154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 13

Текст книги "Черный байкер"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 11 июня 2017, 15:07


Автор книги: Наталья Солнцева


Жанр: Современные детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 13 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Глава 37

– Что с ним, доктор? – бросилась к врачу Ирина. – Он будет жить?

– Будет, будет… Мы сделали все необходимое. Не беспокойтесь. Поезжайте домой, отдохните.

– А он?

– Ваш протеже останется в клинике до утра, отлежится, а завтра приезжайте за ним. Мы укололи ему транквилизатор.

– Чем он отравился?

– Отравился? – Доктор поправил очки и устало вздохнул. – Он подавился, моя дорогая. Пришлось доставать из его трахеи инородное тело. Хотите взглянуть?

Он развернул марлевую салфетку, которую держал в руке, и показал ей зернышко кардамона. Видимо, оно каким-то образом попалось Сорокину в глинтвейне.

– Вот причина переполоха, – добавил врач. – Хорошо, что этим обошлось. Я уж подумал, бог знает что случилось.

Ирина сунула ему в карман халата деньги и горячо поблагодарила:

– Спасибо вам! Извините, что выдернула вас посреди ночи… но я жутко испугалась. Надо было вызвать «неотложку»…

– Правильно сделали, что позвонили мне и привезли больного на своей машине. Мы быстро оказали квалифицированную помощь. Так что ваш друг вне опасности.

Доктор улыбнулся, а Ирина заплакала. Ее нервы не выдержали. Она уж подумала, что Сорокин отравился, и ее обвинят в очередной смерти. Как она оправдается? Скажет, что ее покойный муж проникает сквозь стены и подсыпает яд в спиртное?

Мало того, они с Сорокиным ели и пили вместе! По дороге в больницу Ирину затошнило от волнения, и она приняла это за признаки отравления. Пока она довезла любовника до больницы, сама чуть не окочурилась.

Доктор по-отечески похлопал ее по плечу.

– Ну-ну, все уже позади… На вас лица нет, Ирина Олеговна. Может, пилюлю успокоительную примете?

– Я за рулем, – отказалась она, испытывая невероятное, спасительное облегчение.

Вино не было отравлено, ее ни в чем не заподозрят… ей не придется нанимать адвокатов, таскаться по судам. Она вспомнила Артура, и ее сердце тоскливо сжалось. Третьего трупа она не переживет.

– Можно я посижу здесь? Хотя бы полчасика? Приду в себя.

– Конечно, конечно. Идемте в ординаторскую.

– Нет… я тут останусь…

Ирина опустилась на жесткий дерматиновый диванчик. Доктор покачал головой, но перечить не стал.

– Я скажу сестре, она принесет вам плед.

Он удалился, а Ирина наконец выдохнула и закрыла глаза. Сорокин жив! Слава богу, он не напился отравы в ее квартире. Что же все-таки происходит?

Она задремала и не слышала, как медсестра укрыла ее пледом. Ей снился Нартов на мотоцикле. Он смеялся, надевал на голову шлем и мчался в туманную даль. Его байк исчезал в белесом мареве, а Ирина отчаянно махала ему рукой. Вернись, мол!

– Что с вами?

Над ней склонилась женщина в медицинском халате и шапочке на пышных волосах.

– А?.. Где я?.. Где…

Ирина увидела белые стены, потолок и медсестру с чашкой чая в руках. Чай дымился, медсестра улыбалась.

– Доктор велел напоить вас чаем…

* * *

Ренат мчался по шоссе, расцвеченному вечерними огнями. Хлопья снега летели в лобовое стекло его внедорожника. Он свернул во двор, где жила Мими, и увидел, что ее окна темны.

– Какого черта! – выругался он. – Я ведь приказал ей сидеть дома! Лариса тоже хороша…

Смутные картины всплывали в его сознании: труп в овраге… кабинет психолога… запрокинутое лицо Мими…

На этот раз задача оказалась суперсложной. Навыки, полученные у Вернера, не давали эффекта. Все, что они с Ларисой применяли, не срабатывало в полной мере. Танцовщица Зейнаб не торопилась делиться с ними своей тайной.

– Она обещала царственному возлюбленному вечное блаженство, – пробормотал Ренат. – После ее смерти Аурангзеб так и не оправился… Вечное блаженство! – повторил он, выезжая со двора на трассу. – Как оно выглядит, интересно? С чем его едят?

На повороте он сбросил газ и заметил в зеркале дальнего вида мелькнувший силуэт. Неужели байкер?

За ним в самом деле ехал мотоциклист. На перекрестке он вырвался вперед и помахал Ренату рукой, словно приглашая следовать за собой.

– Не сейчас, – процедил тот, борясь с искушением. – Я должен найти Мими и Ларису. Желательно поскорее. Они отправились к психологу, дурехи.

Байкер лихо повернул и скрылся в подворотне. Ренат поехал прямо. Через полчаса он притормозил у офиса Черкасова, но не спешил выходить из машины.

– Его нет в кабинете? – сам у себя спросил Ренат. И сам себе ответил. – Его там нет! Он… Ни хрена не понятно!

Треск мотоцикла заставил его вздрогнуть и повернуться вправо. Из-за угла стремительно приближался байкер. Он остановился в двух шагах от внедорожника, выключил двигатель и замер.

Ренат вышел из машины и окликнул его:

– Эй ты! Давай поговорим!

Мотоциклист не шевельнулся. Он не подал виду, что слышит обращенные к нему слова. Его лицо пряталось под шлемом.

– Ты кто? – крикнул ему Ренат. – Может, познакомимся поближе?

Мотоциклист казался статуей, так он был неподвижен и тих. Падающий снег придавал его фигуре, оседлавшей «Хонду», зловещие очертания. У Рената мурашки поползли по спине. Он сел обратно в машину и закрыл дверцу. Телепатический контакт с байкером тоже не состоялся. Тот оставался глух и нем.

– Не хочешь, не надо… Черт с тобой!

Ренат старался не обращать внимания на байкера. Ему следовало идти в кабинет психолога, но он продолжал сидеть в машине, как приклеенный. Они с мотоциклистом оба чего-то ждали.

Ренат потерял ощущение реальности. Его беспокойство нарастало. Байкер мешал ему сосредоточиться. Какие-то черные точки мелькали перед его глазами, словно стая мух.

Мотоциклист, не скрываясь, демонстрировал себя Ренату и тем самым показывал, что ничего не боится. Неужели это Нартов? Тогда все становится на свои места… Мертвому море по колено.

Отворилась стеклянная дверь, и на улицу выкатился толстяк в желтом пальто. Его лицо пылало, он шел зигзагами, будто пьяный. Ренат узнал в нем Каратаева. Тот только что побывал в кабинете психолога, и увиденное там повергло его в шок.

Дальнейшие события развивались молниеносно, так что невозможно было ни предугадать их, ни предотвратить. Мотоцикл зарычал, сорвался с места, сбил толстяка и скрылся между домами.

Каратаев лежал боком на тротуаре, похожий на громадного желтого тюленя. Ренат выскочил из машины и склонился над ним. Управляющий хрипел, его губы посинели.

– Вот мерзавцы, совсем совесть потеряли, – проговорил кто-то над ухом Рената. – Людей сбивают, как кегли!

Он догадался раньше, чем увидел, кому принадлежит этот глуховатый голос.

– Вернер?

Рядом с ним стоял крепкий мужчина в коричневой куртке и с непокрытой головой. Бритый череп блестел в свете фар, выпуклые глаза были опущены.

– У него удар, – кивнул Вернер в сторону пострадавшего. – Он умирает не от полученных травм, а от испуга. Показательное выступление!

– Вы имеете в виду байкера?

– Вот, что будет с теми, кто лезет не в свое дело. Парень заранее пригласил вас на это шоу?

Ренат вспомнил, как мотоциклист на перекрестке махал ему рукой, и удрученно подтвердил:

– Да, но я не поехал за ним.

– Иногда разные пути приводят в одно и то же место.

– Черт вас побери, Вернер…

Ренат выпрямился, злобно повернулся к собеседнику, но того словно и не было. На мокром снегу чернели отпечатки туфель с длинными носами. Следы есть, а тот, кто их оставил, испарился…

Глава 38

– Ты? – Лариса пропустила Рената в кабинет и закрыла дверь. – Как ты нас нашел?

– Где Мими? – спросил он.

– Здесь… с ней все в порядке. Она под действием ибоги.

Ему бросился в глаза мертвый психолог, сидящий в кресле за столом. Казалось, тот наблюдает из-под ресниц за незваными гостями. Шкаф был открыт настежь, на полу разбросаны бумаги.

– Это Каратаев натворил, – объяснила Лариса. – Он только что вышел отсюда. Искал «личность» покойного компаньона. Видимо, ему доложили, что Нартов посещал Черкасова, и он явился за материалами. Толстяк страшно испугался, увидев труп, но не отступил от своей затеи. Он вел себя как одержимый.

– А вы что здесь делаете?

– Потом расскажу. Мы с Мими едва успели спрятаться за ширму. Каратаев сразу кинулся рыться в шкафу. Он ничего не нашел, жутко разозлился и выскочил вон.

Ренат обвел взглядом кабинет и зашел за ширму. Мими казалась спящей. Ее зрачки бегали под синеватыми веками, губы кривились, руки подергивались.

– Она путешествует по зазеркалью…

– Нам пора уходить отсюда, – сказала Лариса. – Дежурный может проверить офисы, в которых горит свет.

– А Мими? Не тащить же ее на руках? Мы привлечем внимание. А в кабинете покойник!

Ренат склонился над девушкой и легонько похлопал ее по щекам. Она осталась безучастной.

– Черкасов был мертв, когда мы вошли. Мими очень испугалась.

– То-то я никак не мог понять, на месте он или нет. Кто-то косит их всех!

– Он и без того бы скоро умер…

– Боюсь, психолог поддался тому же искушению, которое погубило Нартова. Увы, вместо вечной жизни его настигла преждевременная смерть.

– Мими хотела заставить его признаться, какой код он требовал у нее. Но мы опоздали. Я знала, что так будет.

На стене тикали часы, за окном в чернильной тьме падал снег, укрывая город белыми пеленами. К утру все растает и останется грязная талая вода.

– А что остается от человека? – прошептал Ренат, глядя на бесчувственную Мими. – Образ? Тень? Фантом?

Лариса наблюдала за ним, проникаясь его чувствами к этой странной девушке и прислушиваясь к себе. Шевельнется ли ревность? Не шевельнулась.

– Где Каратаев? Думаю, он…

– Его увезли в морг, – ответил Ренат прежде, чем она высказала свое предположение. – Я видел черного байкера. Он сбил управляющего и скрылся. Правда, толстяк умер не от полученных травм, а от инсульта. «Неотложка» приехала быстро, но Каратаев уже не нуждался в медицинской помощи.

Мими вздрогнула и приоткрыла глаза.

– За мной гнались… – прошептала она. – Я убегала…

– Ты можешь встать? – наклонился к ней Ренат. – Нам надо уходить отсюда.

Ее сознание, затуманенное наркотиком, начало проясняться. Она узнала Рената и Ларису, приподнялась и спустила ноги на пол.

– Где я была?

– Обопрись на мою руку, – сказал Ренат. – Сможешь идти?

– Я попробую…

Лариса подошла к двери и прислушалась. В коридоре было тихо. Черкасов все так же сидел в своем кресле. Часы тикали. К оконному стеклу прилипали снежинки. Хорошо, что окно выходит на задний двор и его загораживает от любопытных густой куст, белый от снега.

Ренат подвел Мими к выходу, стараясь не наступать на разбросанные по полу бумаги. Чтобы не оставлять следов.

– Ну как? Тебе лучше?

– Не знаю… Голова кружится.

Ларису раздражало его сюсюканье и вялая девица, которую придется чуть ли не на себе тащить к машине.

– А с ним что? Так и оставим?

– В смерти психолога криминала нет, – обернулся к ней Ренат. – С точки зрения медицины это естественная кончина. Виртуальный тесак, которым его убили, к делу не пришьешь.

– Тесак? – эхом повторила Мими, не глядя на покойника.

– Тесак! – с удовольствием вымолвила Лариса. – Черкасова зарубил палач из личной охраны императора. Бедняга хотел избежать смерти, и этим привлек ее к себе.

Мими не стала уточнять, что означают ее слова, только крепче вцепилась в Рената.

– Идем же…

* * *

Мир Нартова


Он сидел на пустом пляже в Майами, когда увидел Артура, бредущего с отрешенным видом по кромке прибоя. Была ночь, светила луна. В голубом мареве фигура молодого человека казалась призрачной.

Нартов окликнул парня:

– Каппель! Ты, что ли? Какими судьбами?

Программист пустился бежать. Нартов догнал его и злобно схватил за руку:

– Это ты! Я не обознался!

– Пустите, – начал вырываться тот. – Оставьте меня в покое! Все!

– Ах, ты, щенок! Ты работал на меня и попутно спал с моей женой? А я ни сном ни духом. Ловкач, ничего не скажешь!

– Ваша жена сама затащила меня в постель…

Нартов коротким ударом под дых заставил его согнуться в три погибели.

– Надо же, – усмехнулся он, глядя на стонущего Артура. – Не зря я в юности посещал секцию боевых искусств. Даже здесь навыки пригодились.

Парень упал на песок и пополз прочь от бывшего босса, бормоча:

– Вас нет… Вы мне снитесь… Вас нет!.. Вы умерли…

– Думаешь, мы снимся друг другу? – развеселился Нартов. – Дурак ты, Каппель! Интрижка с моей женой тебе на пользу не пошла. Ирина – вампир. Она высасывает у мужиков мозги! Ты попал, братец. Как она тебя окрутила?

– Я вспомнил! Меня байкер застрелил… во сне.

– Какой сон? Очнись, парень! Мы с тобой… – Нартов внезапно замолчал и протянул ему руку. – Вставай, Артур. Я погорячился. На Ирину мне плевать… Я охладел к ней, как только встретил Мими. Ты ведь и к моей секретарше подбивал клинья?

– Она меня отшила.

Артур лежал на песке, не решаясь коснуться протянутой руки босса. Та наверняка холодная, как лед.

– Хватит валяться, – рассердился Нартов. – Ишь, разлегся тут! Признавайся, кому ты хотел продать мой проект?

– Часть проекта, – вырвалось у Каппеля. Он прикусил язык, но было поздно. Пришлось оправдываться. – Мне предложили большие деньги. А вам он все равно без надобности. Я работал над кодом как проклятый и наконец нащупал нужную комбинацию…

Артура посетила мысль, которая повергла его в ступор. Он оцепенел, осознавая свое новое положение. Нартов был прав: это – не сон. Это… это… смерть?

– Дошло? – засмеялся босс.

– Да ну вас…

Луна спряталась за облако, и пляж утонул во мраке. Нартову темнота не нравилась. В темноте «черный человек» может подкрасться незаметно. Он настороженно оглядывался, прислушиваясь к каждому шороху.

– Эй, Каппель, ты где? Я тебя не вижу!

– Я здесь, рядом… – выдавил обескураженный программист.

Океан тихо плескался, набегая на берег. В небе сквозь облака проглядывали звезды. Нартов скорее почувствовал, чем услышал чьи-то шаги.

– Артур! Я не в обиде! – крикнул он в темноту. – Кое-что вышло из-под контроля. Мне стоило понять это раньше…

Шаги приближались. Артур затих, затаился. Нартов слышал, как шуршит песок под ногами, обутыми в сапоги из мягкой кожи. Это поступь Палача, который появляется бесшумно, чтобы не спугнуть жертву.

Нартов еще раз окликнул Артура, не получил ответа и… пустился наутек. Его босые ноги по щиколотки проваливались в песок. Сзади кто-то двигался, дышал, размахивал руками.

Нартов в ужасе оглянулся. За ним бежал человек в черном кафтане, из-под чалмы сверкали глаза. Бизнесмен пожалел, что в свое время не занимался бегом. У него быстро кончились силы и сбилось дыхание. Тогда как преследователь оказался тренированным и выносливым. Он совсем не устал. Расстояние между ними стремительно сокращалось…

Глава 39

Москва


Сорокин очнулся в холодном поту. Что с ним случилось? Они с Ириной пили вино, он закашлялся… Потом она везла его в больницу, он задыхался. На этом воспоминания обрывались.

Детектив обвел глазами комнату: белые стены, потолок, окно, пустая кровать рядом. Больничная палата? Значит, он жив?

В палату вошла медсестра и спросила, как он себя чувствует. У нее было круглое лицо и полное тело, обтянутое голубым халатом.

– Что со мной?

– Вы подавились зернышком кардамона, – улыбнулась она. – У вас начались спазмы, но, к счастью, все обошлось. Вам вовремя оказали помощь.

– Я этого не помню…

– Вы потеряли сознание от удушья. Вас откачали, потом укололи успокоительное.

Обрывки воспоминаний всплывали в сознании Сорокина. Руки Ирины, которая накрывает на стол… Вкус горячего вина и специй… Кашель… Его куда-то везут на каталке… рядом мелькают люди, звучат голоса…

– Разве я… разве это был не яд?

– Яд? – удивленно протянула медсестра, измеряя ему давление. – Нет, что вы! Зернышко кардамона попало вам в трахею. Вы могли задохнуться, но яд тут ни при чем.

– Я думал, что умираю.

– Сейчас ваша жизнь вне опасности. Пульс в норме, давление тоже. Вас можно выписывать. Кстати, ваша… приятельница ожидает в коридоре. Она всю ночь не спала. Сидела на диванчике у вашей двери, гуляла по улице, под утро вернулась. Переживает.

– Ирина? Пусть войдет…

Медсестра впустила Ирину и удалилась. Сорокин заволновался. С тех пор, как он согласился работать на нее, все пошло наперекосяк. Какое-то зернышко кардамона едва не убило его! Чего ожидать от завтрашнего дня – неизвестно. Смерть является в разных обличьях. Кому-то в виде виски, кому-то в виде глинтвейна…

Ирина выглядела измученной. Ее одежда помялась, волосы кое-как приглажены, глаза опухли.

– Ты плакала?

– Я жутко испугалась за тебя! Подумала, Нартов отравил… нас обоих. Просто ты выпил больше.

– Чертов кардамон…

– Понятия не имею, как он попал в чашку. Я вроде бы процеживала глинтвейн.

– Вроде бы?

– Конечно, процеживала, – спохватилась Ирина. – Это случайность.

– Сплошные роковые случайности, – процедил он. – Твой муж, Артур…

– Тс-сс! – Она наклонилась и закрыла ему рот ладошкой. – Молчи. Обсудим это дома. Куда поедем? К тебе или ко мне?

В ее сумочке зазвонил мобильный. Она достала трубку и приложила к уху.

– Прости… Алло? – Ее лицо вытянулось, побледнело. – Что?.. Не может быть… Это какая-то ошибка!.. Вы уверены?..

– Очередная роковая случайность? – скривился Сорокин. – Опять кто-то сыграл в ящик?

Ирина прикрыла трубку рукой и бросила:

– Слава богу, не ты!

– Я даже не знаю, радоваться мне или плакать. Ты страшная женщина, Ира…

– Каратаев погиб, – сообщила она. – Попал под колеса мотоцикла. Вчера вечером.

В Сорокине проснулся детектив. Он приподнялся на локте и спросил:

– Где ты была в это время?

Ирина нажала на кнопку отбоя и бросила телефон в сумку со словами:

– Ты с ума сошел! Здесь, рядом с тобой!

– Вряд ли доктора и сестры смогут это подтвердить. Они были заняты, ты выходила прогуляться. Вывела меня из строя, а сама…

– Идиот! – вспыхнула вдова. – Надо было пить аккуратнее! И вообще… я не умею ездить на мотоцикле.

– Не умеешь? Или притворяешься, что…

Она закрыла ему рот ладонью, на этот раз со злым огнем в глазах.

– Замолчи!..

* * *

Лариса с Ренатом доставили Мими домой и остались ночевать у нее. Решили, что одной ей будет не по себе. Два трупа за один вечер – это не шутки.

– Находиться рядом с покойником – стремное развлечение! – заметила Лариса. – Мими вырубилась, и мне пришлось отвечать за нас двоих. Когда Каратаев ворвался в кабинет, я чуть не умерла от страха! Мы спрятались за ширмой.

– Каратаев вам ничего бы не сделал.

– Он не подозревал, что ему осталось жить считаные минуты. Искал материалы Нартова, чтобы загнать их подороже, а самого уже смерть поджидала. Он вел себя как ненормальный…

Мими не принимала участия в разговоре. Ренат уложил ее на кровать в спальне и сидел рядом, поглаживая девушку по голове, как ребенка, пока она не уснула.

Лариса прилегла в гостиной на диване. Сон не шел. Мертвое лицо Черкасова стояло у нее перед глазами. Виртуальное убийство, оказывается, опасная вещь. Подточенный болезнью организм психолога не выдержал нервного потрясения. Хотя в действительности его никто и пальцем не тронул. Действительность оказалась довольно размытым понятием.

Лариса представила, как психолог достал стеклянную трубочку, капнул себе в рот ибогу и погрузился в запредельный мир. Это произошло не сразу. Черкасова клонило в сон, потом сознание заволокло туманом, в ушах зазвенели барабаны, и голос африканского шамана-нганги позвал его за собой…

Лариса несколько раз проваливалась в дрему, следуя за психологом, который надеялся что-то понять с помощью наркотического дурмана. На какой результат он рассчитывал?

До рассвета она блуждала между явью и сном. Утром встала первой, привела себя в порядок и с интересом рассматривала квартиру Мими. У Нартова был хороший вкус. Заметно, где в интерьер вмешивалась хозяйка – та предпочитала все яркое, вычурное. Ее стиль – смесь современной моды с восточным колоритом.

Ноутбук Мими был включен. Лариса проверила скайп и увидела, что Нартова там нет. Нелепость происходящего ставила ее в тупик. Но в этом тупике явно существует замурованная дверца. Как ее открыть?

– Сделай нам зеленого чаю, – попросил Ренат. – И загляни в холодильник. Я проголодался.

Лариса подпрыгнула от неожиданности, а он рассмеялся.

– Я думала, ты еще спишь.

– Мими спит, а я давно проснулся. Слышал, как ты бродишь по квартире.

– Как ночь прошла?

– Скучно. Мими все еще во власти ибоги. Я проиграл этому чудо-зелью, – пошутил Ренат. – Не выдержал конкуренции.

– Ты веришь ей?

– Мими ни в чем не виновата. Она никого не убивала.

– Я ее не обвиняю. Просто хочу понять, что у нее на уме. Она слишком закрыта для обычного человека.

– Она – не обычный человек! Она…

– … храмовая танцовщица, отправляющая сакральные ритуалы! – подхватила Лариса. – Очень романтично. Тебя не пугает участь ее любовника Нартова? Ты готов стать следующим?

– Не надо утрировать. Мими тебе не нравится, но это не значит, что она – воплощение зла.

– Зато ты от нее в восторге! Она тебя очаровала! Покорила с первого взгляда. Ты растаял и потерял бдительность.

– Хорошо, что ты рядом, – съязвил Ренат. – Ты не дашь меня в обиду.

Лариса развернулась и отправилась в кухню. Поставила чайник, открыла холодильник. Полки были почти пусты. Святым духом, что ли, питается эта рыжая бестия?

Она нашла завернутую в целлофан половинку батона, кусок подсохшего сыра и просроченный йогурт. Не удивительно, что у Мими прекрасная фигура: она просто ничего не ест.

В ванной зашумела вода, Ренат принимал душ. Воспользовавшись его отсутствием, Лариса на цыпочках прошла по коридору и заглянула в спальню. Мими разметалась на подушке, тихо посапывая. Ее щеки горели, губы были приоткрыты. Должно быть, во сне она танцевала перед императором… или спасалась бегством от «черного человека». Ее тело вздрагивало, грудь беспокойно вздымалась.

Ренат снял с нее брюки, укрыл одеялом. Сам он провел ночь в кресле, в неудобной позе. У него затекла спина, поэтому он проснулся ни свет ни заря.

– Так ему и надо, – прошептала Лариса.

Она смотрела на спящую Мими и тщетно пыталась проникнуть в ее мысли. Что за каша варится в ее рыжекудрой головке?

В кухне засвистел чайник, и Ларисе пришлось вернуться к приготовлению завтрака. Нормального чая она в шкафчиках не обнаружила и заварила какую-то цветочно-витаминную бурду. Тем временем из ванной вышел Ренат.

– У твоей танцовщицы пустой холодильник, как ей и положено.

– Пустой? – разочарованно протянул он, увидел батон и оживился. – Может, тосты сделаем?

– Масла нет, колбасы нет, только сухой сыр.

– Тосты с сыром. Отлично. У меня волчий аппетит!

Лариса развеселилась, глядя на него. Свежий цвет лица, глаза сверкают, словно он не просидел до утра, скорчившись в кресле, а великолепно отдохнул.

– Вижу, Мими тебя вдохновляет…

– Садись, будем пить чай, – примирительно улыбнулся Ренат и включил тостер. – Я за тобой поухаживаю.

– Сколько нам еще здесь торчать? Если долго, надо сходить в магазин, купить еды. Я не собираюсь сидеть на хлебе и воде.

– Почему? Это полезно.

Ренат разливал чай в чашки, когда в гостиной послышался звонок.

– Тихо… – насторожился он. – Это что? Скайп?..

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации