112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 1 апреля 2016, 13:00


Автор книги: Анатолий Кошкин


Жанр: История, Наука и Образование


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 29 страниц) [доступный отрывок для чтения: 20 страниц]

А. А. Кошкин, Вячеслав Зиланов, Алексей Плотников, Сергей Пономарев
Русские Курилы. История и современность. Сборник документов по истории формирования русско-японской и советско-японской границы

© Зиланов В. К., Кошкин А. А., Плотников А. Ю., Пономарев С. А., 2015

© ООО «Издательство Алгоритм», 2015

О структуре и содержании настоящего сборника

Сборник «Русские Курилы» состоит из предисловия, восьми разделов и приложения.

Предисловие включает собственно Предисловие авторов-составителей к третьему изданию «Русских Курил», в котором рассматривается история территориального размежевания между Россией и Японией и основные этапы формирования русско-японской и советско-японской границы, а также Предисловие глав законодательной и исполнительной власти Сахалинской области.

Документы, включенные в сборник, сгруппированы в разделы по временному принципу, соответствующему определенному историческому периоду, составляющему отдельный (самостоятельный) этап в развитии «территориально-пограничных отношений» с Японией.

Каждый раздел начинается с Введения, в котором дается характеристика включенных в него документов и перечисляются основные из них, а также необходимые дополнительные оценки и комментарии.

Каждый документ имеет номер, название, время (дату) составления, издания или опубликования, а также ссылку на источник публикации.

Для удобства в Содержании после порядкового номера документа в скобках приводятся также номер этого документа по предыдущему изданию 2002 г. Отсутствие номера в скобах означает, что данный документ включен в сборник впервые.

Наиболее важные места в тексте документов, на которые следует обращать особое внимание, выделены шрифтами.

В документах сохранены язык и стиль оригиналов, орфография приводится современная.

В Приложении приводятся обращения и заявления общественности страны, а также региональных органов власти (Сахалинской области) по проблеме южных Курил за 1991–2014 гг.

Третье издание «Русских Курил» дополнено документами и материалами за 2002–2014 гг., а также новыми документами предыдущего периода, которые были обнаружены или выявлены за время, прошедшее после 2002 г.

Список сокращений

АВПРИ – Архив Внешней Политики Российской Империи МИД РФ

ГАРФ – Государственный архив Российской Федерации

ПСЗРИ – Полное собрание законов Российской Империи

РАК – Российско-Американская Компания

РГАДА – Российский Государственный Архив Древних Актов

Предисловие руководства Сахалинской области

Дорогие друзья!

Вы держите в руках третье издание книги «Русские Курилы: история и современность», подготовленный группой российских ученых-специалистов. По сути, это сборник документов по истории формирования русско-японской и советско-японской границы и, в широком смысле, по истории становления и развития российско-японских отношений с момента их возникновения в восемнадцатом столетии.

Представленные здесь материалы, включая картографический, свидетельствуют об исторической и правовой обоснованности принадлежности всего Курильского архипелага Российской Федерации.

Наше государство уделяет большое внимание этой территории. Об этом свидетельствует факт принятия и реализации федеральной целевой программы по развитию Курильских островов. Сегодня здесь строится жилье, дороги, объекты энергетики, открываются новые и модернизируются существующие социальные учреждения, повышается качество услуг ЖКХ. В результате на островах улучшается демографическая ситуация. В настоящее время по поручению Президента России В. В. Путина идет формирование дополнительного пакета мероприятий в социально-экономической сфере в рамках программы до 2025 г.

Правительство Сахалинской области выступает за развитие добрососедских отношений с Японией. Для островного края эта страна один из ключевых торговых партнеров. За 2013 г. внешнеторговый товарооборот вырос более чем на двадцать процентов, и это позитивный сигнал для деловых кругов двух стран. Безусловно, важно, чтобы сотрудничество развивалось дальше, но при условии соблюдения равенства сторон и строгого следования принципам международного права.

Полагаем, что третье издание сборника «Русские Курилы: история и современность» будет полезно и востребовано среди научно-экспертного сообщества, государственных и политических структур, а также в широких кругах общественности, как в России, так и за рубежом.


Губернатор Сахалинской области А. Хорошавин

Член Совета Федерации ФС РФ А. Верховский

Предисловие авторов к третьему изданию

В 1995 и 2001 гг. коллективом авторов, представляющих отечественных специалистов в области русско-японских и советско-японских отношений, международного права и внешней политики был издан сборник документов по истории формирования русско-японской и советско-японской границы «Русские Курилы: история и современность», в котором на строго документальной основе, с привлечением малоизвестных и ранее не публиковавшихся материалов была показана история «пограничного вопроса» в отношениях между Россией и Японией на протяжении 250-летнего периода, начиная со второй половины XVIII века.

Свою задачу авторы видели в том, чтобы не позволить заинтересованным силам ввести общественность нашей страны в заблуждение относительно т. н. «проблемы северных территорий» – претензий Японии на южную группу островов Курильского архипелага – без сомнения, главного политического вопроса двусторонних отношений послевоенного периода, и создать ложное впечатление, что у Японии есть какие-либо исторические и юридические основания претендовать на эти российские территории.

Главной причиной издания сборника стали политические события начала 1990-х годов.


Приход к власти в России Б. Н. Ельцина и его сторонников в августе 1991 г. и осуществленный затем в декабре того же года развал Советского Союза сопровождались крутым изменением внешнеполитического курса нашей страны. Новый курс проявился и во взаимоотношениях с Японией. Без достаточных на то оснований, руководители российского МИДа вступили в переговоры с японской стороной по поводу тех необоснованных территориальных притязаний, которые предъявлялись Японией к нашей стране в предшествовавшие годы, но неизменно отклонялись советским руководством.

Инициатором переговоров была японская сторона. В ослаблении экономической и военной мощи РФ, происшедшей в результате распада Советского Союза, японские государственные деятели увидели небывалую за весь послевоенный период возможность для откровенного нажима на нашу страну с целью овладения группой южных островов Курильского архипелага: Кунаширом, Итурупом, Шикотаном и о-вами, называемыми в Японии «Хабомаи» (группа безымянных у нас островов, входящих вместе с Шикотаном в состав Малой Курильской гряды) – самой крупной по территории и наиболее удобной для хозяйственного освоения частью Курил. Приходится с сожалением констатировать, что расчеты правящих кругов Японии на реализацию своих территориальных притязаний к нашей стране оказались не беспочвенными. Дело в том, что к руководству МИДом РФ в 1991 г. пришли сторонники т. н. «нового мышления», которые в отличие от прежних руководителей МИДа СССР, отвергавших незаконные японские территориальные домогательства, проявили готовность идти им навстречу и поступиться частью Курильских островов.

Курс на потакание японским территориальным требованиям стал оправдываться руководителями российского МИДа в лице А. Козырева и его помощников сомнительными и беспочвенными рассуждениями о том, что территориальные уступки будут-де способствовать расширению и активизации российско-японского экономического сотрудничества. Была даже разработана конкретная программа «решения территориального вопроса» по формуле «два плюс альфа», суть которой сводилась к тому, что российской стороне надлежало сначала безотлагательно передать Японии острова Малой Курильской гряды – Шикотан и «Хабомаи» (об историческом русском названии этой группы островов – «о-ва Плоские» – будет подробнее сказано ниже) и, а затем вступить с японцами в переговоры о судьбе двух других – Кунашира и Итурупа.

Учитывая неодобрительное отношение широких слоев российской общественности к курсу российского МИДа на территориальные уступки Японии, сторонники сдачи Курил неоднократно прибегали к различным способам пропагандистского воздействия на общественное мнение страны с целью нейтрализации противников уступок и получения более широкой поддержки своему прояпонскому курсу со стороны людей, мало знакомых с сутью территориальных разногласий между двумя странами.

Активную помощь руководству МИДа РФ здесь оказал МИД Японии. Плодом такого «сотрудничества» российских и японских дипломатов стал «Совместный сборник документов по истории территориального размежевания между Россией и Японией», изданный в сентябре 1992 г. на русском и японском языках с целью навязывания общественности страны неких «согласованных» обеими сторонами подходов на российско-японский территориальный спор.

Анализ содержания указанного сборника приводит к выводу, что подбор документов в нем сделан крайне тенденциозно и направлен на то, чтобы заронить в сознание общественности нашей страны мысль о правомерности территориальных притязаний Японии к РФ. В сборник оказались включенными в основном те документы и материалы, которые дают японским политикам удобные зацепки и поводы для оправдания территориальных претензий на Курильские острова, и в то же время отсутствуют те из них, которые свидетельствуют о неправомерности и необоснованности таких претензий.

Так, например, в указанном сборнике фигурирует как единственное «веское доказательство» мнимого приоритета Японии в открытии и описании южных Курильских островов некая старинная карта (якобы составленная японцами в XVII столетии), на которой к северу от острова Хоккайдо изображены какие-то острова, совершенно не соответствующие южным Курилам ни по своему местоположению, ни по своим размерам, ни по своему очертанию. Не имея, по существу, ничего общего с географической реальностью, этот документ представляет собой не столько карту в подлинном смысле этого слова, сколько похожий на рисунок план-схему, по-видимому, сделанный кем-либо из японцев без личного знакомства с островами по рассказам встречавшихся с ним аборигенов Курил – айнов.

В то же время в сборнике полностью отсутствуют упоминания о том, что задолго до японцев, еще в первой половине XVIII столетия русские морские экспедиции впервые в мире подробно описали, картографировали и наименовали южные острова Курильской гряды, включая острова Малой Курильской гряды – Плоские/Хабомаи и Шикотан. Нет в сборнике и никаких упоминаний о том, что в 60-х гг. XVIII столетия Россия установила административный контроль над всеми островами архипелага.

Отказ составителей сборника от включения в него целого ряда документов, свидетельствующих о приоритете России в географическом описании и хозяйственном освоении Курильских островов и в установлении российского административного контроля над этими островами, нельзя рассматривать иначе, как преднамеренное замалчивание важнейших исторических фактов. Столь выборочный подбор документов чреват появлением у международной общественности искаженного представления о начальных этапах территориального размежевания между Россией и Японией. Замалчивание исторических фактов отвечает интересам японских правящих кругов, дает им повод необоснованно именовать южные Курилы «исконно японской землей», упорно представляя их своими «северными территориями».

Замолчав важные исторические факты, авторы сборника создавали у общественности превратное представление, будто южные Курилы никогда в прошлом не принадлежали России, а всегда принадлежали только Японии. При этом делается упор в первую очередь на наиболее выгодный японцам «Симодский трактат» 1855 г., и совершенно не говорится о всех предшествовавших ему официальных актах Петербурга, связанных с включением Курильских островов в состав Российской империи.

Столь же необъективный подход к освещению прошлого наших стран обнаруживают те разделы «Совместного сборника», где приводятся документы более позднего времени. В сборник не попал, например, ни один из документов, связанных с незаконной вооруженной интервенцией Японии против Советской России и теми неисчислимыми бедствиями, которые принесла эта интервенция жителям восточных районов нашей страны. Нет в нем упоминания и о том, что интервенция представляла собой одну из попыток Японии военным путем захватить часть советской территории, включая северный Сахалин.

Отсутствуют в сборнике документы, напоминающие общественности об агрессивных действиях Японии в отношении нашей страны накануне и в годы Второй мировой войны, о неоднократных нарушениях японской стороной Пакта о нейтралитете с СССР, подписанного 13 апреля 1941 г., о содействии Токио фашистской Германии в ее войне против Советского Союза, о подготовке Японии к вооруженному вторжению в пределы нашей страны с целью включения ее дальневосточных районов в т. н. японскую «сферу сопроцветания Великой Восточной Азии». Многие из документов такого рода были опубликованы в материалах Токийского международного трибунала по делам главных японских военных преступников. А вот в «Совместном сборнике» они красноречиво отсутствуют, что не дает читателям возможности получить объективное представление о том, почему Курильские острова, превращенные японцами в цепь мощных военных плацдармов, направленных против СССР и отсекавших доступ нашей страны в Тихий океан, были изъяты из-под суверенитета Японии и переданы по совместному решению союзных держав Советскому Союзу.

Столь же однобоко представлены составителями сборника документы и материалы, связанные с советско-японскими переговорами последующих лет. Нет в сборнике ни одного документа, свидетельствующего об отрицательном отношении к японским территориальным домогательствам общественности нашей страны, нет важных заявлений советских руководителей А. А. Громыко, Л. И. Брежнева, Н. А. Тихонова, в которых разъяснялась и формулировалась позиция Советского Союза в отношении территориальных претензий Японии.

Не упомянуто даже заявление М. С. Горбачева по итогам своего визита в Японию, сделанное им 26 апреля 1991 г. в Верховном Совете СССР, в котором дано развернутое разъяснение, почему невозможно в наши дни реанимировать ту часть Совместной советско-японской декларации 1956 г., где говорилось о готовности СССР передать Японии, в виде жеста доброй воли, острова Хабомаи и Шикотан.

Все это свидетельствует о том, что сборник документов, изданный работниками российского МИДа в сообществе с японскими дипломатами, не дал нашей общественности объективного представления об истории формирования границы между двумя странами. Более того, его выход вызывает опасение в том, не окажутся ли некоторые наши соотечественники обманутыми прояпонской пропагандой, в духе которой откровенно выдержан весь «Совместный сборник».

Таковы причины и соображения, побудившие группу отечественных специалистов в области русско-японских и советско-японских отношений взяться за составление настоящего «Сборника документов по истории формирования русско-японской и советско-японской границы». Свою задачу авторы видят в том, чтобы не позволить заинтересованным силам ввести общественность нашей страны в заблуждение относительно т. н. «проблемы северных территорий» и создать ложное впечатление, будто у Японии есть какие-либо исторические и юридические основания для претензий на южные Курилы.

* * *

История пограничного вопроса в русско-японских отношениях официально ведет свое начало с 1805 г., со времени второго русского посольства в Японию (посольство Н. П. Резанова), хотя фактически этот вопрос возник раньше – во второй половине XVIII столетия, когда границы России вплотную приблизились к территории «закрытой» в то время для внешнего мира Японии.

Расширение русских владений на Дальнем Востоке стало результатом последовательного изучения и освоения Россией северной части Тихого океана, на дальневосточном побережье которого она окончательно утвердилась в конце XVII века.

К Курильским островам Россия вышла на рубеже XVII–XVIII столетий после присоединения Камчатки Владимиром Атласовым в 1697 г.

На первых островах Курильской гряды русские побывали в начале XVIII в. и, постепенно продвигаясь по архипелагу с севера на юг, в середине 1760-х гг. достигли южной группы островов – Итурупа и Кунашира (впервые на южных Курилах русские побывали еще в 1739–1740 гг. во время экспедиции М. Шпанберга). Это был отряд казаков, возглавляемый сотником Иваном Черным, который и основал на о. Итуруп первое поселение-зимовье в 1768 г. (к концу XVIII столетия русские поселения существовали на островах Шумшу, Парамушир, Симушир, Уруп, Итуруп и Кунашир). Он же первый собрал с жителей южных Курил – айнов «ясак» (дань): в 1766–1768 гг. на Итурупе и в 1768–1769 – на Кунашире.

Деятельность России на Курильских островах носила целенаправленный и организованный характер и осуществлялась по следующим направлениям: картографирование, наименование и описание островов, пушной и рыбный промысел, геологоразведка, опыты с земледелием, основание поселений, установка специальных знаков-крестов, служивших подтверждением принадлежности островов России, приведение местного населения в христианство, его обучение и прием на русскую службу (главным образом в качестве переводчиков и «ясашных сборщиков»), а также регулярный, прослеживаемый по годам сбор с местных жителей-айнов дани-ясака.

Ясак следует отметить особо. В то время сбор с местного населения дани являлся одним из наиболее важных условий и одновременно признаков подданства этого населения (а, значит, и принадлежности территории, на которой оно проживало) стране, которая эту дань получала (традиция, хорошо известная с глубокой древности и в Европе, и в Азии).

Партии «ясашных» сборщиков собирали на Курильских островах дань регулярно и в течение длительного времени. На островах южной группы – Итурупе, Кунашире и Шикотане – ясак собирался с середины 60-х вплоть до начала 80-х гг. XVIII столетия, когда по указу Екатерины II он был отменен как не имевший серьезного экономического значения (Курилы давали хороший доход от промысла пушнины, морского зверя и рыбы) с целью облегчить положение новых русских подданных – айнов южных Курил.

Как уже отмечалось, первой научной экспедицией, достигшей южных островов архипелага, была экспедиция под руководством Мартина Шпанберга, которая состоялась в 1739–1740 гг. Экспедиция впервые в мире подробно картографировала южные Курилы, включая острова Малой Курильской гряды – Шикотан и группу островов, называемую в настоящее время в Японии «Хабомаи» (с тех пор – т. е. с середины XVIII в. – за островами закрепилось название «острова Плоские»; в настоящее время это, напомним, безымянная группа островов, входящих в Малую Курильскую гряду), а также дала им русские названия: Зеленый, Цитронный, Три Сестры, Фигурный (всего было нанесено на карту более 30 островов). С тех пор в память об этой экспедиции остров Шикотан называется также «островом Шпанберга».

Свою карту с подробным описанием Курил, включая южные, представил в 1770 г. Иван Черный. Следующие карты южных Курил были составлены в конце 1770-х гг. участниками экспедиции Антипина и Шабалина – штурманами Иваном Очерединым и Михаилом Петушковым.

К концу 80-х гг. XVIII столетия фактов русской деятельности на Курилах было накоплено вполне достаточно для того, чтобы в соответствии с нормами международного права того времени считать весь архипелаг, включая его южные острова, принадлежащими России, что нашло закрепление в российских государственных документах. Прежде всего следует назвать императорские указы (напомним, что в то время императорский или королевский указ имел силу закона) 1779, 1786 и 1799 гг., в которых подтверждалось подданство России южнокурильских айнов (именовавшихся тогда «мохнатыми курильцами»), а сами острова объявлялись владением России.

Наряду с указами территориальная принадлежность южных Курил отражалась также на русских географических картах и атласах, служивших выражением официальной позиции правительства в отношении статуса той или иной территории, прежде всего территорий собственного государства. В частности, вся Курильская гряда, включая южные острова архипелага, обозначалась как составная часть Российской империи в Атласе для народных училищ 1780-х гг., Атласе Российской империи 1796 г. и на «Новейшей географической карте России» 1812 г.

Что же касается Японии, то, как уже отмечалось, в то время она являлась закрытой для внешнего мира страной (режим изоляции страны был введен в 1639 г. и просуществовал до середины XIX столетия), одним из главных условий которой был запрет на выезд японских граждан из страны, запрет на строительство океанских судов и естественно связанная с этим политика нерасширения японской территории, искусственно консервировавшая Японию в рамках ее исторических средневековых границ.

При этом отдельные контакты жителей самого северного японского княжества Мацумаэ с айнами южных Курил отмечались в XVIII в., однако это были именно эпизодические торговые контакты с независимыми от Японии курильцами, которые центральным японским правительством не поощрялись. Неизвестно ни одного официального японского документа того времени, в котором бы говорилось о том, что южные Курильские острова являются японским владением, – да и не могло быть. Сами японские исследователи признают тот факт, что еще в первой половине XIX в. территорией Японии не являлась даже большая северная часть острова Хоккайдо, и японская граница проходила где-то по юго-западной оконечности острова.

Японская экспансия на южные Курилы началась намного позже, после создания в 1802 г. в г. Хакодате на Хоккайдо специальной канцелярии по колонизации Курильских островов.

Японская «колонизация» южных Курил сопровождалась сносом русских знаков-крестов (включая и остров Уруп, относящийся к средним Курилам), установленных еще в XVIII столетии в знак принадлежности этих островов России, насильственной высылкой с Итурупа и Кунашира русских промышленников, запрещением айнам торговать и общаться с русскими и установкой на островах собственных знаков-столбов, чего не могут отрицать японские исследователи (Окамото Рюносукэ, Минакава Синсаку, Нумада Итиро, Куно Еси).

Таким образом, выдвигаемый Японией тезис об изначальной «исторической принадлежности южных Курил только Японии» (т. н. «вопрос о северных территориях»), не соответствует исторической действительности и прямо противоречит ей: исторический приоритет в освоении и владении южными Курилами, как и всем архипелагом в целом, принадлежит России.

Начатая после 1802 г. постепенная «колонизация» Японией южных Курил и отсутствие у России достаточных сил и средств для закрепления за собой этих территорий (основные усилия были тогда направлены на развитие и обустройство североамериканских владений России, находившихся под управлением Российско-Американской компании) привели к тому, что к середине XIX века наша страна оказалась постепенно вытесненной с южных островов архипелага.

Однако и в середине девятнадцатого столетия у России сохранялось достаточно прав и оснований претендовать на часть южных Курил, что и было подтверждено русским послом Е. В. Путятиным во время переговоров с японцами в 1853–1854 гг.

К сожалению, сложная обстановка, в котором оказалось посольство Путятина (начало Восточной (Крымской) войны 1853–1856 гг. с Россией коалиции стран в составе Великобритании, Франции и Турции и угроза захвата в этой связи посольства англо-французской эскадрой) и необходимость в этих условиях скорейшего заключения русско-японского договора не дали Путятину возможность до конца отстоять право России на южные Курилы – право, которое японские представители были вынуждены признать в ходе переговоров.

В результате в подписанном 25 января (7 февраля) 1855 г. в г. Симода русско-японском Трактате о торговле и границах, установившем официальные дипломатические отношения между двумя странами, граница на Курильских островах была проведена между островами Уруп и Итуруп. При этом остров Сахалин остался неразграниченным владением России и Японии, хотя последняя располагала поселениями только на самом юге острова, но тем не менее предъявляла претензии почти на всю его южную половину.

Правами на большую часть острова, бесспорно, обладала Россия, что было также признано японскими представителями.

О Сахалине следует сказать особо. Остров еще в XVII столетии был открыт и исследован русскими землепроходцами и с самого начала рассматривался русским правительством как важнейший стратегический пункт, служивший ключом к Амуру и всему Дальнему Востоку в целом. Однако неудачный для нас Нерчинский договор с Китаем в 1689 г. вынудил Россию уйти из районов среднего и нижнего течения Амура, которые уже активно осваивались русскими поселенцами, и надолго закрыл прямой и удобный путь к Сахалину (путь по морю из Камчатки, а позднее через Охотск, был далек и рискован). Приступить к активному освоению острова Россия смогла в первой половине XIX столетия, когда в ходе экспедиций Крузенштерна (1805), Хвостова и Давыдова (1806–1807) и особенно Невельского 1840-х – начала 1850-х гг., Сахалин был подробно исследован, на нем были созданы военные посты и поселения, и начата разработка угольных месторождений. Однако к этому времени на юге Сахалина, в заливе Анива, создали свои поселения и японцы.

Японские поселения были немногочисленные и в основном временные (сезонные) и занимали весьма ограниченную часть побережья Анивы; глубинную часть острова, в особенности его среднюю и северную часть японцы совершенно не знали, что они сами признали во время переговоров с Путятиным. Тем не менее Япония предъявляла претензии, как отмечалось, почти на всю южную половину Сахалина, с чем Путятин категорически не согласился.

В создавшейся ситуации он поэтому пошел на то, чтобы остров остался неразделенным, что и было зафиксировано в Симодском трактате 1855 г.

Подобное неопределенное положение, однако, не могло сохраняться долго, и потому в 60-х и 70-х гг. позапрошлого столетия была проведена серия русско-японских переговоров для решения «Сахалинского вопроса». Учитывая все возрастающее для России значение острова (особенно после заключения в 1858–1860 гг. с Китаем серии пограничных соглашений, в результате которых средний и нижний Амур отошел к России), русское правительство пошло на уступку Японии (уступку неоправданно большую и необоснованную) оставшихся Курильских островов от Урупа до Шумшу в обмен на отказ Японии от своих претензий на Сахалин, который таким образом полностью перешел к России, став русским владением.

Это было закреплено в подписанном в Петербурге русско-японском Трактате от 25 апреля (7 мая) 1875 г.

В соответствии с заключенным между Россией и Японией 27 мая (8 июня) 1895 г. Трактатом о торговле и мореплавании (вступившем в силу в 1899 г.), Симодский трактат 1855 г. утратил свою силу, но одновременно была подтверждена действенность Трактата 1875 г.

Следующее изменение русско-японской границы связано с развязанной Японией русско-японской войной 1904–1905 гг., в результате которой у России была отторгнута южная часть Сахалина южнее 50-й параллели, что было зафиксировано в Портсмутском мирном договоре от 23 августа (5 сентября) 1905 г.

По инициативе Японии в Портсмутский договор было внесено условие об аннуляции всех предыдущих русско-японских договоров и соглашений, в т. ч. Трактата 1895 г., а вместе с ним, следовательно, и Трактата 1875 г. (который с 1895 г., напомним, оставался единственным договором, определявшим линию прохождения русско-японской границы), что было специально оговорено в тексте самого договора (с т. 12) и в Приложении к договору № 10.

Таким образом, ссылки японской стороны на Трактаты 1855 и 1875 гг., к которым она прибегает в настоящее время, являются неправомочными: эти трактаты были аннулированы еще в 1905 г.

Япония, однако, вскоре грубо нарушила и Портсмутский договор, осуществив в 1918–1922 гг. интервенцию против нашей страны на Дальнем Востоке и в Сибири, в результате которой было оккупировано Приморье, Приамурье, часть Забайкалья и северный Сахалин (последний она удерживала до 1925 г.). Следует особо подчеркнуть, что японская агрессия была развязана не только против страны, с которой продолжал действовать мирный договор 1905 г. и которая не находилась с Японией в состоянии войны, но против страны, которая была ее союзницей по Антанте в годы Первой мировой войны.

Дипломатические отношения между Советским Союзом и Японией были восстановлены Конвенцией 1925 г., в которой было подтверждено, что Портсмутский договор 1905 г. остается в силе. Одновременно, в специальной Декларации Советский Союз заявил, что он не несет политической ответственности за заключение Портсмутского договора, чем было подчеркнуто, что СССР не может согласиться с отторжением от своей территории южного Сахалина.

Мирное соглашение, однако, было вновь нарушено Японией в 1938–1939 гг. агрессией у Хасана и Халхин-Гола, направленной на нарушение территориальной целостности СССР в районе Владивостока и в Забайкалье.


Следует подчеркнуть, что факты, о которых говорилось выше, имеют для вопроса о статусе современной российско-японской границы, несомненно, важное историко-правовое значение. Тем не менее, определяющими здесь являются решения и договоренности периода Второй мировой войны и первых послевоенных лет, которые и следует рассматривать в качестве базовых при обсуждении вопроса о линии прохождения границы между РФ и Японией сегодня.

После начала Второй мировой войны союзными державами был принят ряд международных документов, в которых оговаривались положения о послевоенном устройстве мира, в том числе об отношении после окончания войны к государствам-агрессорам, включая Японию, и восстановлении попранных прав других стран и народов.

Так, в Каирской декларации США, Великобритании и Китая от 27 ноября 1943 г., к которой СССР присоединился 8 августа 1945 г., было, в частности, специально определено, что цель союзников заключается в том, чтобы «изгнать» Японию с территорий, «которые она захватила при помощи силы и в результате своей алчности».

Безусловно, наиболее важное значение для послевоенного территориального устройства Японии имело Крымское (Ялтинское) соглашение трех великих держав (СССР, США и Великобритании) по вопросам Дальнего Востока от 11 февраля 1945 г. Соглашение предусматривало в качестве одного из условий вступления СССР в войну против Японии «передачу Советскому Союзу Курильских островов и возвращения ему южной части острова Сахалина». Далее в нем говорилось, что эти требования Советского Союза будут безусловно удовлетворены после победы над Японией.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации