151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 6

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 18 марта 2016, 03:40


Автор книги: Ф. Гумерова


Жанр: Физика, Наука и Образование


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

ГАБИТОВ
Фаризан Ракибович
профессор кафедры теоретических основ теплотехники КНИТУ

Мое знакомство с семьей Тарзимановых состоялось в 1969 году. Тогда, будучи студентом второго курса КХТИ, я посещал лекции Джавада Афтаховича Тарзиманова, доцента, кандидата технических наук. Лекции по курсу «Технология металлов» читались многочисленному потоку механиков в актовом зале корпуса Д. Как правило, его лекции мало кто из студентов пропускал. Интерес к лекции подогревался не столько самим предметом, сколько стилем проведения лекции. На втором и третьем курсах я с однокурсником Юрием Федоровым занимался у Д.А. Тарзиманова научными исследованиями по линии СНТО (студенческого научно-технического общества). В научную группу Д.А. Тарзиманова входили доцент, кандидат технических наук Фарид Файзрахманович Субханкулов и ассистент Роза Ахмерова. Исследования были направлены на разработку технологии заливки стальных колец в чугунные заслонки вентилей, которые выпускал один из заводов Казани. Изучалось влияние структуры чугуна в месте контакта со стальным кольцом на прочность соединения. Наша с Федоровым работа заключалась в выпиливании из заслонки образцов, их шлифовании, полировке, фотографировании под микроскопом на фотопластинки. В дальнейшем изображения места соединения чугуна и стали изучались вместе с руководителями.

Лекции Амина Афтаховича Тарзиманова слушал я, уже будучи студентом четвертого курса, когда проходил предмет «Компрессорные станции». Лекции читались в аудитории А-405. Амин Афтахович тогда был кандидатом технических наук, доцентом кафедры «Компрессорные машины». Стиль чтения лекций был схож со стилем лекций брата – Джавада Афтаховича. А.А. Тарзиманов пришел на преподавательскую работу, имея уже богатый производственный опыт, поэтому его лекции были насыщены примерами из производственного опыта. На том же курсе я записался к А.А. Тарзиманову для работы по линии СНТО. Первым его заданием мне было найти в библиотеке КГУ патент на безшатунный двигатель внутреннего сгорания и разработать на его основе без-шатунный компрессор. В дальнейшем этот проект я защитил в качестве курсового по курсу «Поршневые машины».

Амин Афтахович умел увлечь своими идеями работавших с ним коллег. У него было много идей и творческих замыслов, что определило широту решаемых им научных проблем и многочисленный отряд учеников. Слово «отряд», я думаю, здесь уместно, так как и на фронте в Великую Отечественную войну он командовал взводом фронтовой артиллерийской разведки. И в отряд учеников он подбирал людей, в которых был уверен и с которыми не побоялся бы пойти в разведку.

Дипломную работу под руководством Амина Афтаховича выполнял на тему «Исследование теплопроводности углекислого газа при высоких температурах и давлениях». По прошествии многих лет (с 1995 г.) я проводил исследования по разработке основ технологий сверхкритической флюидной экстракции на основе СО2. Но тогда, в 1973–1974 гг., я впервые столкнулся с «коварством» этого вещества (СО2). Для лучшей полимеризации эпоксидной смолы в собранном электровводе (ввод измерительных проводов в зону высокого давления для установки измерения теплопроводности методом коаксиальных цилиндров) процесс полимеризации проводился под давлением воздуха. Но по стечению ряда обстоятельств в баллоне вместо воздуха оказался углекислый газ. И вместо того чтобы получить плотноупакованный полимер, получили своего рода пенопласт. Оказывается, СО2 имеет высокую проникающую способность в эпоксидную смолу, а также не дает ей полимеризоваться. После снятия давления эпоксидная смола вспенивалась.

Чтобы рассказать о вкладе А.А. Тарзиманова в науку, то надо, пожалуй, вернуться на полвека назад, в то время, когда Амин Афтахович работал начальником конструкторского бюро Казанского компрессорного завода. Тогда начинался его путь в науку. Предприятию дали задание разработать гидравлические подъемники ракетоносителя для запуска первого искусственного спутника Земли. Механизмы подъемника должны были функционировать в температурном режиме от −50 до +50 °C. В те годы в мировой практике такого еще не было. Молодой ученый вместе с коллективом КБ создал такие подъемники. Но этого мало – необходимо было провести испытания механизмов. Если с горячим воздухом все было просто, то с холодом возникли, казалось бы, неразрешимые проблемы. Даже сейчас холодильные агрегаты не опускают температуру ниже −40 °C, а тогда вообще −20 °C было пределом. Что делать? И тогда Амин Афтахович предложил получать низкие температуры при испарении сухого льда (углекислого газа). Испытания подъемников прошли успешно.

В 1957 году А.А. Тарзиманов уехал в Москву, где поступил в аспирантуру Всесоюзного теплотехнического института. Его научным руководителем стал доктор технических наук, профессор Московского авиационного института Натан Борисович Варгафтик. Как позже вспоминал Амин Афтахович, этот известный ученый-теплофизик своих учеников приучал работать самостоятельно. Он исходил из принципа, что на ошибках учатся. Впоследствии и А.А. Тарзиманов при воспитании уже своих учеников придерживался этого же принципа.

На сегодняшний день в нашем вузе, можно сказать, функционируют две ветви теплофизической школы. Одна – своя, казанская, идущая от Г.К. Дьяконова к А.Г. Усманову и Ф.М. Гумерову. Другая – «московская», берущая начало от академика М.В. Кирпичева, Н.Б. Варгафтика и А.А. Тарзиманова. Но граница между этими ветвями единого древа чисто условная – ученые делятся идеями, помогают друг другу, не обращая никакого внимания на то, кто чей ученик. Например, аспирант А.Г. Усманова, ныне доктор технических наук, профессор Г.Х. Мухаметзянов, при работе над кандидатской диссертацией воспользовался методикой измерения свойств, разработанной А.А. Тарзимановым. Думаю, не раскрою тайны, если скажу, что организация X Всероссийской конференции ученых-теплофизиков в Казани в немалой степени заслуга Амина Афтаховича. Известный московский профессор, секретарь Российского комитета по теплофизическим свойствам веществ Л.Р. Фокин обратился с предложением к А.А. Тарзиманову о проведении форума ученых теплофизиков в нашем городе. Амин Афтахович, воспользовавшись своими широчайшими связями в научном мире, стал инициатором проведения этой конференции. На научный форум в Казань собрались ученые-теплофизики не только из России и бывшего СССР, но и из-за рубежа. В числе гостей был и профессор из Франции В. Ле Нейдре – давний друг профессора Тарзиманова. С этим ученым Амин Афтахович вёл активную научную переписку, проводил совместные научные исследования. На стажировку во Францию регулярно ездят ученики Амина Афтаховича и Айтугана Гарифовича Усманова.


Справа налево: А.А. Тарзиманов, Н.Б. Варгафтик (научный руководитель Амина Афтаховича), Ф.Р. Габитов


ГАЗИЗОВ
Рустем Аудитович
главный специалист научно-инновационного отдела Академии наук Республики Татарстан, доцент

Впервые с Тарзимановым Амином Афтаховичем я познакомился весной 2001 г. во время прохождения преддипломной практики в проблемной научно-исследовательской лаборатории теплофизики кафедры ТОТ. Тогда он готовил к защите кандидатской диссертации одного из последних своих аспирантов Зайнуллина Ильдара Маратовича. И даже для меня, еще тогда студента, было ясно, что в этой совместной работе Амин Афтахович был не только строгим и требовательным руководителем, но и по-отечески переживающим Учителем.

Несмотря на то что Амин Афтахович не был моим научным руководителем, он всегда интересовался моей научной работой. И этот интерес не был ограничен дежурным «как дела?». Каждый его визит или звонок в лабораторию начинался с традиционного «что нового?». Ответ подразумевал небольшой устный отчет о проделанной работе с момента предыдущего подобного разговора. Амин Афтахович, будучи очень любознательным человеком, постоянно задавал уточняющие дополнительные вопросы, на часть которых у меня порой просто не было ответов. Именно эти вопросы были своего рода стимулами для дальнейшей научной работы. Однако вопросы касались не только научных исследований. Разговор как-то ненавязчиво переходил и к темам личной жизни. Благодаря большому жизненному опыту Амин Афтахович всегда был интереснейшим собеседником и советником. И, несмотря на 55-летнюю разницу в возрасте, он всегда общался со мной как с равным. Именно поэтому в общении с ним никогда не чувствовалось напряженности, а собеседнику было комфортно и непринужденно.


Р.А. Газизов


В последние годы жизни Амин Афтахович очень редко стал появляться в лаборатории. Это, видимо, было связано с ухудшением здоровья. Но он никогда не показывал своего плохого самочувствия, всегда старался держаться бодрым и с оптимизмом говорил о предстоящих делах.

С уходом из жизни Амина Афтаховича большую утрату ощутили не только его родные, но и те, кого он считал своими коллегами. А это большая честь – быть коллегой Амина Афтаховича, нашего Учителя.

ЗАЙНУЛЛИН
Марат Мубаракович
доцент

По окончании мною института в 1967 году Амин Афтахович предложил мне остаться для работы на кафедре. После недолгих размышлений я согласился. Он подключил меня в помощь к аспиранту В.С. Лозовому, которой занимался экспериментальным исследованием газов, с целью изучения методов измерения теплопроводности.

Передо мной была поставлена задача по исследованию теплопроводности веществ в критической области. Эта задача актуальна до настоящего времени. Однако через некоторое время вышло правительственное постановление о необходимости исследования теплопроводности водяного пара высоких параметров с целью создания международных скелетных таблиц теплопроводности водяного пара. В соответствии с этим постановлением нашему институту было предписано проведение данной работы с созданием соответствующей лаборатории.

Такая лаборатория была создана в 1969 году на базе бывшего книгохранилища в подвале здания Б КХТИ. Большую работу по оснащению лаборатории необходимыми материалами, оборудованием и современными для того времени приборами выполнил начальник лаборатории Р.С. Сальманов.

После анализа существующих методов измерения теплопроводности был выбран метод коаксиальных цилиндров. При этом особенностью нашей измерительной ячейки являлось то, что исследуемое вещество находилось лишь в зазоре между горячим и холодным цилиндрами благодаря тонкостенным перемычкам по торцам цилиндров. Снаружи ячейки создавалось разрушающее давление инертным газом. К тому времени такой опыт имелся во ВТИ, где А.М. Сирота с сотрудниками исследовали теплопроводность водяного пара в критической области методом плоского слоя.

На разработку, изготовление экспериментальной установки ушло более трех лет. К концу 1973 года работа по исследованию теплопроводности водяного пара высоких параметров была завершена. Было проведено экспериментальное исследование теплопроводности паров обычной и тяжелой воды при давлениях до 1000 бар и температурах до 550 °C. Поставленная перед нами задача была выполнена. Результаты работы получили высокую оценку на Международной конференции по свойствам водяного пара в Париже (1974 г.).


М.М. Зайнуллин, А.А. Тарзиманов


Каждая работа, проводимая под руководством Амина Афтаховича, сопровождалась, как правило, созданием уникальной и достаточно сложной установки.

МАРЯШЕВ
Алексей Васильевич
доцент кафедры энергообеспечения предприятий Поволжского государственного технологического университета

Мне 67-й год. Этот возраст, когда перспективы абсолютно ясны и реальны и есть время для того, чтобы оглянуться назад. Оглянувшись, видишь огромную туманную россыпь звезд. Звезды – это люди, которых Господь послал на твою дорогу жизни. Особенно ярко светят те люди, которые не учили жить тебя, не завидовали тебе, а просто жили рядом с тобой, огорчались твоим неудачам, радовались твоим успехам и своим светом озаряли твой жизненный путь. Важно осознавать, что прошлое – это то, что уже состоялось, произошло, это то, что уже было.

И вот в моем прошлом – встреча с Амином Афтаховичем Тарзимановым, которая предопределила всю мою дальнейшую жизнь. Эта встреча состоялась, когда я был студентом второго курса КХТИ. Выпускающая кафедра компрессорных и холодильных машин и установок находилась в то время в помещении бывшей церкви, что на улице К. Маркса. Амин Афтахович читал нам лекции по дисциплине «Поршневые компрессоры», лабораторные и практические занятия вела Роза Юльевна Шевченко. Будучи производственниками Казанского компрессорного завода, они сразу сумели заинтересовать студентов настолько, что к концу семестра мы с В. Борисовым (студенты гр. 245) уже начали ходить на компрессорный завод и занялись модернизацией кислородного компрессора. Так как кислородным компрессорам смазка категорически противопоказана, то мы выполняли чертежи мелких деталей, закладывали для изготовления этих деталей графитсодержащие материалы, фторопласты, по нашим чертежам детали изготовлялись на заводе, конечно после соответствующей корректировки чертежей Амином Афтаховичем и Розой Юльевной, и испытывались на кислородных компрессорах.

Амин Афтахович познакомил меня со своими работами по измерению теплофизических свойств газов и жидкостей, которые он проводил совместно со своими аспирантами В.А. Арслановым, Р.С. Сальмановым и М.М. Зайнуллиным.

Очень правильным, на мой взгляд, у Амина Афтаховича был прием к нему в аспирантуру. Обязательное требование – работа на производстве в течение 1–3 лет после окончания института. После окончания КХТИ, в 1969 году, я попросился к Амину Афтаховичу в аспирантуру. Этот год был годом основания в корпусе «Б» КХТИ проблемной теплофизической лаборатории. День рождения лаборатории 19 ноября приурочили ко Дню ракетных войск и артиллерии, что напрямую было связано с Амином Афтаховичем, который в последние годы войны служил в артиллерийских войсках.

До 1969 года все аспирантские работы проводились в разных корпусах, в основном на кафедре ТОТ КХТИ в корпусе «А». Моя дипломная работа была посвящена измерению коэффициента теплопроводности двуокиси углерода, азота в широком интервале температур и давлений. Измерение коэффициента теплопроводности СО2 мы проводили с В.С. Лозовым на кафедре ТОТ КХТИ, многие значения были получены впервые, раньше, чем Алтуниным В.В. на кафедре ТОТ МЭИ.


А.В. Маряшев, А.А. Тарзиманов


На мой вопрос об аспирантуре Амин Афтахович ответил, что хотел бы год-два отдохнуть после защиты докторской диссертации, а меня может порекомендовать любому доценту или профессору на кафедре ТОТ КХТИ. Но я от этого предложения отказался и решил ждать, когда Амин Афтахович будет набирать аспирантов. В аспирантуру к А.А. Тарзиманову я поступил после работы на Смоленском заводе бытовых холодильников и в ПО «Марихолодмаш» (г. Йошкал-Ола).

В течение всего времени, пока я учился у Амина Афтаховича, а потом и работал под его руководством, не переставал удивляться его поистине нечеловеческой работоспособности. Недостаток знаний, полученных в институте, он компенсировал огромнейшей самостоятельной работой. Так, освоение новых наноматериалов требовало университетских знаний физики твердого тела, которых в КХТИ не давали. Амин Афтахович изучал эту тему самостоятельно. Как-то я, взяв книги из фундаментальной библиотеки КХТИ по новым наноматериалам и нанотехнологиям, открыл их и увидел – все они были испещрены карандашными пометками Амина Афтаховича. Будучи уже известным ученым, он не боялся учиться новому сам и требовал этого от своих учеников.

МАШИРОВ
Виктор Евгеньевич
доцент

Основная сфера научной деятельности А.А. Тарзиманова – исследование теплофизических свойств веществ. И начал он с исследования воды и водяного пара в широком интервале температур и давлений.

Так получилось, что официально я стал его первым учеником. При исследованиях теплофизических свойств органических веществ (нормальных углеводородов, спиртов, кислот) был открыт интересный эффект – скачок теплопроводности в 3–4 раза больше, чем ожидали… Любые неожиданные отклонения в процессе исследований многократно проверялись, для того чтобы выяснить, то ли была допущена ошибка при экспериментальных измерениях, то ли открыто что-то новое, неизвестное. Сначала все исследования проводились при обычном атмосферном давлении. Потом его увеличили до 2 тысяч атмосфер. Изменялись область исследований, методика и точность измерений.

Работая со своими учениками, А.А. Тарзиманов добился того, что необходимое количество веществ, используемых в экспериментах, сократилось с десятков-сотен граммов до долей грамма благодаря совершенствованию уже имеющихся и созданию новых методик, приборов для измерений.

К тому же если вначале исследовались отдельные теплофизические свойства веществ, то в последние годы определялся комплекс этих свойств.


В.Е. Маширов


Думаю, читателям-студентам будет небезынтересен следующий факт. А.А. Тарзиманов стал пионером внедрения компьютеров в научный эксперимент. Одновременно с одним столичным ученым независимо друг от друга они разработали методику применения ЭВМ в технике комплексного исследования теплофизических свойств. В 1982 году за огромные деньги институт приобрел для проблемной лаборатории профессора А.А. Тарзиманова современный компьютер.

Амин Афтахович всегда очень внимательно следил за результатами исследований по теплофизике в мире. Он переписывался со многими учеными из Англии, США, Франции. Иногда деловые отношения перерастали в дружеские. А.А. Тарзиманов – участник многих международных конференций по исследованию теплофизических свойств веществ. Профессор А.А. Тарзиманов – тонкий экспериментатор, который всегда стремился обобщить результаты своих исследований. Совместно с соавторами им выпущено пять монографий.

Пожалуй, самым большим вкладом Амина Афтаховича в науку является выпуск справочных таблиц по теплофизическим свойствам веществ. Это фундаментальный труд, которым, как мне думается, ученые-проектировщики будут пользоваться многие десятилетия.

САЛЬМАНОВ
Роберт Салихович
доцент кафедры физики КНИТУ

1969 год. Работаю в Казанском филиале ВНИИКАнефтегаз инженером в отделе автоматизации. Огромное желание продолжить учебу. Поступило два предложения: из Казанского авиационного института от Чабдарова Шамиля Мидхатовича (направление – проектирование антенных систем) и из КХТИ от Тарзиманова Амина Афтаховича (по определению теплофизических свойств). Отдаю предпочтение несекретной тематике. Но Амин Афтахович после беседы предупредил, что все надо создавать с нуля. Так в августе 1969 года я стал сотрудником КХТИ.

До выделения под лабораторию отдельных площадей установки находились на кафедре теплотехники, где и проводил свои эксперименты аспирант Лозовой Виктор Сергеевич, в помощь которому Амин Афтахович определил молодого выпускника Зайнуллина Марата Мубараковича. Когда под лабораторию выделили полуподвальное неблагоустроенное помещение (бывшее книгохранилище), началась работа по освоению помещения (полы, свет, принудительная канализация и т.д.). Одновременно после обсуждения с Амином Афтаховичем оформляли заявки на высокоточное оборудование. В сентябре 1969 г. были выделены штатные единицы. На примете у Амина Афтаховича были два выпускника, которые работали в Балашихе. В Министерство машиностроения ушла заявка с просьбой перевести инженеров Р. Ахтямова и Р. Шагиахметова из Балашихи в Казань, так появились первые штатные сотрудники. Закипела работа по обустройству лаборатории.

Большую помощь в оборудовании лаборатории оказывал Арсланов Венер Абдуллович: помогал доставать материалы, выделял рабочих и т.д. Наконец к началу 1970 года помещение было готово. С кафедры теплотехники перевезли установку В.С. Лозового, и появились первые экспериментальные данные.

По договору с заводом «Оргсинтез» В.С. Лозовой измерял теплопроводность этилена при высоких давлениях (до 2000 бар), используя метод нагретой нити. Состоялась первая «подпольная» защита В.С. Лозового.

Амин Афтахович постоянно был в творческом поиске: он все время искал и осваивал новые методы измерения теплофизических параметров. Наступила очередь коаксиальных цилиндров. Возникла необходимость в токарных работах. С медико-инструментального завода был перебазирован малогабаритный токарный станок, который устанавливался на подводных лодках. Одна задача тянула за собой другую. Для термостатирования коаксиальных цилиндров необходима селитра, т.е. термостат надо было поместить в камеру. Амин Афтахович поставил задачу смонтировать камеру. Венер Абдуллович проводил эксперимент с медными посеребренными цилиндрами. Исследовал теплопроводность двуокиси углерода, этилена и аргона до 2000 бар и в 1973 году защитил вторую «подпольную» кандидатскую диссертацию.

Продолжались работы и исследования теплопроводности водяного пара, ради чего и была организована лаборатория. Благодаря тесным связям Амина Афтаховича с научными центрами страны, мы обладали информацией о новейших научных разработках и могли соотносить их с разработками наших лабораторий. Амин Афтахович проанализировал существующие методы измерения теплопроводности и свой выбор остановил на методе коаксиальных цилиндров. Метод сложный, требующий решения технических и методологических проблем. Работа была поручена Зайнуллину Марату Мубарановичу. Он разработал уникальную измерительную ячейку с тонкостенными перемычками по торцам цилиндра. На разработку и изготовление ушло более трех лет. В 1974 году М.М. Зайнуллин стал практиком-«подпольщиком», успешно защитившим кандидатскую диссертацию. Параллельно с обеспечением жизнедеятельности лаборатории Амин Афтахович поручил мне заняться своим любимым детищем – методом нагретой нити. В одном из опытов получили большой разброс данных. И тут проявилась характерная черта Амина Афтаховича – докапываться до самой сути научного эксперимента. Оказалось, что наряду с теплопроводностью появилась конвекция. И тут же у Амина Афтаховича возникла идея – спроектировать измерительный узел не с одной нитью, а сразу с тремя нагретыми нитями с различными зазорами, что позволило исследовать конвективный теплоперенос в узких зазорах, а также измерить истинную теплопроводность, исключив лучистый теплообмен.

За все время работы с Амином Афтаховичем я не припомню ни одного случая, чтобы он на кого-то повышал голос. Если же сердился, то, взмахнув рукой, произносил: «Эх вы бездельники!» Услышав эти слова, все старались быстрее справиться с поставленными задачами.

Как правило, атрибут любого начальника – это стол, за которым обсуждают полученные данные и распекают нерадивых. Так вот у Амина Афтаховича такого стола не было. Он подходил к установке, садился рядом и здесь же, на листе, обсуждал результаты экспериментов или просматривал материалы для статей. Благодаря обширным научным связям Амина


А.А. Тарзиманов, Р.С. Сальманов


Афтаховича, мы участвовали в различных теплофизических конференциях и научных школах. В лабораторию очень часто приезжали ученые из всех теплофизических центров Советского Союза (Баку, Минска и т.д.).

Традиция лаборатории в День артиллерии – 19 ноября – отмечать день создания лаборатории. В этот день собираются выпускники-«подпольщики». На этих посиделках Амин Афтахович рассказывал о военных годах, учебе в КХТИ, работе на заводе, о встречах на различных конференциях с известными советскими и зарубежными теплофизиками.

После защиты кандидатской диссертации меня перевели преподавателем на кафедру деталей машин, а затем на кафедру физики. Последние годы Амин Афтахович часто беседовал о нанотехнологиях и очень сокрушался, что не изучал физику твердого тела. Беседы плавно перетекали на бытовые темы. В 2006 году нам организовали экскурсионную поездку в Волгоград (идея Амина Афтаховича). Мы оказались в одной каюте. Проверка на коммуникабельность прошла успешно. И в 2007 году Амин Афтахович предложил мне съездить с ним в санаторий «Ульрика» в Карловы Вары. Страсть Амина Афтаховича к познанию нового сказалась и здесь. Мы осмотрели весь город. Посетили различные замки (Хиш, Локет и т.д.) Лечение в Карловых Варах благополучно сказалось на здоровье Амина Афтаховича, и на следующий год мы уже во второй раз побывали там. В 2009 году – санаторий «Ундоры». Амина Афтаховича интересовало все: будь то соседи за столом, соседи по автобусу, врачи в санатории, экскурсовод, со всеми он сходился легко, находя общие темы для разговора.

Каждое 9 мая мы поздравляли Амина Афтаховича с Днем Победы. Пришли и 9 мая 2010 года. Посидели, выпили за День Победы. На вопрос: «Как запомнилась война?» – Амин Афтахович рассказал случай, произошедший с ним под Кенигсбергом. Идут два солдата: один раненый, другой сопровождающий (похож на казаха). У обоих лучезарная улыбка, что война для них закончилась и они остались живы. Эта была последняя встреча с учителем, другом и товарищем…

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации