Электронная библиотека » Сергей Козлов » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 11:40


Автор книги: Сергей Козлов


Жанр: Сказки, Детские книги


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Сергей Козлов
Ёжик в тумане. Сказки

© Козлов С. Г., насл., 2016

© Каюков Л. Л., ил., 2016

© Кострина И. Д., ил., 2016

© Трубин Д. А., ил., 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Где ты, рыжий Лисёнок?


Прибежал к речке Лисёнок. Увидал в воде солнышко и сказал:

– Рыжий Лисёнок, как ты научился плавать?

Притопал к речке Козлик. Увидел в воде белое облачко и позвал:

– Пушистый Козлик, иди ко мне, будем играть вместе!




Приполз к речке Уж. Спинка у него блестящая – так вся на солнце и переливается…

«Какая большая Змея! – подумал Уж о реке. – Ни головы, ни хвоста не видно!»

Пришёл к речке Ёжик. Посмотрел на камыши и сказал:

– Какой большой Ёжик сидит под кручей!




А солнышко тем временем скрылось за горой. Стемнело…

Лисёнок посмотрел в воду и крикнул:

– Ты утонул, рыжий Лисёнок?

Козлик глянул с берега и заплакал:

– Куда ты убежал, пушистый Козлик?




Уж посмотрел на речку и проворчал:

– Никакая ты не Змея. У тебя спинка не блестит!

И только Ёжик обрадовался. Потому что к вечеру подул ветер и камыши зашуршали. И Ёжик тоже зашипел и стал с ними переговариваться, как с настоящим большим Ёжиком:

– Шшшш-ш!..

– Шшшш-ш!..



Сыроежка

Чем дальше уходила осень, чем дольше Ёжик смотрел вокруг, тем удивительнее ему становилось.

Лес похудел – стал тоненьким и прозрачным. И небо будто поредело – стало не таким синим, не таким густым.

– Это потому что осень, – вздохнул Медвежонок.




Но Ёжик и без Медвежонка знал, что это всё оттого, что пришла осень.

Ёжик любил осень. Любил медленно бродить по шуршащей листве и удивляться, и радоваться каждому грибу.



– Здравствуйте, гриб! – говорил Ёжик. – Как вы поживаете?

Дальше всё зависело от того, какой попадался гриб.



Здоровяк-Боровик отвечал:

– Замечательно! Крепок духом, здоров телом!



Поганка что-то мямлила и вся изгибалась:

– Да знаете, да понимаете, да я…



Маслёнок ласково улыбался – он любил Ёжика.



Хитрые лисички прятали глаза и хихикали:

– Хи-хи! Погляди на него! Это – Ёжик!



Стройный Подберёзовик, вытянувшись, рапортовал:

– Подберёзовик к вашим услугам, сэр!



Задумчивый Груздь басил:

– Ничего, всё в порядке, живём.



Жёлто-бурый старичок-Моховичок, схожий с Подосиновиком, шептал:

– Нет-нет, не Подосиновик, но очень вкусен!



А настоящий Подосиновик в серых лосинах салютовал Ёжику сосновой иголкой.



Лукавая Волнушка искоса глядела из-под шляпы и поводила плечом.



Зато француз-Шампиньон, стоя посреди муравьиной кучи, командовал:

– Гард-а-ву… Фикс! Равняйсь, смирно!

И муравьи замирали, а Шампиньон, с изысканным поклоном, приветствовал Ёжика по-французски.



Весь красный, Мухомор не понимал ни слова и поэтому ещё сильнее краснел.

– Рады стараться! – неожиданно писклявым голосом кричал Мухомор.



И тут же из-за ёлки навстречу Ёжику выходил редкий в наших лесах Польский гриб.

– Считаюсь лучшим грибом западной Европы! – докладывал Польский гриб.

В сумерках Ёжик любил беседовать с опятами. Сядет у пня, вокруг соберётся много-много опят, сдвинут шапки на затылок и – слушают.




Но приятнее всего, конечно, Ёжику было беседовать с Сыроежкой.

– Как вы себя чувствуете? – улыбаясь, спрашивал Ёжик.

– Вы даже не представляете, как рада я вас видеть, – отвечала Сыроежка.



И Ёжик, уже дома, засыпая, всегда вспоминал эту милую улыбку, с которой с ним говорила Сыроежка.


Солнечный заяц и медвежонок


Медвежонок проснулся, приоткрыл один глаз и увидел, что на полу перед окном сидит огромный Солнечный Заяц.

– Здорово! – сказал Медвежонок. – Ты кто?



– Я Солнечный Заяц, – сказал Солнечный Заяц. – Я жду, когда ты проснёшься.

И Медвежонок, жмурясь, вылез из постели.




– Сперва застелим постель, – сказал Солнечный Заяц и прыгнул на кровать.

Медвежонок взбил подушку, застелил одеяло.



– Так, – сказал Солнечный Заяц. – Теперь будем умываться. – И перелетел к рукомойнику.

Медвежонок умылся.



– Теперь откроем окно!

Медвежонок открыл окно.



– А теперь будем делать зарядку! Раз-два! – И Солнечный Заяц принялся скакать по всему дому.



– Ляжем на спину! – крикнул он. Лёг на спину и вытянул уши.

И Медвежонок лёг на спину и постарался передними лапами вытянуть хоть немного свои уши.




«Эх, – подумал он, – мне бы такие уши, как у Зайца!»

– Ты что это делаешь? – спросил Солнечный Заяц.

– Да это я так, – сказал Медвежонок. – Что дальше?



– Переходим к водным процедурам! – сказал Заяц и полез в ушат с водой.



– Подвинься, – сказал Медвежонок и сел рядом.



Когда они растёрлись мохнатыми полотенцами и сели завтракать, Медвежонок вдруг стукнул лапой по столу.

– А зубы! – сказал он.



– Да, – сказал Заяц. – Только я забыл щётку.

И тогда Медвежонок почистил зубы своей зубной щёткой, а Солнечный Заяц – лапой, хотя это не по правилам и у каждого должна быть своя зубная щётка, но что же делать, если Солнечный Заяц в это утро так спешил к Медвежонку, что оставил свою зубную щётку дома?



Когда они снова сели за стол, в дверь постучали и вошёл Ёжик со своим Солнечным Зайцем.



– Здравствуй, Медвежонок! – крикнул Ёжик. – Вы уже завтракаете?

– Ага. Садитесь! – сказал Медвежонок.

И они вчетвером сели за стол и вкусно позавтракали.


Волшебная травка зверобой


Был солнечный летний день.

– Хочешь, я тебе что-то покажу? – сказал Ёжик, когда они с Медвежонком выбежали на поляну.

– А что? – спросил Медвежонок.

– Вот смотри: это – Ромашка.



– Знаю, – сказал Медвежонок. – Любит – не любит! – И стал обрывать лепестки.




– А это – Василёк! – сказал Ёжик.

– Знаю! «В голубых рубашках васильки целый день гуляли у реки».



– Правильно! – сказал Ёжик. – Я эти стихи тоже знаю. А вот это – цветок Кашка.




– Из него что, кашу варят, да?

– Нет, его так зовут.

– А это?



– Это – Колокольчик! Вот послушай! – И Ёжик лёг рядом с Колокольчиком на траву и позвонил. – Слышишь?

– Давай я попробую! – сказал Медвежонок. – Я его сорву и побегу по поляне, а ты слушай!




– Нет, – сказал Ёжик, – если Колокольчик сорвать, он не звенит. Попробуй!

– Тогда я так позвоню, – сказал Медвежонок. Лёг рядом с Ёжиком и позвонил в колокольчик.

– Как хорошо он звенит!.. – сказал Медвежонок. – А это кто?

– Не знаю… – сказал Ёжик.

– Травка, – обратился к неизвестному цветку Медвежонок, – ты кто?

– Я – Зверобой, – важно сказал Зверобой.

– Кто-кто?

– Зверобой обыкновенный.

– Слушай, – шепнул Ёжику Медвежонок, – он зверей бьёт. Бежим отсюда!




– И никого я не бью, – сказал Зверобой. – Я – полезный. Я – травка от девяноста девяти болезней. Заболит живот или сердце или кашлять на-чнёте, а я – тут как тут.

– Мы здоровые, – сказал Медвежонок.




– А как со мной хорошо чай пить!.. – И Зверобой от удовольствия даже закрыл глаза.

– А мы только что позавтракали, – сказал Ёжик.

– Со мной хорошо зимой чай пить, – сказал Зверобой. – Вот наметёт снегу, тогда…

– А как же мы с тобой будем чай пить, если тебя заметёт снегом?




– А вы возьмите меня с собой, посадите на печку, стану я к зиме сухонький… Тогда с мёдом.

– Мёд я люблю, – сказал Медвежонок. – Давай его возьмём с собой, а? – обратился он к Ёжику. – А зимой, когда ты придёшь ко мне в гости, я тебе скажу: «А помнишь, Ёжик, мы с тобой летом бегали по поляне, помнишь, встретили Зверобоя, а он – вот он, на печке!» – И нам сразу станет тепло и весело, как будто вернулось лето.


Чёрный омут


Жил-был Заяц в лесу и всего боялся.

Боялся Волка, боялся Лису, боялся Филина.





И даже куста осеннего, когда с него осыпались листья, – боялся.




Пришёл Заяц к Чёрному Омуту.

– Чёрный Омут, – говорит, – я в тебя брошусь и утону: надоело мне всех бояться!




– Не делай этого, Заяц! Утонуть всегда успеешь. А ты лучше иди и не бойся!

– Как это?

– А так. Чего тебе бояться, если ты уже ко мне приходил, утонуть решился? Иди – и не бойся!



Пошёл Заяц по дороге, встретил Волка.

– Вот кого я сейчас съем! – обрадовался Волк.

А Заяц идёт себе, посвистывает.

– Ты почему меня не боишься? Почему не бежишь? – зарычал Волк.



– А чего мне тебя бояться? Я у Чёрного Омута был. Чего мне тебя, серого, бояться?

Удивился Волк, поджал хвост, задумался.



Встретил Заяц Лису.

– А-а-а!.. – разулыбалась Лиса. – Парна́я зайчатинка топает! Иди-ка сюда, ушастенький, я тебя съем.



Но Заяц прошёл, даже головы не повернул:

– Я у Чёрного Омута был, серого Волка не испугался – уж не тебя ли мне, рыжая, бояться?..

Свечерело. Сидит Заяц на пеньке посреди поляны; пришёл к нему важный Филин в меховых сапожках.



– Сидишь? – спросил Филин.

– Сижу, – сказал Заяц.

– Не боишься сидеть?

– Боялся бы – не сидел.

– А что ты такой важный стал? Или охрабрел к ночи-то?

– Я у Чёрного Омута был, серого Волка не побоялся, мимо Лисы прошёл – не заметил, а про тебя, старая птица, и думать не хочу.

– Ты уходи из нашего леса, Заяц, – подумав, сказал Филин, – глядя на тебя, все зайцы такими станут.

– Не станут, – сказал Заяц. – Все-то…




Пришла осень. Листья сыплются.

Сидит Заяц под кустом, дрожит, сам думает:

«Волка серого не боюсь, Лисы красной – ни капельки, Филина мохноногого – и подавно, а вот когда листья шуршат и осыпаются – страшно мне…»

Пришёл к Чёрному Омуту, спросил:

– Почему, когда листья сыплются, страшно мне?



– Это не листья сыплются – это время шуршит, – сказал Чёрный Омут, – а мы – слушаем. Всем страшно.

Тут снег выпал. Заяц по снегу бегает, никого не боится.


Трям! Здравствуйте!

Посреди ромашковой поляны стоял задумчивый Ёжик, глядел перед собой серьёзными глазами и думал:

«Сегодня у Зайца день рождения. Если я подарю ему морковку, он её съест, и ничего не останется. Если капусту – тоже… А что, если я подарю ему…»

И тут на поляне появился Медвежонок.

– Тили-мили, тили-мили! – пел Медвежонок.

– Привет, Ёжик! – сказал он и встал на голову.

– Привет! – сказал Ёжик.

– Слушай! – закричал Медвежонок. – Я целую страну выдумал – волшебную, необыкновенную! Я её всю ночь выдумывал, еле-еле выговорил! Тили-мили-трямдия!

– Как?..

– Трямдия! Там все ходят на головах.

– А я ромашки собираю, – сказал Ёжик. – Раз – ромашка, два – ромашка!..

– Три – ромашка! – сорвал третью ромашку Медвежонок и запел:

 
Пять – ромашка,
Шесть – ромашка…
 

– Семь – ромашка, – подхватил Ёжик. – Придумал! – закричал он. – Надо подарить Зайцу ромашки!



– Погоди! – сказал Медвежонок. – Четвёртую надо сорвать. И потом «семь – ромашка» не пой. Пой: «Семь»! Понял?

– Нет, – сказал Ёжик.

– Ну, ты поёшь: «Семь – ромашка!»

– Пою, – сказал Ёжик.

– А у нас в Тили-мили-трямдии поют:

 
Пять – ромашка,
Шесть – ромашка,
Семь!..
 

– А зачем? – спросил Ёжик.

– Фу-ты! – рассердился Медвежонок. – Ну, чтобы песня была! Повтори.

– Фу-ты! Ну, чтобы песня была! Повтори, – сказал Ёжик. – И, знаешь, давай эту песню подарим Зайцу…

– Да погоди ты со своим Зайцем! – буркнул Медвежонок, сорвал одуванчик и… и тут же оторвался от земли. И поплыл на одуванчике, как на воздушном шаре.

Ёжик растерянно поглядел на него, но Медвежонок протянул ему лапу, и Ёжик стал подниматься в небо вместе с Медвежонком.

Они поднимались всё выше, выше…

Прямо над ними плыло лёгкое облако.

– Слушай, давай поедем в Тили-мили-трямдию! – предложил Медвежонок. – Говорить по-ихнему мы умеем. Смотри, какое хорошее слово: «Трям!»

– Трям? Очень хорошее слово, – сказал Ёжик. – А что оно означает?

– Трям – по-тили-мили-трямски значит – «здравствуйте!».

– Трям! Здравствуйте! – сказал Ёжик. – А кто пойдёт на день рождения к Зайцу?

– Мы пойдём. Вернёмся из Тили-мили-трямдии и – сразу к нему!

Медвежонок первым забрался на облако; Ёжик забрался следом, сладко зевнул и лёг в ромашках.

– Надо Зайца взять с собой, – сказал Ёжик, – он никогда не был в этой Тили-мили…

– Тили-мили-трямдии! – подсказал Медвежонок.

– Ага. Приедем…

– Трям! Здравствуйте!

– Отдадим ромашки…

– Нас встретят!

– Покормят!

– Спать положат, – сказал Медвежонок. – А утром проснёмся и – назад.

– С Зайцем! – сказал Ёжик. – Ему будет очень приятно…

Лёгкое облачко с Ёжиком и Медвежонком, тихо покачиваясь, плыло по небу.

– Что ты ко мне со своим Зайцем привязался? – рассвирепел Медвежонок. – Он лягушек боится!

– Кто? Заяц? Заяц никого не боится! Без Зайца – не поеду!

– Тили-мили-трямдию я выдумал! И… и… – Медвежонок не находил от возмущения слов. – Ты с кем дружишь – со мной или с Зайцем?

– С тобой, – сказал Ёжик. – И с Зайцем.

– А я дружу с тобой, понял?

– А со мной без Зайца дружить нельзя. Понял?

И тут с земли до них долетел голос Зайца:

– Ёжик! Медвежонок! – кричал Заяц. – Я вас целый день ищу!

– Он меня целый день ищет! – буркнул Медвежонок, взял свой одуванчик и встал на край облака. – Я пошёл.

– А… А как же Тили-мили… дия?

– Без меня. С Зайцем! – рявкнул Медвежонок.

И на одуванчике, как на парашюте, поплыл к земле.

Но тут дунул ветер. Одуванчик Медвежонка вмиг облетел, и Медвежонок кубарем полетел вниз.

– Ой-ой-ой-ой-ой! – закричал Медвежонок.

А навстречу на трёх одуванчиках поднимался к облаку Заяц.

– Ох! Кто-то падает! – прошептал Заяц.

Ёжик закрыл лапками глаза, а Медвежонок падал, падал, падал и, казалось, теперь уже ничто не может спасти Медвежонка.

Но тут Заяц, который подымался ему навстречу на трёх одуванчиках, в последний момент подхватил Медвежонка и взлетел вместе с ним на облако к Ёжику.



– Ур-ра! Спасены! – заплясали все вместе на облаке и захохотали.

– Заяц! Поздравляю тебя с днём рождения! – сказал Ёжик и протянул Зайцу букет ромашек. – Ты их, Заяц, засуши, и зимой у тебя каждый день будет новое солнышко на тоненькой ножке!

– А я… А я… – сказал Медвежонок, – дарю тебе Тили-мили-трямдию! Это такая страна. Я её выдумал!

– Там все говорят друг другу: «Трям! Здравствуйте!» – сказал Ёжик.

– И ходят на головах! – сказал Медвежонок.

– А зимой, когда долго не будет солнышка, вы все приходите ко мне в гости! – сказал Заяц. – У меня всегда будет своё солнышко на тоненькой ножке.



– Ура! Ура! – снова закричали все и поплыли на облаке в Тили-мили-трямдию – выдуманную страну. Они летели над лугами, лесами на лёгком облаке и, обнявшись, пели свою любимую песню:

 
Мимо белого яблока луны,
Мимо красного яблока заката
Облака из неведомой страны
К нам спешат и опять бегут куда-то.
 
 
Облака – белогривые лошадки,
Облака, что вы мчитесь без оглядки?
Не глядите вы, пожалуйста, свысока,
А по небу прокатите нас, облака.
 
 
Мы помчимся в заоблачную даль
Мимо гаснущих звёзд на небосклоне,
К нам неслышно опустится звезда
И ромашкой останется в ладони.
 

Ёжик в тумане

Тридцать комариков выбежали на поляну и заиграли на своих писклявых скрипках. Из-за туч вышла луна и, улыбаясь, поплыла по небу.

«Ммм-у!..» – вздохнула корова за рекой. Завыла собака, и сорок лунных зайцев побежали по дорожке.

Над рекой поднялся туман, и грустная белая лошадь утонула в нём по грудь, и теперь казалось – большая белая утка плывёт в тумане и, отфыркиваясь, опускает в него голову.

Ёжик сидел на горке под сосной и смотрел на освещённую лунным светом долину, затопленную туманом.

Красиво было так, что он время от времени вздрагивал: не снится ли ему всё это?

А комарики не уставали играть на своих скрипочках, лунные зайцы плясали, а собака выла.

«Расскажу – не поверят!» – подумал Ёжик и стал смотреть ещё внимательнее, чтобы запомнить до последней травинки всю красоту.

«Вот и звезда упала, – заметил он, – и трава наклонилась влево, и от ёлки осталась одна вершина, и теперь она плывёт рядом с лошадью…

А интересно, – думал Ёжик, – если лошадь ляжет спать, она захлёбнется в тумане?»

И он стал медленно спускаться с горы, чтобы тоже попасть в туман и посмотреть, как там внутри.

– Вот, – сказал Ёжик. – Ничего не видно. И даже лапы не видно. Лошадь! – позвал он.



Но Лошадь ничего не сказала.

«Где же лошадь?» – подумал Ёжик. И пополз прямо. Вокруг было глухо, темно и мокро, лишь высоко вверху сумрак слабо светился.

Полз он долго-долго, и вдруг почувствовал, что земли под ним нет и он куда-то летит.

Бул-тых!..



«Я в реке!» – сообразил Ёжик, похолодев от страха. И стал бить лапами во все стороны.

Когда он вынырнул, было по-прежнему темно, и Ёжик даже не знал, где берег.

«Пускай река сама несёт меня!» – решил он. Как мог, глубоко вздохнул, и его понесло вниз по течению.

Река шуршала камышами, бурлила на перекатах, и Ёжик чувствовал, что совсем промок и скоро утонет.

Вдруг кто-то дотронулся до его задней лапы.

– Извините, – беззвучно сказал кто-то, – кто вы и как сюда попали?

– Я – Ёжик, – тоже беззвучно ответил Ёжик. – Я упал в реку.

– Тогда садитесь ко мне на спину, – беззвучно проговорил кто-то. – Я отвезу вас на берег.

Ёжик сел на чью-то узкую скользкую спину и через минуту оказался на берегу.

– Спасибо! – вслух сказал он.

– Не за что! – беззвучно выговорил кто-то, кого Ёжик даже не видел, и пропал в волнах.

«Вот так история… – размышлял Ёжик, отряхиваясь. – Разве кто поверит?!»

И заковылял в тумане.


Как поймать облако

Когда пришла пора птицам улетать на юг и уже давно увяла трава и облетели деревья, Ёжик сказал Медвежонку:

– Скоро зима. Пойдём поудим напоследок для тебя рыбки. Ты ведь любишь рыбку!

И они взяли удочки и пошли к реке.

На реке было так тихо, так спокойно, что все деревья склонились к ней печальными головами, а посередине медленно плыли облака. Облака были серые, лохматые, и Медвежонку стало страшно.

«А что, если мы поймаем облако? – подумал он. – Что мы тогда с ним будем делать?»

– Ёжик! – сказал Медвежонок. – Что мы будем делать, если поймаем облако?

– Не поймаем, – сказал Ёжик. – Облака на сухой горох не ловятся! Вот если бы ловили на одуванчик…

– А на одуванчик можно поймать облако?

– Конечно! – сказал Ёжик. – На одуванчик облака только и ловятся!

Стало смеркаться.

Они сидели на узеньком берёзовом мостке и смотрели в воду. Медвежонок смотрел на поплавок Ёжика, а Ёжик – на поплавок Медвежонка. Было тихо-тихо, и поплавки неподвижно отражались в воде…

– Почему она не клюёт? – спросил Медвежонок.

– Она слушает наши разговоры, – сказал Ёжик. – Рыбы к осени очень любопытны!..

– Тогда давай молчать.

И они целый час сидели молча.

Вдруг поплавок Медвежонка заплясал и глубоко нырнул.

– Клюёт! – крикнул Ёжик.



– Ой! – воскликнул Медвежонок. – Тянет!

– Держи, держи! – сказал Ёжик.

– Что-то очень тяжёлое, – шепнул Медвежонок. – В прошлом году здесь утонуло старое облако. Может, это – оно?..

– Держи, держи! – повторил Ёжик.

Но тут удочка Медвежонка согнулась дугой, потом со свистом распрямилась – и высоко в небо взлетела огромная красная луна.



– Луна! – в один голос выдохнули Ёжик с Медвежонком.

А луна покачнулась и тихо поплыла над рекой.

И тут пропал поплавок Ёжика.

– Тяни! – шепнул Медвежонок.

Ёжик взмахнул удочкой – и высоко в небо, выше луны, взлетела маленькая звезда.

– Так… – прошептал Ёжик, доставая две новые горошины. – Теперь только бы хватило наживки!..

И они, забыв о рыбе, целую ночь ловили звёзды и забрасывали ими всё небо.

А перед рассветом, когда горох кончился, Медвежонок свесился с мостка и вытащил из воды два оранжевых кленовых листа.

– Лучше нет, чем ловить на кленовый листик! – сказал он.

И стал было уже задрёмывать, как вдруг кто-то крепко схватился за крючок.

– Помоги!.. – шепнул Ёжику Медвежонок.

И они, усталые, сонные, вдвоём еле-еле вытащили из воды солнышко.

Оно отряхнулось, прошлось по узенькому мостку и покатилось в поле.

Кругом было тихо, хорошо, и последние листья, как маленькие кораблики, медленно плыли по реке…


Поросёнок в колючей шубке

Была зима. Стояли такие морозы, что Ёжик несколько дней не выходил из своего домика, топил печь и смотрел в окно. Мороз разукрасил окошко разными узорами, и Ёжику время от времени приходилось залезать на подоконник и дышать и тереть лапой замёрзшее стекло.

«Вот!» – говорил он, снова увидев ёлку, пенёк и поляну перед домом. Над поляной кружились и то улетали куда-то вверх, то опускались к самой земле снежинки.

Ёжик прижался носом к окну, а одна Снежинка села ему на нос с той стороны стекла, привстала на тоненьких ножках и сказала:

– Это ты, Ёжик? Почему ты не выходишь с нами играть?

– На улице холодно, – сказал Ёжик.

– Нет, – засмеялась Снежинка. – Нам нисколько не холодно! Посмотри, как я летаю!

И она слетела с Ёжичкиного носа и закружилась над поляной.

– Видишь? Видишь? – кричала она, пролетая мимо окошка. А Ёжик так прижался к стеклу, что нос у него расплющился и стал похож на поросячий пятачок; и Снежинке казалось, что это уже не Ёжик, а надевший колючую шубу поросёнок смотрит на неё из окна.

– Поросёнок! – крикнула она. – Выходи с нами гулять!



«Кого это она зовёт?» – подумал Ёжик и вдавился в стекло ещё сильнее, чтобы посмотреть, нет ли на завалинке поросёнка.

А Снежинка теперь уже твёрдо знала, что за окошком сидит поросёнок в колючей шубке.

– Поросёнок! – ещё громче крикнула она. – У тебя же есть шубка. Выходи с нами играть!

«Так, – подумал Ёжик. – Там, под окошком, наверное, сидит поросёнок в шубке и не хочет играть. Надо пригласить его в дом и напоить чаем».

И он слез с подоконника, надел валенки и выбежал на крыльцо.

– Поросёнок! – крикнул он. – Идите пить чай!



– Ёжик, – сказала Снежинка, – поросёнок только что убежал. Поиграй ты с нами!

– Не могу. Холодно! – сказал Ёжик и ушёл в дом.

Закрыв дверь, он оставил у порога валенки, подбросил в печку дровишек, снова влез на подоконник и прижался носом к стеклу.

– Поросёнок! – крикнула Снежинка. – Ты вернулся? Выходи! Будем играть вместе!

«Он вернулся», – подумал Ёжик. Снова надел валенки и выбежал на крыльцо.

– Поросёнок! – закричал он. – Поросёно-о-ок!..

Выл ветер, и весело кружились снежинки.

Так до самого вечера Ёжик то бегал на крыльцо и звал поросёнка, то, возвратившись в дом, залезал на подоконник и прижимался носом к стеклу.

Снежинке было всё равно, с кем играть, и она звала то поросёнка в колючей шубке, когда Ёжик сидел на подоконнике, то самого Ёжика, когда он выбегал на крыльцо.

А Ёжик, и засыпая, боялся, как бы не замёрз в такую морозную ночь поросёнок в колючей шубке.


Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!

Страницы книги >> 1

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации