Электронная библиотека » Валерий Кононов » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 9 апреля 2015, 18:31


Автор книги: Валерий Кононов


Жанр: Военное дело; спецслужбы, Публицистика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 3 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Валерий Кононов
Памятник И. Д. Черняховскому


Вступление

У воронежского памятника выдающемуся полководцу Великой Отечественной войны Ивану Даниловичу Черняховскому необычная судьба. Да и сама жизнь его, особенно в последние годы, полна неожиданностей. В 1942 году его непосредственный начальник предложил И. В. Сталину снять И. Д. Черняховского с должности командира танкового корпуса, а Сталин в тот же миг назначил Черняховского командующим армией вместо этого непосредственного начальника. Он был самым молодым в Красной Армии командующим армией и самым молодым командующим фронтом, при том, что ещё в юности он прибавил себе год, чтобы его приняли в комсомол. И гибель его в самом конце войны от осколка разорвавшегося рядом с его машиной единственного снаряда была необычной. В это время за рулём автомобиля сидел сам генерал. А если бы он находился на положенном месте, то роковой осколок достался бы водителю. Необычность воронежского памятника в том, что прежде чем его установили в 1993 году в Воронеже, он около полувека простоял в центре Вильнюса. Такие случаи, когда памятники вынуждены переселяться из одного государства в другое, редки, но всё же имели место в истории мирового монументального искусства. Это случалось, как правило, после серьёзных потрясений – войн, революций, разделов государств. Например, великолепный конный монумент известному польскому военному и государственному деятелю Юзефу Понятовскому, что стоит ныне перед президентским дворцом в Варшаве, до начала 1920-х годов стоял в белорусском городе Гомеле. В Риге в 1910 году в присутствии императора Николая II открыт был конный памятник царю-реформатору Петру Великому, а почти столетие спустя он перекочевал из независимой Латвии в С.-Петербург и сейчас стоит перед Константиновским дворцом. Такую же долю кочующего памятника судьба уготовила и великолепному монументу, увековечившему генерала И. Д. Черняховского.

О нём и пойдёт речь в этой книге. Но сначала давайте поговорим о жизненной и полководческой судьбе прославленного военачальника. Судьба эта тесно связала его с Воронежем. И хотя он пробыл здесь всего около года, но это было самое суровое для города время. И воины как раз под его командованием освободили город от оккупантов.

Детство и юность И. Д. Черняховского

Иван Данилович Черняховский родился 16 (29 по новому стилю) июня 1906 года в селе Оксанино Уманского уезда Киевской губернии (сейчас это Уманский район Черкасской области), а детство прошло в селе Вербово на территории нынешней Винницкой области. В это село семью Черняховских перевёз помещик пан Новинский, у которого отец будущего полководца работал конюхом.

В Вербово многодетную семью Черняховских застала Октябрьская революция, а потом и Гражданская война. Весной 1919 года от тифа умирает сначала глава семьи, а через неделю и его супруга, оставив сиротами шестерых детей. Двенадцатилетнему Ивану пришлось бросить учёбу в школе и начать трудовую жизнь. Он пас деревенский скот, а заработанный хлеб относил сельскому учителю как плату за уроки, которые тот давал ему по вечерам. Потом устроился рабочим на железную дорогу на станции недалеко от своего села. В шестнадцать лет он уехал на заработки в Новороссийск, где стал трудиться на цементном заводе «Пролетарий» бондарем – изготавливал бочки для упаковки цемента.

Своим земляком И. Д. Черняховского считают жители села Оксанино Уманского района Черкасской области и села Вербово Томашпольского района Винницкой области. А положенный по закону бюст на родине как дважды Герою Советского Союза установили в районном центре Умань. Исполнил бюст в 1948 году самый известный тогда советский скульптор Е. В. Вучетич. Именно ему поручили работу над памятником советскому солдату в Трептов-парке в Берлине и над мемориальным комплексом в Сталинграде с величественной статуей Родине-матери на Мамаевом кургане.


Бюст Черняховского в Умани


Когда подошло время воинской службы, Иван Черняховский по направлению заводского комсомола стал курсантом Одесской пехотной школы, а через год перевёлся в Киевскую артиллерийскую школу. По окончании школы он получил назначение в 17-й артиллерийский полк, дислоцировавшийся в Виннице. Дослужившись в этом полку за три года до командира батареи, он решил поступать в военную академию. Один год проучился в Военно-технической академии в Ленинграде, а потом его вместе со всем факультетом перевели в только что открывшуюся академию механизации и моторизации. Между прочим, в академии вместе с ним учились сыновья К. Е. Ворошилова и Л. М. Кагановича, и Ворошилов просил отлично успевающего в учёбе И. Д. Черняховского «взять на буксир» его сына.


Подполковник Черняховский перед началом войны.


После окончания академии в ноябре 1936 года он стал служить в танковых частях, и на всех должностях во всех гарнизонах командование постоянно отмечало его незаурядные командирские способности, отличное знание военной техники, постоянную заботу о подчинённых. Незадолго перед началом Великой Отечественной войны он был назначен на должность командира 28-й танковой дивизии с досрочным присвоением воинского звания полковника.

Первые месяцы войны

28-я танковая дивизия полковника Черняховского, входившая в состав Рижского гарнизона, получила 18 июня 1941 года приказ покинуть зимние квартиры и через двое суток сосредоточиться севернее литовского города Шауляя. И хотя тревожное ожидание войны не покидало тогда командиров Красной Армии, служивших у западных границ СССР, нападение фашистской Германии 22 июня стало неожиданным. Немцы сосредоточили огромные силы, значительно превышавшие по численности и вооружению советские приграничные воинские соединения.

28-я танковая дивизия, на вооружении которой находились только лёгкие танки БТ-7 и Т-26, вступила в первый бой с вторгшимся противником 23 июня. Полковник Черняховский даже в сложных условиях начала войны с неизбежными неразберихой и неожиданностями, при отсутствии рядом других боевых частей Красной Армии, принял смелое решение контратаковать противника. При этом одну танковую бригаду он направил в обход наступающего врага, что сыграло решающую роль в успехе операции. В этом бою фашисты потеряли 14 танков, 20 орудий, до батальона пехоты и вынуждены были отступить на пять километров.

В последующих тяжёлых боях дивизия Черняховского своими действиями сдерживала наступление танковых соединений противника, оказывала серьёзную поддержку нашим пехотным частям в отражении вражеских атак, но несла большие потери и вынуждена была по решению вышестоящего командования оставить свои боевые позиции. Только за один день боёв 25 июня дивизия потеряла 84 танка, погибли один из командиров танковых полков, два командира батальонов, помощник командира дивизии по технической части и ещё многие командиры, политработники и бойцы.

После короткого отдыха 28-ю дивизию полковника Черняховского командование фронта перебросило на защиту древнего русского города Новгорода. Немецкие войска, рвавшиеся к Ленинграду, сосредоточили у Новгорода огромные силы. После многодневных боёв и с огромными потерями своих войск и военной техники немцы захватили город. В 28-й дивизии не осталось ни одного танка, ни одной пушки. Дивизию направили в район озера Селигер, где она заняла боевые позиции в составе армии, которой командовал генерал Н. Э. Берзарин. Там её переформировали в 241-ю стрелковую дивизию, потому что не хватало тогда танков для оснащения всех действующих танковых соединений. Так танкист по военному образованию и по боевому опыту полковник Черняховский стал пехотным командиром. В январе 1942 года 241-я дивизия участвовала в успешной наступательной операции 34-й армии Н. Э. Берзарина, окружившей в районе города Демянска 6 вражеских дивизий. За активные действия по руководству дивизией в Демянской операции Черняховский был награждён орденом Красного Знамени. Это был второй его боевой орден с начала войны. Первый (такой же) был вручён ему за оборону Новгорода.

5 мая 1942 года И. Д. Черняховскому присвоили звание генерал-майора. А в конце июня его вызвали в Москву, где он получил назначение командиром недавно сформированного 18-го танкового корпуса, а сам корпус в это время уже воевал под Воронежем.

На воронежском направлении

Положение советских войск на Воронежском театре военных действий было тогда крайне тяжёлым. Противник скрытно сосредоточил там огромные силы и в конце июня 1942 года перетлел в наступление.

Верховное германское командование уделяло большое внимание развитию боевых действий на воронежском направлении. Здесь была создана специальная армейская группировка, в которую вошли 2-я общевойсковая, 4-я танковая немецкие армии и 2-я венгерская королевская армия. Кроме того, в наступательной операции, получившей кодовое название Blau, должны были участвовать другие соединения, и в том числе 6-я армия Ф. Паулюса, разгромленная полгода спустя в Сталинградской битве, и 4-й воздушный корпус. В директиве № 41 о подготовке этой операции, подписанной Гитлером 5 апреля 1942 года, ставилась задача «для овладения Кавказским фронтом разбить и уничтожить русские силы, расположенные в районе Воронежа и к югу от него, западнее и севернее реки Дон».

В конце июня 1942 года немецкие войска прорвали оборону наших войск на стыке 13-й и 40-й армий Брянского фронта и направили свой главный удар на Воронеж. Военные историки считают, что наступление противника на воронежском направлении было несколько неожиданным для Ставки Верховного Главнокомандования советскими вооружёнными силами. Она ожидала, как и в предыдущем году, летнего наступления на Центральном фронте в сторону Москвы. Тем более что немцы активно демонстрировали сосредоточение боевой техники и живой силы на московском направлении, что впоследствии оказалось искусной дезинформацией. Враг добился крупного превосходства в численном составе и в вооружении перед противостоящими ему войсками Брянского фронта и глубоко вклинился в тылы Красной Армии, проходя в сутки по несколько десятков километров. Ставка и штаб Брянского фронта направили для ликвидации прорыва воинские части с других участков советско-германского фронта и из резерва, но они вводились в бой по частям, и хотя задержали на какое-то время продвижение вражеских войск, к коренному изменению оперативной обстановки на воронежском направлении не привели. Немецкие войска быстро достигли Воронежа и 6 июля вошли в правобережную часть города. Решением Ставки 7 июля на базе Брянского фронта был образован Воронежский фронт. Командующим фронтом назначили генерала Ф. И. Голикова, возглавлявшего до этого Брянский фронт.

Прибыв в Воронеж в эти тяжёлые для обороняющих город войск дни, Черняховский убедился, что он может только номинально числиться командиром танкового корпуса. Танковые бригады, входящие в корпус, подчинили командирам пехотных дивизий, и те использовали бригады для затыкания дыр на опасных направлениях. Предложение И. Д. Черняховского собрать танковый корпус в единый кулак и использовать его более эффективно против наступающего противника не нашли поддержки у командующего 60-й армии генерала Антонюка.

Тем временем Сталин, недовольный отступлением наших войск на воронежском направлении, решил сменить командование Воронежским фронтом. Заодно надо было решить вопрос о командующем Брянским фронтом. Маршал А. М. Василевский, бывший в то время начальником Генерального штаба, пишет в своих воспоминаниях о совещании у Сталина, где решался вопрос о назначениях на эти должности. С Брянским фронтом вопрос решился быстро – кандидатура генерала К. К. Рокоссовского, командовавшего до этого армией, ни у кого не вызвала сомнений. А для Воронежского фронта стали перебирать несколько кандидатур. Тогда присутствовавший на совещании заместитель начальника Генерального штаба генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин обратился к Сталину с предложением назначить его командующим Воронежским фронтом. Сталин удивился, таких предложений прежде в этом кабинете не звучало, но, посовещавшись тут же с А. М. Василевским, согласился. Так вскоре под Воронежем появился этот опытный военачальник. Кстати, следует напомнить читателям, что воронежская земля была родной для Ватутина. Он родился в 1901 году в селе Чепухино Валуйского уезда Воронежской губернии. Ныне Валуйский район входит в Белгородскую область. Автор этих строк, для которого Валуйки тоже являются родным городом, в далёком послевоенном детстве бывал со школьной экскурсией в доме, где родился Н. Ф. Ватутин, и слушал рассказ его старушки-матери о детстве Коленьки, как она его называла.

С генералом Ватутиным Черняховский был уже хорошо знаком. На Северо-Западном фронте, где Иван Данилович воевал в качестве командира дивизии первые месяцы войны, Ватутин был начальником штаба, пока его не отозвали в Генеральный штаб. Боевое сотрудничество командующего фронтом Н. Ф. Ватутина и командующего армией И. Д. Черняховского продолжалось и после сражения за Воронеж. Это в армию Черняховского ехал командующий 1-м Украинским фронтом Н. Ф. Ватутин в апреле 1944 года, когда попал в засаду, организованную украинскими националистами, и был смертельно ранен. А теперь давайте вернёмся к событиям июля 1942 года под Воронежем.

24 июля И. В. Сталин, скорее всего по представлению Ватутина, освободил от должности командующего 60-й армией генерал-лейтенанта М. А. Антонюка, назначив на его место генерал-майора И. Д. Черняховского. Интересны обстоятельства, которые сопровождали это назначение. В тот день генерал Антонюк собрал Военный совет 60-й армии для подведения итогов боевых действий под Воронежем. Первым он начал распекать Черняховского за большие потери танков в его 18-м корпусе. В это время Антонюка вызвал к телефону прямой связи Сталин. Генерал доложил ему, что проводит заседание Военного совета, где обсуждаются причины неудач в боях за Воронеж, и предложил освободить генерала Черняховского от командования танковым корпусом за большие потери в танках. На вопрос Сталина, а каковы потери в танках у противника в боях с танкистами Черняховского, растерявшийся Антонюк ничего не смог ответить. Сталин сообщил ему, что вот он об этом знает и что вражеские потери в два раза выше наших. В заключение разговора Верховный Главнокомандующий сказал, что освобождает Антонюка от должности командующего армией, а вместо него назначает И. Д. Черняховского. Обескураженный Антонюк вернулся на совещание, передал Черняховскому приглашение Верховного к прямому проводу и сел у края стола. Участники совещания недолго строили догадки. Вернувшийся вскоре Черняховский занял за столом место командующего, объявил о своём назначении и перенёс заседание на следующий день.

60-я армия вторичного формирования была организована 7 июля 1942 года путём преобразования 3-й резервной армии и в составе имела 107, 121, 161, 167, 195, 232, 237 и 303 стрелковые дивизии. 75-й укреплённый район, а также ряд танковых, артиллерийских и других соединений и частей.

С началом немецкого наступления на воронежском направлении армию из резерва направили под Воронеж. Офицерский состав для штаба и различных армейских подразделений в основном комплектовался из запасников, не имевших боевого опыта, и И. Д. Черняховский на первых порах много внимания уделял работе с офицерами штаба армии и дивизионных штабов. Входившие в состав армии воинские соединения по своему составу были далеки от штатной численности. Если и прибывали в армию полнокровные дивизии, такие, как 303-я стрелковая дивизия сибиряков, то в первых же ожесточённых боях под Воронежем они несли большие потери. Черняховский пытался провести операции по освобождению Воронежа, но сил для этого было явно недостаточно, и армия с наступлением холодов перешла к активной обороне.

После стабилизации линии фронта соединения 60-й армии занимали позиции севернее Воронежа, а по левому берегу реки Воронеж оборону держала 40-я армия под командованием генерала М. М. Попова. Она тоже пыталась вместе с 60-й армией освободить от захватчиков Воронеж, но дальше изгнания оккупантов из городка СХИ и захвата важных в оперативном отношении плацдармов в окраинной воронежской слободе Чижовке и селе Шилово дело не пошло.

На 60-ю армию выпала основная нагрузка по сдерживанию рвущихся на восток фашистских захватчиков. Боевые действия армии при содействии других соединений Воронежского фронта привели к срыву гитлеровского плана Blau. Застрявшие под Воронежем фашистские дивизии не смогли пополнить войска, оказавшиеся у стен Сталинграда.

Осенью 1942 года при вражеском наступлении на Воронеж образовался выступ, своего рода Воронежская дуга, глубиной около 100 километров при длине основания около 130 километров. Воронеж находился на восточной вершине этой дуги. Внутри выступа располагались 10 немецких дивизий 2-й армии и 2 венгерские дивизии.

Советское Верховное командование и командование Воронежского фронта решили нанести удар по флангам этого выступа и окружить находившиеся там вражеские войска. В конце 1942 года несколько воинских частей 40-й армии были переданы под командование Черняховского в 60-ю армию, а 40-я своим основным составом была переведена на новые позиции для участия в Острогожско-Россошанской операции. 60-я армия стала готовиться к проведению Воронежско-Касторненской наступательной операции, которая должна была привести к освобождению Воронежа.



Операция началась 24 января 1943 года ударом 40-й армии, усиленной 4-м танковым корпусом, в южной части выступа по направлению на Горшечное и Касторное. На следующий день в северной части выступа вступили в бой 38-я и 13-я армии Брянского фронта. 60-я армия наступала в центре этого выступа. Перед наступлением во всех воинских частях 60-й армии зачитывалось обращение Военного совета армии:

«Перед нами древний русский город Воронеж. В недавнем прошлом – город больших социалистических фабрик и заводов, город жизнерадостного советского студенчества, город благоухающих садов и парков. На нас возложена почётная задача полностью уничтожить воронежскую группировку противника и освободить Воронеж. Бойцы, командиры и политработники! Военный совет призывает вас наступать смело, решительно, дерзко. Громите врага без передышки, окружайте и уничтожайте его, не давайте останавливаться».

Почувствовав угрозу окружения, немецкий гарнизон Воронежа спешно покинул город в ночь на 25 января. Некоторые современные «военные стратеги» даже упрекают И. Д. Черняховского в том, что не пришлось 60-й армии освобождать Воронеж в ожесточённых боях. Послушать этих «стратегов», так можно подумать, что эту угрозу окружения немцы создали для себя сами. Утром московское радио сообщило об освобождении Воронежа. В сводке Совинформбюро говорилось:

«25 января войска Воронежского фронта, перейдя в наступление в районе Воронежа, опрокинули части немцев и полностью овладели городом Воронеж:. Восточный берег р. Дон в районе западнее и юго-западнее города также очищен от немецко-фашистских войск. Количество пленных, взятых под Воронежем, к исходу 24 января увеличилось на 11000 солдат и офицеров. Таким образом, общее количество пленных, взятых в районе Воронежского фронта, дошло до 75000 солдат и офицеров».

60-я армия, преследуя убегавшего из Воронежа противника, своим правым крылом развернула наступление в направлении Нижней Ведуги. На левом фланге армии Черняховский создал мощную ударную группу из 232-й, 322-й, 232-й, 141-й дивизий и 253-й стрелковой бригады. Острие удара этой группы тоже направлялось на Нижнюю Ведугу, где была намечена стыковка с наступающей с севера 38-й армией Брянского фронта под командованием генерала Н. Е. Чибисова. В ночь на 24 января началось наступление ударной группы на хорошо укреплённые вражеские позиции в районе сел Семидесятное, Кочетовка, Костенки. Свой командный пункт генерал установил в селе Олень-Колодезь. Однако первые два дня боёв не принесли ощутимых результатов. Противник ожесточённо оборонялся. И только после ввода в бой 303-й дивизии под командованием полковника К. С. Федоровского на левом фланге армии и 100-й дивизии генерал-майора И. Ф. Перхоровича на правом линия фронта была прорвана. Активно действовали в северной части полосы наступления 60-й армии сводная бригада курсантов и 121-я стрелковая дивизия. Успешно начала продвижение к Нижней Ведуге 232-я стрелковая дивизия полковника И. И. Улитина. В первом эшелоне дивизии сражался 605-й полк, командовал которым подполковник Г. С. Васильев (1897–1943), опытный командир, кадровый военный, награждённый орденом Красного Знамени еще во время Гражданской войны. Незадолго до начала операции И. Д. Черняховский вручил ему ещё один орден Красного Знамени. В тяжёлом бою по освобождению от оккупантов села Нижнее Турово подполковник Васильев погиб. По представлению генерала посмертно ему присвоено было звание Героя Советского Союза. Похоронили его в братской могиле в селе Хохол, а в Нижнем Турове благодарные сельчане поставят потом на постамент бронзовый бюст героя.

В результате Воронежско-Касторненской операции Воронежского и Брянского фронтов вражеская группировка оказалась окружённой. Ожесточённые бои продолжались до 17 февраля. Враг потерял до 11 дивизий (9 германских и 2 венгерских), почти всё тяжёлое вооружение и технику. При этом приходится признать, что небольшая часть воинских подразделений противника смогла прорвать окружение и уйти на запад.

Крупный успех советских войск в Воронежско-Касторненской операции с полным правом позволяет говорить о разгроме немецко-фашистских войск под Воронежем в 1943 году. И большой вклад в успешное проведение операции внесла 60-я армия под командованием генерал-майора И. Д. Черняховского. 14 февраля 1943 года ему присвоено очередное воинское звание генерал-лейтенант.


Генерал И. Д. Черняховский весной 1943 г.


Пусть простят читатели автора этих строк за небольшое отклонение от основной темы книги, так сказать, личного характера. Дело в том, что мне пришлось в восьмилетнем возрасте увидеть некоторые итоги боевых действий у Касторного. Где-то в начале марта 1943 года семья наша вернулась из эвакуации домой на небольшую станцию Суковкино, что в 10 километрах от Касторного. До Касторного из Тамбовщины доехали с пересадками на товарных поездах, а дальше пришлось идти по шпалам, ибо колею железнодорожную оккупанты перестроили под свои немецкие размеры. Снег уже начал подтаивать, и жутко было видеть, как по обеим сторонам насыпи стали показываться из-под снега трупы немецких и венгерских солдат. А когда пришли на место, то около дедовского дома увидели немецкую пушку, а на соседнем лугу – более десятка подбитых немецких танков. Дедушка, остававшийся в оккупации, рассказал, что бои были жуткие, и он две недели не вылезал из погреба. Но дом, слава Богу, оказался цел, только все стены были утыканы осколками. А стоявшая рядом деревянная школа, где мне довелось полгода назад окончить первый класс, полностью была разрушена. И здание небольшого вокзальчика по соседству с дедовским домом не уцелело. А стоявшая рядом высокая водонапорная башня дореволюционной постройки выстояла.

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!

Страницы книги >> 1

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации