149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 30 августа 2014, 11:21


Автор книги: Александр Голодный


Жанр: Попаданцы, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Александр Владимирович Голодный
Подрывник будущего. «Русские бессмертны!»

– Артем, ты готов?

Готов ли я?.. Сам хотел бы знать. Разве можно быть готовым пойти на верную смерть? Отправиться по билету в один конец, словно герои блокбастеров, которые я смотрел в своем мире. Только в американских боевиках главные герои никогда не погибают, а для нашей группы шансов нет вообще. Это понимаю я, понимают и мои товарищи.

Но есть такое слово: «надо». Ради Родины, друзей, будущего… ради тех, для кого еще может наступить это будущее. И в первую очередь для себя. Подумать только: чтобы наконец-то почувствовать себя человеком, мне придется умереть.

И пусть. Лучше быть мертвым героем, чем жить во всей налипшей за такую недолгую жизнь грязи. Грязи, которая начиналась с маленького и незаметного пятнышка.

* * *

– Привет, Артемка!

Вроде и симпатичная девчонка наша староста Алина, но как-то не лежит к ней душа. И не у меня одного. Хитрая слишком, при этом умная и расчетливая. Никогда не подойдет просто так, а если кого-то хвалит, значит, скоро обратится с просьбой. Подход найти к парням умеет. Знает, что улыбка красивая, ресничками может трогательно похлопать, глазками просительно заглянуть… Сколько раз нас с Серегой лошила, а все еще клюем на ее разводку. Впрочем, я уже перестал – за пять лет политеха на своих ошибках научился. А Сергей еще ведется. Не помогла даже запись на мобилу, как она его за глаза хаяла. Уверен, что и обо мне так же говорит. А по поводу других… раньше всех ее Бородин раскусил, так она по нему от души прошлась, помню хорошо. Эпитеты подбирала обидные, меткие, такие язвительные и с юморком – не хочешь, а заулыбаешься поневоле. Наблюдательная, видит особенности человека и мастерски высмеивает.

В общем, всем хороша, включая фигуру, а злая.

– Привет, Алин.

– Как у тебя дела с дипломом?

Спрашивается: какое ей дело до моего дипломного проекта? У нее самой все на мази, как обычно. Староста у нас всегда лучшая, независимо от знаний, потому что на кафедрах ее знакомых хватает, что бы там ни говорили о равенстве студентов перед преподами.

– Нормально, делаю.

– Слушай, тут одна девочка ко мне обратилась – ей компьютерщик хороший нужен. А ты в них классно разбираешься, и диплом у тебя самый сложный в группе.

Диплом как диплом, по антивирусным механизмам. Пока трудился над программкой, на реальных вирусах тоже неплохо руку набил. Сделал несколько «тестовых» поделок, которые далеко не всякий антивирус распознает. Конечно, деструктивные функции к ним привязывать не стал – и выкладывать файлы в Сеть тоже. Не хочется хвалиться, но админовские права мои разработки перехватывают четко, а это уже грозит близким знакомством с полицией.

Как и положено домашнему хакеру, для проверки своей разработки я обзавелся всеми приличными антивирусами, с ключами и актуальными базами.

Очень приятно улыбнувшись, блеснув белоснежными зубками (который год с Серегой спорим: свои, или от стоматолога?), староста продолжила:

– Какую-то гадость «ВКонтакте» подхватила, теперь плачет. Глянешь?

Я бы глянул. Даже не за деньги, а так, вместе в клуб сходить или за поцелуй… Но от них и этого не дождешься. Современных девочек сейчас интересует модный прикид из бутика «Берлин», айфон последней модели, тачка крутая и чтобы деньги карманы рвали. На ком все это есть, уже без разницы, хоть на обезьяне, все равно мил будешь. А если одеваешься в «Обновке» и на распродажах, мобилу который год одну таскаешь, из личных карманных только тысяча стипендии раз в месяц…

Короче, на фиг, хватит вестись:

– Алин, я бесплатно работать завязал. У нас капитализм и рыночные отношения.

Улыбочка-то померкла, на мордашке смазливенькой что-то злое проявилось. Но себя в руки взяла быстро:

– Артем, никто и не говорит, что бесплатно. Хотя ты бука. Разве можно с красивой девушки деньги брать?

Если с красивой, я бы и не брал. Пусть расплачивается красивым телом, в обиде не останусь. Но этого точно не будет. «Ноу мани, ноу боди».

Неодобрительно покачав головой, староста подвела итог:

– Пойдем, познакомлю.

Девушка действительно оказалась красивая. Даже как-то и завис сначала. Волосы светлые с рыжинкой, глаза серо-синие большие, личико с восточным колоритом, но носик совсем не армянский и улыбка располагающая, с озорной хитринкой. А уж одета… Вот так и чувствуешь свою неполноценность, и понимаешь, что такую куколку уж точно не тебе раздевать. Хотя с таких ножек я бы фирменные джинсики снял.

Алина представила нас друг другу:

– Артем, Диана.

– Ли, мы же договорились!

Возмутившись, укоризненно глянув на подругу, красотка протягивает тонкие пальчики:

– Ди. Просто Ди.

– Очень приятно.

– И мне. Артем… Нет, не звучит. Имя жесткое получается, отрывистое. Вот Арт, или, лучше, Арти. Можно я тебя буду звать Арти?

Если замутить с такой красавицей… Хоть Артемоном!

– Конечно, Ди. А что у вас…

Девушка забавно наморщила носик и с напускной обидой надула пухлые губки. Спешно поправляюсь:

– …у тебя сломалось?

– Я не знаю. Ноутбук тупит, окна всякие выскакивают, а в Интернете такие страницы открывает… Мне даже стыдно рассказывать.

Вот это стыдное я бы с ней посмотрел! Чувствую, что решимость потребовать за работу деньги испарилась почти полностью. Уточняю:

– На домашнем компьютере?

– Нет, что ты! Дома у меня «Мак», там все прекрасно. «Делл» на работе.

Взяв меня за руку (аж сердце дрогнуло, когда почувствовал теплые пальчики на своей ладони), просительно глянув в глаза, Ди трогательно продолжила:

– Посмотришь?..

Киваю:

– Конечно! Могу прямо сейчас.

Как здорово, что сумка с дисками и флэхами с собой! И с преподом уже закончил, теперь до послезавтра свободен.

– Какой ты милый, Арти! Ты не волнуйся, я за все расплачусь.

Ругая себя в душе, смущенно мямлю:

– Но, если там не много, то можно и бесплатно…

– Нет. Всякий труд должен быть оплачен. Особенно интеллектуальный, как самый сложный.

Выслушав наш диалог, довольно улыбнувшись, староста замечает:

– А мой труд, Ди?

– А ты у нас волонтер.

Девчонки весело смеются, я улыбаюсь. Это какая-то их своя шутка, смешного в ней маловато.

– Ладно, приходи к нам после обеда, обсудим твою работу. Владлен Эдуардович как раз будет.

Кивнув, Алина уходит, а мы вдвоем отправляемся на остановку трамвая. По пути уточняю расположение организации, где работает Ди. На Атаманской, не очень далеко от Кооперативного рынка.

Болтая о всякой всячине, выходим на Красную.

– Арти, ты не хочешь перекусить? А то я сегодня без завтрака. Зайдем на пять минут?

Я бы зашел. С такой красивой и обаятельной девушкой – куда угодно. Но в студенческом билете всего сотня, а цены в этом кафе со свежей выпечкой такие…

Уловив мою заминку, она доверительно продолжает:

– Я очень заинтересована в твоей работе, поэтому хочу тебя, как хорошего мастера, расположить к себе. А путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Давай я тебя угощу?

У меня даже сил отнекиваться не осталось. Не могу ей возражать:

– Только немного.

– А мы много и не будем. Я тоже стараюсь есть мало, фигуру берегу.

Кокетливо оттянув стройную ножку в облегающих джинсах и легких черных сапожках, Ди с улыбкой уточняет:

– И вроде пока получается. Правда?

Киваю, чувствуя, как предательский румянец наползает на щеки. Какая она манящая и эротичная! Просто девушка мечты.

Не скажу, что мы с Серегой два озабоченных парня, но как-то у обоих с женщинами не складывается. Пятый курс, а все еще девственники. И пусть однокурсники за сигаретой в курилке и болтают о своих победах, но не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы понять: гонят. Тот, у кого с девчонками все нормально, только усмехается наивным байкам наивных рассказчиков, ездит на своей машине да в клубе «Шоколад» каждый вечер, а не исключительно: «Сегодня студентам вход бесплатный».

Конечно, в Интернете полно предложений продажного тела, но как-то это… не хочется с такого начинать.

В «Рогалике» нереально вкусно пахло элитным кофе и свежей выпечкой. Мягкий круассан таял во рту, а натуральный кофе с молоком дарил тонкий, благородный вкус. Я совсем смутился в обстановке дорогого кафе, рядом с такой симпатичной девушкой. Диана скинула куртку, оставшись в модном вязаном свитерке с длинными, до середины изящных кистей, рукавами. Снимать свою болоневую и демонстрировать вытянувшийся дешевый джемпер я не рискнул, только расстегнул молнию. Параллельно окинул себя взглядом и остался очень недоволен видом. Синтетические же зимние спортивные черные брюки с изрядно замызганным низом штанин, поношенные теплые ботинки с ободранными носами… Хоть бы кремом намазал, лошара!

И черная вязаная шапка на голове, выглядящая сущей пидоркой по сравнению с отороченным мехом, изящным капюшоном куртки Ди.

В который раз убеждаюсь, насколько человека унижает бедность!

А откуда взяться богатству, если живешь вдвоем с мамой и уже третий год без отца?

Вздохнув, бросаю исподлобья короткий взгляд на девушку: наверное, ей стыдно сидеть со мной рядом?

Удивительно, но она смотрит с легкой дружелюбной улыбкой:

– Понравилось?

Киваю:

– Ага. Вкусно.

Ди пододвигает свое блюдечко с еще одним круассаном:

– Как мужчина кушает, так он и работает. Доешь мою порцию, пожалуйста, а то я уже не хочу.

Надо ли говорить, что в организацию Дианы я вошел с твердым намерением вылечить, наладить и переустановить все, что только попадет в руки?

Солидное двухэтажное офисное здание всем своим видом говорило о финансовом достатке, начиная от подтянутого, крепкого охранника от ЧОПа «Влад» в фойе и заканчивая обстановкой. А как одеты работники! Конечно, я не поклонник стиля джинсов со спущенной мотней, как и слишком уж в обтяжку, но отличить брэндовую вещь от китайского ширпотреба могу.

Ухоженные, какие-то немного манерные и явно знающие себе цену парни тепло здоровались с Дианой, без всякого высокомерия кивали мне. Сколько тут симпатичных девчонок! В брючках и юбочках, шерстяных платьях, вообще хорошей одежде, подчеркивающей достоинства фигурок.

Вообще, похоже, что на этом этаже работает одна молодежь, все примерно моего возраста или немного старше. Что там было про организацию?

Больше поглядывая на красивую спутницу, я как-то не обратил особого внимания на пяток вывесок у входа. Запомнилось только: «Молодежная правозащитная группа».

Хорошо они тут устроились. Новая офисная мебель, добротный ламинатный пол, на каждом столе большого зала компьютер, в основном ноутбуки. Все ходят в домашних тапочках, да и ведут себя непринужденно, регулярно собираясь группами и обсуждая какие-то плакаты и материалы.

– Вот мое место. Кстати, Арти, давай свою куртку и шапку, повешу в свой шкафчик.

Все-таки засветив непрезентабельный джемпер и не самую новую рубашку, пригладив рукой волосы, поскорее сажусь за ноут. Пробую вызвать диспетчер задач… понятно. Вирусы есть точно. Диск с пэ-ехой в сидиром, на перезагрузку.

Вернувшаяся уже в забавных тапочках-котятах Ди с легким испугом уставилась на экран:

– Он теперь все время так показывать будет?

Спешу утешить:

– Нет, что ты. Это я с DVD загрузился, чтобы антивирусом по файлам пройтись. Драйверов видеоплаты нет, поэтому качество изображения низкое.

Не знаю, что поняла из объяснения, но кивает и задает новый вопрос:

– А вирусов много?

Щелкаю мышкой:

– Сейчас посмотрим… уже двадцать четыре штуки.

– Ого! У меня файлы не пропадут? Тут столько наработано!

– Где расположены? «Рабочий стол» и «Мои документы»?

Не дожидаясь ответа, открываю в «Тотал командере»:

– Видишь, все на месте.

Взяв стул от соседнего стола и пристроившись рядом, Ди с интересом следит за выполнением проверки, иногда задавая вопросы.

Отвечаю, бросая осторожные взгляды на привлекательное зрелище. Составив вместе два стола, несколько девочек рисуют плакат. Та, что стоит спиной ко мне, нагибаясь, каждый раз эффектно демонстрирует симпатичное место пониже спины, туго обтянутое джинсами с низкой талией. Талия настолько низкая, что выглядывают белые кружевные трусики и верхняя часть девичьих ягодиц. Иногда красотка выпрямляется, подтягивает джинсы, но с каждым новым наклоном зрелище повторяется.

– …уже все? Арти?

Спохватываюсь, гляжу на экран. Неплохо, за четыре десятка вирусов.

– Сейчас еще одной утилитой проверю, потом будем запускать твою систему.

Свежая антивирусная программа от «доктора Веба» выловила еще парочку троянцев. Перезагружаюсь, вытаскиваю диск.

С полчаса вычищаю виндовс, удаляю окончивший бесплатный период «Нортон антивирус» и ставлю пиратский корпоративный «Семантек» с позавчерашними базами. Теперь отладка системы, удаление всякой дряни из автозагрузки, дефрагментация… После очередной перезагрузки ноут демонстрирует вполне бодрую работу.

– Готово, Ди. Принимай работу.

– Так быстро? Слушай, какой ты молодец! Сейчас, я только в файлы загляну и Интернет проверю…

А у них тут вай-фай, и канал приличный. Через плечо девушки вижу, что в сети организации есть файл-сервер и сервер печати. Скинув документ на печать, Ди оборачивается к стоящему в углу мощному лазерному «Хьюлетту». Загудел, пошла работа. Предупредительно сходив к принтеру, приношу листы.

– Спасибо, Арти. Ты классный компьютерщик!

Ласково и даже чуть игриво улыбнувшись, девушка уточняет:

– Что я должна за работу?

Сколько раз я представлял в мечтах подобный момент! Я, крутой админ солидной фирмы, и ко мне обращается желающая наладить близкие отношения симпатичная девушка…

Проклиная в душе свою робость, смущенно отвечаю:

– Ну, рублей триста…

Кивнув, Ди вынимает из портмоне пятисотрублевую купюру, кладет передо мной:

– И не спорь. Хотела только про ключи на антивирус спросить: часто требует?

Пряча деньги в карман, поясняю:

– Вообще никаких ключей, срок службы неограничен. Только обновляй базы каждый день, и вирусы станут не страшны.

Наш разговор прерывает подошедший парень:

– Ди, как твои дела?

– Прекрасно, Мак. Все работает. Больше тебе не придется за меня волонтерствовать, сейчас сама всю работу доделаю.

С улыбкой кивнув, парень протягивает руку:

– Мак.

Пожимая твердую ладонь, представляюсь:

– Арте… Арти.

– Очень приятно. Арти, а мой компьютер ты не глянешь? Тупит что-то сильно и Интернет зависает.

Похоже, день сегодня удачный. Разбираясь с ноутбуком Мака, задаю напрашивающийся сам собой вопрос:

– А у вас что, админа нет?

– Как видишь. Уже больше месяца. Сначала нами занимался помощник админа со второго этажа, а потом он уволился, сам админ работать с нами отказался. Забот много, а добавка к зарплате маленькая. Вот и крутимся, кто как может. А ты учишься, работаешь?

– Пока учусь. Пятый курс политеха, компьютерщик.

Кивнув, он отвечает:

– Я в прошлом году юридический сельхоза закончил.

Прихлопнув «троянца», обнаруживаю, что брандмауэр вырублен напрочь. Запустить службу не получилось, поэтому предлагаю:

– Мак, давай я тебе файерволл поставлю, тогда с червями проблем меньше будет. И «Аваст» на «Семантека» заменю, он лучше в разы.

– Не вопрос. Ставь все, что надо, только потом объясни, как пользоваться.

Работу прерывает появление импозантного мужчины в дорогом костюме, с значком в виде желто-черного флажка на лацкане пиджака и с собранными в «конский хвост» волосами:

– Внимание! Внимание!

Широко улыбнувшись, он обводит взглядом притихшую молодежь:

– Что же, дамы и господа, поступили хорошие новости. За креатив и прекрасные результаты две наших активистки…

Выдерживает небольшую паузу:

– Наша сладкая парочка… Энн и Мари едут на две недели в Лондон!

Под одобрительный гул и аплодисменты две девушки (одна – та самая, что, нагибаясь, рисовала плакат на столе) радостно визжат, обнимаются и целуются.

Поцелуй… какой-то он не такой, не для девочек. Страстный, сочный, затяжной, словно в фильмах про…

Подметив мой пораженный взгляд, стирая с лица гримасу зависти, Мак комментирует:

– Да, молодцы девчонки… Что так смотришь, Арти? Не любишь лесби?

Вопрос вообще выбил из колеи. Судорожно пытаюсь собрать мысли в кучу. Лесби?.. Лесбиянки? Точно, они целуются, как порноактрисы в лесби-шоу! Офигеть!

А парень внимательно смотрит в лицо, ожидая ответа. Не успев обдумать, отвечаю честно:

– Да нет… Просто непривычно очень. Не часто такое увидишь.

Кивнув, он подтверждает:

– В этой стране – да, нечасто. До настоящей свободы, демократии и равноправия Раше еще расти и расти. То, что на прогрессивном Западе давно является нормой, тут воспринимается с пещерной ненавистью. Искренние проявления чувств возможны лишь местами, в узком кругу единомышленников.

Кроме второго «офигеть!» в голову ничего не лезет. Ничего себе речуга!

Чтобы уйти от скользкой темы, перевожу разговор в другое русло:

– Мак, а путевка в Англию дорогая?

– Бесплатная. Проживание, питание, обучение на курсах – все за счет принимающей стороны. Ах, как я хочу тоже съездить в Лондон! Два раза был в Эстонии, но это совсем не то. Задворки Европы.

Услышав последние слова, к Маку шагнул высокий худой парень:

– Не повезло нам, друг?

– Не повезло, Эндрю. А ведь наш проект тоже был такой креативный и многообещающий!

Обняв Мака за талию, Эндрю (Андрей?) тяжело вздыхает. И тут замечаю деталь, которая совершенно выбивает из колеи. У него ресницы подкрашены!

Хорошо, что вовремя спохватываюсь и, стараясь придать лицу невозмутимый вид, упираюсь взглядом в дисплей ноутбука.

Фигассе я зашел! Лесби, эти двое, в обнимку с явной голубизной… Что за организация-то такая?! Ну, староста, подтулила клиентов!

Закончив с чисткой системы, установив программы, объясняю Маку тонкости работы файерволла. Один раз сбиваюсь, заметив, что на меня смотрит, внимательно слушая Диану, тот самый руководитель.

– Все понятно, Арти. Ты доступно рассказываешь. Только… ты не будешь против, если я попрошу твой номер телефона? Вдруг что-то собьется, или еще для тебя работа найдется?

Дать телефон «голубому»… Пипец! Серега офигеет!

А с другой стороны… Деньги не пахнут.

Диктую номер своего мобильного, проходит пробный звонок с последней модели айфона… Дешевенький, еще кнопочный «Самсунг» играет в кармане. Даже доставать стыдно, но приходится. Вношу незаурядного клиента в телефонную книгу.

– Сколько с меня?

– Три сотни.

Удовлетворенно кивнув, еще раз поблагодарив, парень извлекает требуемое из фирменного кожаного портмоне. Неслабо я за день поднялся – почти стипендия.

– Как, уже закончил?

Вставая, киваю неслышно подошедшей девушке:

– Да, Ди.

Мак замечает:

– Хороший у тебя знакомый, котена.

– Плохих не держим.

Решившись пошутить на ставшую понятной местную популярную тему, добавляю:

– Но я не волонтер.

Судя по улыбкам, шутка удалась.

Уже на улице, глубоко вдыхая воздух и чувствуя, как холод понемногу остужает горящие щеки, вспоминаю, что хотел посмотреть: куда меня занесло?

На стене у дверей целая куча солидно и качественно выполненных табличек: «Центр развития правовых гражданских инициатив», «Межрегиональный Общественный Фонд «Свободный Голос», «Региональная молодежная общественная организация «Луч», «Молодежная правозащитная группа», «Антикоррупционный региональный кабинет», «Объединенная приемная защиты гражданских прав и свобод», «Фонд социальной справедливости», «Экологическая группа «Наш дом». Выше всех расположена броская и большая: «Лучшая Россия».

Что-то вроде запомнилось, надо глянуть в Интернете.

Зазвонил сотовый. Беру:

– Да, мам? Уже иду. Работенка подвернулась, немного подхалтурил. Буду минут через сорок.

* * *

Обедали мы вдвоем. Такая традиция в нашей семье – кушать вместе. Когда получается, конечно. Мама деньгам обрадовалась. Пусть и немного, но заработок. Она за свои смены шестнадцать получает, за уборку подъездов нашего дома полторы тысячи ежемесячно, да моя стипендия – вот и весь официальный семейный доход.

– Как, Артем, красивые там девушки?

– Есть несколько.

Про лесби, разумеется, рассказывать не стал. Зачем маму шокировать?

– Совсем ты уже взрослый, сыночек. Закончишь политех, отслужишь, устроишься на работу, женишься…

– Нет, я с женитьбой спешить не буду. Трудно сейчас нормальную девочку найти. Надо подойти к вопросу разборчиво.

А мысли в который раз вернулись к Диане. Ну, она наверняка не «розовая»!

– Вот бы папа порадовался…

Печальный мамин голос всколыхнул горькие, вызывающие боль воспоминания.

Вот мы всей семьей на море. Вот встречаем Новый год. Вдвоем, как два настоящих мужика, перебираем движок его «Газели». Смотрим телевизор, обсуждая дела на работе… А вот тот проклятый день, когда нам сказали, что отца больше нет. В бок грузовичка влетел пьяный на крутом внедорожнике, выбив «Газель» под идущий по встречке «КамАЗ».

Похороны запомнились очень плохо. Я и не хочу их вспоминать, потому что все еще жду, что откроется дверь и раздастся полный энергии и задора, веселый голос любимого отца: «Эй, парень!..»

Была у меня тогда мысль бросить учебу. Просто не мог ходить в политех, сидеть на лекциях, конспектировать материал… перед глазами стоял папа. Еще хорошо запомнил, как он утром посетовал, что в «Брауне» стал быстро разряжаться аккумулятор, поэтому выбрился плохо… Аккумулятор я уже давно заменил. Бреюсь его бритвой. И вуз почти заканчиваю. Без троек, со стипендией, как того и хотел мой самый дорогой и любимый человек.

Помог маме с посудой и отправился в свою комнату. Сегодня нам подъезды не мыть, поэтому весь вечер свободен.

Запустив свой старенький, вызывающий насмешки однокурсников, но рабочий и с большим дисплеем «iRU», сначала выполнил пожелания руководителя дипломного проекта. Доработал в С++ программу, подправил управляющий интерфейс, добавил описательной части. Потом воткнул в гнездо собственноручно перешитый сотовый модем и вышел в Сеть. Долго искать не пришлось – вот они все.

М-да… «Белоленточники». Фигассе у нашей старосты знакомые! А сама во всех политеховских мероприятиях участвует, чуть ли не член «Единой России».

В политической обстановке страны я более-менее разбираюсь, голосовать с мамой ходим. Она за Жириновского, я за коммунистов. Отец часто рассказывал про жизнь в Советском Союзе. Там бы никогда не допустили, чтобы убившая человека тварь осталась на свободе.

И пусть он тысячу раз сынок прокурора – закон должен быть единым для всех! Но в современной России пьяный урод, из-за которого погиб батя, наказания не понес.

Полистав страницы с программами и заявлениями оппозиции, возвращаюсь мыслями к увиденному сегодня. Лесбиянки, гомики…

А ведь не знал бы – ни за что не подумал. Ведь вроде спокойный, вежливый парень. Одет богато, а никакого высокомерия, даже руку пожать не побрезговал. Хорошо, что и я не побрезговал. А та девчонка вообще симпатичная. Лесби… Задок у нее что надо, аппетитный. Интересно, как она с подругой?..

Но представлять это оказалось неприятно. Одно дело фильмы категории «ХХХ», а совсем другое – видеть реального человека.

И чего ей, дурехе, не хватает? Парней ведь полно! Я, например. Приодеться бы только в повседневку поприличнее… Но у мамы опять просить не хочется. И так пришлось в зимнюю сессию два зачета проплатить. Не потому, что не знал материал. На тех кафедрах по-другому не сдашь, а стипендию терять не хочется.

Но штанины надо обязательно в порядок привести да ботинки начистить. И рубашку нормально выгладить.

Позвонившему вечером Сереге о новых знакомых я почему-то так и не рассказал.

* * *

Звонок от Дианы поступил в обед, через два дня и совсем неожиданно. Я как-то сам ей звонить постеснялся, до Татьяниного дня бесплатных вечеринок в клубах не предвидится, да и вообще…

– Да, Ди, я слушаю.

– Привет, Арти! Ты не занят, можешь говорить?

– Привет! Конечно могу. Спрашивай.

– Ты знаешь, я и Мак о твоей работе остались самого высокого мнения, рассказали ребятам… В общем, дело дошло до Владлена Эдуардовича, ты его видел.

Вспоминаю импозантного дядьку с конским хвостом на затылке. Тоже «голубой»?

Диана продолжает:

– Сейчас у нас сложилась непростая обстановка… Как ты посмотришь на предложение поработать у нас админом?

Сердце радостно дрогнуло. Настоящая работа! Ну, а то, что на оппозицию… Я же не Родину продавать иду? Не на митингах кричать или требовать свержения власти, а просто работать по своей прямой специальности. Тем более, рядом с Ди.

– Я, в целом, не против. Только хотелось узнать: что надо делать и сколько за это будут платить?

– Это уже решать не со мной. Ты сможешь подойти к трем часам после обеда? Владлен Эдуардович как раз освободится.

– Хорошо, в три я буду у вас.

– Ты только диски свои возьми, наш руководитель строгий и требовательный к работникам, наверняка какую-нибудь проверку задумает.

– Я без них только в ночной клуб и за хлебом хожу.

Прямо чувствую, как она улыбается шутке:

– Договорились, Арти. Ты очень милый. Пока!

– До свидания, Ди.

Связь разъединяется, а я продолжаю смотреть на погасший дисплей, не в силах согнать с лица глупую улыбку. «Милый»… Обалдеть!

* * *

– Не буду скрывать, молодой человек, что работы у нас много, она часто весьма непростая, поскольку связана со спецификой нашего движения. Когда много врагов, много и тех, кто стремится сделать гадость борцам за гражданские свободы и правовое общество. В нашем молодежном коллективе нет сильно продвинутых компьютерных пользователей, а без Интернета сейчас, как вы понимаете, работать нельзя. Отсюда обилие вирусов и хакерских атак.

Киваю в знак согласия, не открывая понапрасну рот. Отец много раз повторял: «Хочешь выглядеть умным – молчи».

– С другой стороны, мы не можем назначить вам высокую заработную плату. Некоммерческая общественная организация опирается на добровольные пожертвования, нацеленные, в первую очередь, на решение правовых и социальных проблем населения.

Тут я бы не согласился. Прикиды активистов и самого руководителя, классно отделанный офис да поездки в Лондон… Про гранты читал, не темный, и не из лесу вчера.

– Я делаю вам предварительное предложение: работа системным администратором в «Молодежной правозащитной группе» и пятнадцать тысяч рублей в месяц. Разумеется, если пройдете небольшую проверку.

Пятнадцать! С трудом сдерживаю радостный порыв, стараясь выглядеть спокойным, замечаю:

– Владлен Эдуардович, некоторую проблему вижу в том, что я еще студент и мне необходимо уделять время учебе и дипломному проекту.

Он кивает:

– Я в курсе. Работа не потребует от вас постоянного пребывания на рабочем месте. Наладите компьютеры, устраните мешающие активистам проблемы с программами – и можете быть свободным. Думаю, с посещением учебного заведения трудностей не возникнет. Но взамен я хотел бы договориться о вашем прибытии в случае крайней необходимости в вечернее и даже ночное время. У нас бывают дни, когда работа продолжается до часу, а то и двух ночи.

Воображение немедленно подбросило картинку, где мы вдвоем с Дианой в пустом зале, у экрана ноутбука. Верхнее освещение погашено, горит только дисплей компьютера. Я обнимаю ее за талию, притягиваю и усаживаю к себе на колени…

Отгоняя манящие мысли, согласно киваю:

– Хорошо, я согласен.

– Замечательно. А теперь, хотя я и доверяю словам наших активистов, я бы хотел лично убедиться в ваших способностях.

Надеюсь, это не значит «оприходовать альтернативным способом»?

– Пройдемте, на втором этаже есть один проблемный компьютер.

Кабинет второго этажа произвел мощное впечатление. У нас, конечно, и политех не бедный, но такая обстановка… Одни кожаные кресла чего стоят!

Здоровенный монитор мощного компа демонстрирует популярную в наше время напасть – винлокер. Замаскированную под требования службы безопасности Майкрософт, блокирующую систему заставку вымогателей. Взгляд на номер телефона… Гм-м, что-то новенькое. На память не жалуюсь, такой еще точно не попадался.

Мысли подтверждает заплывший жиром, дышащий с ощутимой одышкой толстяк в довольно-таки засаленных джинсах и вытянутом красном свитере, по ходу, тот самый админ:

– Последний анлокер Касперского ничего не определил, антивирус в системе тоже не сработал.

Нет, «Касперский» – это круто. Но есть не менее продвинутые инструментарии, принятые в среде близких к хакерам юзеров.

Мой «анлок-сиди» выдал предположение о вредоносной программе. «Фри-командер», нырнуть в папки… В «Темпе» «Оперы», как и следовало ожидать, нашел крайне подозрительные файлы. Приговариваем, теперь в «кусты» реестра. Ага, подозрения получили подтверждение. Долой эту автозагрузку. Вроде все? На перезагрузку.

Семерка поприветствовала предложением ввести пароль. Кошусь на невозмутимо и молча наблюдающих за процессом контролирующих. Озвучивать пароль не спешат. Еще одна проверка?

Новый диск в лоток, перезагрузка, выбор обходящей пароль программки… Вот и появился достаточно загаженный файлами и папками рабочий стол. И никаких блокировок, что характерно.

Владлен Эдуардович с отдающей капелькой презрения улыбкой смотрит на толстяка. Тот недовольно бухтит под нос:

– Так и я могу войти.

Руководитель нейтральным тоном оповещает:

– Денис Александрович, я вас не задерживаю.

По ходу, я только что обзавелся работой и первым врагом на ней.

Вопросительно смотрю на руководителя. Дождавшись, когда пыхтящий человек-гора выйдет, работодатель кивает:

– Убедительная демонстрация способностей, молодой человек. Что бы вы еще посоветовали для надежной работы компьютера?

– Почистить систему.

– А чтобы никто, подобно вам, не вошел в компьютер?

– Поставить пароль в БИОС.

О том, что и эту преграду возможно обойти, скромно умалчиваю.

Пока чистильщик с флэхи обрабатывает виндовс, присев в соседнее кресло, Владлен Эдуардович непринужденно уточняет:

– Вы не против, если я, как принято в нашей организации, буду называть вас Арти?

– Пожалуйста.

– Замечательно. Скажите, только откровенно…

Взгляд мужчины задерживается на переваливших вторую тысячу и все продолжающих расти цифрах обнаруженных проблем. Чуть недовольно качнув головой, он продолжает:

– Тебя не смущает работа в нашем коллективе? Как ты понял, у нас хватает молодых людей альтернативной ориентации, как среди мальчиков, так и среди девочек.

Чувствуя, как краска смущения лезет на щеки, пытаюсь отвечать спокойно:

– Ну, моя же работа компьютеры, а не то, что нравится вашим сотрудникам. Это их выбор, зачем мне навязывать им свои взгляды?

Руководитель кивает:

– Что же, объективная и продуманная жизненная позиция. Но, если у тебя возникнут с этим или с кем-то из наших активистов проблемы, немедленно обращайся ко мне.

– Хорошо, Владлен Эдуардович.

Интересно, а об оппозиционной направленности их деятельности он не сказал ни слова. Ну и я не буду задавать глупых вопросов, и так все понятно. Главное – первая настоящая работа. По специальности, с очень неплохим для скромного студента окладом. Пятнадцать тысяч! Класс!

На трех с половиной тысячах системных ошибок утилита остановилась. Все-таки неплохо иногда пользоваться услугами пиратов – можно позволить себе самое дорогое программное обеспечение, и совершенно бесплатно. Устранение проблем, дефрагментация, перезагрузка… На этот раз пароль набрал сам руководитель. Операционка забегала заметно шустрее.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 4 Оценок: 7
Популярные книги за неделю

Рекомендации