» » » онлайн чтение - страница 2


  • Текст добавлен: 4 июня 2014, 14:14


Автор книги: Петр Бормор


Жанр: Юмористическая фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 2 (всего у книги 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Примитивные существа

К демиургу Шамбамбукли пришел в гости его друг демиург Мазукта.

– Привет, ты чего такой мрачный?

– Да так… Вот, сам смотри.

– Ночь ведь, что я увижу?

– Ничего, там светло.

Действительно, всё было прекрасно видно, потому что город горел. На улицах валялись трупы защитников и нападавших, по улице двое пьяных солдат гнались за кричащей женщиной, еще один деловито обчищал карманы убитого горожанина.

– Ну и что? – спросил Мазукта.

– Плохо.

– А ты чего хотел? Это же люди, примитивные существа.

– Я же их сделал по образу и подобию своему! – всхлипнул Шамбамбукли. – Неужели и во мне есть… вот такое?!

– Не говори ерунды! – хмыкнул Мазукта. – Ты им задал отправную точку, вот и всё. Ну, создал, ну по своему подобию. А дальше они развивались уже сами, разве нет? Вот и… развились.

– А самое страшное знаешь что? – хлюпнул носом Шамбамбукли.

– Что?

– Вот это вот… всё, – неопределенным жестом указал на творящееся безобразие Шамбамбукли, – они совершают во славу мою и с именем моим.

– То есть как? – удивленно захлопал глазами Мазукта. – Ты хочешь сказать, что они в тебя веруют?

– Нет. Не веруют, а поклоняются.

– Кошмар какой, – передернулся Мазукта.

– Угу. Какую бы подлость ни совершили – «это творец нам так заповедовал!» Я не мог такого заповедовать! Даже пьяный! Ну, ты же меня знаешь, я вообще не пью почти. Зато у них совесть чиста, гордятся собой даже.

– Человеческие жертвоприношения еще не практикуют? – деловито осведомился Мазукта.

– Нет пока… кажется.

– Скоро начнут, готовься. Я же говорю, примитивные существа.

Очень страшный суд

Демиург Шамбамбукли зачерпнул густо-зеленого крема и щедро намазал левую щеку демиурга Мазукты.

– Так лучше?

Демиург Мазукта критически осмотрел себя в зеркале.

– Хм… чего-то не хватает, прошамкал он. – Подай-ка мне вон те вставные клыки.

– У тебя же есть уже две пары!

– Вот третьей и не хватает! И когти коротковаты.

Демиург Шамбамбукли покладисто помог товарищу нарастить когти и вставил ему в пасть еще одну пару клыков.

– Ну как?

– Жуть! – довольно ухмыльнулся в зеркало демиург Мазукта. – То, что надо!

– А зачем все это надо? Ну, эти шипы, рога, когти?

– А я сегодня председательствую на Страшном суде, – объяснил Мазукта. – Значит, должен навевать ужас одним своим видом.

– Я это понимал как-то иначе… – задумчиво нахмурился Шамбамбукли.

– Значит, неправильно понимал. Через четверть часа сюда войдут избранные представители человечества…

– Только избранные представители?

– Ну конечно! Все человечество тут никак не поместится.

Шамбамбукли окинул взглядом зал Суда, что-то подсчитал в уме и согласился, что да, не поместится.

– Ну вот. Придут они на Суд, а Суд должен быть Страшным! И как, спрашивается, их напугать?

– Может, твоим величием и неземным сиянием?

Мазукта захохотал.

– Людей этим не проймешь! Нужно что-то такое… такое… чтобы до печенок пробирало!

Шамбамбукли покосился на вспухшую клыкастую морду, в которую превратилось породистое лицо Мазукты, невольно передернулся и отвел взгляд.

– А ты не перегибаешь палку?

– Все в порядке. Живые они меня не боялись, пусть хоть после смерти испугаются. А кроме того… я хочу действовать наверняка. Там, на земле, и так было довольно жутко. После всего, что люди успели увидеть при жизни, их нелегко будет смутить.

– Ну не знаю, – вздохнул Шамбамбукли. – Что-то здесь неправильно, но что – не пойму.

– И не надо, – махнул когтистой лапой Мазукта. – Отойди в сторонку и смотри, как я сейчас буду судить свой народ. Набирайся опыта у старших товарищей.

Мазукта умостился на трон из человеческих костей, поерзал, критически оглядел убранство зала и скомандовал:

– Начинаем!

Распахнулись высокие двери, и в зал вошли люди. Изувеченные, обугленные, прошитые насквозь пулеметными очередями, покрытые язвами и следами химических ожогов… Вошли – и уставились на своего создателя.

– Именно так мы тебя и представляли, – произнес после недолгого молчания умерший от лучевой болезни старик.

Магазин

– Да не ломайся ты! – вещал демиург Мазукта, волоча за рукав вяло упирающегося демиурга Шамбамбукли. – Никто тебя там не съест.

И ты не обязан ничего покупать, но хотя бы посмотри на настоящее качество! А то все работаешь по старинке.

Стеклянные двери перед ними беззвучно разошлись в стороны, и глазам предстало многоцветие магазина.

– Вот, полюбуйся! Все, что нужно для профессионального демиурга. Любые комплектующие, для любого типа миров, учебная литература, готовые блоки… Ну, чего объяснять, сам смотри.

– Ух ты! – выдохнул Шамбамбукли и, как завороженный, двинулся вдоль витрин. Действительно, было на что посмотреть. Как пасхальные яйца, лежали в своих гнездах нарядные планеты; рядом жемчужно поблескивали расфасованные по размеру спутники. Пузырьки с яркими и пастельными красками для украшения ландшафтов, цветные буклеты с типовыми курортными видами – копируй на здоровье! Гордо выпятив наклейки на пузатых животах, стояли длинные ряды бутылок с запечатанными океанами; рядом в никелированном ведерке прилагался бесплатный подарок от фирмы – ледяные кубики айсбергов. Мазукта протянул руку и снял с полки хрустальный пузырек с клубящимися внутри облаками.

– «Грозовая атмосфера», – прочел он на этикетке и протянул пузырек товарищу. – Хочешь понюхать?

Шамбамбукли нерешительно взял другой пузырек, тонкий и кристально прозрачный. Пшикнул из него на запястье и осторожно нюхнул.

– Горный воздух! – расплылся он в улыбке. – Мой любимый запах.

Мазукта хмыкнул и потянул друга дальше.

– Начинать надо не с воздуха, а с основных деталей. Земля, небо, светила. Остальное уже частности.

– А где тут… Ой, смотри, ка-ко-е!

Шамбамбукли остановился у полки, на которой переливалось всеми цветами радуги огромное квадратное солнце.

Мазукта пригляделся и солидно кивнул.

– Угу. Вещь. Суперплоское, никаких вредных излучений, автоматическая настройка на время года, вечная гарантия. Цену видишь?

Шамбамбукли перевел взгляд на ценник, тихо ахнул и отшатнулся от полки.

– Вот тебе второе правило, – осклабился Мазукта. – Никогда не нацеливайся на самое эффектное – оно, как правило, и самое дорогое. Я предпочитаю простые надежные модели. Пойдем.

Мазукта поволок Шамбамбукли к другому концу ряда.

– Вот. Советую купить одно из этих.

Шамбамбукли с сомнением уставился на россыпь невзрачных звезд.

– Какие-то они…

– Ерунда. Главное – функциональность.

Мазукта выбрал одну из звезд и сунул Шамбамбукли в руки.

– Бери и пойдем дальше.

– А почему она такая лохматая?

– Это протуберанцы.

– Значит, у нее активность нестабильная? – проявил техническую осведомленность Шамбамбукли. – А не взорвется?

– Такие светила взрываются редко. В крайнем случае, фирма-изготовитель выплатит компенсацию.

– Пятна какие-то… – брезгливо поджал губы Шамбамбукли, рассматривая звезду. – И знаешь, по-моему, у нее слишком жесткое излучение!

– А зачем существует озоновый щит, по-твоему? – парировал Мазукта.

– Да ну, озоновый щит… В этой защите всегда полно дырок, только успевай затыкать.

Мазукта в ответ только пожал плечами, отказываясь продолжать глупый спор. Шамбамбукли некоторое время потоптался у прилавка, перебирая звезды и рассматривая ценники, и наконец выбрал маленькую бледно-желтую звездочку, которая показалась ему «похожей на котенка». Так он и объяснил свой выбор Мазукте, не преминувшему упрекнуть друга в излишней сентиментальности.

– Иди сюда, – он подвел Шамбамбукли к большому ящику в углу магазина и сунул туда обе руки, разгребая погромыхивающее содержимое.

– Это что?

– Комиссионные товары. Планеты я всегда беру здесь. Чуть-чуть подчистить поверхность – и можно использовать как новые!

Шамбамбукли двумя пальцами вытащил из кучи почерневшую спекшуюся планету.

– И что, вот на этом можно начинать новый мир?

– Брось, эта порченая. Сразу же видно.

Шамбамбукли послушно уронил планету обратно в ящик.

– Риск, конечно, всегда существует, – снисходительно объяснил Мазукта. – Зато цены просто смешные. На, возьми вот эту.

Он сунул в руки Шамбамбукли серый, довольно-таки потертый шарик.

– Этот использовался под динозавров. А они раса аккуратная: в каком виде взяли, в таком и отдали. Ну, может, только кладбища не стали тревожить.

Шамбамбукли повертел планету в руках и, когда Мазукта отвернулся, незаметно вернул ее в кучу.

– Так, что у нас на очереди? Растения, животные? Сейчас купим, сэкономим тебе два дня рабочего времени.

В отделе растительности Мазукта быстро перебрал пакетики с семенами и спорами: от моха ягеля до Иггдрасиля включительно. Были тут и говорящие грибы, и конфетные кусты, и дубы, на которых росли золотые цепи, и даже новая разработка – бродячее Древо Желаний. Мазукта деловито отобрал полтора миллиона пакетиков и ссыпал их в корзинку.

– Тут необходимый минимум. Просто и без изысков. Пошли дальше.

Он оторвал Шамбамбукли от разглядывания запретных плодов на Древе Познания и потащил в другой ряд.

– Животные, животные… ага, вот они! Выбирай тех, что помельче и неприхотливее, и пойдем отсюда.

– Животных я обычно сам… Нравится мне это, – робко возразил Шамбамбукли.

– И разумные расы – тоже сам?

– Ну да… А они тут тоже продаются?

– А как же! Вот, смотри.

Он подвел Шамбамбукли к длинному стеллажу, где стояли в разных позах демонстрационные модели.

– Это люди, это эльфы. А вот гоблины, гномы, орки, мшарцы, крысюки, змеелюди… Вот этих, с волосатыми ногами, не знаю, наверное, новая разработка.

– А ты кого обычно используешь?

– Людей или орков. Самые неприхотливые твари, грязи от них только много. Ну, это мелочи. Так будешь что-то брать?

– Не-а.

– Ну и зря.

Мазукта направился к кассе, по дороге набирая в корзинку коробочки, баночки и пакетики с полок. Шамбамбукли вздохнул, вернулся к Древу Познания и еще раз полюбовался аппетитными плодами. «Непременно сделаю такое же!» – подумал он, хотя и подозревал, что подобного качества ему никогда не достичь. «Ничего, может, накоплю и приобрету со временем», – решил Шамбамбукли и пошел к выходу, где его уже поджидал Мазукта.

– Ну как, понравилось? – весело осведомился тот. – Я, гляди, сколько всего накупил!

Мазукта потряс сумкой.

– Обошлось даже дешевле, чем думал. Скидки, конец сезона, так что я еще и сэкономил. И альбом для слайдов получил в подарок от магазина!

– Мазукта, я все понимаю, но зачем мы сюда вообще ходили? Ладно, купили бы что-нибудь такое… замечательное. Но ведь нет! Только полную сумку всякого барахла!

– Ничего ты не понимаешь! – отмахнулся Мазукта. – Ты над каждым миром будешь корпеть по целой неделе, а я их теперь смогу ваять по три-четыре штуки в день. С тех пор, как нашел этот магазин, я, знаешь, сколько миров успел создать? Больше шестисот! А ты? Меньше дюжины. Ладно, не обижайся. Пойдем ко мне, я сегодня угощаю.

– Давай в другой раз? Я что-то устал.

Демиурги распрощались, и Шамбамбукли пошел домой, грея в кармане ладонь о теплый бок маленького желтого солнышка.

А Мазукта пожал плечами, достал из кармана стопку слайдов и стал небрежно распихивать их в кармашки нового альбома. Шесть сотен фотографий. Совершенно одинаковых.

Цепная реакция

– Когда создаешь новый мир, – произнес демиург Мазукта, вальяжно развалясь в кресле, – не оставляй в нем никаких недоделок. В частности, обязательно ликвидируй все нестабильные элементы, иначе рано или поздно мир будет уничтожен цепной реакцией.

– А, знаю, – кивнул демиург Шамбамбукли. – Цепная реакция – это когда расщепляется ядро урана.

– Неверно, – строго нахмурился Мазукта. – Цепная реакция – это когда одна страна первой расщепляет ядро урана, и сразу остальным тоже хочется.

Ничего

– Привет! – сказал демиург Мазукта демиургу Шамбамбукли.

– Привет.

– Ты чего делаешь?

– Ничего.

– А-а… – протянул демиург Мазукта. – А зачем?

– То есть как, зачем? – удивился Шамбамбукли. – Чтобы потом из ничего сделать что-то. Я же демиург!

– Я и сам прекрасно знаю, зачем нужно ничего, – сказал Мазукта. – Я спрашиваю, зачем ты его делаешь? Купить нельзя?

– Да где же я куплю хорошее ничего? – возразил Шамбамбукли. – Уже в шести магазинах был, ничего там нет.

– А ты зайди в тот, что на углу, знаешь, такой, с черепичной крышей.

– А что там есть?

– Ничего.

– Правда?!

– Честное слово. И очень качественное ничего, смею заметить.

Шамбамбукли просиял.

– Очень хорошо. А то у меня ничего не получается. Почти.

– А ты из чего его делаешь?

– Как из чего? Из ничего.

– Из ничего ничего и не выйдет, – покачал головой Мазукта. – Закон природы. Сначала должно быть что-то, и вот ты над ним работаешь, работаешь, стараешься, и в итоге получается…

– Что?

– Ничего.

Шамбамбукли вздохнул.

– Значит, я все делал не так?

– Почему же? Ты делал так.

– Жалко. Думал, сделаю ничего себе, а вышло так себе…

– А что-то вышло?

– Да, немножко. Я сложил в ящик стола.

Мазукта заглянул в ящик и нахмурился.

– Но тут ничего нет!

– Как нет?! – подскочил Шамбамбукли. – А что же там есть?

– Да у тебя тут, приятель, настоящий Хаос, – сказал Мазукта и задвинул ящик стола. – Запомни, ничего нельзя оставлять без присмотра. Оставишь где-нибудь на минутку – и все, уже не найдешь потом ничего.

– А я думал, ничего не исчезает никуда. По закону сохранения.

– Это только в сказках, – отрезал Мазукта. – А у нас с тобой… не пойми чего.

Самое ценное

Демиург Мазукта пришел в гости к своему другу демиургу Шамбамбукли и принес тортик.

– Ой, привет! – обрадовался Шамбамбукли. – Заходи, садись. Я сейчас приготовлю чай. Тебе какой – жасминовый или шиповниковый?

– Мне кофе, – ответил Мазукта и прошел в комнату. Сел в одно из кресел и стал ждать хозяина.

Скоро появился сам Шамбамбукли с подносом в руках. Вручил Мазукте чашечку дымящегося кофе, себе налил из чайника кружку чая, взял кусок пирога и сел – но не во второе удобное кресло, а на колченогую табуретку.

– Усмиряешь плоть? – с интересом спросил Мазукта.

– Ты о чем? – не понял Шамбамбукли. – А, о табуретке?.. Нет, конечно. Она ведь предмет роскоши.

– Хм? – не поверил Мазукта.

– Это подношение от людей. Они мне самое ценное не пожалели. Теперь как-то даже неловко было бы не пользоваться. Ты видишь, из какого дерева она сделана?

Мазукта пригляделся.

– Из серого и занозистого. Названия не помню. А что в нем такого роскошного?

Шамбамбукли вздохнул.

– Это дерево очень редкое. Его вообще не должно было остаться в мире, я старался все ростки уничтожить еще в самом Начале. Но вот не уследил.

– А-а… – протянул Мазукта.

– Я вот не понимаю, – Шамбамбукли задумчиво отхлебнул из кружки. – Я ведь так старался! Я засадил всю землю совершенно замечательной растительностью! Розовое дерево, черное дерево, даже фиолетовое дерево – и все растут повсеместно, далеко ходить не надо. Чудная древесина, долговечная и податливая, целебные плоды, даже листья можно в чай заваривать (кстати, зря отказываешься, попробуй – рекомендую). А люди…

Он махнул рукой и снова отхлебнул.

– Что – люди? – переспросил Мазукта.

– Они их на дрова пускают, – мрачно отозвался Шамбамбукли. – А лечатся какой-то химической дрянью и безграмотными заговорами. Зато вот такой сорняк, – он пнул носком ножку табуретки, – специально везде разыскивают и ценят на вес золота. Почему так? Ведь невзрачная совсем коряга, и в обработку мало годится, и колючая к тому же…

– Видишь ли, – наставительно поднял палец Мазукта, – люди гораздо больше ценят не то, что лучше, а то, что труднее достать.

Пророк
(посвящается Максу Фраю)

Демиург Шамбамбукли лучезарно улыбнулся человеку.

– Здравствуй! Ну наконец-то, и в моем мире появились пророки.

– Ага, – человек сдержанно кивнул. – Я имею честь говорить с демиургом Шамбамбукли?

– Да, это я. Да ты садись, садись. Выпей чаю, а вот тут пирожки, кушай. Я уже приготовил для тебя чудные заповеди, будет что рассказать по возвращении…

– Сожалею, вынужден отказаться, – человек изобразил сочувственный вздох. – Священный транс дается нелегко, у моего возвышенного духа есть только полчаса на разговор. Так что, если не возражаете, перейдем сразу к делу.

– Да, конечно. Если тебе так срочно… На вот, тут в корзинке скрижали, я сам только сегодня написал…

Человек, не обращая внимания на протянутую корзинку, уселся перед демиургом на стул, порылся в плоском кожаном портфеле и достал блокнот.

– Итак, начнем. Паства хочет знать, действительно ли Ваше имя Шамбамбукли, или под этим псевдонимом скрывается целая группа демиургов?

– Э-э-э…

– Ясно. Следующий вопрос. Вы принимали участие в строительстве мира. Если бы у Вас была такая возможность, что бы Вы хотели исправить?

– Одну минуточку…

– Ясно. Какую именно? Первую минуту творения?

– Но я не то имел в виду…

– Я так и понял. Конечно, досадно, когда все с самого начала идет не так, как задумано!

– Но все вовсе не идет…

– Тем более.

Демиург Шамбамбукли озадаченно замолчал.

– Следующий вопрос. Как Вы относитесь к назначению Гога Верховным Прасолом?

– Что?..

– А, понимаю, Вы возмущены. Я тоже. Не будем тогда заострять внимание на этом вопросе. Перейдем к следующему. Ваше главное увлечение в жизни?

– Погоди… – демиург Шамбамбукли попытался внести в разговор толику здравого смысла. – Вот тут у меня корзинка…

– А, Вы плетете на досуге корзинки? Это весьма похвальное увлечение. А каковы Ваши сексуальные предпочтения? И с кем Вы жили в последнее время?

– … твою мать! – закричал Шамбамбукли.

– О! – человек восхищенно вскинул брови. – Мою мать? Вы? Лично?

Он быстро застрочил в блокноте.

– Ну и в заключение, Ваши планы на будущее?

– Еще одно слово… – прохрипел Шамбамбукли, – и я своими руками!..

– Значит, у Вас запланировано еще одно Слово? Ну, спасибо за Откровение, – коротко поклонился человек, сложил бумаги в портфель и исчез.


Это был лишь первый пророк из нескольких тысяч…

Заповеди

– Ты только послушай, какие я заповеди придумал! Обхохочешься!

Демиург Шамбамбукли покосился на листок в руках демиурга Мазукты.

– Заповеди?..

– Ага. Это очень занятная игра. Даешь людям какое-то указание, а потом смотришь, как они его выполняют.

– Ну-ка, дай взглянуть…

Демиург Шамбамбукли взял листок и прочел первую фразу.

– «Не стой под стрелой»… А что это означает?

– Это ничего не должно означать, это заповедь. Главное, чтобы звучало весомо и повелительно.

– Погоди, я чего-то не понимаю…

– А тут и понимать нечего! – Мазукта отобрал листок. – Вкладывать в заповедь какой-то смысл – глупое и неблагодарное занятие. Я сам так сперва делал, а потом понял, что это бессмысленно.

– Но почему?

– Да потому что людям ничьи советы свыше на фиг не нужны! Они все равно истолкуют любые слова так, как им больше понравится. Или каким-нибудь совсем дурацким образом. Лишь бы только не выполнять инструкции.

Демиург Шамбамбукли непонимающе заморгал. Мазукта вздохнул.

– Так. Объясняю подробнее. Вот дал я, к примеру, людям такую полезную заповедь: «Мойте руки перед едой».

– В высшей степени разумное высказывание! – заметил Шамбамбукли.

– Кхм… да. Вот, взгляни сюда.

Мазукта протянул руку и достал с полки один за другим четыре толстых тома.

– Это что? – удивился Шамбамбукли.

– Комментарии мудрецов. Только на одну эту заповедь. Выясняли, что значит «перед».

Шамбамбукли присвистнул.

– Нехило… И к каким результатам они в конце концов пришли?

– Ну, если вкратце – то постановили, что промежуток между мытьем рук и поеданием пищи должен составлять не менее шести часов. А в те дни, когда приходится мыть руки с мылом, они и вовсе постятся.

– А… а какой в этом смысл? – осторожно спросил Шамбамбукли.

– Да никакого смысла. То есть считается, что какой-то есть. Но Высший. Недоступный человеческому пониманию.

Шамбамбукли недоверчиво хмыкнул.

– Или вот, – продолжал Мазукта, – «По газонам не ходить». Люди почти двести лет спорили, что я имел в виду. В конце концов, на основании косвенных намеков, подключив к работе лингвистов, установили, что такая форма глагола – «ходить» – употреблена в данном контексте с целью подчеркнуть, что по газонам нельзя перемещаться босиком, налегке и медленно. А в сапогах, бегом и с полной выкладкой – не только можно, но даже рекомендуется.

– Брр! – откомментировал Шамбамбукли.

– В общем, теперь для меня это просто игра, – заключил Мазукта. – Составляю пару десятков заповедей, а потом смотрю, как человечки начинают с ними извращаться. Иногда очень смешно получается! Попробуй.

Шамбамбукли неопределенно пожал плечами.

– Ну, не хочешь – не надо, – сказал Мазукта. – Только, когда будешь наставлять своих человеков, попомни мои слова. Заповеди должны быть четкими, ясными, не допускающими никаких двояких толкований и простыми в исполнении…

– Я не собираюсь давать никому никаких заповедей, – перебил Шамбамбукли.

– То есть как? – опешил Мазукта.

– Ну… так. Если человечество само не в состоянии разобраться, что можно делать, а чего нельзя – то кому оно нужно, такое человечество?

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3.5 Оценок: 4
Популярные книги за неделю

Рекомендации