Электронная библиотека » Светлана Алешина » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "С камнем за пазухой"


  • Текст добавлен: 16 апреля 2014, 12:46


Автор книги: Светлана Алешина


Жанр: Современные детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Светлана Алешина
С камнем за пазухой

Глава 1

Утром нас ждал сюрприз. Его преподнесла Ее Величество Погода, которая выдала нам рекордное количество осадков в виде снега… в апреле. Ничего не скажешь, хороша весна в этом году: после оттепели наступают настоящие морозы. Не видать нам летом ни вишни, ни абрикосов.

Чертыхаясь от мысли, что придется опоздать на работу, я доставала зимнюю одежду, которую уже оптимистично считала ненужной в этом сезоне. Так… Дубленку вижу, а где ботинки? Наверняка Вовка успел куда-нибудь засунуть, и теперь мне улыбается перспектива ползать на коленках по полу, внимательно осматривая пространства под кроватью и шкафами. Что за день!

Ботинки наконец были найдены, но тут выяснилось новое, отнюдь не радостное обстоятельство: на одном из них предательски шатался каблук. Вот черт, ну как же я раньше этого не замечала?! Теперь придется идти в осенней обуви, а на заледеневших улицах сохранять равновесие будет непросто.

Муж уже успел убежать в свой институт, где трудился в должности и. о. доцента. Тоже наверняка опоздает, транспорт у нас к снежным завалам в швейцарском стиле непривычен и реагирует на них весьма обидчиво. Трамваи встают длинной вереницей, маршрутки ломаются в самых неподходящих местах, и приходится пробираться по толстому снежному настилу на своих двоих. А в моих невысоких ботиночках на рыбьем меху сделать это вдвойне непросто… Особенно остро я это осознала, оказавшись на улице и утонув в снегу чуть ли не по колено. Ноги мгновенно заледенели, и, сразу же забыв о данном себе обещании быть экономной, я уже ловила машину. Черт с ними, с деньгами, в конце концов, они не стоят того, чтобы зарабатывать себе пневмонию.

Зеленая «девятка» приятно обняла меня своим теплом, идущим от печки. На душе потихоньку становилось легче, несмотря на то, что снег на брюках растаял, и они теперь были мокрыми. У природы нет плохой погоды… пожалуй, сейчас бы я с этим поспорила. Что хорошего, например, в том, когда вошедшую в свои законные права весну вдруг разрезает снегопад, которого зимой люди ждали с нетерпением?

Водитель в считаные минуты доставил меня до родного телецентра и денег взял гораздо меньше, чем я предполагала. Ну вот, стало совсем хорошо. Все-таки здорово, когда жизнь преподносит тебе небольшие подарки, например, в виде душевных людей.

Кстати, о последних. Как-то на досуге, который лично у меня случается нечасто, я философствовала и пришла к одному очень интересному наблюдению. Мне везет на хороших людей. Если не быть совсем уж строгой, то можно сказать, что только такие меня и окружают. Взять хотя бы мужа Вовку. Вот уж с ним повезло так повезло. Пусть некоторые особо продвинутые знакомые, погрязшие в разрешении своих материальных проблем, время от времени ехидно намекают, что денег мой Володечка зарабатывать не умеет. Правы они, спорить не буду: действительно не умеет. Но если бы для меня это имело принципиальное значение, то я бы не пошла за него замуж, так как и его достоинства, и его недостатки были для меня очевидны с самого начала. Поэтому я успешно и без особых усилий игнорирую колкие замечания на этот счет.

Но самые значительные душевные люди, окружавшие меня, объединены общей профессией, и, конечно, это мои коллеги. Я – тележурналистка, ведущая популярной губернской передачи «Женское счастье». В прямом эфире я встречаюсь в студии с известными женщинами, которым есть что сказать народу. На съемках присутствуют зрители, которые задают вопросы, иногда достаточно колкие и непредсказуемые. В общем, аналогов у этого проекта множество, но, несмотря ни на что, мы прочно держимся в рейтинге популярности и занимаем далеко не последнее место.

Мы – это наша съемочная группа, те люди, с которыми я общаюсь почти ежедневно. И теперь, открывая дверь нашей комнаты, я уже приблизительно знаю, кого увижу в следующую минуту, а кто прибежит с получасовым опозданием. Так и есть. Лера, наш помощник режиссера, присела на чужом столе и строит глазки Павлику, нашему оператору. Ох уж эти двое!.. Хотя, если бы их не было, нам бы наверняка приходилось время от времени бороться со скукой. Наблюдение за ними способно заменить даже новомодное развлечение наших коллег из соседнего отдела маркетинга, установивших в своем кабинете бильярд и играющих в него в обеденный перерыв. Нам такие буржуазные развлечения не нужны, мы предпочитаем отдыхать по старинке в обед, с легкой газеткой в руках или, что бывает еще чаще, умчаться куда-нибудь по делам.

– Салют, ребята! Поздравляю вас с новой зимой.

Помреж и оператор состроили кислую мину, а Павлик недовольно буркнул:

– Ни слова о…

– Да ладно вам, – продолжала подбадривать я их, вешая дубленку в шкаф. – Зима – это ведь не так уж и плохо. На лыжах в лес махнем, красота! А то законной зимой сделать это было невозможно.

Продолжая рассуждать таким образом, я время от времени бросала взгляды то на Павлика, то на Леру. Все мы уже привыкли к их вялотекущему роману и если раньше пытались давать хоть какие-то советы то одному, то другому, руководствуясь своими познаниями в жизни, то сейчас уже не видели в этом смысла. Очевидно, наших голубков вполне устраивали ни к чему не обязывающие отношения, которые существовали между ними уже довольно продолжительное время. Их забавные подтрунивания друг над другом вносили в наше существование здоровые улыбки, а порой и взрывы гомерического хохота, когда шутки были особенно удачными.

– Опять от тебя перегаром несет, – возмущенно выговаривала Лера, в буквальном смысле нависая над Павликом. – Это, значит, ты так вчера культурно отдыхал?!

– Ну да. – Павлик был невозмутим и со здорово помятным лицом «после вчерашнего». – Я вчера корешу помогал костюм выбирать, а потом мы с ним покупку обмывали.

– Свадебный костюм-то? – поинтересовалась я, включая чайник. На лице Леры тут же отразилась явная заинтересованность.

– Нет, не свадебный, – поморщился Павлик, мельком глянув на подружку. – На работу ходить. Серега менеджером в солидную фирму устроился, а там требование: на службу обязательно являться цивильно одетым. Иначе – кранты, выгонят. В джинсах и тому подобном ходить не разрешается. В общем, фейс-контроль.

– Здорово! – восхитилась Лера и оглядела прикид Павлика с явным скепсисом. – Вот и наш Евгений Петрович такое правило бы завел!

– Ага! – неожиданно энергично мотнул головой наш оператор. – Его бы после этого жена из дому выгнала!

– Почему это? – одновременно спросили мы с Лерой, причем у меня появилось намерение прекратить разговор, пока он окончательно не перешел на личности.

– А потому что его бы содержать стало невыгодно! – успел-таки проговорить Павлик и увернулся от скомканной бумажки, которую я в него запустила.

– Ну хватит, ребята, посмеялись уже, – предприняла я попытку настроить коллег на рабочую волну. – Давайте-ка быстро выпьем кофе и – за дело. Еще не хватало, чтобы такие разговоры до шефа дошли.

В эту минуту открылась дверь, и на пороге эффектно возникла Галина Сергеевна. Моя непосредственная начальница, причем слово «непосредственная» по отношению к ней приобретало двойственное значение. Никто из коллег не знал точного возраста нашего режиссера, на этот счет существовали только неясные предположения, которые сама Галина Сергеевна ни поддерживала, ни опровергала. Особенно настойчивым она с достоинством отвечала, что ей около сорока. Как бы там ни было, но выглядела Галина Сергеевна, безусловно, замечательно. Она вообще была замечательной во всех отношениях, единственным ее недостатком были постоянные опоздания, за которые все ее великодушно прощали.

– Я не опоздала? – этот извечный вопрос Галина Сергеевна задавала чуть ли не каждое утро, и он чудесно ее характеризовал. – А у нас с транспортом сегодня такой кошмар творится! – продолжала начальница изливать на нас потоки своей неуемной энергии. – Была уверена, что приду первой.

Подобное было бы равносильно чуду, и, ручаюсь, что все присутствующие подумали о том же самом. Лера прыснула в кулак, Павлик скептически ухмыльнулся, а я лишь украдкой показала кулак этим двоим и с самым серьезным выражением лица спросила ничего не замечающую Галину Сергеевну:

– Ну как, приступаем сегодня к подготовке нашей знаменитой передачи?

Проект, который мы вынашивали довольно долгое время, действительно уже успел стать нашумевшим как в самом телецентре, так и в кругах работающих там сотрудников. Мой Вовка, например, ежедневно, правильнее сказать, ежевечерне вынужден был выслушивать очередные подробности планируемой передачи, которыми я не уставала делиться с ним. Я вообще редко чувствовала усталость, когда загоралась какой-нибудь идеей, а сейчас как раз наступил такой момент. Дело в том, что некоторое время назад наш город поразила очередная стрела тяги к зрелищам, в результате чего местные власти вкупе с плеядой спонсоров стали готовиться к десятилетнему юбилею одного из наиболее замечательных ресторанов Тарасова, обладающего неброским, но многозначительным названием – «Классика». В этом названии отразилось далеко не все, что составляло столь заманчивый коктейль, смачно вкушаемый богатыми и знаменитыми, однако возможно ли по описаниям воспринять сущность какого-то замечательного творения? В том-то и дело, что нет.

Предстоящее действо должно было развернуть активность высоких чинов нашего города на полную катушку. Дело в том, что чествуемый ресторан представлял собой поистине замечательное творение, можно сказать, был местной достопримечательностью. Начать следует с того, что полем деятельности этого предприятия был не только набор стандартных услуг, таких, как ужины, банкеты, презентации и прочие элементы деятельности заведений подобного профиля. В своем роде «Классика» представлял собой органичное сочетание ресторанных традиций с возможностями получения клиентами психологической помощи. Для обеспечения последнего фактора в ресторане работал штатный психолог. Кроме того, «Классика» периодически выпускал внушительное количество страниц журнала с одноименным названием.

Но, конечно, основным достоинством ресторана считалась кристальная репутация. Да что там говорить, в наше время, когда во многие питейные заведения, масштабные и не очень, люди просто иногда опасаются заходить, так как там могут существовать какие-то негласные правила, «Классика» зарекомендовал себя с гораздо более выгодной стороны. Здесь никогда не случалось разного рода разборок, благодаря тщательно отобранной охране начинающиеся скандалы гасились в самые первые минуты. И это, безусловно, было несомненным достижением.

– Подумаешь, ресторан! Чего особенного, таких сейчас море пооткрывалось, – натянутым тоном произнес мой муж, когда по долгу службы я в течение нескольких вечеров знакомилась с информацией относительно «Классики», перечитывая в основном «родные» журналы организации. Дело в том, что по случаю юбилея ресторана мы решили снять передачу с непосредственным участием его владелицы.

– Ну не скажи, Володя, он выделяется среди остальных заведений, как эксклюзивный наряд от кутюр от банального ширпотреба.

В течение последующих десяти минут я старательно пыталась втолковать моему простодушному супругу, чем одежда от кутюрье отличается от той, которая продается на базарах. Муж категорически отказывался понимать, что люди готовы без разговоров отвалить энное количество денег только за славное имя модельера. Ему казался диким тот факт, что какое-то платье, созданное маститым кутюрье, может стоить целое состояние. Нет, как человек образованный и живущий в современном мире, он, конечно, слышал о Джованни Версаче и Кристиане Диоре, но это все воспринималось им как-то… абстрактно, что ли. В общем, не предполагал мой любимый Вовка, что нечто подобное может существовать совсем рядом, даже не в Москве, а в родном провинциальном Тарасове.

Кстати, не таком уж и провинциальном, раз в нем находились такие во всех отношениях замечательные и интригующие объекты, как хотя бы все тот же пресловутый ресторан «Классика». Воистину, стать хотя бы однажды посетительницей этого заведения было тайным предметом мечтаний многих моих знакомых, да и я сама, если честно, тоже не отказалась бы от возможности провести незабываемый вечер под его сводами. Подобным образом музыкант мечтает хоть раз в жизни поиграть на знаменитой скрипке Страдивари. Но в том-то все и дело, что воплотить в жизнь эти мечты было достаточно сложно.

Выражаясь меркантильным языком, «Классика» стоила дорого. Очень дорого, если не сказать больше. В основном клиентами ресторана становились люди известные и богатые, и, как правило, своему выбору они не изменяли и впоследствии. В общем, клиентура была большей частью постоянной, не считая, конечно, приезжих, которые с тем же удовольствием посещали заведение.

Правительницей заведения являлась госпожа Меранцева. Я имела достаточно полное представление о том, как выглядела эта женщина, благодаря местному телевидению и прессе. На мой взгляд, более удачно найти свой имидж было просто невозможно, потому что Меранцева выглядела именно такой, какой в традиционном представлении должна была быть владелица ресторана. Чуть полноватая смешливая женщина с открытой улыбкой, она зазывно улыбалась с рекламных щитов, предлагая жителям родного города посетить свое заведение. Явственно можно было представить ее в качестве хлебосольной хозяюшки, радушно предлагающей гостям отведать фирменное блюдо собственного изготовления, хотя самостоятельно готовить Инге Леонидовне наверняка не приходилось последние несколько лет.

И вот, совсем недавно мне в голову пришла замечательная, если говорить без ложной скромности, идея. Я подумала о том, что героем нашей передачи «Женское счастье» обязательно должна стать Инга Меранцева. Подумала и о том, что это лучше всего устроить поскорее, чтобы успеть подготовить передачу до юбилея. В глубине профессионального сознания уже всплывали заманчивые картины телепроекта, транслируемого в свете предстоящего праздника, подготовкой которого занималась сама Меранцева. Нет, я вовсе не пыталась искусственно подогреть интерес к своей передаче, связав ее с неким зрелищным событием, просто, как и любой другой телевизионный деятель, пыталась найти более выгодные ракурсы для представления своего детища.

– А что, разве на сегодня у нас запланировано что-то конкретное? – с подозрением спросил Павлик, перестав блаженно потягиваться.

Лично меня в нашем операторе устраивало все, кроме одного качества, относительно которого – я уверена в этом – мои коллеги были со мной полностью солидарны. Этим качеством была исключительная леность, державшая Павлика в своих тесных объятиях и не желавшая отпускать захваченную добычу. Подозреваю, что союз Павлика с ленью был взаимовыгодным и приятным. Однако то, что в последнее время к лени прибавилась еще и забывчивость, мне не слишком нравилось.

– Павлик, когда-нибудь я разозлюсь и побью тебя, – вполне серьезно пообещала я и заметила, как Лера с Галиной Сергеевной одобрительно переглянулись. – Представь себе, сегодня у нас действительно запланировано очень даже, как ты выражаешься, конкретное. Сегодня мы встречаемся с госпожой Меранцевой, чтобы обсудить подробности предстоящей передачи.

Раздался возглас, которым наш оператор выражал свое чрезвычайное удивление. Так и есть – он просто забыл. Хорошо еще, что пришел сегодня с утра, а то бы решил устроить себе выходной после вчерашнего и появился бы только к обеду.

Встреча с Ингой Леонидовной была запланирована на два часа, и за оставшееся время мне нужно было успеть сделать две очень важные вещи. Первая заключалась в том, чтобы привести Павлика в надлежащий вид и как-то ликвидировать ужасающий запах перегара, который распространяло это чудовище за версту. Немного подумав, я решила возложить эту святую обязанность на Леру и, сунув ей полтинник, попросила сбегать в ларек и купить минералки, мятной жвачки и «антиполицай». Не пристало, чтобы такие кадры появлялись перед приличными людьми, одним из которых, безусловно, являлась Меранцева. Представляю ее реакцию при виде эдакого красавца!

Что же касается второй необходимости, то она заключалась в том, чтобы мне самой принять подобающий внешний вид. Честно говоря, я здорово волновалась при мысли о предстоящей встрече. Конечно, внешность Инги Меранцевой вызывала у меня симпатию, да и улыбка, которая не сходила с ее уст во время ее интервью, тоже располагала к себе. Но мне никогда не приходилось встречаться с ней в жизни. А вдруг окажется, что госпожа Меранцева на самом деле принадлежит к племени снобов или, что еще хуже, страдает манией величия? Ох, как же мне было неспокойно от таких мыслей!

– Павлик, сходи-ка вниз, купи мне пакетик кофе, – безапелляционно проговорила Галина Сергеевна, когда ей надоело смотреть на мои явные нравственные метания. Проницательности моей начальнице не занимать, очевидно, она уже была в курсе причины такого моего настроения.

Павлик с явной неохотой оторвал расслабленное тело от своего любимого кресла, кстати, законно принадлежащего мне, и медленной походкой вышел из кабинета. Как только за ним закрылась дверь, Галина Сергеевна тут же подсела ко мне и настойчиво взяла за руку.

– Ириша! – строго проговорила она и в эту минуту была до невозможности похожа на директора школы. – Сейчас же расскажи мне, что случилось, и не смей отделываться недомолвками, я все равно от тебя не отстану.

«Была не была», – подумала я и, как на духу, выложила ей все свои тревоги.

– Сами подумайте, Галина Сергеевна, мне предстоит такая встреча, а я выгляжу как самое настоящее чучело! Макияж от снега испортился, о прическе уже и не говорю, а она ведь это все сразу же заметит.

– Ну, во-первых, она не косметолог и не модельер, так что с этой точки зрения она тебя вряд ли будет оценивать. А во-вторых, все легко поправимо. Обнови макияж, поправь прическу и отправляйся на встречу во всеоружии. Или все-таки есть другая причина твоей взволнованности?

– Есть, – была вынуждена согласиться я, и причина такая действительно существовала. Дело в том, что Меранцева пользовалась довольно широкой известностью чуть ли не в мировом масштабе. Когда я знакомилась с информацией о «Классике», то выяснила, что Инга заключала контракты со многими ведущими зарубежными организациями и частными лицами на поставку редких экзотических продуктов, которые невозможно добыть в России и из которых готовились эксклюзивные блюда. Оставалось только предположить, какой была конечная стоимость этих яств, предлагаемых в меню ресторана…

А примерно пять лет назад «Классика» стал русско-французским рестораном. Да, именно так, потому что Меранцева подписала контракт с владельцем винного завода, расположенного в одной из многочисленных французских провинций, на постоянное сотрудничество. С тех пор в ее ресторане среди алкогольных напитков не было такого, который был бы получен из какой-либо иной страны.

Итак, по всем определениям, Меранцева была богатой. Как раз последнее определение и вызывало во мне некоторый страх. Вообще-то мне не свойственен снобизм, однако доселе героинями моих передач становились в основном люди более простые, чем владелица «Классики». Пока мы общались с ней только по телефону, да и то очень мало, а при таком контакте довольно трудно понять сущность собеседника. Поэтому сейчас мне было одновременно и страшно и интересно, как эта дама поведет себя, не будет ли чересчур высокомерна, и не придется ли мне чувствовать себя оскорбленной. Честно говоря, ужасно этого не люблю.

– Послушай, Ирина, – медленно, словно раздумывая, начала Галина Сергеевна, когда я высказала ей свои сумрачные страхи. – Насколько я осведомлена, госпожа Меранцева – женщина интеллигентная, истинная аристократка. Такая вряд ли позволит себе грубость. Да и вообще, с чего ты взяла, что твоя хваленая общительность и умение расположить собеседника на этот раз дадут сбой? Поверь, все будет хорошо, и вскоре ты будешь с улыбкой вспоминать свои страхи.

* * *

Знай я, насколько права окажется моя начальница, тогда, наверное, мне действительно стало бы спокойнее. Однако оставшееся до часа встречи время я провела как на иголках, то и дело вскакивая и подходя к зеркалу, чтобы удостовериться в своем безупречном внешнем виде. И хотя с этим все было в порядке, перспектива невозможности объективно оценить себя со стороны мучила: все казалось, что костюм сидит чересчур мешковато, на колготках образовалась складка, макияж слишком бледен, а прическу опять не мешало бы поправить. Подобный упадок моего настроения стал очевиден не только для Галины Сергеевны, но и для остальных сотрудников.

– Ну как? – с торжеством в голосе спросила меня Лера, с явным подозрением покосившись на мою кислую физиономию. Рядом с ней стоял Павлик – плод неустанного творчества Валерии, который она хотела продемонстрировать перед нами. Оператор был умыт, мастерски уложенные волосы разделял прямой пробор; как мне показалось, на его лице было заметно даже некоторое подобие грима. Сейчас он здорово напоминал купеческого приказчика из девятнадцатого века или же личного секретаря помещика, которому по статусу положено выглядеть благообразно.

– Павлик, ты великолепен! – разом воскликнули мы с Галиной Сергеевной, старательно сдерживая позывы смеха. – Только почему это ты так хмур, скажи на милость?

– Да ну вас! – протянул наш оператор с мукой в голосе. – Я в таком виде никуда не пойду. Мало того что прическу дурацкую сделала, так еще и рожу намалевала! Да я, чтоб ты знала, в таком виде знаешь на кого похож?

– Между прочим, все известные артисты перед важными мероприятиями гримируются, а тебе с твоей опухшей физиономией сам бог велел! – вспыхнула Лера праведным гневом. – Ты только представь, перед кем тебе придется появиться, – перед самой Меранцевой! И что она о нас подумает после созерцания тебя такого?

– Ладно, ребята, хватит трепаться, нам пора! Так, на ком сегодня поедем?

Я немного хитрила, на самом деле уже вчера вечером мне было известно, что сегодня на встречу нас везет шофер Костя Шилов. Похоже, известно об этом было не только мне…

– На нем, на нем, – подленько протянула Лера, сразу же забыв о своем возмущении. – Уж Константин так счастлив был, что ему предстоит сопровождать вас в такой ответственный момент! Ведь, можно сказать, на новый уровень передача выходит, раз с такими людьми контачить начинаем.

– Все, хватит, – остановила я потоки опасного красноречия помрежа. Лера никогда не упускала возможности подколоть меня на предмет обожания моей скромной персоны одним из наших водителей. Собственно, об этом знали многие, но в основном старались держать свои соображения по этому поводу при себе. – Поехали!

Шилов окинул меня сумрачным, как казалось поначалу, взглядом, но в нем проглядывало такое нескрываемое чувство восхищения, поэтому мне, как всегда, стало не по себе. Черт, с этим надо что-то делать, никуда не годится, что он вот так, запросто, только взглянув, демонстрирует перед всеми свои чувства!

Мы загрузились в машину и поехали.

* * *

В отличие от других деятелей нового времени, Инга Меранцева не стала следовать сложившимся традициям и размещать свои владения в старых полуразвалившихся особняках времен Николая II. Поэтому несколько лет назад «Классика» с размахом расположился в только что выстроенном по специальному заказу местных властей здании, для чего госпоже Меранцевой пришлось немало постараться. Я помню статью в одной из тарасовских газет, где колкий, но неумный репортер пытался представить владелицу «Классики» в невыгодном свете, описав соответственным образом, как она охмуряла нашего губернатора для получения разрешения на строительство здания за счет спонсорских взносов. Как ни старался автор статьи очернить образ Меранцевой, однако за созданный опус он вряд ли дождался похвалы от руководства, потому что невольно придал характеру Инги Леонидовны черты трагического благородства.

– Удачи, – пожелал Костя всем нам, глядя при этом исключительно на меня одну. Мне иногда кажется, что он нарочно так делает.

Мы вошли в просторный холл, отражающий удачное сочетание современного и классического стилей. Пол выложен мраморными плитами, на стенах – обивка подходящего светло-голубого тона, подвесные потолки искусно имитируют модернистскую лепнину. Вроде бы и просто, вовсе не вычурно, но тем не менее все смотрится очень органично. Мебели практически нет, только несколько красивых стульев у дальней стены, кстати, зеркальной. Наша команда четко возникла в его голубоватой глади, подчеркивающей общую тональность, и мы, словно сговорившись, разом совершили непроизвольный жест, поправляя прически, воротники и приводя себя в порядок. Зеркало не замедлило отразить наше волнение, выраженное в такой неоригинальной форме.

– Спокойнее, – с легкой улыбкой прошептала Галина Сергеевна, которая, пожалуй, единственная из нас четверых держалась не суетясь, с неизменным достоинством. – Нам вот сюда, – кивнула она на резную дубовую дверь, последнюю по коридору. Мы остановились, вздохнули словно по команде, собираясь с силами и придавая своим физиономиям подобающее выражение, а затем, постучав для проформы, толкнули дверь.

Комната, в которой оказалась наша съемочная группа, была на удивление большой. После довольно узкого пространства коридора это создавало эффект неожиданности, впрочем, как и сама атмосфера, царящая в этих неординарных апартаментах. Можно было не сомневаться, что вся обстановка была придумана одним человеком и приведена в исполнение под его чутким руководством.

Здесь все свидетельствовало о необычайной тяге хозяйки кабинета к делу, которое целиком поглотило ее, стало главным в жизни.

Огромное окно во всю стену открывало живописную картину, подобную которой мне давно не приходилось видеть. Позади здания находился самый настоящий сад, и сейчас он казался великолепной декорацией к сказочному сюжету. Ветви деревьев склонились под снежной тяжестью, сплошной белый настил укрывал землю, оставляя видными лишь несколько голубоватых скамеек и красивое сооружение, стоящее в редком окружении деревьев. Это была беседка.

Стильные бра по обе стороны от стола Инги Меранцевой бросали зеленоватый отсвет на белые листы бумаги, разложенные на поверхности, и от этого казались слегка загадочными, словно они только что вышли из какой-то волшебной машины, создавшей их. Мягкие кресла и диван были уютными, но, несмотря на это, очень уместно смотрелись в интерьере всего офиса. Дорогое ковровое покрытие на полу в точности повторяло цветовой фон стен, штор и мебели, которой здесь было ровно столько, сколько необходимо. Между тем большая часть помещения оставалась свободной; наверное, время от времени здесь проводились планерки, на которых Меранцева распекала своих нерадивых сотрудников, хотя вряд ли такие имелись в ее коллективе.

Владелица «Классики» поднялась навстречу нам с искренней улыбкой, чем сразу же покорила съемочную группу наповал. Для меня теперь стал очевидным тот факт, что не одна я пасовала перед этой встречей: и Лера, и Павлик, и даже Галина Сергеевна были солидарны со мной в этом, хотя в отличие от меня старались не подавать виду.

Меранцева была… великолепной! Вспоминая свое первое впечатление от этой женщины, я впоследствии долго не могла сказать, что же конкретно покоряло в ней, что заставляло неотрывно смотреть в эти бездонные зеленые глаза, такие мудрые, такие проницательные. Эта женщина явно не пыталась выглядеть моложе, хотя для своих сорока восьми она явно не добирала лет семь-восемь, но в ее облике было столько достоинства и изысканной простоты, что хотелось во что бы то ни стало расположить ее к себе, внушить симпатию, если только такое возможно. Доселе мне приходилось видеть Ингу Леонидовну только на экране телевизора или на фотографии в газете, но разве можно с помощью техники отобразить глубину и чистоту взгляда, целостность образа, органичное сочетание великолепной внешности и глубокого ума? Только в процессе общения я увидела и почувствовала все это. Хотя, почему это только я? Ручаюсь, все остальные ощутили то же самое.

– Добрый день, я ждала вас. Прошу прощения, что не смогла ответить на ваше предложение лично и была вынуждена поручить это секретарю. Самой смешно, но в последнее время навалилось так много работы по подготовке праздника, что не удается даже нормально поесть. Вот уж верно говорят, сапожник без сапог!

Вот так незатейливо и убедительно она сразу сумела расположить нас к себе. Наверняка после такого вступления никому из нашей компании не пришло бы в голову назвать ее богатой гордячкой. Меранцева обладала приятным голосом, который, очевидно, мог обернуться и громоподобными окриком, – тональность была вполне подходящей для этого, – или переходить на ворчливые интонации. Инга Леонидовна производила впечатление душевного и открытого человека.

Гостеприимным жестом она предложила нам сесть в кресла, а сама прошла на свое рабочее место. Хотя рабочее ли? Мне показалось, что она считает и это здание в целом, и этот кабинет в частности – своим домом.

– Итак, с чего мы начнем? – спросила Инга Леонидовна, когда все мы, за исключением Павлика, расселись по своим местам. Наш оператор тем временем принялся живейшим образом, свойственным ему только в порыве творческого процесса, выбирать для своей камеры наиболее удачные ракурсы и пробовать наиболее выгодные положения.

– Было бы замечательно, если бы вы рассказали про то, как вообще родилась идея создать такое вот предприятие, – начала я.

– Предприятие… Да, наверное, для окружающих мой проект действительно выглядит предприятием, и наверняка многие совершенно искренне полагают, что я расчетливо и меркантильно создавала его, приводя в соответствие с нынешним днем. На самом деле… ничего этого не было. Идея родилась сама, и я даже не обдумывала поначалу никакие технические тонкости, настолько четко представила себе, к чему буду стремиться в идеале. Только позже я столкнулась с реальными проблемами, но поскольку тогда уже заболела идеей, то начала бороться с трудностями со всем упорством, на которое была способна. В общем, могу сказать, что не я придумала создать «Классику», она сама нашла меня.

– Но ведь с чего-то же вы начинали?

– Вам наверняка известно, что ресторан существует уже десять лет, так что, как нетрудно догадаться, он создавался в непростое время. Однако могу сказать совершенно определенно, что тогда было проще громко заявить о себе, чем сейчас. В нынешнее время люди становятся избалованными и требовательными, создать нечто принципиально новое практически невозможно, поэтому все стараются отыскать достойные аналоги уже существующего. Тогда же можно было и блеснуть, имея в кармане несолидный начальный капитал и море энтузиазма. Но я, кажется, увлеклась. Для передачи вряд ли подойдут подобные откровения…


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации