Электронная библиотека » Сергей Нечаев » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 3 марта 2021, 15:01


Автор книги: Сергей Нечаев


Жанр: Исторические приключения, Приключения


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Сергей Нечаев
Жизнь и приключения русского Джеймса Бонда

© Нечаев С.Ю., 2021

© ООО «Издательство «Аргументы недели», 2021


Книга об отважном и удачливом разведчике А.И. Чернышеве, бросившем вызов самому Наполеону, добывавшем сверхсекретную информацию в стане врага, герое войн 1812–1814 гг., дослужившемся до чина генерал-лейтенанта, а потом ставшем сенатором, военным министром, председателем Государственного совета и Комитета министров.

Происхождение и первые годы жизни

Герой этой книги, Александр Иванович Чернышев, родился 30 декабря 1785 года (10 января 1786 года) в Москве.

Он был выходцем из древнего, известного с XVI века дворянского рода польского происхождения.

В «Российском родословном сборнике», издаваемом князем Петром Долгоруковым, сказано:

«Имя Чернышевых встречается, по писцовым книгам, в числе поместных владельцев 1628 года. Дом сей разделился на две ветви, и младшая возведена была императрицей Елизаветой в российско-графское достоинство. Один из членов старшей ветви, Иван Львович, служил при Екатерине генерал-поручиком (28 июня 1786 года) и сенатором; супруга его, из рода Ланских, была родною сестрою Екатерининского флигель-адьютанта Александра Дмитриевича Ланского».

Там же говорится:

«Однородство князя А.И. Чернышева с графами Чернышевыми XVIII века доказано бумагами Разряднаго архива и собственноручными письмами генерал-фельдмаршала графа Ивана Григорьевича Чернышева к сенатору Ивану Львовичу Чернышеву, хранящимися у сына сего последнего князя А.И. Чернышева».

Считается, что родоначальник Чернышевых – это сын польского шляхтича Михаила Черницкого (по другим данным – Чернецкого), Иван Михайлович, выехавший в 1493 году из Польши к великому князю Ивану Васильевичу и, по вступлении в русскую службу, начавший писаться Чернышевым. Он был думным дворянином и воеводой сторожевого полка во время набегов крымского царевича Калги.

Он получил вотчину село Конобеево и умер бездетным, и продолжателем рода Чернышевых стал его племянник Илья Владимирович.

Этот Илья Владимирович Чернецкий был взят в плен в 1534 году, поступил на русскую службу и тоже стал писаться Чернышевым. Его потомки служили в стольниках, стряпчих и воеводах.

В частности, Петр Захарович Чернышев, сын Захара Дмитриевича Чернышева, в правление Софьи Алексеевны был полковником и умер в 1689 году.

Его сын, генерал-аншеф Григорий Петрович Чернышев, в 1742 году был возведен в графское Российской империи достоинство и от брака с Евдокией Ивановной Ржевской имел сыновей Петра, Захара и Ивана.

Граф Петр Григорьевич Чернышев (1712–1773) был дипломатом, действительным тайным советником, камергером и сенатором.

Граф Захар Григорьевич Чернышев (1722–1784) был генерал-фельдмаршалом и прославился успешными действиями в годы Семилетней войны. В 1763–1774 гг. он возглавлял военное ведомство.

Граф Иван Григорьевич Чернышев (1726–1797) был генерал-фельдмаршалом по флоту, фактическим главой Адмиралтейств-коллегии.

Единственный сын Ивана Григорьевича, Григорий Иванович Чернышев (1762–1831), имел только дочерей, из которых старшая Софья была замужем за тайным советником Иваном Гавриловичем Кругликовым, унаследовавшим, на основании указа 1882 года, чернышевский майорат, с именем, гербом и титулом графа Чернышева, и сделавшимся родоначальником рода графов Чернышевых-Кругликовых.

Другой род Чернышевых, также польского происхождения, вел начало от Зота Григорьевича Чернышева, взятого в плен русскими в 1655 году.

Правнук его, Андрей Гаврилович Чернышев, родившийся в 1720-м или в 1721 году в Москве, был камер-лакеем великого князя Петра Федоровича, и ко времени прибытия в Россию великой княгини Екатерины Алексеевны он уже состоял любимцем великого князя: был близким к нему человеком и исполнял самые интимные его поручения. Он понравился и Екатерине. А потом его арестовали по приказу императрицы Елизаветы Петровны и сослали в Оренбургский гарнизон. В 1762 году Петр III возвратил его в Санкт-Петербург и произвел в генерал-адъютанты. При Екатерине II он был назначен обер-комендантом Санкт-Петербургской крепости, а Павел I произвел его в генерал-аншефы. Он умер в 1797 году.

Двоюродный брат Андрея Гавриловича, Петр Матвеевич Чернышев, с 1765 года был полковником, комендантом Симбирска. Во время Пугачевского бунта он двинулся с отрядом в 2000 человек при 12 орудиях на помощь осажденному Оренбургу. Возле Оренбурга он попал в засаду. Казаки и калмыки, составлявшие значительную часть его отряда, изменили, а солдаты, измученные холодом, голодом и ночными переходами, оказали слабое сопротивление, так что весь отряд был взят в плен. Емельян Пугачев повесил П.М. Чернышева 24 ноября 1773 года, а с ним 36 его офицеров.

Отцом героя этой книги был Иван Львович Чернышев (1736–1793), сын Льва Степановича Чернышева. О его происхождении и родственных связях имеются самые противоречивые сведения, но определенного ничего нет. Материальное его состояние было невелико (за ним числилось всего 99 душ). В 1749 году он поступил на военную службу и 16 марта 1750 года был сделан капралом. В 1755 году он уже был полковым адъютантом. Через два года его произвели в поручики, он принял участие в Прусском походе, был во всех генеральных сражениях и получил пулевые ранения в ногу, бок и шею.


Портрет Ивана Львовича Чернышева с супругой Авдотьей (Евдокией) Дмитриевной Ланской и детьми Александром, Маврой и Екатериной 1787 г.


И.Л. Чернышев отличился в Польской войне и 10 декабря 1764 года был произведен в подполковники. За участие в Турецком походе 1 января 1770 года его сделали полковником. В 1774 году, командуя Нотебургским пехотным полком, он был пожалован в бригадиры. В 1777 году его произвели в генерал-майоры и назначили командиром Белозерской дивизии.

28 июня 1783 года И.Л. Чернышев был произведен в генерал-поручики и 23 января 1784 года был сделан сенатором. С ноября 1786 года он поселился в Москве, владея поместьями в Калужской губернии. Он умер в Москве: в одних источниках говорится, что в 1791 году, в других – в 1793-м.

По смерти родителя своего малолетний Александр Иванович остался с двумя сестрами при матери, урожденной Ланской, бывшей некогда фрейлиной императрицы Екатерины.

Александр ВИСКОВАТОВ
«Военный энциклопедический лексикон»

Мать героя этой книги, Евдокия Дмитриевна Ланская (1757–1816), была сестрой Александра Дмитриевича Ланского, генерал-поручика, шефа Кавалергардского полка и фаворита императрицы Екатерины II.

Соответственно, старшими сестрами Александра Чернышева были Екатерина Ивановна (1782–1851), вышедшая замуж за князя Петра Сергеевича Мещерского, обер-прокурора Святейшего синода и сенатора, а также Мавра (Мария) Ивановна (1784–1806).

Не желая расстаться с единственным сыном, Евдокия Дмитриевна поручила его домашнее воспитание французскому эмигранту аббату Перрену, человеку умному и образованному.

Как отмечают многие историки, воспитатель-иностранец оказал на подростка большое влияние.

Надо сказать, что в то время достойнейшие люди оставляли Францию, чтобы удалиться из страны, разываемой на куски бессмысленной и кровожадной революцией, и аббат Перрен был из числа ее «самых ученых мужей». До вступления в духовное звание аббат готовился к поступлению на военную службу и превосходно знал военные науки. Так вот, заметив в своем русском питомце страсть к военному званию, он сам преподавал ему все науки, «входящие в круг военного образования».

Чернышев, благодаря своему быстрому развитию, на шестнадцатом году возраста вступил уже в свет и был отлично принимаем во всех домах высшего московского круга.

Александр ВИСКОВАТОВ
«Военный энциклопедический лексикон»

Друг детства Чернышева Апполинарий Петрович Бутенёв, будущий дипломат, посол в Константинополе и Ватикане, позднее вспоминал:

«Пора охоты проходила, и начинались приготовления к переезду многолюдной колонии в Москву. Обыкновенно мы приезжали туда уже зимним путем, за несколько времени до Рождества. В Москве тогда не было ни тротуаров, ни бульваров. По праздникам мы катались по городу в санях, а дома, в свободные часы, бегали и играли в довольно обширной зале. Мало-помалу нас знакомили с детьми нашего возраста, и мы поочередно съезжались для общих танцев. Это нас забавляло и подготовляло общественные связи для будущего. Тогда я свел знакомство с молодым Чернышевым, который был года на два на три старше меня. Он отличался между нами особенной ловкостью в обращении и лучше всех нас танцевал».

Знакомство с императором Александром I

В 1801 году, после коронации, император Александр I почтил своим присутствием бал, данный князем Александром Борисовичем Куракиным. На этом балу присутствовал и 15-летний Александр Чернышев. Необыкновенная ловкость и красота юноши обратили на него внимание монарха, который соблаговолил вступить с ним в разговор и остался доволен его умом и знанием приличий.

А получилось все так.

Во время одного из танцев (а это был экосез – танец, в котором мужчины становились с одной стороны, а дамы – с другой) Александр Чернышев оказался рядом с императором Александром. Веселая и приятная его физиономия приглянулась государю. Он стал расспрашивать юношу о разных дамах, присутствовавших на балу, о их свойствах, слабостях и т. п. Юноша отвечал умно, смело и забавно, и этим очень понравился государю.

За юного Александра ходатайствовал тогдашний президент Военной коллегии (военный министр) Иван Варфоломеевич Ламб, хорошо знакомый с отцом нашего героя. В результате ему предложили камер-юнкерство, чтобы он стал в будущем статским советником. Но молодой человек наотрез отказался быть гражданским чиновником. Он хотел непременно вступить в военную службу.

– Этого нельзя сделать, – возразил государь. – Жалую его в камер-пажи.

Камер-паж – так тогда называлась должность для несения специальной придворной службы при Высочайшем дворе, то есть во время балов, торжественных обедов, официальных церемоний и других мероприятий, где их присутствие было обязательным по протоколу. Количество камер-пажей варьировалось в зависимости от количества августейших особ и членов императорской семьи.

Камер-пажи по статусу приравнивались к фельдфебелям гвардии, а старшие камер-пажи – к подпрапорщикам гвардии.

Стать камер-пажом – это было средство скорее получить офицерский чин, и Александр с восхищением принял предложение императора.

Камер-пажом он стал 13 октября 1801 года.

А через год, 20 сентября 1802 года, Чернышев был «по высочайшему повелению» зачислен в офицеры в привилегированный лейб-гвардии Кавалергардский полк. Он стал корнетом (так назывался младший офицерский чин, существовавший в кавалерии).

Командиром полка с марта 1801 года был генерал-майор Павел Васильевич Голенищев-Кутузов. А шефом полка был Федор Петрович Уваров, пользовавшийся особенной милостью государя императора. Он довел полк до трехэскадронного состава и взял Александра к себе в адъютанты.

С этого момента военная карьера Александра Чернышева развивалась стремительно.

29 сентября 1804 года он был произведен в поручики.

Кампании 1805, 1806 и 1807 годов

Кампания 1805 года в Австрии, вызванная горделивыми замыслами честолюбивого Наполеона, предоставила Александру Чернышеву первый случай ознакомиться с военным поприщем. И вскоре Александр I смог самолично убедиться в правильности своего решения относительно этого молодого человека.

В первый раз 20-летний Александр попал под огонь 16 (28) ноября 1805 года в авангардном деле под Вишау. В этой «репетиции Аустерлицкой битвы» конные эскадроны русской армии, имея большое численное преимущество, быстро оттеснили французов, которые вынуждены были ретироваться. Кстати, стычка у Вишау стала первым боевым крещением и самого императора Александра I.

Участвовал Чернышев и в печально знаменитом для русской армии Аустерлицком сражении. С донесением о ходе боя он был послан генералом Ф.П. Уваровым к императору и застал государя на поле боя под ядрами и пулями. Император оставил Чернышева при себе, потому что при начавшемся всеобщем смятении, находившиеся при нем лица «рассеялись в различные стороны», и никого из адъютантов не осталось. Это удивительно, но из всей свиты государевой при нем в тот момент были только лейб-медик Яков Виллие, один берейтор и один фельдъегерь.

Александр I воспользовался присутствием знакомого ему Чернышева и стал посылать его с разными поручениями к сражавшимся войскам. И как же приятно было государю, когда расторопный юноша, выполнив задание, возвращался к нему и извещал о происходившем на поле битвы.

А под конец сражения император сказал:

– Сослужи мне сегодня последнюю службу, отыщи Кутузова.

И молодой адъютант генерала Уварова пустился в темную ночь между толпами отступавших солдат отыскивать Михаила Илларионовича.

Чернышеву сопутствовала удача. Он достаточно быстро отыскал главнокомандующего, который тоже ему обрадовался, так как сам разыскивал государя. Чернышев проводил его к императору и получил благодарность за расторопность при выполнении поручения.

Получается, Аустерлицкое сражение было проиграно русскими войсками, но не проиграно нашим героем. Во-первых, он остался невредим, несмотря на колоссальные людские потери. Во-вторых, его смелость в бою была замечена. В формулярном списке светлейшего князя А.И. Чернышева «о службе и достоинстве», составленном в 1849 году, записано: «За отличную храбрость, оказанную при местечке Аустерлиц, 20 ноября 1805 года, Всемилостивейше награжден орденом Святого Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени с бантом».

Для информации: крест Святого Владимира давали только гвардейским полковникам, каковым тогда наш герой еще не являлся.

А императору Александру I так полюбился Чернышев, что он по возвращении в Санкт-Петербург лично представил его обеим императрицам – своей матери и жене.

И в дальнейшем при каждом удобном случае император удостаивал молодца «приветным словом, милостивым взглядом или улыбкой», что, безусловно, не всем пришлось по нутру.

1 ноября 1806 года Чернышев был произведен в штабс-ротмистры, и в этом чине и в том же звании адъютанта при генерале Ф.П. Уварове выступил в Прусскую кампанию.

В 1807 году, «исправляя должность адъютанта» при генерале Ф.П. Уварове, Чернышев находился с ним во всех главнейших битвах сей новой кампании. Например, 19 февраля сражался против маршала Нея при Лаунау, 24 мая (во время достопамятного сражения при Прейсиш-Эйлау) действовал при местечке Шарник, 25 мая – при Анкендорфе и Деппене, 26 мая – при Вольфсдорфе, 29 мая – при Гейльсберге.

Проявленное Чернышевым в этих боях отличие не осталось без должного вознаграждения: молодой офицер был награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость». Плюс он получил прусский орден Pour le Merite, учрежденный в 1740 году королем Фридрихом Великим.

2 (14) июня 1807 года произошла Фридландская битва, и в ней Судьба снова дала Чернышеву возможность к блистательному отличию. Пока аръергард князя Горчакова отбивал яростные атаки французской конницы, русские колонны начали беспорядочно отступать и поспешили к Фридланду, уже занятому неприятелем. Отчаянно ворвались они в горевшее предместье и в объятый пламенем город. Но мостов на реке Алле уже не было: они сгорели дотла. Люди стали кидаться в реку, стараясь переплыть на другой берег.

Послали офицеров в разные стороны отыскивать броды, и первый из них был найден Александром Чернышевым. Таким образом он дал возможность переправиться и спастись значительной части армии.


Томас Лоуренс. Портрет А.И. Чернышева. 1818


Наградой за этот подвиг стал Георгиевский крест 4-й степени, который Александр Иванович получил 20 мая 1808 года.

Битва под Фридландом (примерно в 43 км к юго-востоку от Кёнигсберга) завершилась поражением русской армии и привела к скорому подписанию Тильзитского мира.

Тильзитский мир

За свои подвиги Чернышев был обласкан императором Александром, который поручил ему в начале Тильзитских переговоров почетную обязанность эскортировать с отрядом казаков королеву Прусскую во время приезда Ее Величества в Тильзит.

Как видим, отличные отзывы начальства вызвали еще большее внимание и доверие Александра I к Чернышеву, который, невзирая на небольшой чин и молодость нашего героя, начал употреблять его для весьма важных поручений, послуживших поводом к его быстрому возвышению.

Как известно, на реке Неман, напротив Тильзита, построили большой плот, а на нем – два павильона, обтянутых белым полотном: один, предназначенный для государей, был обширнее и красивее, а другой, для свиты – поменьше.

Около полудня 13 (25) июня 1807 года император Александр подъехал к условленному месту с королем Пруссии Фридрихом-Вильгельмом III в сопровождении многочисленной свиты и, войдя в корчму, сел у окна. Помещение наполнилось генералами, прибывшими вместе с государем. Все молчали. Через полчаса стоявший на берегу флигель-адъютант, торопливо отворив дверь корчмы, крикнул:

– Едет, Ваше Величество!

Государь тихо вышел из корчмы. На другой стороне реки Наполеон с сопровождавшим его конвоем быстро скакал верхом между рядами своих гвардейцев, сопровождаемый восторженными приветственными криками. Как только он достиг берега, Александр и Наполеон сели в лодки – каждый со своей стороны. При русском императоре находились его брат Константин Павлович, министр иностранных дел барон А.Я. Будберг, а также генералы Л.Л. Беннигсен, Х.А. Ливен, Ф.П. Уваров и Д.И. Лобанов-Ростовский. При Наполеоне – обер-гофмаршал Дюрок и обер-шталмейстер Коленкур, а также маршалы Мюрат, Бертье и Бессьер.

Наполеон, пристав к плоту, поспешил навстречу Александру. Когда они подали друг другу руки, с обоих берегов Немана раздались радостные крики войск и жителей, ставших свидетелями этого неординарного зрелища.

Не произнеся ни слова, Александр и Наполеон вошли в главный павильон, и там они беседовали вдвоем в течение почти двух часов.

На другой день император Александр, смягчив гнев Наполеона, представил ему короля Пруссии, а потом все три монарха для ведения переговоров расположились в Тильзите, объявленном нейтральным.

Во время Тильзитских переговоров Чернышев находился среди кавалергардов на русском берегу реки Неман. Привстав в стременах, он с волнением вглядывался вместе со всеми в направлении немногочисленной группы на плоту и в лодках, стараясь разглядеть и запечатлеть в памяти каждую деталь происходящего.

Кстати, именно там, в Тильзите, состоялась первая встреча Чернышева с императором французов. Наблюдая Наполеона почти ежедневно, молодой гвардеец привык смотреть на завоевателя без робости, которую тот внушал своим взором многим современникам. И этот опыт помог ему справляться с волнением при будущих личных беседах с Наполеоном.

Во время Тильзитского свидания молодой офицер нашей гвардии А.И. Чернышев, отличавшийся красотой, обратил на себя внимание Наполеона. Это обстоятельство послужило поводом к тому, что в 1809 году во время австро-французской войны, император Александр отправил его со своими письмами к Наполеону и австрийскому императору. Про быв довольно долго в Шёнбрунне во все время переговоров о мире между Францией и Австрией, Чернышев пользовался благосклонностью французского императора и близко познакомился с лицами, его окружавшими.

Александр ПОПОВ
«Отечественная война 1812 года»

В феврале 1808 года на одном из придворных балов император Александр, разговаривая с Чернышевым о присутствующих, вдруг спросил его:

– Не расстроит ли твои забавы, если я дам тебе поручение, которое удалит тебя на время из Петербурга?

Чернышев подумал сначала, что это шутка, но император, приняв важный вид, продолжал:

– Говорю, не шутя.

Разумеется, ответом было изъявление совершенной готовности исполнить высочайшую волю.

– Приходи ко мне завтра, – закончил разговор государь. Явившись на следующее утро во дворец, Чернышев

был позван в императорский кабинет. Его Величество сказал ему:

– Поезжай в Париж и отдай нашему послу графу Толстому это письмо, в котором заключается другое – к Наполеону.

Так наш герой оказался в самом логове врага и невольно стал любимцем хозяина французского трона.

Первые командировки во Францию

Когда граф Петр Александрович Толстой был назначен послом в Париж, Чернышев оказался в числе молодых офицеров, которые должны были составлять посольскую свиту, но государь замыслил совсем другое – он был избран для установления дружеских отношений с Наполеоном, выходивших за круг «официальной дипломатии».

Большей чести никто не мог достигнуть в чине и в летах Александра Чернышева!

Прибыв в Париж, молодой офицер Чернышев обязан был передать Наполеону письмо русского государя, а для этого он должен был быть официально представлен графом П.А. Толстым.

Можно себе представить, как учащенно забилось сердце молодого человека, когда ему сообщили, что на другой день его ждут во дворце Тюильри…

Император французов был чрезвычайно разговорчив, когда пребывал в хорошем расположении духа, и в тот день он заговорил о действиях корпуса маршала Нея в Прусскую кампанию. Потом он вдруг заметил Чернышева и, пораженный видом двух новеньких наград на мундире молодого человека, сказал:

– А, вы один из недавних моих врагов! Где вы заслужили эти кресты?

Чернышев, щелкнув каблуками, бодро ответил:

– При Аустерлице и Фридланде!

Тема, интересная обоим собеседникам, была найдена. Император продолжил расспрашивать русского офицера, а тот, ничуть не смущаясь, достойно отвечал на его вопросы, спорил и порой даже опровергал доводы великого полководца по поводу ведения упомянутых сражений.

Наполеону до такой степени понравились суждения и чистосердечие Чернышева, что он продлил разговор с ним более часа.

Граф П.А. Толстой был несказанно изумлен той непринужденностью, с которой присланный из Санкт-Петербурга юнец позволял себе говорить со знаменитым французом.

Юный поручик, забыв, что говорит с первым полководцем в мире, начал спорить и опровергать его показания. Стоявший за Наполеоном Толстой напрасно подавал ему знаки, чтобы он умерил свой жар. Чернышев, не замечая этого, продолжал отстаивать честь русской армии и принудил Наполеона с ним согласиться. Эти смелость и самоуверенность солдата понравились Наполеону, и он с тех пор видимо отличал Чернышева.

Николай ГРЕЧ
«Записки о моей жизни»

После аудиенции граф П.А. Толстой не удержался и задал Чернышеву не вполне деликатный вопрос:

– В полном ли ты находишься разуме?

Но юный Александр тогда не нашелся, что ответить. Он сам еще не совсем осознавал, что произошло…

А Наполеон с этой поры оказывал ему особенную благосклонность, и в ответе русскому императору на его письмо он упомянул о нем с похвалой.

Чернышев пробыл в шумном и прекрасном Париже одиннадцать дней. Он был одним из первых красавцев своего времени, отличался всегда необыкновенной ловкостью и любезностью в обхождении и, зная французский, как свой родной язык, произвел большое впечатление на тогдашнее высшее парижское общество. С этих пор князю Чернышеву в Париже не было другого имени, кроме как «le beau russe» (красавец-русский).

17 февраля 1808 года граф П.А. Толстой отправил Чернышева с письмом от Наполеона обратно в Россию.

Вернувшись 4 марта в Санкт-Петербург, он не долго там оставался, так как уже 25 марта вторично был отправлен императором Александром в Париж, чтобы лично вручить Наполеону письмо, сообщающее о занятии русскими войсками Финляндии.

Так 22-летний русский офицер невольно стал почтальоном двух императоров.

Прибыв в Париж, Чернышев не застал Наполеона, который в тот момент находился в Байонне по случаю волнений в Испании.

Исполняя данное ему поручение, Чернышев отправился в Байонну и нашел там Наполеона поблизости от города в замке Маррак.

Это удивительно, но Чернышев был принят Наполеоном так милостиво, словно он был его старый добрый знакомый. В ожидании ответных депеш молодой человек провел в Марракском замке четверо суток и однажды даже удостоился чести быть приглашенным к столу Наполеона. Это была великая честь, которую следует отнести к особенному личному уважению, оказываемому Наполеоном Чернышеву, потому что обычно к императорскому столу не приглашались даже иностранные послы.

Но при этом Чернышев, одаренный необыкновенным умом и проницательностью, не забывал и о делах. И по предпринимаемым предосторожностям относительно членов испанской королевской фамилии он «просчитал» их будущую судьбу.

Судьба эта была незавидна. Очень скоро в обстановке «дружественного нажима» со стороны Наполеона король Испании Карл IV подписал акт отречения в пользу Жозефа Бонапарта, старшего брата императора французов. Так вот Чернышев, вернувшись в Санкт-Петербург, сообщил свои догадки государю-императору и предсказал это падение Бурбонов по испанской линии. Плюс на обратном пути в Россию ему удалось собрать много секретных сведений о численности французских войск, находившихся в Испании, о подкреплениях, которые к ним посылались, о сильном «возбуждении умов» в Испании против французов и т. д. Со всем этим запасом самых секретнейших дел он предстал 11 мая перед Александром I и подробно изложил ему результаты своей поездки, чем доставил императору большое удовольствие.

Но однажды идиллия эта была прервана на продолжительное время без объяснения причин. Почти целый год Александр I не удостаивал вниманием прежде горячо любимого им Чернышева, а при встречах был холоден. Последний не сомневался: этим он обязан своим недоброжелателям и не переставал верить, что государь милостив и скоро призовет его к себе. Так и случилось.

Валентина КОЧЕТКОВА
«Светлейший князь А.И. Чернышев. Взгляд сквозь века»

Настал день, и император Александр сообщил Чернышеву:

«Ты любишь военное ремесло, и я доставляю тебе прекрасный случай усовершенствоваться в нем, потому что ты весь поход будешь состоять при Наполеоне; я отдаю тебя в полное его распоряжение».

Да за такую новость начавший уже было скучать Чернышев готов был отдать, не задумываясь, свою кровь, свою жизнь, всего себя…


Страницы книги >> 1 2 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации