Электронная библиотека » Валерий Сегаль » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Охотники до любви"


  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 20:23


Автор книги: Валерий Сегаль


Жанр: Современная русская литература, Современная проза


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Валерий Сегаль


Охотники до любви

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. «ДУШИТЕЛЬ ПРОГРЕССА»

1

Концентрик еще раз перечитал электронное послание.

Что это? Провокация?

Не похоже. Насколько известно Концентрику, Центр и не занимается подобными провокациями. Эта женщина и впрямь мечтает о плотском грехе и о порочном зачатии? Вполне возможно. Если Концентрик никогда прежде не получал подобных писем, то это еще не означает, что они в принципе невозможны.

«Интересно, я и впрямь так ей приглянулся, – подумал Концентрик, – или она рассылает подобные письма всем подряд?»

Последнее предположение казалось более правдоподобным. Концентрик читал об этом весьма распространенном женском недуге – атавистической похоти. Охваченные ею женщины начинают рассылать первым попавшимся мужчинам электронные письма с неизменным предложением – встретиться. Концентрик когда-то читал, что рано или поздно Центр запеленговывает этих женщин и высылает им лекарство. Концентрик привык верить этому. Но так ли это на самом деле?

Концентрик посмотрел на себя в зеркало. Для этого ему, как всегда, пришлось слегка нагнуться. Он был слишком высокого роста и знал об этом. Знал чисто статистически, но никогда об этом не размышлял. Его это не интересовало. Просто не с кем было сравниваться.

Концентрику захотелось еще раз перечитать письмо. Почему оно так возбудило его? Электронно он общался со многими женщинами, но ни одна еще не предлагала ему встретиться. Почему-то ему не хотелось верить в то, что эта женщина больна, хотя это было вполне очевидно. Почему-то ему льстила мысль, что этой женщине так понравилось его лицо, что ей неудержимо захотелось встретиться с ним – именно с ним! – в городе.

Кстати, почему именно в городе? Что с того, что они оба петербуржцы? Выходить все равно через нуль-кабину; можно встретиться где угодно. Концентрик недоумевал.

Он снова посмотрел на экран.

...

«Концентрик, – писала незнакомка, – только что я ознакомилась с твоей статьей „Торможение развития дедуктивного мышления биороботов типа ХУ66“. Статья совершенно идиотская, как, впрочем, и все современные научные изыскания, но мне очень понравилось твое лицо. В тебе есть что-то от древних русских мужчин – покорявших Сибирь, теснивших шведа… Ты и сам не знаешь, на что ты способен – женщина всегда это чувствует лучше. Мне кажется, что если ты забудешь об этих дурацких научных проблемах и захочешь вкусить естественной жизни – такой, какой жили наши еще совсем недалекие предки, то ты сможешь дать мне настоящее счастье взамен отвратительной необходимости вынимать время от времени мужскую сперму из своей нуль-кабины.

Прежде жизнь была прекрасна: люди общались, дружили, любили. Знаешь ли ты, как замечательно красив наш город? Слышал ли ты, что такое Белые Ночи? Сейчас как раз период Белых Ночей, и если в тебе есть хоть капля романтичности наших предков, ты не откажешься встретиться со мной завтра в полночь у Медного Всадника!

С нетерпением жду ответа. Аделаида».

К письму прилагалась фотография Аделаиды – непривычно свежей брюнетки лет двадцати пяти, а также подробный план Санкт-Петербурга с подсвеченным Медным Всадником. Концентрик вызвал подсветку и моментально получил множество документов, причем один – весьма оригинальный.

Документ этот датировался концом ХХ века (заря Интернета!) и даже выглядел крайне старомодно. Заголовок был:

...

А. С. Пушкин «Медный Всадник» поэма

Далее шли стихи. Концентрик знал что такое стихи, но никогда ранее не пробовал их читать. Он слышал, что поэзия была очень популярна несколько столетий тому назад, но никогда этим фактом не интересовался. Не заинтересовался и сейчас. Он подумал о другом.

Двенадцати лет от роду – как и все нормальные дети – он окончил школу. С тех пор он всегда жил в этой комнате и никогда ни с кем не общался, кроме как через компьютер или нуль-кабину. Так он закончил образование, начал работать. Его рабочая тема – проблемы торможения развития биороботов – являлась очень злободневной и приносила ему как моральное, так и материальное удовлетворение. Его никогда не тянуло к физическим контактам с себе подобными. Он знал, что некоторые люди эпизодически выходят в города, посещают морские побережья, но никогда не проявлял к этому интереса. И вот незнакомая женщина, прочитав его статью, пожелала с ним встретиться.

Следует заметить, что Концентрика и раньше нередко отмечали своим вниманием различные женщины, и он отправлял им свою сперму через нуль-кабину, но то было совсем другое. То имело естественный биологический смысл – продолжение рода. Теперь же некая женщина возжелала физического контакта с ним, что по мнению специалистов являлось атавизмом. Но не носило ли атавистического характера и то возбуждение, которое охватило Концентрика после прочтения письма незнакомки? Скорее всего. Даже несомненно.

Концентрик продолжал размышлять. Машинально он отправил две кроны в свою любимую бразильскую кофейню и через несколько минут достал из нуль-кабины дымящуюся чашку кофе. Он впервые всерьез задумался о том, что еще сто лет назад не было нуль-траспортировки. Не было и биороботов, точнее они были еще совсем примитивны. В те времена люди сами выращивали кофе, доставляли его, продавали, покупали, варили. И не только кофе. Тогда люди работали рука об руку, дружили и ссорились, любили и ненавидели, размножались контактным половым способом. Какая-то странная была жизнь!

Концентрик задумался о влиянии научно-технического прогресса на социальные отношения вообще и на половые в частности. Ему даже захотелось что-нибудь почитать об этом. Он тщательно задал критерии отбора и максимально – чтобы не получить слишком много материалов – сузил интеллектуальные границы. Почти мгновенно компьютер выдал несколько документов. Теперь Концентрик дал задание процессору законспектировать все полученные материалы, указав особо интересующие его аспекты. Для этого уже потребовалось известное время, и, воспользовавшись вынужденной паузой, он попил наконец кофе.

Через несколько минут Концентрик получил готовые конспекты и начал читать. Первый же документ оказался весьма любопытным. Впрочем, первый документ, как правило, и бывает самым интересным, если запрашиваешь материалы не в хронологическом порядке, а в порядке наибольшего соответствия с заданными критериями.

...

Copyright: 11224536817. 20.08.2170. Автор: Аргонавт (argo@glasgow.11224536817), доктор исторических наук. Содержание: Окончательное решение полового вопроса как следствие научнотехнического прогресса и вызванных им социальных преобразований общества

Два важнейших инстинкта издавна движут людьми: половой – с момента появления на земле человека как вида, и классовый – со времени зарождения государств и образования классов. Нам еще предстоит указать на связь между этими инстинктами, а сперва дадим их краткий исторический анализ.

Начнем с более древнего.

Некоторые достойные, но ныне, увы, забытые философы еще в ХХ веке выдвигали тезис о том, что половой инстинкт лежит в основе всех поступков и устремлений любого здорового человека. В следующем столетии этот тезис уже прочно утверждается в классической философии, и с тех пор известен как постулат Раухмана (2080 г.). Тогда же постулат Раухмана подвергся глубокому математическому анализу (работы Вайкеля и Гребера) и получил подтверждение в виде довольно высокого (0,89) коэффициента по теперь уже вышедшей из употребления шкале Ноймана. В 2096 году сам М. Раухман доказал, что его постулат абсолютен для мужчин с сексуальным индексом выше 83 и ниже 39, а также для женщин с сексуальным индексом выше 81; для всех же остальных индивидуумов постулат оказался верен приблизительно. Более поздние исследования (Масич, Шкурдода) не внесли ничего существенно нового в теорию этого вопроса, и таким образом сегодня мы вправе считать его решенным.

Резюмируя, мы можем утверждать, что любым здоровым человеком почти в любой ситуации (за исключением, разумеется, экстремальных) движет стремление удовлетворить свои сексуальные потребности.

Но каким способом? Какой путь удовлетворения своих сексуальных потребностей человек издавна считает наиболее нравственным? Попытаемся ответить на этот вопрос.

Жажда познания мира, присущая человеку, как разумному существу, еще в незапамятные времена породила религию, представлявшую собой не что иное, как попытку древних объяснить появление жизни на земле, причины стихийных явлений природы, перед которыми человек был бессилен, определить место человека в окружающем мире. Пройдя через фетишизм – веру в одухотворенность мертвой природы (камней, дерева, металла), человечество перешло к антропоморфизму, создав своих богов по образу и подобию людей. В ранних антропоморфистских религиях, так называемых – языческих (греки, римляне и проч.), боги были во всем подобны людям: добры, великодушны и милостивы, но в то же время зачастую жестоки, мстительны и коварны.

В более поздних и зрелых религиях божество неизменно идеализируется, а различные безнравственные действия считаются свойственными лишь человеку и классифицируются как грехи. В связи с этим, для нашей темы особый интерес представляет христианская легенда о непорочном зачатии Иисуса.

Вспомним вкратце ее суть.

Скромный и благочестивый плотник Иосиф из Назарета был обручен с девушкой по имени Мария. По обычаю того времени обрученные жили порознь, и присмотр за ними был довольно строгим. Тем не менее, еще до свадьбы «оказалось», что Мария беременна.

Далее Левий Матвей свидетельствует:

«Иосиф же, муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее.

Но когда он помыслил это, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою; ибо родившееся в Ней есть от Духа Святого».

Мария тоже получила благую весть – от ангела Гавриила.

Такова легенда, на основании которой христиане веками почитали Марию как Святую Деву. Попутно заметим, что те же самые христиане называли половой акт не иначе как плотским грехом. Исходя из этих фактов, можно утверждать, что человечество издавна мечтало о непорочном зачатии, идеализировало его в своих преданиях, но не располагало достаточными познаниями, чтобы сделать его реальностью повседневной жизни.

Лишь величайшие технические достижения XXII века – в первую очередь, конечно, нуль-траспортировка – позволили осуществить давнюю мечту человечества и изжить такое позорное явление как половое сношение.

Обратимся теперь к классовой проблеме.

Классовый инстинкт наиболее ярко проявлялся во взаимной ненависти между представителями различных слоев общества. Обостряясь до предела в периоды социальных революций, классовая ненависть оставалась одним из основных побудительных инстинктов человека и в мирные времена.

Теория безклассового общества впервые была научно сформулирована К. Марксом в XIX веке. В XX столетии в Евразии (В. Ленин, Мао Цзедун) и в XXI в Америке (Р. Рауш) эти идеи прошли практическое испытание, но без особого успеха. Человечество оказалось не готово к безклассовому обществу.

Не готово!? А по какому параметру не готово? До недавнего времени многим казалось, что по философскому, и лишь сегодня нам очевидно, что прежде всего в XX и XXI веках люди не были готовы к безклассовому обществу по своему техническому уровню.

Лишь XXII век, век биороботов и нуль-транспортировки позволил человечеству полностью покончить с физическим трудом и максимально смягчить классовые противоречия. Конечно и сегодня наше общество базируется на системе частного предпринимательства, и доходы его членов существенно различаются. Строго говоря, общество и поныне разделяется на классы по характеру отношений к средствам производства. Однако сведенное к минимуму общение в значительной мере смягчает эти различия, даже можно сказать – делает их почти незаметными.

Почему мы так подробно останавливаемся на классовой проблеме?

Прежде всего потому, что согласно тому же Раухману, главным побудительным моментом для достижения человеком более высокой ступеньки в классовом обществе является повышение шансов на приобретение им в этом случае более привлекательного сексуального партнера.

Таким образом, несложно усмотреть взаимозависимость между рассматриваемыми нами вопросами: с одной стороны – искоренение из нашей жизни контактных сексуальных отношений устраняет один из основных мотивов (по Раухману – основной) классовой зависти; с другой стороны – прекращение физического общения между людьми в процессе труда позволяет вообще ликвидировать физические контакты, как основу для нездоровых форм сексуального влечения.

Резюмируем: нуль-транспортировка позволяет воплотить в жизнь давнюю идею человека о бесконтактных (непорочных) половых отношениях, а биороботы создают благоприятные общественные условия для реализации этой идеи.

Современный человек – это инженер, программист или ученый, живущий в своем рабочем кабинете, обустроенном в соответствии с вкладом его хозяина в общественное производство.

Кстати, обратим внимание на факт, никем прежде, как ни странно, не отмеченный: наше общество изжило половой акт очень органично и естественно; не было никаких запретов или приказов из Центра! Это произошло само собой, наряду с полным разоружением, отмиранием за ненадобностью прежних видов транспорта и многим, многим другим, чего нет смысла здесь перечислять.

Какие еще сексуальные революции предстоит пережить человечеству? Я адресую этот вопрос моим коллегам-историкам. Ведь для того мы и изучаем прошлое, чтобы предсказывать будущее!

Ознакомившись с этим документом, Концентрик решил им и ограничиться. Все было исчерпывающе ясно, и едва ли кто-нибудь осмелился бы высказать иную точку зрения. Во всяком случае открыто. Ее сочли бы просто антинаучной.

Иначе рассуждала Аделаида, но ее обращение к Концентрику носило сугубо личный характер. Концентрик подумал, что Аделаида может вовсе и не больна. Почему следует считать больным человека, которому хочется вести себя так, как вели себя вполне здоровые люди в относительно недавнем прошлом! Можно ли считать единственно правильными выкладки д-ра Аргонавта, большинство которых известны Концентрику еще со школьной скамьи? Прежде Концентрик никогда не подвергал их сомнению, сейчас он впервые взглянул на эти вопросы иначе.

Да, ему неприятна мысль о свидании с женщиной, а тем более о плотском грехе, но может быть это только дело привычки? Его так воспитали, научили, и вот уже десять лет он безвылазно сидит в этой комнате. А эта Аделаида, между прочим, не такая уж наглая особа. Она ведь не просится к нему в комнату и не приглашает его к себе, а предлагает ему встретиться у Медного Всадника. Может она и не собирается сразу на него набрасываться с разными глупостями!

Концентрик поразмышлял еще немного и пришел к выводу, что для начала неплохо бы самому выйти в Санкт-Петербург. Он не был на улицах родного города свыше десяти лет. В школьную программу входило ознакомление с двадцатью крупнейшими городами мира, а также со своим родным городом, и в соответствии с этим Концентрик вместе с одноклассниками и в сопровождении учителя выходил когда-то из нуль-кабин в наиболее живописных и исторически важных точках Санкт-Петербурга. Вероятно он видел и Медного Всадника, хотя уверенности в этом у него не было. Города, вообще, не произвели тогда на Концентрика никакого впечатления. У него, как и у других школьников, не было привычки общения с живым миром, и он скучал на этих уроках-экскурсиях, как сто лет назад скучали перед бесценными экспонатами дети, приведенные учителем в музей в соответствии со школьной программой.

Однако, сейчас ситуация была иной. Над ним больше не довлел занудливый учитель; ему захотелось выйти в город в результате собственных размышлений.

«Не выйти ли у Медного Всадника?» – подумал Концентрик. Он вновь вызвал на экран документы, связанные с этим памятником, и снова его внимание привлекла одноименная поэма. На этот раз Концентрик решил почитать. Он понимал, что если столь древняя поэма до сих пор хранится в сети, значит она считается выдающимся произведением мировой литературы; но одно лишь осознание этого факта еще не позволяло Концентрику получить удовольствие от творения классика. Язык Пушкина, его стиль и манера изложения показались Концентрику вычурными и малопонятными.

Он перестал читать и включил легкую музыку. Как и все земляне, Концентрик слушал музыку только по компьютеру. Никогда, даже в школе, он не слышал живой музыки, а старинные музыкальные инструменты видел только в фильмах, которые смотрел в школе. Он никогда не задумывался, кто исполняет музыку, которую он слушает. Он знал, что иногда музыка исполняется биороботами, а иногда – людьми, но его никогда не интересовало, кто исполняет музыку, которую он слушает в данный момент.

Концентрик вызвал план города и уточнил индекс ближайшей к Медному Всаднику нуль-кабины. Потом он запросил время и погоду в Санкт-Петербурге.

Было три часа дня десятого июня 2182 года, солнечно и тепло.

Концентрик оделся и подошел к нуль-кабине. Он все еще колебался. Он пользовался нуль-транспортировкой ежедневно, получая таким образом все необходимое, но сам последний раз входил в нуль-кабину десять лет назад, когда из школы перемещался в свою теперешнюю комнату. И вот он собрался покинуть эту комнату и выйти в город, сам не до конца не понимая – зачем.

По хорошему, ему бы следовало оставить эту затею, забыть про письмо незнакомки и вернуться к своей работе, но он чувствовал, что послание Аделаиды лишило его покоя, что он будет мысленно возвращаться к нему вновь и вновь, и что сегодня он уже не сможет продуктивно работать.

Он отбросил сомнения, шагнул в кабину и набрал код.

2

Залитый ярким солнечным светом, Санкт-Петербург буквально утопал в зелени. Дороги отслужили людям свой срок, и теперь биороботы, согласно проекту главного архитектора города, разасфальтировали многие магистрали и засадили их деревьями. Одно время даже выдвигалась идея превратить все бывшие дороги в полосы зеленых насаждений, чтобы усилить приток кислорода в жилища людей, но осуществлять этот проект не решились, опасаясь, что в этом случае в городе разведутся дикие животные. Помимо прочих неудобств, появление диких зверей в зонах активной деятельности биороботов считалось нежелательным еще и потому, что оно неминуемо привело бы к столкновениям, а развитие любого рода боевых навыков у биороботов считалось опасным для человечества. По этой же причине все земляне в XXII веке стали полными вегетарианцами. Подобного рода профилактикой как раз и занимался Концентрик, хотя тут уместно будет пояснить, что торможение развития боевых навыков у биороботов, являлось лишь частью его профессии.

Биороботы существенно различались по своему интеллектуальному уровню. Наиболее примитивные (так называемые «пролы») осуществляли работы по обслуживанию города. Другие трудились на предприятиях, выполняя станочные, ремонтные и, порой совсем непростые, сборочные работы. Наиболее развитые биороботы обслуживали компьютеры, принимая от людей инженерную и научную документацию и внедряя ее в производство. Как раз здесь и находилось основное поле деятельности Концентрика: в то время как инженеры стремились создать максимально эффективных и совершенных биороботов, он и его коллеги «душители прогресса» пытались разумно ограничить прогресс биороботов, не дать им превзойти человека и захватить власть над своим творцом.

Быть может лишь однажды, лет пять назад, Концентрик имел случай усомниться в оправданности существования своей профессии. Тогда ему делали пустяковую операцию, удаляли аппендикс. Два биоробота вылезли в его комнате из нуль-кабины. Концентрик знал, что они проделают все в соответствии с инструкциями, полученными от докторов. Операция эта считалась очень простой, но Концентрик волновался. Он слишком хорошо знал, как тормозится прогресс подобных биороботов, как искусственно снижаются их возможности, а потому опасался, что они сделают что-нибудь не так.

Концентрик вышел из нуль-кабины с индексом ru.spb —12 и очутился прямо на Сенатской площади. Он огляделся вокруг: очень непривычно и до крайности неуютно.

Широкая как море, одетая в гранит Нева, не зная усталости и не замечая перемен, несла свои воды к Финскому заливу, а с площади на нее уже четыре столетия молча взирал Петр Великий, изображенный верхом на коне, взвившемся на дыбы на дикой гранитной скале. Все здесь веками оставалось неизменным: и Исаакий позади Медного Всадника, и Сенат, и Синод, и Адмиралтейство, и даже решетка, окружающая самое знаменитое творение Фальконета. Новыми были лишь абсолютно равнодушные глаза пришельца, впервые лицезревшего эти – теперь уже музейные – красоты.

Концентрик знал, что этот город считается совершенством красоты, но ему не было до этого ровным счетом никакого дела. Во всяком случае, до сегодняшнего дня не было. Сегодня он решил разобраться, зачем его зовет сюда незнакомая женщина. Что у нее ассоциируется с Медным Всадником? Если уж она больна и мечтает о плотском грехе, то почему предлагает ему встретиться здесь, а не рвется к нему в комнату?

Концентрик еще раз осмотрелся по сторонам. Людей нигде не было видно. Два прола перекрашивали крышу бывшего Сената. Ветерок чуть слышно шумел, раскачивая ветви деревьев, голуби важно разгуливали по площади, а внизу бежала широкая, некогда знаменитая река. Все остальное навеки застыло в немом, холодном, совершенно непонятном Концентрику, величии.

Концентрик подумал, что наверно во все века и эпохи существовало какое-то полуофициальное мнение о гениальности, бессмертности, бесценности тех или иных творений, действительно имевших прежде культурное значение, но уже отживших свой век и почти никому более не понятных. Вероятно теперь такая участь постигла этот город. Люди в нем жили лишь на окраинах, в районах новостроек, в высоких зданиях (без ненужных более лестниц!), возводимых биороботами по единому проекту. Здесь, в центре – в старомодных неудобных домах, в огромных комнатах, заставленных прежде шкафами, книжными полками, сервантами – ютились биороботы. Здесь же они трудились на старых заводах и фабриках, перестраивали эти предприятия на современный лад, получая указания от людей по компьютерной связи. Чтобы быть способным оценить красоту и значение этого города, понял Концентрик, необходимо лучше знать жизнь такой, какой она была прежде, когда эта площадь была постоянно полна людей, когда Нева использовалась для судоходства, когда ежегодно сотни тысяч туристов любовались красотой Медного Всадника. Концентрик знал все это лишь очень поверхностно, понаслышке.

В школе Концентрик видел несколько старых художественных фильмов, отснятых не то в XX, не то в XXI веке. Он не слишком ими заинтересовался; жизнь в них была показана какая-то странная. Больше всего ему запомнился эпизод из американского боевика, когда один коротышка в шляпе играет на рояле, а масса перепившихся ковбоев дерутся под музыку, причем дерутся каждый за себя. Из того же фильма в памяти у Концентрика остались индейцы, коренные жители Америки. Но, в общем, понимания старой жизни фильмы ему почти не добавили.

«Неплохо бы почитать что-нибудь из старинной литературы», – подумал Концентрик и неторопливо побрел назад к нуль-кабине.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации