145 000 произведений, 34 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 24 марта 2014, 00:28


Автор книги: Эдуард Байков


Жанр: Научная фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

Эдуард Байков
Подлунные истории (сборник)

Садовники

Из сообщений мировых информационных агентств:

«Группа исследователей в составе международной экспедиции обнаружила в тропических лесах горного района Центральной Африки «затерянный мир». Место, которое ученые назвали «Эдемским садом», населяют ранее неизвестные человеку виды животных и растений. Ученые обнаружили в «Эдемском саду» свыше 30 неизвестных ранее видов лягушек, шесть новых видов бабочек, семь неизвестных науке видов пальм и множество растений, которые еще предстоит классифицировать».

* * *

Франсуа Перье сидел на складном стульчике и с затаенной усмешкой наблюдал за царящей вокруг суетой. Его коллеги по экспедиции – все эти зоологи, орнитологи, энтомологи, ботаники – вызывали сейчас ассоциацию с броуновским движением частиц. Они носились со своими банками, клетками, герметичными пакетами и прочей транспортабельной тарой по всему лагерю, при этом голося на нескольких европейских языках, в общий гвалт которых затесался один китайский диалект.

У него, микробиолога, ноша совсем не тянула – водяной термостат, да с десяток пробирок, в которых покоились пробы почвы, воды, кусочки растений…

Одно слово – международная экспедиция. На самом деле все придумали и организовали американцы, чьи ученые в составе их группы преобладали как числено, так и организационно-управленчески.

Чертовы америкосы – Перье их на дух не выносил с их вызывающей нагловатостью, нарочитым жизнелюбием и пугающей расчетливостью. Но факт остается фактом – именно они платили денежки, и денежки немалые. За месяц работы в этой экспедиции Франсуа заработал столько же, сколько за год в родном Пастеровском институте в Париже.

Да, а еще его звали поработать к себе – а может и остаться навсегда? – серьезные дяди, спонсирующие многие программы микробиологии в Штатах. Потому и в экспедицию пригласили, что знали – парижанин Франсуа Перье не какой-то там зачуханый профессоришка из третьеразрядного института. Его уже пытались сманить в Лондон попечители Дженнеровского института – да только что с них взять, с жителей туманного Альбиона?..

Решено, после возвращения он соберет манатки, скажет «адью» своему институтскому начальству и рванет в Америку, сначала в Гарвардский центр, затем кой-куда покруче. Оборонка, сэр! Тут вам такие «гранды» и гранты посыплются – и черт с ними, с толстозадыми америкашками! Баксы все компенсируют. И потом они ведь такие же люди: у них по две конечности, пара глаз, тридцать два зуба в ротовой полости. А бабы ихние…

Перье довольно хохотнул, вызвав косой взгляд орнитолога-китайца, и хлопнул себя по тощим коленкам – пора в путь-дорогу. Впереди его ждет слава и обеспеченность до конца жизни.

* * *

Джон Линдгрем еще раз проверил все расчеты – сомнений не оставалось. Оставалось другое – дни и часы жизни. Жизни всех землян.

Он связался с директором-распорядителем их научно-исследовательского центра в штате Аризона, скрытого глубоко под землей. Администратор незамедлительно явился – Линдгрем был вторым (если не первым) после него человеком в тысячном коллективе Центра.

– Присаживайтесь, – указал на кресло хозяин кабинета. – Я сообщу вам нечто такое, что заставит вас позабыть обо всем на свете, да и о самом свете тоже.

Выждав, когда гость усядется, он продолжил:

– Месяц назад к нам в институт поступили образцы новых микроорганизмов – из числа тех, что были добыты в ходе последней экспедиции в Центральную Африку, ну, вы в курсе…

Собеседник утвердительно кивнул.

– Так вот, как вам известно, эти мельчайшие собратья по жизни оказались совершено новыми видами, ранее никогда нигде не встречавшимися. Вообще само по себе это не ново, необычно другое. Среди них нам удалось выделить разновидность вируса, который по своим морфологическим и физиологическим особенностям – если вообще эти термины применимы в данном случае – значительно, если не сказать, принципиально отличается от всех остальных представителей царства Вира.

– В чем состоит это отличие – вам удалось выяснить?

– О да, я сразу же занялся только им одним – и не напрасно. Хотя теперь уже все равно…

Микробиолог испытующе посмотрел на своего собеседника. Он знал, что несмотря на то, что директор всегда ходил в цивильном, на самом деле на его плечах красовались генеральские звездочки. Администратор – человек армейской закалки, значит должен выдержать то, что ему сейчас поведают.

– Так вот, – продолжил Линдгрем, – вирус этот является самым страшным антропофагом – убийцей человека, из всех, когда-либо существовавших на Земле. Возбудители оспы, чумы, пандемии которых унесли миллионы жизней, как и вирус СПИДа – жалкие дистрофики в сравнении с нашим вирусом. Но не это самое главное. Дело в том, что этот вирус поражает любые ткани человеческого организма и размножается с потрясающей скоростью, отравляя все живое вокруг себя – где-то за несколько часов все клетки человеческого организма оказываются поражены вирионами. Естественно, индивид погибает раньше, будучи отравлен токсинами. То есть зараженные клетки вскорости становятся мертвыми.

Он умолк, о чем-то задумался, глянул на портрет нынешнего Президента. Покачал головой и вновь заговорил:

– Мои ближайшие сотрудники, работавшие со штаммом, тщательно скрывали от всего остального персонала факт заражения ими этим вирусом…

– Но разве вы не использовали, как обычно, все меры предосторожности?! – с негодованием воскликнул администратор.

– Конечно, сэр, все, как обычно – только на сей раз возбудитель не обычный. Этот вирус проникает сквозь любые преграды, если «почует» появление человека в радиусе километра – мы все это уже проверили. Стекло, бетон, металлы, полимерные волокна и пленки – ничто не в состоянии оградить от убийцы.

– Но как же тогда та экспедиция?..

– Я связывался со всеми участниками, точнее пытался связаться, ибо все они к тому моменту были мертвы.

– Вот дерьмо! Никто не сообщал ничего подобного.

– Правильно, власти тех стран, откуда они родом, скрывают правду, так как не знают в чем дело: вирус после гибели организма-носителя немедленно покидает тело и «испаряется», точнее превращается в мельчайшую псевдоспору, которую невозможно обнаружить, то есть выделить, не зная о самом вирусе. Но он уже начал свое смертоносное шествие по планете.

– Но большинство участников были американцами, и у нас, в Пентагоне, уже знали бы об этом и первым проинформировали бы меня…

– Все эти люди работают не на правительство, а в частных научных центрах, там также ни о чем таком не догадываются. Никто из них кроме нас не имел доступ к культуре выделенного возбудителя. Слушайте дальше, ибо времени у нас в обрез. Все наши, кто входил в контакт со штаммом – уже либо мертвы, либо погибнут в скором времени, в том числе и я, а теперь и вы тоже. Да и весь наш Центр. И ничего нельзя поделать – вакцина не разработана, противоядия нет.

– Как вам удалось скрыть факт смерти ваших сотрудников?

– Вы подразумеваете службу внутреннего наблюдения? Чепуха! Мы уже давно засекли ваши миникамеры и прочие жучки, так что обмануть не составило особого труда. Наблюдатели полагали, что видят и слышат текущую картинку, а мы уже с год пудрим им мозги… Но это все технические и к тому же теперь уже несущественные подробности. Главное в другом: вирус уничтожит все человечество. Тот ученый, Перье, ведь провез образцы через много стран и даже континентов, прежде чем они попали к нам. Само собой все, кто присутствовал в радиусе километра, уже заражены, многие умерли.

– Нет, не могу поверить. Что-то не сходится. Каким образом тогда, скажите на милость, этот треклятый вирус никого не трогал столько лет? Там что, никто не бывал ни разу – туземцы какие-нибудь?

– Примерно за тридцать километров в радиусе от этого затерянного места существуют поселения аборигенов – местных автохтонных племен. Но не ближе. Подобраться в силу особых географических причин к затерянному миру невозможно. Экспедиция преодолела этот путь на вертолетах. Если бы они там не появились, вирус дремал бы еще энное количество лет, а может и веков с тысячелетиями. А сейчас он вырвался наружу и нашел себе пищу.

Собеседник ученого сжал кулаки, выпрямился в кресле:

– Если все так, то наш отрезанный от всего мира Центр – не единственный очаг распространения глобальной, как вы утверждаете, пандемии. Если вирус способен проникать даже сквозь герметичные материалы, то ничто его не остановит. Но откуда такая способность? Что это за существо такое?!..

– Вирусы вообще загадочные существа, да и организмы ли они вообще? До сих пор ученые спорят о природе вирусов – жизнь это или косное вещество… Так или иначе вирусы стояли у истоков жизни, только после них появилась клетка – возникли одноклеточные, а затем многоклеточные организмы.

Он помолчал и устало улыбнулся:

– И не вирусы ли способствовали созданию первой клетки – чтобы паразитировать на ней и питаться, осуществляя свое бытие за счет живых существ?.. Если так, то вирусы разумны, а еще – могущественны…

И, заметив выражение легкого изумления на лице собеседника, ученый с жаром продолжил:

– Да-да, могущественны! Ибо чтобы создать из биополимеров и примитивных коацерватов настоящую живую клетку – для этого необходимо обладать могуществом Бога… ну, или на худой конец, божеств – с маленькой буквы.

Подумав немного, он добавил:

– Скорее последнее – слуги божества… или самого Творца.

– Но при чем тут тогда мировая пандемия, ведущая к светопреставлению?! – в отчаянии воскликнул гость.

– Нет, сэр, вы не правы. Конец света наступит только для нас: вымрет все человечество – все! – а биосфера останется нетронутой, остальные живые существа и их сообщества выживут. Причина же нашего конца заключена в нас самих, в том, что люди скорее явились неким эпифеноменом в грандиозном проекте Творения. А еще в нерадивости Садовника. Ибо тот, кто приставлен к Земле следить за цветущим садом – биогеосферой, выполнял свои обязанности халатно. Этот нерадивый надсмотрщик запустил сад, в котором буйно развилась вредоносная тля – человек разумный современный. Но вместо того чтобы произвести уборку, Садовник по лености своей решил дело просто – покончить с помощью потравы со всей совокупностью тли. А ведь можно было разобраться, выявить полезную тлю, отсортировать от вредной и направленно уничтожить вредителей, дав шанс лучшей позитивной части особей жить и размножаться, вписываясь в экосистему «земного сада». Но он, этот хренов Садовник, и тут схалтурил. Взял своих цепных псов – вирусов, и натравил их на всех без разбору: где овцы, а где волки?.. Этого Пастыря самого бы повесить за яйца!

Администратор побледнел:

– Вы говорите о… о Боге… о Христе?!..

– Не думаю, что это – Он, – мотнул головой тот, – это какой-то из высших ангелов, может быть даже тот самый, падший… А впрочем, какая, к черту, разница? Факт остается фактом – вскорости Земля очистится от человечества. И тогда, наконец, наступит тишина.

– А дальше? Что станет с достижениями цивилизации – без человека?..

– Вы о техносфере? Так она ассимилируется природой – постепенно. А то, что неподвластно разрушению и трансформации, будет обойдено. Биосфера начнет обволакивать подобные артефакты и заключать их в кокон, выводя из биогенного оборота вещества. Все канет в лету – все достижения ноосферы.

Он глубоко вздохнул и неожиданно ухмыльнулся:

– Вот, кстати, вспомнилось: Тейяр де Шарден высказал в своем главном труде «Феномен человека» такую любопытную мысль, что человек, дескать, вошел в этот мир, в его историю, бесшумно. А один современный русский ученый, не помню фамилию, заявил, что если человек и вошел бесшумно, то выйдет отсюда с грохотом, погубив себя и все вокруг. Так вот, на самом деле получится – и довольно скоро – все наоборот: человек так же бесшумно покинет этот мир, как и вошел, попросту тихо и быстрыми темпами вымрет, а бесчисленные трупы пожрут другие звенья пищевой цепи биоценозов – от четвероногих и крылатых падальщиков до бактерий гниения.

На какое-то время в кабинете воцарилось молчание, нарушаемое лишь мерным тиканьем старинных настенных часов – единственного раритета в этом здании. Затем гость поднял голову:

– Так сколько нам осталось?

– Нам с вами – несколько часов, остальному человечеству несколько дней.

Ученый помедлил и добавил:

– Что ж, не повезло… Давайте прощаться.

Администратор неловко поднялся, нетвердым шагом направился было к двери, затем вернулся, пожал руку хозяину кабинета, сглотнул и выдавил:

– Жаль… очень жаль, коллега… Сейчас я люблю это чертово человечество, как никогда в жизни… Но… слишком поздно… Прощайте!..

Он ушел и в кабинете вновь повисла тишина. Лишь часы все отсчитывали неумолимый бег пока еще человеческого времени. До их следующего завода оставалось семь часов семнадцать минут. Потом они остановятся – на этот раз уже навсегда.

* * *

За некоторое время до описанных событий.

Они встретились на перепутье миров – с одной стороны тьма тьмущая, с другой – невыносимо яркий свет. Один из них был как бы соткан из мрака, в котором мерцали искорки-звездочки. Второй же весь сиял подобно сгустку огненной плазмы, а подобие конечности его переходило в пламенеющий меч.

Какое-то время они молча разглядывали друг друга, словно те эоны, что не виделись, заставили их позабыть облик соперника.

Первой подала голос Тьма, обволакивая все вокруг непроницаемо черным покрывалом. Туман слов окутывал разум, но для острой кромки пылающего духа это было смешной забавой.

– А что, Моу-Хоу-Лоу, – вопрошал с насмешкой Темно-Искрящийся, – не сразиться ли нам, как встарь?

– Нет, Лоу-Цоу-Фоу-Роу, – твердо ответил Сияющий, – ты же знаешь, что опять проиграешь.

– Ха! – Темно-Искрящийся ткнул в собеседника подобием длинного перста. – Важен сам процесс, а не результат…

– Важен итог! – припечатал, как отрезал, непреклонный обладатель огненного меча.

– Ну, будь по-твоему. Тогда говори, зачем звал?..

Меченосец вспыхнул, распространяя вокруг себя ореол сверкающих нестерпимым блеском лучей:

– Что будем делать с созданиями?

– Ты это о ком конкретно? – в свою очередь поинтересовался владыка темного ледяного космоса.

– Не придуривайся! – сердито бросил его визави, – уже несколько миллионов лет только одно Его создание доставляет нам всем столько хлопот!..

– А, так ты о человечках? О двуногих рукоголовых кибероидах? О червях, вообразивших себя богами…

– Перестань, – оборвал его Сияющий, – не забывай – они образ и подобие Его.

– Ну так попроси Отца, пусть Он вмешается, исправит, наставит их на путь истинный.

– Он не желает вмешиваться – об этом ты тоже прекрасно осведомлен. Нам нужно самим что-то предпринять, иначе…

– А зачем? Сколько раз вмешивались и пытались навести порядок – жгли небесным огнем, топили земными водами, переделывали их природу… А что толку – само их естество порочно.

– ТЫ виноват в этом! – с жаром воскликнул тот, что был вооружен мечом. – Если б ты выполнил в точности все то, о чем просил тебя Отец!.. Так нет же – надо было нести отсебятину, вот и натворил дел – теперь не расхлебать…

– Ладно тебе, – искрящаяся тьма за говорившем всколыхнулась, – чего уж теперь ворошить прошлое… Я уже наказан – во веки веков. А что касаемо людей – так они сами себя изживут, недолго осталось, каких-нибудь пару веков, а может и того меньше.

И он засмеялся, вызвав недоуменный взор второго.

– Смешно, право слово, – пояснил повелитель мрака, – как-то один из них патетично этак заявил: «Человек вошел в мир бесшумно». Да, а другой позже добавил: «Но выйти он может, громко хлопнув дверью, уничтожив самого себя и всю природу вокруг себя».

– Я ведь что хочу этим сказать, – продолжил он, отсмеявшись, – человек обречен – это однозначно.

– Может быть дать ему еще один шанс… – задумчиво пробормотал Сияющий меченосец.

– Пустое, – скривился в усмешке Темный, – эта тварь опять все дело погубит. Лучше подумай о том, как сберечь все остальное.

– Ты хочешь сказать, что теперь людей надо начисто стереть с лица Земли, не оставляя даже немногих избранных – лучших из лучших – для новой попытки?

– Именно это я тебе и втолковывал последние, как ты говоришь, несколько миллионов лет. Я вложил в человека свою частицу, но, к сожалению, это было ошибкой – понимаешь, да? – системной ошибкой… и я уже достаточно вынес за свой просчет, а люди все еще живут и плодятся – существа с неустранимым изъяном.

– Что конкретно ты предлагаешь?

– Все очень просто – один-единственный новый вид вируса-убийцы избирательного действия, с которым они уже не справятся. Это будет совершенный антропофаг. А все остальное останется нетронутым. Делов-то…

Сияющий подумал и, тряхнув подобием головы, заявил:

– Я все же попробую достучаться до Отца: если Он соизволит ответить – поступим, как Он скажет, а если промолчит – то сделаем по-твоему.

И они разошлись – каждый в свою сторону: один растворился в искрящейся мгле, другой вознесся к ослепительно полыхающему горнилу небес.

Территория

Тот день в конце июля ярким отпечатком врезался в мою память. Стояла ясная, солнечная погода. Всю первую половину лета шли проливные дожди, пока, наконец, циклон не ушел из наших краев на запад. С утра до вечера на безоблачном небе сияло ослепительное солнце, своими палящими лучами высушивая влажную землю. Не прошло и недели, а город уже пыхтел зноем, задыхаясь в асфальтовых испарениях.

Я расположился в полутьме бара, потягивал холодное пиво и размышлял о суете человеческой жизни, когда судьба в лице белокурого чужака вмешалась в ход моих мыслей и выбила из привычной колеи. Человек остановился у входа, привыкая к резкой смене освещения. Осмотрелся и направился прямиком к моему столику. Я успел рассмотреть его – широкоплечий верзила с волевыми чертами обветренного лица. Несмотря на духоту, он был в легкой куртке, не иначе как из-за припрятанного «ствола».

Незнакомец подсел ко мне и небрежно поинтересовался:

– Ты Роман Тайга?

Я молча кивнул в ответ.

– Я слышал, среди проводников ты – самый лучший, – заявил он.

Я лишь пожал плечами.

– Мы хотим прогуляться по Территории, – продолжал он сверлить меня жестким взглядом.

– Какие условия? – наконец, разлепил я губы.

Он кивнул:

– Ты знаешь Территорию и проведешь нас, куда скажем. Получишь приличные «бабки».

– Сколько?

– Десять «тонн». «Зеленью», – подчеркнул он.

Я едва не поперхнулся. Десять тысяч долларов только за то, что проведу их по Территории? Да кто он такой – псих, мошенник, или…

– Хорошие деньги, – сдержанно отметил я, откупоривая третью бутылку пива.

– Это ОЧЕНЬ хорошие деньги, – насмешливо поправил он меня и откинулся на спинку так, что стул под ним жалобно заскрипел.

Я кивнул:

– Согласен. Я должен знать сроки, конечный пункт маршрута, количество людей, снаряжение…

– Завтра обо всем и узнаешь. И поменьше болтай.

– Мог бы и не напоминать. Где мы встретимся?

– Я сам тебя найду, – он хлопнул себя по коленям и легко поднялся, – тогда все.

– Нет, не все, – негромко бросил я ему вслед.

– Что еще? – он резко обернулся и подозрительно уставился.

– Ты не назвал свое имя.

– Зови меня Козырем, – усмехнулся он и направился к выходу.

Прикрыв глаза, я попытался разобраться в своих мыслях. Впечатление от разговора осталось каким-то смазанным, неопределенным. Козырь и его дружки – сколько их, кто они такие, что им нужно там, в тайге, в самой глухой ее части, которую мы зовем Территорией? Может быть, они ищут клад, сокровища? В том, что они вышли на меня, не было ничего необычного. Все легальные турфирмы и экспедиционные агентства нашего города были завязаны с частными проводниками. Без ложной скромности скажу, что самым удачливым среди них слыл я. Ко мне обращались и охотники-браконьеры, и связанные с криминалом старатели, намывающие золотишко, и «черные» археологи, выискивающие клады, оружие и боеприпасы времен гражданской войны. Заказов пока хватало, и я не голодал.

И вот, на тебе, десять «кусков» зеленых – где же здесь подвох? А что они могут: сдержат слово и заплатят всю сумму, либо кинут, а могут и просто прихлопнуть, и ищи потом в тайге останки легкомысленного пройдохи. Кабы знать наперед… До сих пор проносило, так ведь и люди были ДРУГИМИ и рекомендации надежными.

Ладно, посмотрим, как будут развиваться события дальше.

* * *

А события развивались с потрясающей быстротой. На следующий день, когда я рано утром вышел из дома, возле меня притормозила «Тойота», со стороны водителя вниз опустилось затемненное стекло:

– Залезай в тачку, прокатимся.

Устроившись на заднем сиденье, я очутился в компании Козыря и еще одного бугая, коротко остриженного, с тонкой полоской черных усов. На его бычьей шее красовалась золотая цепочка, а защитного цвета куртка, казалось, вот-вот разойдется по швам, туго обтягивая могучий торс.

– Знакомься, это Виктор, – бросил сидящий за рулем Козырь.

Хватка у его спутника оказалась медвежьей.

– Привет, – хмыкнул Виктор, – силен, ничего не скажешь. Наслышан о тебе, Тайга.

– А ты не верь этим сплетням, – усмехнулся я, не ослабляя рукопожатия.

Козырь повернулся ко мне:

– Ты удивишься, если я тебе скажу, что Виктор имеет диплом историка.

– Философа, – поправил его товарищ и толкнул меня в плечо, – удивлен?

Вскоре мы очутились за городом, машина свернула в дачный поселок, где жили удачливые бизнесмены средней руки. В одном из особняков расположилась «поисковая» группа Козыря, состоявшая кроме него и Виктора еще из двух богатырей. У третьего участника нашей экспедиции, его звали Максом, волосы были собраны в пучок на затылке. Четвертый, самый нелюдимый из всех, имел мужественный орлиный профиль и кличку Индеец. Этому великану не хватало только убранства из перьев и томагавка за поясом.

На рядовых «быков» они не были похожи, на подобные типажи глаз у меня наметан. Впрочем, не думаю, что в силе я кому-то из них уступал.

Узнав маршрут и координаты предполагаемого места, я счел нужным сделать некоторые замечания и внести свои коррективы. Возражений по этому поводу не нашлось, и Козырь пообещал подготовить все необходимое для похода. Я набрался наглости и затребовал у них аванс – половину суммы.

– Получишь задаток за день до отъезда, – заявил, как отрезал, предводитель, – три «штуки». Остальное – по возвращении.

Мне это не понравилось, но я промолчал. Одно меня успокоило – зачем отдавать три тысячи баксов, если они задумали избавиться от меня впоследствии? Слабое утешение, но уж лучше такое, чем совсем ничего. У меня имелись кое-какие завязки с местной братвой и я решил обратиться к ним, «пробить» моих новых клиентов – может, всплывет что-то важное.

Однако ничего нового я не узнал: прибыли неизвестно откуда с неделю назад, по виду крутые, «башли» водятся, местных брателл вежливо, но твердо отшили. Из чего следовало: люди серьезные и независимые, а еще – опасные.

* * *

На следующий день Козырь вновь отвез меня в поселок, чтобы продемонстрировать закупленный провиант и походное снаряжение. Все мои указания были исполнены в точности.

– Как будто все, – я еще раз оглядел вещи.

– Отправляемся завтра. Жди меня возле дома в пять утра. Вот твой задаток, – Козырь протянул мне тугую долларовую пачку.

В город меня отвез молчаливый Индеец, который за всю дорогу не произнес ни слова. И даже в ответ на мое дружелюбное прощание он ограничился кивком головы.

Еще только начало светать, когда я спустился вниз, где меня ждала знакомая «Тойота». Через минуту мы неслись по пустынной автостраде. На даче полным ходом шли приготовления к отъезду. Все необходимое, включая несколько приборов непонятного мне назначения, было загружено в вездеход, куда погрузилась и вся наша команда. Я занял место рядом с водителем. Взревел мощный двигатель, и мы отправились в путь.

К полудню мы добрались до исходной точки, откуда дальше можно было следовать только пешком. После того, как весь багаж был выгружен и распределен меж нами, последним из недр вездехода мои спутники вытащили внушительный сверток. Под брезентом оказалось оружие – четыре автомата новейшей конструкции, какими пользуется спецназ, и ручной пулемет. Та-а-ак… дело принимает крутой оборот!

– На кого охотиться будем? – с сарказмом обратился я к Козырю.

– На мамонтов, – буркнул он и неожиданно протянул один из «стволов», – пользоваться умеешь?

– Разберусь, – я осмотрел оружие и проверил магазин – он был полный. Нравилось мне это все меньше и меньше.

Тем временем, экипировка нашей команды была закончена, и мы, не мешкая, двинулись в путь, углубляясь в дебри почти непроходимого леса. К концу дня мы совершенно выбились из сил, а ведь были еще только в начале пути. Впрочем, я предложил своим спутникам продолжить путешествие и ночью, но Козырь нетерпеливо махнул рукой, решив устроить привал. Поужинав, мы разместились в двух палатках. Соседом мне достался Виктор.

Едва рассвело, а мы уже были на ногах и после завтрака без промедления отправились дальше.

* * *

Путешествие в заданный квадрат заняло почти трое суток. На исходе третьего дня, когда все подкрепились и разбрелись по палаткам, Козырь, согласно уговору, сообщил точные координаты конечного пункта, показав на более подробной карте цель нашего предприятия. Узнав об этом, я окончательно поник духом, оставив, впрочем, свои сомнения при себе. Все же Козырь что-то почувствовал, подозрительно покосился:

– Тебя что-то смущает?

– Пока нет, – глядя ему прямо в глаза, твердо ответил я, – будем двигаться дальше.

Во время дальнейшего пути никто из нас не обмолвился о чем-либо подобном, пока мы не приблизились к интересовавшему нас району. Здесь и произошел неприятный инцидент, резко обостривший наши с Козырем и без того далеко не радужные отношения.

После очередной ночевки, утром во время сборов я заявил предводителю, что отказываюсь идти дальше.

– Ты прикалываешься? – нарочито спокойно поинтересовался он.

– Никаких приколов. Там вы сориентируетесь и без меня, а я дождусь вас здесь.

Вокруг нас собрались остальные участники экспедиции, прислушиваясь к разговору, принимающему угрожающий оборот.

– Может, объяснишься? – вкрадчиво обратился ко мне Козырь. За его словами я почуял приближающуюся бурю, но лишь пожал плечами:

– В детстве я жил у одного шамана, обучался кое-каким хитростям его ремесла, и мне известно многое из того, что неведомо вам. Место, куда вы так стремитесь попасть, издавна пользуется дурной славой. Оно так и называется – Отрог дьявола. Предание гласит, что все, кто отправлялся туда, обратно не возвращались. При мне несколько человек бесследно сгинули в тех краях. Мой учитель утверждал, что это место – обиталище злых сил.

– Чего ты гонишь! – презрительно сплюнув, процедил Козырь. – Веришь этим бредням?! Не морочь нам голову.

– Это не бредни, – тихо возразил я, – в этих местах не водятся звери и птицы. Я сам слышал, как очевидцы рассказывали о встреченных вблизи этой проклятой зоны невиданных существах, не похожих ни на одно животное.

– Чушь собачья! – Козырь приблизился ко мне вплотную. – Или выполняй уговор, или зароем тебя здесь, и никакие демоны не спасут!

Какое-то время я смотрел в его поблескивающие холодной яростью глаза, затем отвернулся и отошел в сторону, присев на корточках. Спустя мгновение раздался его грозный оклик:

– Ну, что надумал?

– Я хочу знать, ради чего рискую. Что вы ищете там?

Козырь уже закипал бешенством и готов был взорваться, но тут вмешался Виктор.

– Слушай, старшой, лучше выложить все начистоту.

Помолчав, Козырь скривился в недовольной гримасе:

– Валяй…

– Ты слышал о Золотой Бабе? – обернулся ко мне Виктор.

– Конечно, – от удивления я даже привстал.

– Это статуя восточной богини, – продолжал тот, – она принадлежала римлянам и была вывезена сибирскими племенами как трофей во время разграбления Рима варварами. С тех пор о ней ничего неизвестно. Считается, что она изготовлена из чистого золота и вся облеплена алмазами.

Я утвердительно кивнул:

– Легенда гласит, что вожди и шаманы народов Сибири поклонялись ей и подносили богатые дары – драгоценные камни.

– Верно, – облегченно выдохнул тот, – соображаешь, сколько она стоит?

– Да, уж не сто тысяч долларов, – с издевкой заметил я.

– Ты хочешь сказать, что тебя обделили? – прорычал начинающий снова терять терпение Козырь.

Проигнорировав его гневную реплику, я обратился к Виктору:

– А приборы эти, значит, металлоискатели?

– Да, только более мощные.

– И вам известно, где запрятано сокровище?..

Одним словом, я согласился продолжить путь с этими головорезами, а куда мне было деваться? Глядишь, может, и пронесет. Но сообщение о Золотой Бабе, этой легендарной реликвии, чрезвычайно заинтриговало меня. Почему они так уверены в исходе экспедиции, откуда у них якобы точные сведения о местонахождении сокровища?

После этого еще двое суток мы беспрепятственно продвигались по территории опасной зоны, а на третьи произошло то, чего я так опасался. И это ознаменовало собой начало множества неприятностей и напастей, которые обрушило на наши безмозглые головы всесильное Нечто.

* * *

Накануне я заснул с трудом, всю ночь меня мучили кошмары – один другого хлеще. Последний из них запомнился с особой отчетливостью еще и потому, что каким-то непостижимым образом перешел в явь. Мне снилось, будто мы впятером угодили в гигантскую ловушку, откуда невозможно выбраться, не зная заветного заклятья. Словно кто-то злобный и могущественный накрыл нас огромным прозрачным колпаком. Повсюду, куда бы ни двигались, мы натыкались на невидимую преграду. На ощупь это была гладкая стеклянная стена, кольцом замыкающая то пространство, в котором мы находились. Зрительно она совершенно не воспринималась, и разрушить ее тоже было невозможно. Мои спутники страшно ругались, кляня на все лады того, кто заманил нас в эту западню; особенно старался Козырь, по природе вспыльчивый и агрессивный. Я же сидел на корточках, обхватив руками голову, пытаясь сосредоточиться и вспомнить магическую формулу, с помощью которой можно было вырваться из плена, совсем как Али-Баба и его «Сезам, отвори». Но мне это никак удавалось.

Неожиданно по ту сторону прозрачной стены появился мой учитель, старый шаман Оразназар. Это было удивительно, ведь уже минуло почти полтора десятка лет с тех пор, как он ушел из жизни. Но во сне многое возможно – мир мертвых и мир живых здесь на время соприкасаются, а грань меж разными реальностями стирается.

Оразназар принялся колдовать над преградой, но его усилия оказались столь же бесплодными, как и наши. И тут не выдержал Виктор. Обезумев от страха, он принялся палить по невидимой стене, исступленно выкрикивая проклятья.

И тотчас я проснулся, обнаружив себя стоящим на четвереньках в полном одиночестве. В следующее мгновение я вскочил на ноги, схватил оружие и выбежал наружу, все еще толком не понимая, что дикие крики и стрекот автоматной очереди раздаются наяву, поблизости от места нашего ночлега.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Популярные книги за неделю

Рекомендации