» » » онлайн чтение - страница 3


  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 23:30


Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Владимир Фортунатов


Жанр: История, Наука и Образование


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 16 страниц]

Шрифт:
- 100% +
1.2. Государственные деятели
1.2.1. Почему сломался «железный Феликс»?

Одним из создателей нового политического режима, безусловно, был Феликс Эдмундович Дзержинский, председатель Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе со спекуляцией, саботажем и контрреволюцией с момента ее основания, 7 (20) декабря 1917 г.



Ф. Э. Дзержинский. 1926 г.


Феликс Эдмундович Дзержинский (1877—1926) происходил из обедневших польских дворян-шляхтичей. Уже в 7-м классе Виленской гимназии, в 1894 г., Феликс вошел в социал-демократический кружок саморазвития, а в 1895 г. вступил в «Литовскую социал-демократию». За активное участие в революционном движении, в нелегальной деятельности партии большевиков многократно подвергался арестам. Дзержинский хорошо знал слабые и сильные стороны репрессивной системы самодержавия. В 1897 г., в возрасте 20 лет, он был арестован впервые и в последующие 20 лет прошел почти через все российские тюрьмы и ссылки. В конце 1909 г. его выслали на поселение в Сибирь, в Тасеевку Енисейской губернии. Дзержинский пробыл там лишь семь дней, бежал и через Варшаву скрылся за границей. Он не жил на свободе ни разу более трех лет подряд.

После Февральской революции, сразу по выходе из московского централа, Дзержинский включился в партийную работу. В октябре 1917 г. он член Петроградского Военно-революционного комитета (при Петроградском Совете) и Военно-революционного центра (при ЦК РСДРП(б)). С декабря 1917 г. вместе с В. И. Лениным – создатель и руководитель (до смерти) советских органов государственной безопасности (ВЧК, ОГПУ).

«Сплотившиеся вокруг Ленина октябрьские демагоги, авантюристы, спекулянты, всесветные шпионы, шахермахеры с подмоченной биографией, преступники и душевнобольные довольно быстро распределяли государственные портфели, размещаясь в хоромах Кремля и в национализированных аристократических особняках. Инженер-купец Красин рвал промышленность; жуиры и ерники, как Луначарский, занялись театром, балетом, актрисами; Зиновьев и Троцкий напролом полезли к властной карьере; не вполне уравновешенного Чичерина успокоили ролью дипломата; Крестинского – финансами; Сталина – армией; а скелету с хитрым подмигиванием глаз, поместившемуся за ширмой на Лубянке, Дзержинскому, в этом хаосе октября отдали самое ценное: жизни.

Дзержинский принял кресло председателя ВЧК», – охарактеризовал ситуацию беллетрист-эмигрант Р. Б. Гуль.[16]16
  Гуль Р. Б. Дзержинский. – М.: Молодая гвардия, 1992. С. 42.


[Закрыть]

Ни об одном руководителе отечественных служб безопасности от Малюты Скуратова до В. А. Крючкова не написано, что они были «белыми и пушистыми». Министерству внутренних дел приходится иметь дело с покушением на собственность граждан и интересы государства. Перед органами государственной безопасности всегда стояли еще более сложные задачи.

Дзержинскому и большевикам пришлось столкнуться с сильными противниками как внутри страны, так и за ее пределами. Отпущенные «под честное слово» и обещавшие не воевать с народной властью офицеры и генералы возглавили Белое движение. Старые дореволюционные чиновники отказывались работать. Политические противники и временные союзники считали, что именно они лучше справятся с управлением страной. «Сидеть» Дзержинский умел. Теперь ему предстояло научиться «сажать».

Получилось не сразу. 6 июля 1918 г. был подавлен мятеж левых эсеров, в ходе которого Дзержинского арестовали. Он считал себя виноватым в том, что подобное оказалось возможным и власть большевиков «повисла на волоске», и 8 июля подал в отставку, которую Ленин не принял. Вскоре Дзержинский снова приступил к работе в качестве председателя, но в ВЧК остались только коммунисты. Левых эсеров из ВЧК изгнали.

Под руководством Ф. Э. Дзержинского был разоблачен англичанин, дипломат и разведчик Локкарт, который готовил государственный переворот и так и не понял, кто же его «сдал». Чекисты спланировали и осуществили операцию «Трест». Им удалось выманить из-за границы и арестовать английского шпиона и организатора диверсионной работы, рьяного врага советской власти неуязвимого Сиднея Рейли, получившего пулю в затылок. Попался в сети ОГПУ и другой принципиальный борец с советской властью – Борис Викторович Савинков. На судебном процессе он, правда, раскаялся и готов был начать работать на народную власть, но почему-то упал с большой высоты в лестничный пролет в тюрьме.

Перед подчиненными «железного Феликса» трепетали многочисленные враги новой власти. «Мы представляем собой организованный террор. Это должно быть сказано совершенно ясно», – говорил руководитель организации, получивший «право расстрела» уже в феврале 1918 г. декретом В. И. Ленина – «Социалистическое отечество в опасности!» Одним из наиболее любимых выражений Ленина и его товарищей было следующее: «Революции не делаются в белых перчатках». Большевики исходили из того, что пролетарская революция должна уметь себя защитить, и считали, что к клевете, репрессиям, преследованиям, террору против революционеров прежняя власть прибегала всегда. Революционная мораль новых правителей страны, выдвинутые ими принцип революционной целесообразности и принцип «лес рубят – щепки летят» оправдывали повальные аресты, со здание концентрационных лагерей, расстрелы ни в чем не повинных заложников, применение пыток и т. п.

Органы государственной безопасности, начиная с опричного двора Ивана IV Грозного, обслуживали преимущественно первое лицо государства. Можно допустить, что монархическая политическая система России, в которой любой правитель вслед за Людовиком XIV мог сказать: «Государство – это я!», предполагала, что органы государственной безопасности, оберегая правителя («государство»), защищают при этом какие-то общенациональные, общегосударственные интересы. Начиная со времени Дзержинского органы госбезопасности обслуживали интересы только одной политической партии, а после смерти Дзержинского – интересы только одного лица в этой партии – Сталина.

Дзержинский был одним из наиболее авторитетных руководителей партии большевиков, что подтверждалось его статусом члена Политбюро ЦК партии. В разное время «железный Феликс» занимал также посты наркома внутренних дел РСФСР (1919—1923), наркома путей сообщения (1921—1926), председателя Высшего совета народного хозяйства (1924—1926), председателя Комиссии по улучшению жизни детей при ВЦИК (1921—1926) (ликвидировал беспризорность) и др. В качестве наркома путей сообщения Дзержинский за три года превратил почти остановившийся железнодорожный транспорт в динамично развивающуюся, прибыльную (на хозяйственном расчете!) отрасль.

«Вечное позорище царской России – система откупа, лихоимства и взяточничества свила себе прочное гнездо в наиболее чувствительной области нашего хозяйственного организма – в железнодорожном хозяйстве. Взятка на железных дорогах стала явлением столь «нормальным», что у многих товарищей железнодорожников притупилась чувствительность…

Где бы негодяй ни сидел: в кабинете ли за зеленым столом или в сторожевой будке, он будет извлечен и предстанет перед судом Революционного трибунала, карающий молот которого опустится со всей сокрушительной мощью и гневом, на которые он способен, так как нет пощады смертельным врагам нашего возрождения», – обращался Дзержинский к железнодорожникам при вступлении в должность. И многое сделал.

Дзержинский считается одним из родоначальников социалистической индустриализации. Благодаря позиции Дзержинского так и не был осуществлен план «разгрузки» Ленинграда, в соответствии с которым из города предполагалось вывести большую часть промышленности. Он привлек крупных специалистов к разработке перспектив промышленного развития страны. И продолжал натыкаться на бюрократизм, волокиту, бесхозяйственность, безответственность, нерадение. Он хотел просить у Сталина отставки, но письма так и не отправил. Некоторые авторы считают, что Сталин вполне сознательно нагружал Дзержинского работой, чтобы избавиться от него естественным способом.

20 июля 1926 г. во время выступления на Пленуме ЦК ВКП(б), на котором шла ожесточенная полемика с оппозицией, Дзержинский левой рукой массировал сердце. «Если вы посмотрите на весь наш аппарат, на всю нашу систему управления, если вы посмотрите на наш неслыханный бюрократизм, на нашу невозможную возню со всевозможными согласованиями, то от всего этого я прихожу в ужас. Я не раз приходил к Председателю СТО и Совнаркома и говорил: дайте мне отставку… нельзя так работать», – говорил он. В перерыве между заседаниями ему был сделан укол камфоры, к области сердца приложен лед. Он пролежал один час, встал, отправился домой. Сам решил приготовить себе постель, упал и умер от инфаркта[17]17
  Юридическая газета. 1993. № 29. С. 8–9.


[Закрыть]
. «Железный Феликс» сломался в борьбе с новой советской бюрократией, которая оказалась страшнее контрреволюции.

Ф. Э. Дзержинский похоронен у Кремлевской стены, за Мавзолеем В. И. Ленина. Его портрет, посмертная маска, слепки рук, военная форма, помещенные в стеклянный гроб, были выставлены в конференц-зале офицерского клуба КГБ. В советское время выпускался фотоаппарат «ФЭД». Дзержинский стал непременным персонажем многих советских художественных фильмов. Однако пришли новые времена. Памятник Дзержинскому у здания КГБ в 1991 г. был демонтирован, как и многие другие подобные сооружения. О Дзержинском стали писать только в стиле Р. Гуля.

1.2.2. Блеск и нищета Л. Д. Троцкого

В книге Оруэлла «Скотный двор» выведены фигуры двух главных антагонистов послеленинского периода – Сталина и Троцкого. Как ни странно, но троцкизм в известном смысле оказался живучее сталинизма. Поклонники идей Льва Давыдовича Троцкого, объединенные в IV Интернационал, до сих пор дают о себе знать отдельными акциями в различных странах.



Л. Д. Троцкий.


Лев Давидович Троцкий (Бронштейн) (1879—1940) – из семьи богатого земельного арендатора. В реальном училище обнаружился бунтарский характер будущего вождя. Он начал революционную работу в «Южно-русском рабочем союзе» в Николаеве, еще не прочитав ни одной революционной книжки. Постепенно Львов (это один из первых его псевдонимов) включился в социал-демократическое, революционное движение. Псевдоним Троцкий Лев Давыдович позаимствовал у тюремного надзирателя во время первого ареста и заключения. Ко времени пребывания в херсонской, одесской и николаевской тюрьмах в 1898—1900 гг. Троцкий изучает «Капитал», становится материалистом и марксистом. В 1902 г. он познакомился в Лондоне с Лениным и сотрудничал в «Искре».

После 9 января 1905 г. Троцкий возвратился в Россию. В 1905 г. он стал на короткое время председателем Петербургского совета рабочих депутатов. После ареста, лишения всех прав и ссылки в город Обдорск Тобольской губернии Троцкий бежал из знаменитого Березова, не доезжая до места назначения. В 1906—1916 гг. он находился за границей и участвовал во внутрипартийной борьбе.

В 1917 г. Троцкий с трудом, после месячного задержания в Канаде, добрался до революционной России, примкнул к большевикам. На два месяца оказался в тюрьме, по выходе из которой стал председателем Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, одним из руководителей Октябрьского вооруженного восстания.

После октября 1917 г. был наркомом по иностранным делам, затем наркомом по военным делам, председателем Революционного военного совета. Л. Д. Троцкий – один из создателей Красной армии, руководил ее действиями на многих фронтах Гражданской войны, широко использовал репрессии, а также старых военных специалистов. В послеоктябрьский период Троцкий не раз выступал с позицией, которая не совпадала с мнением Ленина. Он отказался во время переговоров с немцами в Бресте подписать мир, считая, что немцы наступать не смогут. Немцы смогли наступать. Ленину пришлось приложить огромные усилия, чтобы выровнять ситуацию. Троцкий был сторонником жестких административных методов управления, считая, что человек от природы «ленивое животное». Ленин же перевел страну к нэпу, опираясь прежде всего на материальную заинтересованность участников экономической жизни. Троцкий выступил против усиления власти партийного аппарата, против бюрократизации партии (Ленин уже был болен). Но Сталин считал партаппарат главной опорой. Троцкий снова остался в меньшинстве.

Главной проблемой Троцкого была высочайшая самооценка. Сталина он считал «серой посредственностью», Молотова – «тупицей со свинцовой задницей» и т. д. Он не нашел общего языка даже с Зиновьевым и Каменевым. Троцкий был блестящим человеком, единственным в своем роде. Так, в гордом одиночестве он и потерпел поражение от И. В. Сталина в борьбе за власть. В 1929 г. его выслали за границу: сначала в Турцию, которая не могла отказать в приеме «почетному гражданину Турции». Дело в том, что Советская Россия оказала Турции существенную помощь в борьбе за национальную независимость в 1918—1923 гг. Благодарные турки объявили почетными гражданами своей страны Ленина, Троцкого и Фрунзе. А пригодилось это Сталину. В конце концов Троцкий оказался в Мексике, где его поклонником являлся сам президент этой страны. Яркий теоретик (автор теории «перманентной революции»), публицист, автор многих книг, организатор IV Интернационала, нацеленного на победу мировой революции, непримиримый критик сталинизма был убит в Мексике агентом НКВД Рамоном Меркадером в 1940 г.

В годы перестройки в СССР публиковались многие произведения Троцкого; о нем написано немало книг. В художественных и документальных фильмах главным героем стал Рамон Меркадер, который за убийство отсидел 20 лет. Он не признавался в том, что является агентом НКВД, и НКВД обеспечило ему сносную жизнь, потратив на его поддержку очень большие деньги. Так теоретик и политик Лев Давыдович Троцкий оказался в тени своего убийцы.

1.2.3. «Отцы-основатели» советского государства

Во время I Всероссийского съезда рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (июнь 1917 г.), в котором участвовало более тысячи делегатов, большевики составляли немногим больше ста человек. Меньшевики и эсеры господствовали на съезде и поддерживали политику Временного правительства, в состав которого вошли 5 видных деятелей партии социалистов-революционеров (эсеров) и Российской социал-демократической рабочей партии (меньшевиков) – РСДРП(м). Руководители съезда пытались убавить накал политической борьбы в Петрограде и в стране. Председатель съезда Н. С. Чхеидзе, обращаясь к делегатам, сказал: «Я уверен, что сейчас в России нет такой партии, которая взяла бы на себя ответственность за судьбы страны». В этот момент лидер партии большевиков Владимир Ильич Ульянов (Ленин) на весь зал громко сказал: «Есть!» Именно так этот эпизод зафиксирован в стенографическом отчете съезда. Позже Ленину стали приписывать более развернутую фразу: «Есть такая партия!». Можно вспомнить и о том, что соперники и критики были уверены, что большевики власть в стране если и возьмут, то не удержат и вообще не смогут управлять государством. Однако через четыре месяца после I съезда большевики взяли власть в свои руки и удерживали до августа 1991 г.

Свою теорию управления государством В. И. Ленин изложил в работах, вышедших как до октября 1917 г. («Государство и революция», «Удержат ли большевики государственную власть»), так и после того как встал во главе новой власти («Очередные задачи Советской власти» и др.). Только ангажированные и плохо учившиеся журналисты и публицисты могут всерьез рассуждать на тему о «кухарках, которые могут управлять государством», и к тому же приписывать это неумное утверждение В. И. Ленину. Во-первых, вождь большевиков говорил о том, что «каждая кухарка может научиться управлять государством». Во-вторых, В. И. Ленин как настоящий политик и, возможно, джентльмен не мог не сказать что-нибудь приятное для ушей кухарок. В-третьих, руководитель рабочей партии действительно был уверен, что среди самых простых рабочих, крестьян, ремесленников, торговцев найдется немало талантливых людей, которые при царском режиме по разным причинам никогда бы не пробились в управленцы.

Можно считать основателя советского государства авантюристом, но нельзя не признать, что его подход был прагматичным и предельно конкретным. «Если 300 тыс. дворян раньше управляли российским государством, то почему 300 тыс. революционеров не смогут этого сделать!» – многократно повторял главный революционер страны.

Первое советское правительство – Совет народных комиссаров под руководством В. И. Ленина представлял собой весьма интересное явление. Из 92 человек, постоянно и активно участвовавших в его работе в 1917—1918 гг. (народные комиссары, заместители наркомов, ведущие члены коллегий комиссариатов), 90 были большевиками. Более половины из них (51 человек) вступили в партию до 1904 г., 20 человек – с 1904 по 1908 г., 19 человек – с 1908 до октября 1917 г. Первое советское правительство (члены Совнаркома и другие ведущие руководители) было молодым: лишь 15 человек находились в возрасте от 55 до 47 лет. Старейшими в этой компании являлись М. Т. Елизаров (55 лет) и М. С. Ольминский (54 года). По 47 лет к концу 1917 г. было В. И. Ленину, И. И. Скворцову-Степанову, А. Д. Цюрупе. 38 человек имели возраст от 46 до 37 лет; в этой возрастной группе находились И. В. Сталин и Л. Д. Троцкий. 33 человека были очень молодыми людьми – от 36 до 27 лет; 4 человека еще не вышли из «комсомольского возраста» – были моложе 27 лет (Ф. Ф. Раскольников, Э. М. Склянский, Г. Ф. Федоров, В. Я. Чубарь). 51 человек из этого состава Совнаркома имели высшее или незаконченное высшее образование, 18 человек – среднее или специальное образование.[18]18
  Первое советское правительство. Октябрь 1917 – июль 1918 / Науч. ред. А. П. Ненароков. – М.: Политиздат, 1991. С. 27—28.


[Закрыть]

В советское время обычно приводились исключительно хвалебные отзывы о качественном составе первого советского правительства. Ученый-естественник К. А. Тимирязев в начале 1918 г. писал, что «за тысячелетнее существование России в рядах правительства нельзя было найти столько честности, ума, знания, таланта и преданности своему народу, как в рядах большевиков». Еще чаще цитировали отзыв руководителя миссии Красного Креста США в Рос сии в 1917 г. полковника Р. Робинса: «…Первый Совет народных комиссаров, если основываться на количестве книг, написанных его членами, и языков, которыми они владели, по своей культуре и образованности был выше любого Кабинета министров в мире».

Эти лестные отзывы требуют некоторых комментариев. Действительно, на должностях в высшем советском государственном аппарате оказались люди с неплохим и разнообразным образованием: юристы, медики, журналисты, военные, инженеры, экономисты, химики, математики, биологи, статистики и т. д. Многие из них учились за границей или жили в эмиграции, владели иностранными языками, были начитанными и эрудированными. Однако вслед за некоторыми серьезными авторами стоит обратить внимание на некоторые существенные моменты.

Большинство из тех, кто вошел в первый состав советского правительства, мало или совсем не работали «по специальности». Мало кто имел опыт управления крупными организациями, объектами. Блестящие ораторы и публицисты, многие из них стали авторами книг по вопросам политики, внутрипартийной борьбы. В советское время никто не проводил конкретного сравнения качественного состава советского правительства с составами дореволюционных советов министров России или зарубежных кабинетов министров. Стоит вспомнить, что до революции владение несколькими иностранными языками было нормой для выпускников классических гимназий и тем более для выпускников высших учебных заведений. После В. И. Ленина только почти через 80 лет во главе страны вновь оказался человек, свободно владеющий иностранным языком, – В. В. Путин.

Отцы-основатели Советского государства были очень разными людьми, и судьба ленинской гвардии оказалась разной. Довольно распространенное мнение об истреблении И. В. Сталиным всех этих «активистов первого часа» не совсем соответствует действительности.

Часть высших руководителей «первого призыва» просто не дожила до эпохи «большого террора», ушла из жизни в силу естественных причин.

В 1889 г. Марк Тимофеевич Елизаров (1862—1919) породнился с Ульяновыми, женившись на Анне Ильиничне Ульяновой. Поручителем на их бракосочетании был девятнадцатилетний Владимир Ульянов, с которым Елизаров познакомился в Самаре. В ноябре 1917 г. М. Т. Елизаров занял свободный пост наркома путей сообщения.

Марк Елизаров родился в семье недавнего крепостного крестьянина села Бестужевка Самарской губернии. Он окончил гимназию и физико-математический факультет Петербургского университета, где подружился с Александром и Анной Ульяновыми. Он учился в Московском инженерном училище Министерства путей сообщения, несмотря на противодействие охранки и благодаря распоряжению министра путей сообщения Хилкова. Пытался сочетать работу на железных дорогах (начал с должности счетовода в управлении Московско-Курской железной дороги в 1893 г.) с революционной деятельностью. Как один из руководителей Всеобщей октябрьской забастовки железнодорожников в 1905 г. оказался под арестом (уже не в первый раз). Жену арестовывали еще чаще. «Необходимо было хотя кому-либо “быть опорой” семье, – главным образом, матери, Марии Александровне Ульяновой, которая прожила с Елизаровым почти беспрерывно до самой своей смерти в 1916 г. и для которой он был истинным сыном», – писала жена М. Т. Елизарова А. И. Елизарова.[19]19
  См.: Деятели Союза Советских Социалистических Республик и Октябрьской революции. Репринтное воспроизведение к циклу статей «Союз Советских Социалистических Республик», помещенных в Энциклопедическом словаре Русского Библиографического Института Гранат. Т. 41. – М.: Издательство «Книга», 1989. Ч. 1. С. 136.


[Закрыть]

С 1908 г. М. Т. Елизаров работал в страховых обществах (Сибирь, Саратов, Петербург), в которых большевики старались иметь своих людей. На квартире Елизаровых в Петрограде с 3 апреля по 5 июля 1917 г. жил В. И. Ленин, вернувшийся из эмиграции.

В Министерстве путей сообщения, куда М. Т. Елизаров пришел народным комиссаром, обстановка была чрезвычайно сложной. В. И. Ленину на этом месте требовался надежный человек, знакомый с железнодорожным транспортом. Нарком пытался вникнуть в проблемы этой сложной отрасли, но занял слишком жесткую позицию относительно оплаты труда железнодорожников: хотел сэкономить. Ленин, как председатель Сов наркома, под мощным давлением железнодорожников фактически дезавуировал действия своего шурина, отменив посланную им телеграмму о нормах оплаты. Огорченный нарком, у которого было больное сердце, 7 января 1918 г. подал в отставку. Ее немедленно приняли, сообщив об этом обрадованным железнодорожникам. 23 марта 1918 г. М. Т. Елизарова назначили Главным комиссаром по делам страхования. 10 марта 1919 г. он умер от тифа в Петрограде.

Героической биографию М. Т. Елизарова назвать трудно. Да и в наркомах он проходил всего полтора месяца. Тем не менее в современном Петербурге есть улица Елизарова, станция метро «Елизаровская», универсам «Елизаровский». И даже те, кто ничего не знают о самом Елизарове, привыкли к этим названиям.

В Москве есть станция метро, связанная с именем первого народного комиссара торговли и промышленности Виктора Павловича Ногина, родившегося в Москве в 1878 г. в семье приказчика мануфактурной фирмы и белошвейки. Трудовой путь Виктор Ногин начал в 15 лет, а уже в 20 лет был арестован и выслан под гласный надзор полиции в Полтаву из Петербурга, где работал на заводах и организовывал забастовки. В 1900 г. он бежал за границу, стал «нелегалом», профессиональным революционером, агентом ленинской газеты «Искра». В 1901—1905 гг. его несколько раз арестовывали, но он совершал побеги.

В 1906—1907 гг. Ногин участвовал в создании профессиональных союзов, которыми большевики стремились руководить. С 1907 г. Ногин – член ЦК РСДРП. В 1909—1911 гг. работал в Москве, где его выдал провокатор Малиновский. В 1911—1914 гг. находился в ссылке в селе Абай Верхоянского округа, написал об этом книгу «На полюсе холода». Виктор Павлович подсчитал, что сидел в 50 тюрьмах. За время «сидений» выучил три иностранных языка, занимался самообразованием (он окончил в свое время лишь городское училище).

В годы Первой мировой войны не был призван в армию как государственный преступник. Работал на незначительных должностях в Саратове и Москве.

В феврале 1917 г. Ногин – один из инициаторов создания Московского Совета рабочих депутатов, а с 19 сентября 1917 г. – его председатель. На посту народного комиссара торговли и промышленности В. П. Ногин пробыл 10 дней, вступив в противоречие с позицией В. И. Ленина.

В конце 1917 – начале 1918 г. он участвовал в борьбе за влияние во Всероссийском совете рабочей кооперации и стал его председателем. В 1918—1920 гг. в качестве члена президиума ВСНХ и руководителя Главтекстиля ВСНХ Ногин занимался налаживанием текстильной промышленности; в 1921—1922 гг. в составе Комиссии ВЦИК и СНК РСФСР по делам Туркестана (Турккомиссии) – восстановлением производства хлопка. В условиях нэпа Ногин возглавил Всероссийский текстильный синдикат, идеологию которого сам и разработал. Затем Ногин встал во главе Всероссийского совета синдикатов, который уже в 1922 г. вышел на внешние рынки. В начале 1924 г. Ногин посетил США, изучая опыт текстильных предприятий. Он стал напрямую покупать для СССР хлопок в США, используя кредиты одного из американских банков, избавился от услуг немецких перекупщиков.

Ногина как члена Центральной ревизионной комиссии ЦК РКП (б) беспокоил процесс бюрократизации в партии, связанный со стилем работы Сталина и Молотова. Но до кульминации внутрипартийной борьбы Ногин не дожил. Умер 22 мая 1924 г., на 47-м году жизни. Имя попало на карту Москвы, в которой он родился.

Иная судьба ожидала первых советских наркомов А. И. Рыкова, В. П. Милютина, А. Г. Шляпникова, В. А. Овсеенко (Антонова), Н. В. Крыленко, П. М. Дыбенко, И. А. Теодоровича, Л. Д. Бронштейна (Троцкого).

Арестом Временного правительства в ночь с 25 на 26 октября 1917 г. руководил Владимир Александрович Антонов-Овсеенко (1883—1938). Он был сыном поручика резервного пехотного полка, бедного дворянина. Окончил Воронежский кадетский корпус и поступил в Николаевское военное инженерное училище. За отказ от присяги «на верность царю и отечеству» просидел 11 дней под арестом, затем его сдали на поруки отцу.

После ухода из семьи работал в Петербурге чернорабочим, кучером, а затем окончил-таки Петербургское юнкерское училище и начал службу офицером в пехотном Колыванском полку. В скором времени, став социал-демократом, Антонов-Овсеенко перешел на нелегальное положение. В годы первой русской революции участвовал в подготовке вооруженных восстаний, подвергался арестам, его приговаривали к смерти, но он бежал. После революции Антонов-Овсеенко примкнул к меньшевикам, работал в легальных организациях (кооперативы, «Общество трезвости», «Клуб разумных развлечений»), вновь был арестован по разным поводам. С 1910 по 1917 г. жил и работал в Париже. После возвращения в Россию в мае 1917 г. (по амнистии) стал большевиком, окунулся в революцию и в момент вооруженного восстания в Петрограде был секретарем Военно-революционного комитета – фактического организационного центра восстания. В этом качестве в свою самую «звездную минуту» В. А. Антонов-Овсеенко оказался в комнате Зимнего дворца, где и были арестованы министры Временного правительства.

В составе первого советского правительства Антонов-Овсеенко оказался в коллегии Народного комиссариата по военным делам, участвовал в подавлении первых выступлений против советской власти. В годы Гражданской войны занимал различные руководящие командные, хозяйственные и административные должности. В годы «большого террора» В. А. Антонова-Овсеенко расстреляли. Его сын посвятил свою жизнь изучению и обличению сталинизма. Его работы вышли сначала за рубежом, а в годы перестройки дошли и до широкого круга советских читателей.

Из тех, кто входил в первый состав СНК, самого высокого положения достиг Алексей Иванович Рыков (1881—1938). После смерти В. И. Ленина, 2 февраля 1924 г. сессия вновь избранного Центрального исполнительного комитета (ЦИК) СССР утвердила его Председателем СНК СССР, а Всероссийский Центральный исполнительный комитет (ВЦИК) РСФСР в этот же день назначил Рыкова и Председателем СНК РСФСР. Но, пожалуй, показателем наивысшей популярности Рыкова в народе было то, что в 1924 г., когда после смерти В. И. Ленина советское правительство решило отказаться от «сухого закона», бутылку сорокаградусной водки обрадованный народ называл «рыковкой».

Алексей родился в крестьянской семье в Вятской губернии. Он рано остался сиротой, но благодаря помощи родственников смог не только окончить гимназию, но и поступить на юридический факультет Казанского университета.

В 17 лет Рыков вступил в РСДРП. В 1903 г. познакомился с Лениным. Он перешел на нелегальное положение, стал профессиональным революционером и уже в 24 года – членом ЦК РСДРП (в 1905 г.). Вел партийную работу в Ярославле, Костроме, Нижнем Новгороде, Москве, Петербурге, подвергался арестам, ссылкам, сидел в тюрьмах и Февральскую революцию встретил в Нарыме.

В апреле 1917 г. Рыков высказал сомнение по поводу ленинской стратегии перерастания революции из буржуазной в пролетарскую. Ленину пришлось разъяснять: «Тов. Рыков говорит, что социализм должен прийти из других стран, с более развитой промышленностью. Но это не так. Нельзя сказать, кто начнет и кто кончит. Это не марксизм, а пародия на марксизм»[20]20
  Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 31. С. 363.


[Закрыть]
. Рыков пересмотрел свои взгляды. Он участвовал в работе I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов (как заместитель председателя Московского Совета рабочих депутатов), VI съезда РСДРП(б), был избран членом ЦК. После победы вооруженного восстания в Петрограде на II Всероссийском съезде Советов его избрали народным комиссаром по внутренним делам.

До революции пост министра внутренних дел являлся если не самым главным, то стоял в одном ряду с постами министра иностранных дел, финансов, руководителя военного министерства. 28 октября 1917 г. народный комиссар внутренних дел А. И. Рыков подписал декрет о создании рабочей милиции. 10 ноября (по новому стилю) каждый год страна отмечает День милиции. Декретом Рыкова «О передаче жилищ в ведение городов» началось переселение городских низов из каморок, подвалов и трущоб в благоустроенные жилища, которые занимали привилегированные слои населения. Так возникли советские коммуналки.

В первом составе СНК Рыков пробыл недолго. Вместе с Ногиным, Милютиным, Теодоровичем и Шляпниковым они сложили с себя полномочия народных комиссаров уже 4 (17) ноября 1917 г., так как разошлись с Лениным по вопросу о создании однородного социалистического правительства. Этот эпизод станет в биографии Рыкова неприятным черным пятном.

Рыков признал свою ошибку. Людей не хватало. Уже в феврале 1918 г. он вернулся в советское правительство в качестве члена коллегии Народного комиссариата продовольствия, а 3 апреля 1918 г. СНК РСФСР назначил его председателем Высшего совета народного хозяйства – ВСНХ РСФСР. Подобного органа, который бы специально занимался экономикой, не было в правительстве царской России. Рыкову же предстояло заниматься экономикой 12 лет.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации