145 000 произведений, 34 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Черное Золото"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 24 марта 2016, 16:20


Автор книги: Алексей Евдокимов


Жанр: Шпионские детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Алексей Евдокимов
ЧЕРНОЕ ЗОЛОТО

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
МАЙКОП

РАСТЕНБУРГ. «ВОЛЬФШАНЦЕ»

Срочный вызов в Ставку главнокомандующего вооруженными силами Германии Адольфа Гитлера – «Вольфшанце», шеф немецкой военной разведки «Абвер» адмирал Вильгельм Канарис воспринял с нескрываемой тревогой. Несмотря на то, что наступление частей «вермахта» летом тысяча девятьсот сорок второго года развивалось весьма успешно, основные цели операции «Эдельвейс» по захвату Кавказа и бакинских месторождений нефти пока не были достигнуты. Шестая армия генерал-фельдмаршала Паулюса вела напряженные бои на подступах к Сталинграду, а группа армий «А» под командованием генерал-фельдмаршала Листа захватила Ростов и своими танковыми клиньями подходила к Ставрополю. Поглядывая в иллюминатор самолета, везшего его из Берлина в восточно-прусский городок Растенбург, где находилась Ставка, Канарис пытался угадать: о чем же пойдет речь в кабинете Гитлера? Отношения с ним у Канариса всегда были непростыми. Несмотря на то, что новый канцлер Германии назначил его в тысяча девятьсот тридцать четвертом году на должность руководителя военной разведки возрождающегося «вермахта», Канарис хорошо понимал, что его непрофессионализм, вера в собственную непогрешимость и авантюризм в принятии важнейших государственных решений рано или поздно приведут Германию к катастрофе. После приземления самолета, Канарис сел в, окруженную мотоциклистами машину, и уже через полчаса входил в кабинет фюрера.

Адольфа Гитлера он застал внимательно рассматривающим на стене большую карту Европы. Заметив Канариса, тот повернул к нему бледное, с зеленоватым оттенком, лицо с черной щеточкой усов под большим вытянутым носом.

– А вот и вы адмирал! – услышал Канарис его глухой взвинченный голос.

– Хайль! – Канарис вытянулся и вскинул в приветствии вверх правую руку.

Гитлер подошел к нему. Канарис с выражением почтения на лице пожал его потную, вялую ладонь.

– Как долетели, адмирал? – спросил с безразличием Гитлер.

– Отлично, мой фюрер! – ответил Канарис, пытаясь по выражению лица Гитлера, понять причину своего срочного вызова в Растенбург.

Гитлер прошелся по кабинету. Затем остановился рядом с адмиралом. Его черные маслянистые глаза холодно скользнули по нему. Канарис ощутил в душе смутную тревогу. «Неужели ему известно о переговорах с командованием группы армий «Центр»?… – подумал он, пристально всматриваясь в лицо Гитлера. – Мы обсуждали возможность государственного переворота и отстранения от власти нацистской партии. Тогда этот вызов может стать для меня последним, и я прямо отсюда отправлюсь в Берлин в штаб-квартиру гестапо на Принц-Альбрехтштрассе». Глаза Гитлера еще раз, словно иглы впились в лицо Канариса. Затем в них появился обычный для фюрера лихорадочный блеск.

– Я пригласил вас, адмирал, вот для чего… – Гитлер повел Канариса к карте, затем взял увеличительное стекло и поднес его к ней.

Канарис увидел в увеличительном стекле слово: «Майкоп». «Ах, вот оно что… – с облегчением подумал он. – Значит, речь пойдет о майкопских месторождениях нефти».

– Сегодня утром я получил сообщение от генерал-фельдмаршала Листа. – продолжил Гитлер. – Его доблестные войска на пути к Майкопу!

– Я в курсе, мой фюрер… – ответил Канарис, постепенно приходя в свое обычное спокойное расположение духа.

– Неделю назад я подписал директиву номер сорок пять, – пояснил Гитлер. – в которой содержится подробный план захвата Кавказа. Его кодовое название «Эдельвейс».

– Я знаю об этом, мой фюрер… – ответил Канарис. – Я участвовал в разработке этого плана.

– Я считаю, что без дополнительных источников топлива… – повысив голос, сказал Гитлер. – выиграть войну против СССР нельзя. Если я не получу нефть Майкопа и Грозного, я должен буду ликвидировать эту войну! – Канарис в знак согласия кивнул головой. – Но захватить источники нефти, мало! – продолжил Гитлер, все более распаляясь. – Их надо сразу же использовать. В противном случае их захват теряет всякий смысл.

– Я полностью с вами согласен, мой фюрер! – подобострастно произнес Канарис. – Сказанные вами слова положены в основу плана «Эдельвейс».

Гитлер смахнул со лба челку жирных волос, вскинул голову и, заложив руки за спину, прошелся по кабинету.

– Войска фельдмаршала Листа сделали свое дело… – произнес он, остановившись рядом с Канарисом. – Теперь, адмирал, слово за вами. Ваши люди не должны допустить, чтобы большевики при отступлении разрушили нефтяные месторождения. Они должны достаться нам в целости и сохранности.

Канарис торопливо вытащил из портфеля папку с документами.

– Для этого мною подготовлена специальная операция. – сказал он, передавая папку Гитлеру.

– Операция «Шамиль»… – прочел тот на обложке папки.

– Оставьте эту папку мне, адмирал. – приказал Гитлер. – Если операция «Шамиль» меня устроит, можете приступать к ее выполнению.

МОСКВА. КРЕМЛЬ

– Можете войти, товарищ генерал-лейтенант! Товарищ Сталин вас ждет… – невысокий лысый человек в строгом темно-сером костюме распахнул перед генерал-лейтенантом Иваном Ивановичем Масленниковым тяжелую дубовую дверь. Заместитель наркома внутренних дел, держа в руках ярко-красную папку, зашел в оббитый деревянными панелями кабинет и, встав по стойке «смирно», доложил:

– Товарищ Верховный главнокомандующий, генерал-лейтенант Масленников по вашему вызову прибыл.

От стоящего в углу кабинета стола по красной ковровой дорожке к нему навстречу не спеша пошел одетый в военный костюм и мягкие кавказские сапоги человек. Он был невысокого роста, широкоплеч, с лицом, покрытым крупными оспинами. В левой руке человека была зажата погасшая курительная трубка. А правую он протянул Масленникову для приветствия. Тот осторожно пожал ее.

– Здравствуйте, товарищ Масленников! – негромко сказал человек. – Садитесь, пожалуйста. Мне надо с вами о многом поговорить.

– Слушаюсь, товарищ Сталин! – ответил Масленников, садясь за покрытый зеленой скатертью стол.

Человек сел напротив него, набил трубку табаком и закурил ее. Выдохнув облачко сизого дыма, он сказал:

– Вам известно, товарищ Масленников, положение на Северном Кавказе?

– Да, товарищ Сталин, известно! – ответил Масленников. – Положение там очень тревожное.

Сидящий напротив Масленникова человек сквозь усы усмехнулся и, положив трубку на стол, сказал:

– Положение на Северном Кавказе, товарищ Масленников, не тревожное, а критическое. Войска маршала Буденного небоеспособны и в беспорядке отходят от Ставрополя к горам Кавказа. Порты, в которых базируется Черноморский флот, находятся под угрозой захвата немецкими войсками. Но ситуация может еще больше осложниться, если немецкие войска захватят нефтеносные месторождения Майкопа, Грозного и Баку. Сейчас на карту поставлено будущее Советского Союза! Ибо без кавказской нефти победа над Германией невозможна.

– Я это понимаю, товарищ Сталин! – подавлено ответил Масленников.

Человек внимательно поглядел на него и затем сказал:

– Ставка верховного главнокомандования решила назначить вас, товарищ генерал-лейтенант, командующим северной группой Закавказского фронта. В вашу задачу будет входить организация обороны Грозного и Баку. Если по какой-либо причине их придется оставить, то все оборудование нефтепромыслов должно быть выведено из строя. Вы несете за это личную ответственность. Вам все понятно?

Генерал-лейтенант Масленников встал.

– Так точно, товарищ Сталин! – ответил он.

– И последнее, товарищ Масленников, – сказал человек, беря со стола трубку. – Я сам родом из тех мест. Долгое время жил в Баку. Привлеките к защите Северного Кавказа его население. В гражданскую войну горцы оказались не по зубам добровольческой армии Деникина. Я уверен, что и сейчас они как один встанут на защиту своей земли от иностранных захватчиков.

– Слушаюсь, товарищ Сталин! – щелкнув каблуками, ответил Масленников.

ТУАПСЕ
8 августа 1942 года

Летним жарким днем густые клубы дыма, словно смог, заполнили узкие улицы небольшого приморского города Туапсе. В голубом небе над городом висел хоровод украшенных крестами черных угловатых самолетов. Изредка один из них срывался в отвесное пике и с душераздирающим воем падал на стоящие в порту корабли и баржи. От самолета отделялась похожая на крошечную каплю бомба. Затем капля стремительно увеличивалась, падала в море и, через секунду на месте ее падения вырастал гигантский столб воды. Несколько легковых автомашин с трудом пробирались через нескончаемый поток людей, бредущих по улицам города в порт. Сидевший рядом с водителем одной из машин, генерал-лейтенант Масленников, попросил его остановиться.

– Второй час порт бомбят… – с тревогой сказал он, пристально всматриваясь в голубой, сияющий ослепительным солнцем, небосвод.

– Так точно, товарищ генерал! – ответил ему с заднего сиденья адъютант – высокий, молодой лейтенант, видимо только, что окончивший военное училище. – Из города мирное население на кораблях эвакуируют, вот немецкие самолеты и налетели. Почуяли «фрицы» легкую добычу.

– Пойди-ка, лейтенант узнай… – попросил его Масленников. – Где находится штаб Северо-Кавказского фронта? Может, кто из беженцев знает. А то второй час по городу мотаемся и никак его найти не можем.

Лейтенант вылез из машины и тут же затерялся в людской толпе. Спустя минуту он вернулся обратно.

– Товарищ генерал! – радостно доложил он. – Встретил моряков с эсминца «Стерегущий», который стоит в порту. Они сказали, что штаб сейчас находится на окраине города в каменоломнях. Это километра два отсюда.

– Поехали! – приказал водителю Масленников.

Спустя десять минут машины подъехали к перекрывшему дорогу шлагбауму. Предъявив часовому свои документы, Масленников спросил:

– Штаб фронта здесь расположен?

Часовой отдал карабином честь.

– Так точно, товарищ генерал-лейтенант! – ответил он. – Час назад сюда приехали. И командующий фронтом с членом Военного совета только что с линии фронта вернулись.

Масленников вышел из машины и в сопровождении адъютанта направился к входу в каменоломни.

– Проводите меня к командующему фронтом! – попросил он, встретившего его штабного офицера.

– Пожалуйста, идите за мной, товарищ генерал-лейтенант, – отдав честь, ответил офицер. – Командующий фронтом Семен Михайлович Буденный находится в комнате связи.

Вскоре Масленников в сопровождении офицера вошел в большую вырубленную в гранитной скале пещеру, заставленную телеграфными аппаратами и радиостанциями. Около одного из аппаратов Масленников увидел знакомую широкоплечую фигуру маршала Буденного, что-то читающего на длинной телеграфной ленте.

– Здравия желаю, товарищ Маршал Советского Союза! – обратился к нему Масленников.

Буденный удивленно взглянул на Масленникова и затем радостно протянул ему крепкую не по годам ладонь.

– Вот так встреча! – воскликнул он. – Никак не ожидал тебя здесь встретить Иван Иванович! Каким ветром тебя сюда занесло?

– Назначен Ставкой командовать северной группой войск Закавказского фронта. – вытащив из кармана предписание и протягивая его Буденному, ответил Масленников.

Тот не взглянув, вернул предписание Масленникову обратно.

– Значит, соседями будем! – расправляя длинные пышные усы, обрадовано сказал Буденный. – А то у моего фронта все фланги открыты. Вот и прут немцы, а остановить их нечем.

– Ничего… – ответил Масленников. – Скоро не только остановим, но и погоним обратно. В состав моей группы будут входить пять дивизий внутренних войск НКВД. В том числе и две механизированные. Сейчас они сосредотачиваются в районе Грозного.

– Вот и отлично! – Буденный облегченно вздохнул.

– Я вот по какому вопросу к вам Семен Михайлович приехал. – спросил Буденного Масленников. – Ставка назначила меня ответственным за эвакуацию нефтяных промыслов в Майкопе, Грозном и Баку. Сейчас Майкоп оказался под непосредственной угрозой со стороны немецко-фашистских войск. Вы не знаете, какая там обстановка?

Буденный сокрушенно покачал головой.

– Ничем тебе Иван Иванович помочь не могу… – ответил он. – Связь с городом крайне неустойчивая. По последним непроверенным данным немецкие танки находятся километрах в пятидесяти от Майкопа в районе Армавира. Город обороняет отдельный стрелковый корпус генерал-майора Шатрова. Эвакуацией города занимается председатель местного горисполкома. Как она проводится, не имею ни малейшего понятия.

– А кто охраняет нефтепромыслы? – делая пометки в записной книжке, спросил Масленников.

– Отдельный мотострелковый полк НКВД. – ответил Буденный. – Командир полка – майор Бакерия. Бакерия – опытный и знающий командир. Я думаю с ним вам надо связаться в первую очередь. Полк расположен в станице Белореченской.

– Спасибо Семен Михайлович! – поблагодарил Буденного Масленников. – Разрешите идти?

Увидев разрешающий жест маршала, Масленников вышел из комнаты связи.

СТАНИЦА БЕЛОРЕЧЕНСКАЯ
8 августа 1942 года

Спустя час колонна легковых автомашин въезжала в станицу Белореченскую. Домики села тонули в окружающих их садах из яблонь, слив и вишен. Заметив на перекрестке улиц патруль солдат в форме НКВД, генерал-лейтенант Масленников приказал водителю головной автомашины остановиться.

– Товарищ сержант, подойдите ко мне! – приказал он старшему патруля. Обсыпанный желтой пылью сержант подбежал к автомашине. Увидев в ней генерала, он вытянулся и, поднеся ладонь к пилотке, доложил:

– Сержант Татарченко! Старший патруля отдельного мотострелкового полка войск НКВД.

– Где находится штаб полка? – спросил его Масленников.

– На окраине станицы, товарищ генерал! – ответил сержант. – Второй поворот налево…

Вскоре машины остановились у штаба полка – маленькой хаты с соломенной крышей, на которой примостилось большое гнездо аистов. Масленников с адъютантом вошли в хату и увидели сидящего за столом майора с синими просветами в петлицах. Майор что-то писал в тетради. На столе перед ним были разложены карты, и стояли несколько телефонных аппаратов.

– Вы командир полка? – спросил его Масленников.

Майор быстро встал, поправил ремень на гимнастерке и, подойдя к Масленникову, четко доложил:

– Майор Бакерия, командир отдельного мотострелкового полка войск НКВД!

Масленникову понравилось смуглое волевое лицо майора. На его груди он увидел орден «Красной звезды» и несколько медалей.

– Генерал-лейтенант Масленников! – поднеся руку к козырьку фуражки, представился Масленников. – Командующий внутренними войсками НКВД.

– Извините, товарищ генерал-лейтенант… – майор торопливо застегнул на гимнастерке верхнюю пуговицу. – Никак не ожидал вас здесь встретить.

– Пути начальства неисповедимы, товарищ майор! – усмехнувшись, ответил Масленников. – Садитесь!..

Вслед за майором Масленников сел за стол.

– Докладывайте обстановку! – приказал он. – Час назад я был в штабе фронта, но ничего существенного они мне сказать не смогли. Видимо, сами плохо знают, что происходит у них в войсках.

– Слушаюсь, товарищ генерал-лейтенант! – майор Бакерия расстелил на столе одну из карт. – Мой полк охраняет район нефтяных промыслов южнее Майкопа… – начал докладывать он, водя карандашом по карте. – а также нефтеперегонный завод на окраине города и нефтепровод на Туапсе.

– Какая численность полка? – спросил Масленников.

– Примерно тысяча сто бойцов… – ответил Бакерия. – Три неполных стрелковых батальона, взвод мотоциклистов, рота бронеавтомобилей и две артиллерийские батареи.

– Не густо… – с сожалением произнес Масленников. – А что происходит в городе? – спросил он.

Майор Бакерия нахмурился.

– В городе не все ладно, товарищ генерал! – чуть помедлив, ответил он.

– А поподробнее… – встревожено спросил Масленников.

– В настоящий момент твердого руководства городом нет. – пояснил Бакерия. – Руководители города во главе с председателем горисполкома, в основном заняты вывозом своего имущества из квартир и дач в Туапсе. Немецкие войска стремительно приближаются, а эвакуацией ценностей из города никто не занимается. Все важные объекты и, в том числе, продуктовые склады, госбанк, топливохранилища не заминированы.

– Это еще почему? – удивленно спросил Масленников. – На это есть прямое указание Ставки!

Бакерия пожал плечами.

– Все ждут команды сверху. Никто не хочет брать на себя ответственность. Вдруг объекты раньше времени взорвут?

– Понятно! – кивнул головой Масленников. – А что происходит на фронте?

Бакерия тяжело вздохнул.

– Дела там обстоят не лучше, товарищ генерал-лейтенант. – сказал он. – Город защищает отдельный стрелковый корпус генерал-майора Шатрова. Корпус в боях еще не бывал. Командир корпуса тоже. Командир не инициативен. Действует по шаблону. Ждет приказаний свыше. В сложной обстановке теряется. Очень боится, что немцы его окружат. При малейшем слухе об их прорыве начинает паниковать. Даже мост через реку Белая в своем тылу взял под охрану частями своего корпуса. Раньше его мои бойцы от диверсантов охраняли.

– Зачем? – удивился Масленников.

Бакерия невесело усмехнулся.

– Наверное, боится, что, когда от немцев будет драпать, мои бойцы его через реку не пропустят.

– Понятно… – задумчиво сказал Масленников. – Да… Плохие вам достались соседи майор.

Масленников и Бакерия обменялись озабоченными взглядами.

– А вы в боях бывали? – спросил Бакерию Масленников.

– А как же… – ответил тот. – Участвовал в обороне Одессы, затем в Крымском десанте. Был ранен. После госпиталя назначен командиром полка внутренних войск. Я на Кавказе родился и хорошо знаю здешнюю обстановку. Вначале полк охранял порт в Туапсе, а затем, когда немецкие войска стали приближаться к предгорьям Кавказа, взял под охрану нефтепромыслы в Майкопе.

– Это хорошо, товарищ майор… – уважительно взглянув на Бакерию, сказал Масленников. – Ваш боевой опыт сейчас может пригодиться. А где, по-вашему, находится противник? – спросил он.

Бакерия взглянул на карту и уверенно произнес:

– Я думаю километрах в двадцати от города за рекой Лаба…

– Так близко?… – с недоверием спросил Масленников. – В штабе фронта уверены, что немецкие войска по-прежнему стоят в Армавире в пятидесяти – ста километрах от города. Откуда у вас, товарищ майор, такие сведения?

Майор Бакерия невесело усмехнулся.

– Из самого надежного источника, товарищ генерал-лейтенант. – ответил он. – От местных жителей. На нефтепромыслах их работает очень много. Один из бригадиров – Казбек Дагашев вчера говорил, что его родственники живут в селе на берегу реки Лабы. Это между Армавиром и Майкопом. К ним в село позавчера ночью ворвались несколько немецких танков. Сын его старшей сестры прискакал на лошади в Майкоп, разыскал Дагашева и сообщил ему об этом.

– А кто такой этот Дагашев? – спросил Масленников. – Ему верить можно?

– Ему, да! – уверенно ответил Бакерия. – Обстановка здесь непростая. В аулах и кишлаках, где сильны националистические настроения, часть жителей ждет прихода немецких войск. В горах появились банды националистов. Но большинство местных жителей считают немецкие войска – оккупантами и готовы сражаться с ними до конца. Из нефтяников сейчас организуют партизанский отряд. В нем есть представители почти всех народов Кавказа. Отрядом командует Лазарь Самуилович Свердлов. Он еще в гражданскую войну в этих местах партизанил. Для отряда готовят склады с оружием и продовольствием.

– Хорошо, товарищ майор, обстановка мне в общем стала ясна. – сказал Масленников. – А теперь поясню, с какой целью я сюда прибыл… – Масленников стал говорить тише. – Я имею личный приказ Верховного главнокомандующего товарища Сталина в случае угрозы захвата немцами майкопских месторождений нефти привести их в негодность. Нефть основная цель немецкого наступления этим летом. Если они, этой цели не достигнут, то войну рано или поздно проиграют. А вот если, достигнут, то война может затянуться на неопределенный срок и исход ее будет далеко не ясен. Так что теперь от наших с вами действий зависит очень многое.

Майор Бакерия встал из-за стола.

– Я понял, товарищ генерал-лейтенант! – сказал он торжественным голосом. – Приложу все усилия для выполнения личного приказа товарища Сталина!

Масленников тоже встал.

– А теперь, товарищ майор, я хотел бы поехать в Майкоп. – сказал он, надевая фуражку. – Вы будете меня сопровождать.

Спустя минуту колона легковых автомашин снова запылила по дороге. Проезжая мост через реку Белая, Масленников увидел, охраняющих его сотрудников НКВД.

– А это кто такие?… – спросил он у майора Бакерии.

– Окруженцы… – ответил майор, мельком взглянув на, стоящих в карауле, солдат. – Появились здесь дней пять назад. Говорят, что прибыли из Ставрополя после захвата города немцами. Документы у них я проверял. Они в порядке. Сейчас их генерал Шатров взял в свой штаб. Их человек тридцать. Они охраняют этот мост и ключевые объекты в городе. Командует ими какой-то капитан. Не то латыш, не то эстонец. У него произношение не русское. Да и все его люди, как он сказал, из тех краев.

– Не русское говорите? – с удивлением переспросил Масленников. – Странно! Не знал я, что в органы безопасности латышей и эстонцев стали в таком количестве брать. Хотя, всякое бывает… Ладно, потом с ними разберемся. Сейчас надо встретиться с командиром корпуса и председателем горисполкома, а затем поедем на нефтепромыслы. Хочу посмотреть, как организована их охрана.

Внимание! Это ознакомительный фрагмент книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента ООО "ЛитРес".
Страницы книги >> 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации