивающих себе клиентов, он остановился перед огромным, в полный рост зеркалом, чтобы убедиться, что пистолет под пиджаком совершенно незаметен. Поправив воротничок рубашки, направился в зал.

– Решил развлечься, красавчик? – Одна из проституток, довольно смазливая крашеная блондинка в коротком черном платье с открытой до талии спиной, тут же подлетела к нему.

– Вообще-то я хотел поужинать. – Танин с интересом заглянул в ее большие темные глаза.

– А после ужина? – улыбнулась она.

– Как тебя зовут?

– Инна. Ну что, угостишь меня шампанским?

– Пойдем, – кивнул он, – составишь мне компанию.

В дверях он немного постоял, делая вид, что выбирает место. На самом деле он искал Тяпу. Сделать это было несложно: во-первых, у того была довольно колоритная внешность, а во-вторых, столик, за которым он сидел, был самым шумным в зале. Тяпа о чем-то громко переговаривался со своими подручными, то и дело подзывал официантку, требуя то одно, то другое, и постоянно крутил головой по сторонам, наверное, для того, чтобы посмотреть, какое он производит впечатление.

«И это называется криминальный авторитет», – хмыкнул Танин, направляясь к единственному свободному столику. Он отодвинул для Инны стул, подождал, пока она устроится, и сел сам. Место было не самым удобным для наблюдения, но выбирать не приходилось. Тяпа оказался сидящим в профиль к нему через два столика, но зато был виден вход, что тоже было немаловажно.

Он еще раз окинул взглядом зал и заметил Лизу, которая о чем-то беседовала с худощавым брюнетом в черной рубашке с коротким рукавом. Она так была увлечена разговором, что даже не заметила своего шефа. Бутылка шампанского, стоявшая перед ней на столике, была почти пуста.

«Вот чертовка, – недовольно подумал Танин, – сказано же ей было сворачиваться».

Подошедшая официантка положила перед ним меню.

– Хочешь есть? – посмотрел он на Инну.

– Какой-нибудь салатик, – она неопределенно повела плечами.

Танин сделал заказ, не забыв про шампанское для Инны, и достал сигареты.

– Чем ты занимаешься, красавчик? – Инна томно посмотрела на него из-под густо накрашенных ресниц и пододвинулась вместе со стулом поближе.

– Я писатель. – Китаец бросил на нее короткий взгляд. – Кстати, можешь звать меня Владимиром.

– Правда? – Инна с восхищением посмотрела на него. – А что ты пишешь?

– Детективные романы.

– Ой, я обожаю детективы. А ты не врешь? – Восхищение в глазах Инны сменилось некоторым недоверием.

– Я никогда не вру, – рассеянно ответил Китаец, переводя взгляд с Тяпы на Лизу и обратно.

Официантка принесла поднос и расставила приборы на столе.

– Шампанское открыть? – поинтересовалась она.

– Спасибо, я сам, – кивнул Китаец.

Он открыл бутылку и наполнил фужер Инны.

– А ты разве не будешь? – удивилась она.

– Во-первых, шампанское мне не нравится, а во-вторых, я за рулем. Так что ты пей, а я буду ужинать.

– Ну как хочешь. – Инна ополовинила фужер и стала ковырять вилкой в салате. – А где можно купить твои книги?

– Нигде, – Танин покачал головой, – я пишу только для себя.

– А-а, – понимающе произнесла Инна, – ты непризнанный гений, правильно?

– Ну почему же непризнанный, – не согласился Китаец, – очень даже признанный, только в достаточно узком кругу. Ты давно здесь работаешь?

– Почти год, – она поджала губы.

– Не знаешь вон того, в черной рубашке? – Китаец кивнул в сторону столика, за которым сидела Лиза со своим собеседником.

– Миша Заватов, хозяин этого кабака. А что это ты им заинтересовался? Ты часом не педик? – озабоченно сказала Инна и окинула Китайца изучающим взглядом. – Вроде не похож.

– Я бисексуал. – Танин медленно покончил с салатом и налил себе минералки.

– Все вы, писатели, какие-то ненормальные. – Инна снова потянулась к фужеру.

– Это от широты души. – Китаец перевел взгляд на Тяпу. – А этот с бородой в компании коротковолосиков, что за тип?

– А это «крыша» Заватова – Тяпкин Юрий Николаевич со своими «шестерками». Тоже тебе приглянулся? Ты меня-то зачем тогда шампанским поишь?

– Ты же сама попросила угостить тебя. – Китаец принялся за горячее. – Не хочешь – можешь не пить, – он взял бутылку и наполнил ее фужер.

– И ты только поэтому взял мне шампанское, что я тебя попросила?

– Да, а что в этом такого?

– Не знаю, – она пожала плечами, – странный ты какой-то.

За столом Тяпы веселье продолжалось. Сам Юрий Николаевич что-то громко говорил, сопровождая свою речь размашистыми жестами. Лиза тоже поглядывала в его сторону, продолжая поддерживать разговор с Заватовым. Лицо ее раскраснелась от выпитого, и она явно была навеселе. В это время, очередной раз махнув рукой, Тяпа свалил со стола бутылку с водкой. Она с глухим звоном ударилась о каменный пол и разлетелась вдребезги, что привело компанию в еще больший восторг.

– Ленка, – заорал Тяпа, подражая, видимо, загулявшим купцам, – еще водки давай, мать твою.

Официантка подлетела к его столу с новой бутылкой водки, другая принялась собирать с пола осколки. Сидевшие за соседними столиками с опаской косились на подвыпившего бородача. Лиза, подняв голову, вдруг встретилась взглядом с Китайцем. Он встал и направился к выходу, показав ей глазами на дверь.

– Я сейчас, – обернулся он к Инне.

– Ты ведь не хочешь, чтобы меня заставили платить за ужин? – недоверчиво спросила она.

Он молча бросил на стол пятисотенную купюру и вышел в вестибюль. Там маялся от безделья горбоносый охранник. Чтобы как-то скоротать время, он молол руками воздух, отрабатывая боевые приемы. Завидев Китайца, он прекратил долбать невидимого противника «уракенами» и с любопытством уставился на него. Вскоре появилась Лиза. Недовольно покосившись на охранника, она подошла к Китайцу с гордым видом.

– Что ты здесь делаешь, Лиза? – Китаец строго посмотрел на нее.

– Доедаю стерлядь, – с полупрезрительной усмешкой ответила она.

– Твое время кончилось, – Китаец демонстративно постучал по корпусу наручных часов.

– Правда? – Лиза придурковато рассмеялась.

Китаец понял, что общего языка с ней не найдет: Лиза была пьяна и настроена агрессивно.

– Пошли, – взял он ее за локоть.

Она вырвала руку и, продолжая захлебываться судорожным смехом, выдавила из себя:

– Можешь приказывать своей девке! С завтрашнего дня я у тебя больше не работаю!

– Вот как? – Китаец приподнял правую бровь. – Ты пожалеешь о том, что сказала.

Китаец снова взял ее за руку. На этот раз охранник насторожился. Но все еще находился на перепутье: вмешаться или посмотреть, чем дело кончится.

– Вот еще. – Лиза опять попыталась вырваться, но на этот раз безуспешно. – Оставь меня в покое!

– Видно, тебя очаровал твой новый друг… Ты знаешь, что он связан с мафией?

– Представь себе! – вызывающе засмеялась Лиза. – Ты, конечно, думаешь, что ты – единственный, кто все знает… А твоя секретарша годна только на то, чтобы подавать кофе тебе и твоим бесноватым клиентам!

В глазах Лизы горела самая настоящая ненависть.

– Никогда не видел тебя такой, – поморщился Китаец. – Это шампанское так ударило тебе в голову? – насмешливо поинтересовался он.

– «Ти Рекс», – с издевательским смешком ответила Лиза, – не пробовал? Обязательно закажи своей…

В эту минуту в вестибюле появился Заватов. Увидев, что Лизу удерживает какой-то черноволосый мужчина, он ринулся ей на выручку.

– Лиза, – стараясь сдерживать себя, сказал он, – с тобой все в порядке?

– С ней все в порядке, – одарил его ироничным взглядом Китаец, – я позабочусь о ней.

Приободренная заступничеством Заватова, Лиза сделала еще одну попытку ослабить хватку Китайца, но она не увенчалась успехом.

– Что вам от нее нужно? – начал злиться Заватов. – Оставьте ее в покое!

– Все нормально, приятель, – кинул на него Китаец предупреждающий взгляд.

– Я тебе не приятель, – с надменно-вызывающим видом произнес Заватов. – Ну-ка, Шура, выведи господина! – обратился он к охраннику.

– Это мой знакомый! – горячо запротестовала пришедшая в себя Лиза, становясь грудью на защиту Китайца. – Мы просто беседуем.

– Это правда? – недоверчиво посмотрел на нее Заватов.

– Да, – убедительно сказала она.

– Девушке пора домой, – продолжал гнуть свое Китаец, по-прежнему держа Лизу за локоть.

– Мне действительно пора, – вкрадчиво улыбнулась Лиза, – бай-бай! – она кокетливо помахала ручкой озадаченному Михаилу.

Ведомая Китайцем и провожаемая растерянно-удивленным взглядом Заватова, Лиза вышла из ресторана. Танин довел ее до бухмановского «Опеля», усадил в салон и запер. Лиза хотела было снова запротестовать, но в последний момент передумала. Силы оставили ее, она откинулась на спинку сиденья и прикрыла веки.

– Выбрось этого хлыща из головы, – сказал ей на прощание Китаец.

– Это мне решать, – непримиримо буркнула она.

Когда Китаец вошел в вестибюль, Заватов курил рядом с охранником. Он проводил Танина неприязненным взглядом, но ничего не сказал. Подружек Инны не было видно, наверное, они нашли себе клиентов и сидели с ними в зале. За столом Тяпы продолжалось безудержное веселье. Парни, сопровождавшие его, по-видимому, не пили, но атмосферу за столом поддерживали. Инна сидела за столом, держа в одной руке дымящуюся сигарету, а в другой – бокал с шампанским.

– Ну что, писатель, – улыбнулась она, – потанцуем?

– Не сейчас. – Китаец опустился на стул и взялся за вилку.

Лизины выкрутасы были совершенно некстати. Чертова девчонка! Не нужно было ее сюда отправлять. Ну да сейчас об этом поздно сожалеть. Только бы она не выкинула еще какой номер. Китаец поднял стакан с минералкой, сделал несколько глотков и посмотрел на Инну.

– Тяпа здесь часто бывает?

– Почти каждый день, – с презрительной гримасой произнесла она.

– Что, не нравится он тебе?

– А что там может нравиться? – хмыкнула она. – Вот ты – другое дело, хоть и писатель. У тебя на вечер какие планы? Ты не думай – я денег с тебя не возьму.

– Почему это? – Танин закурил и выпустил дым в сторону.

Он заметил, как в зал вошел Заватов, сел за столик Тяпы и, склонившись к нему, начал о чем-то с ним шептаться.

– Ты не из тех, кто платит женщинам, – сказала она с какой-то грустью. – Скорее уж наоборот – женщины должны платить тебе.


– Разве обязательно все переводить на деньги? – Китаец сделал знак официантке, потому что Тяпа вроде бы начал закругляться.

– А ты, может быть, веришь в бескорыстные чувства, писатель?

– Чувства разные бывают, – Танин сделал неопределенный жест рукой. – Вот ты, кажется, терпеть не можешь Тяпу. Что он тебе сделал?

– Этот ублюдок? – поморщилась Инна. – Однажды мы с подружкой целые сутки обслуживали его и троих его приятелей, а когда пришло время рассчитываться, он просто велел отвезти нас в город из своего дома. Ни копейки не заплатил. Наверное, считает, что мы должны на него бесплатно работать. Грязная свинья!

– Ты знаешь, где он живет? – как бы между прочим поинтересовался Танин.

– Еще бы, до конца жизни не забуду. – Инна достала сигарету. Китаец протянул ей зажигалку. – Спасибо. – Она глубоко затянулась. Было видно, что воспоминания не доставляют ей большого удовольствия.

– Он живет за городом?

– На самой окраине. – Инна манерно стряхнула пепел, с пренебрежением глядя в сторону столика, за которым сидел Тяпа. – Перед выездом на волгоградскую трассу, на склоне холма. Там единственный дом чуть ли не на целом гектаре. Не спутаешь. Только не советую тебе туда соваться: по всему периметру двухметровый бетонный забор, сверху колючая проволока под напряжением, для эстетики.

– С чего ты взяла, что я собираюсь к нему в гости? – приподнял брови Китаец.

– Не обращай внимания, это я так. Язык мой – враг мой. Хотя если бы этому уроду кто-нибудь набил морду, я бы плакать не стала. – Инна сама наполнила свой фужер шампанским и в несколько глотков опустошила его.

– А если бы Тяпе нужно было спрятать какую-то ценную вещь, – Китаец уже не скрывал, что интересуется Тяпой, хотя и не говорил, для чего ему это нужно, – где бы он мог скрыть ее?

– В банке, наверное, – Инна выпятила губы и сморщила лоб, – где же еще?

– Я имею в виду большую вещь, которую в банк не положишь, – пояснил Танин.

– Что это за вещь? – Инна непонимающе посмотрела на него. – Чемодан, что ли?

– Ну, что-то вроде большого чемодана, – усмехнулся Китаец.

Инна задумалась, дымя сигаретой, как паровоз. Она помолчала несколько минут, как бы вспоминая о чем-то, потом вдруг встрепенулась.

– Когда мы были у этого жлоба, ну, у Тяпы, – медленно, растягивая слова, произнесла она, – они там говорили про какой-то ангар… Только я не могу вспомнить, как называлось это место. Речь шла о каком-то лохе, из которого нужно было вытрясти капусту. Они собирались отвезти его туда и как следует помариновать, чтобы он лучше соображал. Как же оно называлось? Черт, вылетело из головы. Мы тогда здорово набрались, чтобы не так противно было.

– Подумай хорошенько, не торопись, – подбодрил ее Китаец. – Было бы очень хорошо, если бы ты вспомнила.

– Тебе это правда поможет, писатель?

– Думаю, да, – кивнул Китаец. – Только не нужно никому говорить, что я расспрашивал тебя об этом.

– Я вообще не болтливая, – фыркнула Инна. – С тобой я говорю только потому, что ты мне понравился. А ты, кажется, сдрейфил, наложил в штаны, а? Испугался Тяпу? – Она состроила презрительную гримасу. – Лучше бы я тебе ничего не говорила. Ты часом не мент? Что-то на писателя ты не очень похож. Вешаешь мне лапшу на уши, корчишь из себя этакого крутого мэна. А что у тебя за душой, парниша?

Инна начала горячиться, говорить громче, размахивать руками. И хоть ее не было слышно даже за соседними столиками благодаря игравшей в зале музыке, некоторые посетители, в основном дамы, стали оборачиваться в их сторону. Китаец поймал ее запястье, надавил на точку между большим и указательным пальцами, чтобы немного успокоить, и потянул к себе.

– Я частный детектив, ты почти что угадала. – Он как можно незаметнее вынул из нагрудного кармана визитку и положил на стол перед Инной. – А если будешь болтать о нашем разговоре, может погибнуть невинный человек, девушка, почти твоя ровесница. Ты этого хочешь? Если нет, то сделай вид, что ничего не случилось, и расстанемся без лишнего шума. Мне пора.

– Погоди, Владимир, – Инна почти повисла у него на руке. – Прости меня, я не хотела. Ты классный парень, а я… просто это нервы. Не сердись, прошу тебя. Вот блин, – она чуть было не пустила слезу, но прикусила губу и сумела сдержаться. – Я еще ни разу у мужиков не просила прощения, а у тебя прошу. Чтоб меня покорежило! – Инна глубоко вздохнула и потянулась за сигаретой. Руки ее заметно дрожали.

– Ладно, успокойся, – Китаец положил ей руку на плечо, – люди не стоят того, чтобы на них обижаться. И забудь все, что я тебе говорил.

– Нет, не забуду. – Она прикурила от протянутой Таниным зажигалки. Теперь она говорила гораздо спокойнее, почти так, как в самом начале их беседы. – Скажи, тебе это очень важно, ну, чтобы я вспомнила, как называется это место?

– Да, я же сказал.

– Я постараюсь вспомнить. – Инна сунула визитку в сумочку, но, что-то для себя решив, незаметно положила ее под скатерть. Потом достала из открытой сумки пудреницу и провела тонкой поролоновой салфеткой по лицу.

– Расплатишься за меня – думаю, этого хватит. – Танин кивнул на пятисотку, лежавшую на столе, и поднялся. – И не ходи за мной.

Он прошел мимо стола, за которым сидел Тяпа с Заватовым, и направился к выходу. Заватов проводил его долгим взглядом и что-то зашептал Тяпе на ухо. Потом он встал и перешел за столик, где еще оставалась Инна. Она вылила в фужер остатки шампанского из бутылки и подняла на Михаила Леонидовича вопросительный взгляд.

– Что, куколка, сорвался клиент? – с насмешливым сочувствием спросил Заватов.

– Педик, – хмыкнула Инна, – что с него возьмешь.

– Это как же ты так лопухнулась, мать? – Михаил Леонидович без спешки закурил, закинул ногу на ногу и выдохнул дым так, что струя его прошла прямо над головой Инны. – На тебя не похоже.

– И на старуху бывает проруха, – пожала плечами Инна.

– Так уж и не угадала? – В голосе Заватова заскользили нотки недоверия вперемешку с сарказмом.

Она промолчала, склонив голову. «Вот привязался, черт бы его побрал, – мелькнуло у нее в голове. – Как бы от него отделаться?» Отдав пятисотенную купюру подошедшей официантке, она сунула сдачу в сумочку и собралась встать, но Заватов остановил ее безапелляционным тоном.

– Ну-ка, погоди, мать. Куда торопишься?

– Работать надо, Михаил Леонидович, – пробормотала она. – Время – деньги.

– Ты уже срубила кое-что. – Он ухватил ремешок ее сумочки и потянул на себя.

– Михаил Леонидович, вы что! – Инна прижала сумку к себе, словно драгоценный сосуд из тонкого фарфора.

– Дай сюда, – сквозь зубы процедил Заватов, продолжая тянуть за ремешок. Его показное сочувствие как ветром сдуло.

Инна вдруг почувствовала, как на ее плечо легла чья-то тяжелая рука. Она, Инна, вздрогнула, словно от удара током, и резко обернулась. Позади нее стоял один из мордоворотов Тяпы. Не опуская руки с ее плеча, Сергей, как звали парня, пододвинул ногой свободный стул и грузно опустился на него. Теперь он сидел, приобняв Инну, пытаясь заглянуть ей в глаза.

– Не суетись, крошка, – сильные узловатые пальцы Сергея переместились к ее горлу, – расслабься.

Внутри у Инны все похолодело, руки, которыми она прижимала к себе сумочку, сами собой разжались, и та оказалась на столе перед Заватовым.

– Ну, мать, рассказывай. – Заватов отодвинул сумочку подальше от Инны, на дальний край стола, с которого расторопная официантка уже убрала грязную посуду.

– Чего рассказывать-то? – Инна попыталась отвернуться, но цепкие пальцы Сергея удерживали ее голову так, чтобы лицо Инны смотрело на Михаила Леонидовича.

Инна смогла только опустить глаза.

– Что это за хрен в пиджаке, с которым ты здесь трепалась битых два часа?

Она ждала и боялась этого вопроса. Какое-то шестое чувство подсказывало ей, что не надо бы говорить Заватову правду или, по крайней мере, всю правду. Но и молчать тоже было нельзя.

– Так, какой-то писатель ненормальный, – через силу улыбнулась Инна.

– Почему – ненормальный? – Тон Заватова снова смягчился.

– Ну как почему, – смелее заговорила Инна, – заплатил за шампусик, болтал про какие-то материалы, которые он для работы собирает, а потом как-то неожиданно сдернул, даже сдачу не забрал. Ну, с паршивой овцы хоть шерсти клок – так, на сигареты… с ментолом… Серый, – она попыталась дернуть головой, – ну че ты за меня ухватился-то? Убери лапищу.

– Отпусти ее, – скомандовал Заватов Сергею и принялся ее гипнотизировать. – Ну и как же зовут этого ненормального?

– Владимир, – тотчас же ответила Инна, – он мне только имя назвал. Честное слово.

– И раньше ты его не видела?

– Нет, мамой клянусь. – Для большей убедительности она даже перекрестилась.

– О чем он тебя расспрашивал?

– Так, ни о чем особенном. – Инна пожала плечами. – Ах да-а, – она нервно рассмеялась, – он интересовался Юрием Николаевичем.

– Ну-ну, – насторожился Заватов, – конкретнее.

– Он спрашивал… не голубой ли он. – Инна смешливо поджала губы. – Я только повторяю, что он говорил, – торопливо добавила она.

– Еще что? – с каменным лицом продолжал допрос Михаил Леонидович.

– Да ну придурок он, что с него взять? – Она пожала плечами. – Дайте сигарету, Михаил Леонидович. Курить хочу – умираю.

– Это ты еще успеешь, – мрачно скаламбурил Заватов, но сигарету из кармана достал и дал прикурить.

– Спасибо, Михаил Леонидович. – Держа сигарету предательски трясущимися руками, она ткнула ее концом в пепельницу.

– Значит, фамилию его ты не знаешь, – начал перечислять Заватов, – кто он такой, не знаешь и о чем тебя расспрашивал, не помнишь. А что же тогда у тебя ручонки-то трясутся?

– Затрясешься тут, – хмыкнула Инна и боязливо покосилась на Сергея, – вы ж на меня, как на врага, набросились, чуть шею не свернули.

Заватов затрясся в беззвучном смехе, и Инна было подумала, что опасность миновала, но ее радость была преждевременной.

– А что этот красавчик тебе передал перед уходом, визитку? – неожиданно спросил Михаил Леонидович.

– Какую еще визитку? – недоуменно усмехнулась Инна и покосилась на сумочку. – Так… рукой махнул, показалось вам.

– Значит, показалось? – Заватов поставил сумочку перед собой и щелкнул замком. – Если скажешь правду, ничего тебе не будет, обещаю. Где визитка?

– Михаил Леонидович… – жалобно протянула Инна, но Заватов уже перевернул сумку и вытряхнул ее содержимое на скатерть.

Потная ладонь Сергея снова легла на ее шею.

– Расслабься, – прогундосил он.

Сколько, оказывается, необходимых, нужных, не очень и совсем уж ненужных вещей может вместить небольшая женская сумочка! Заватов тщательно перебрал ее содержимое, проверил кармашки сумки, но визитки там не оказалось.

– Где она? – повторил он свой вопрос.

– Да не было никакой визитки, Михаил Леонидович, – обиженно произнесла Инна. – Неужели бы я вам не сказала?

Заватов, прищурившись, посмотрел на Сергея.

– Бля буду, была. – Сергей сдавил шею Инны своей лапищей и слегка тряхнул. – Где она, сучка? Небось в трусы засунула, – скривился он и посмотрел на Михаила Леонидовича.

– Пусти ты, черт, – вырвалась Инна.

– Не трогай ее. – Заватов остановил Сергея, который собирался снова схватить Инну за шею. – Видно, ты ошибся, Серый.

– Ну бля, ваще, в натуре, Леонидыч, я че, совсем ослеп, что ли? – Сергей опустил сжатые в кулаки руки на стол.

– Ты ошибся, – зыркнул на него Заватов, – пошли, пусть мать собирается.

Он развел руками, встал и пошел к столику Тяпы, Серый двинулся следом. Вскоре они все вчетвером поднялись из-за стола и вывалились в вестибюль. Серый остался рядом с охранником, а остальные трое отправились на свежий воздух.

Когда двери зала за ними закрылись, Инна чуть не плача принялась складывать вещи в сумочку. Покончив с этой работой, она сунула руку под скатерть, нащупала там визитку, внимательно на нее посмотрела, опустила в сумку и с облегчением щелкнула замком. Покурив, на негнущихся ногах доплелась до вестибюля и прошла в туалетную комнату. Не успела за ней закрыться дверь, как туда же с грацией бегемота нырнул Серый. Инна почувствовала, как огромная влажная ручища зажала ей рот, а другая рванула сумочку.

– Ты че, меня лохом задумала выставить? – услышала она горячий грозный шепот.

Серый принялся вываливать содержимое сумочки прямо на пол. Сопровождая зычным хохотом каждый разбивающийся о кафельный пол предмет из женского арсенала, он то и дело взглядывал на ошарашенную таким наглым вероломством Инну, которая наблюдала за этим варварством, прикрыв ладонью рот.

Обнаружив визитку, Серый едва не запрыгал на месте. Он со злобным торжеством посмотрел на притихшую и запуганную Инну.

– В прятки решила поиграть, б… такая? – ухмыльнулся он и сделал к ней шаг.

Инна не успела завизжать – карающая длань Серого стопудовым камнем легла на ее шею.

– А-а, – хрипела она.

– Что ты ему успела наплести, паскуда? – Серый сдавливал ей горло, одновременно тряся ее. – Отвечай, гнида, а то урою! Ну? – Видя, что Инна все еще сопротивляется, отказываясь говорить, Серый разомкнул лапищу и несколько раз наотмашь ударил Инну по лицу.

Из одной ноздри у нее потекла светло-красная струйка крови.

– Ща те весь нос распотрошу, – заорал он, – будешь говорить?

Кровь капала на черное Иннино платье. Она страшно побледнела. У нее кружилась голова и сердце екало от страха.

– Интересовался Тяпой, сказал, что хочет узнать, где он живет. Я ему сказала, что за городом и еще – про ангар. Но где он находится, сказала, что не помню, – сдавленно произнесла Инна, уставившись в пол и хлюпая разбитым носом, – он частный детектив, ищет какую-то девушку…

– Сука! Какого хрена трепалась с ним? Часом не забыла, за чей счет живешь? Я с тобой знаешь, что сделаю? – В глазах Серого запылал садистский огонь. – Ты у меня попляшешь! Так тебя отмудохаю, что превратишься в одну большую дырку. – Он развязно захохотал, изо всех сил сунув кулаком Инне в пах, потом разжал пятерню и схватил ее за то, что иные из ее клиентов, дядечки вполне интеллигентные и явно начитавшиеся библейской «Песни песней», восторженно именовали сказочным садом. Инна вскрикнула. Удар прямо в лицо заставил ее отлететь к стене. Она хлобыстнулась головой о кафель и осела на пол. Сознание на миг покинуло ее, смешавшись в радужное кольцо парящей сумятицы. Поэтому прозвучавшие звериным рыком слова Серого, не содержавшие, впрочем, ничего, кроме диких угроз и ликующего свинства, прошли мимо нее.

Реабилитированный в своих подозрениях, он вышел из туалета в таком же приподнятом настроении, в каком герой Ван Дамма в «Инферно», прихлопнув двух милых братишек, издевавшихся над своим престарелым больным дядей, взрывал «язычников» и убивал членов преступного семейства наркодельцов. Кивнув охраннику, Серый вышел на улицу. Не доходя до хозяйского «Мерседеса», остановился у заватовской «БМВ». Он молча, с торжествующей ухмылочкой протянул тому отобранную у девушки визитку.

– Молодец, Серый. – Заватов покрутил в руках визитку. – Сыщик, значит… – с тайной угрозой произнес он.

Серый с пренебрежительным видом кивнул и направился к «Мерседесу».

– Какого хрена ты пропал? – нетерпеливо спросил его хозяин.

– Да этой сучке Инке мозги промывал – натрепалась сыщику о тебе. Где у тебя дом, где ангар…

– Какому сыщику? – вскинул удивленный взгляд изрядно пьяный Тяпа.

– А вон Михаил идет, он тебе все расскажет.

К «Мерседесу» действительно шел Заватов. У него было несколько озабоченное лицо.

– Вон его «Опель», – сказал он, усевшись рядом с Тяпой на заднем сиденье. – Там у него одна шлюшка сидит, очень даже ничего, – плотоядно усмехнулся он, – думаю, этот Шерлок Холмс поедет следом за тобой.

– Да я его… – размахался было руками Тяпа.

– Не надо, Юра, нервничать. Поезжай к ангару – развлечешься. И своих предупреди по мобильнику, что, мол, гость едет. Расколешь, кто его нанял и для чего. – Он бросил на Тяпу выразительный взгляд.

– А ты не дурак… – Тяпа прищурил свои младенчески наглые глаза. – Только не зарывайся! И не командуй!

– Да я ж для нашего – твоего и моего – блага стараюсь, – заискивающе посмотрел на Тяпу Заватов.

– Хвалю. – Жестом купца, разомлевшего от спиртного и лакейского подобострастия, Тяпа потрепал Заватова по плечу.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации