149 000 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Планета Халка"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 16 июня 2018, 11:40


Автор книги: Грег Пак


Жанр: Героическая фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Грег Пак
Планета Халка

HULK: PLANET HULK PROSE NOVEL

Greg Pak

Originally published in English by MARVEL WORLDWIDE, INC.,

a subsidiary of MARVEL ENTERTAINMENT, LLC.,

under the title HULK: PLANET HULK PROSE NOVEL

VP PRODUCTION & SPECIAL PROJECTS: JEFF YOUNGQUIST

ASSISTANT EDITOR: CAITLIN O’CONNELL

MANAGER, LICENSED PUBLISHING: JEFF REINGOLD

SVP PRINT, SALES & MARKETING: DAVID GABRIEL

EDITOR IN CHIEF: C. B. CEBULSKI

CHIEF CREATIVE OFFICER: JOE QUESADA

PRESIDENT: DAN BUCKLEY

EXECUTIVE PRODUCER: ALAN FINE

EDITOR: STUART MOORE

ORIGINAL DESIGN BY Jay Bowen with Salena Johnson

COVER ART BY EDUARD PETROVICH

Interior art by Carlo Pagulayan, Jeffrey Huet, Alex Maleev, Aaron Lopresti, Sandu Florea, Danny Miki, Gary Frank, and Jon Sibal

Sakaar and Crown City maps by Jim Calafiore, Tom Chu, and Dave Sharpe

Additional art by Joe Frontirre

Печатается с разрешения компании Marvel Characters B.V.

© 2018 MARVEL

* * *

Посвящается Биллу Мантло



 
Монстр спас их всех.
А они устрашились и предали его.
Как делали всегда.
Как всегда будут делать.
Это история о Зеленом Шраме,
Оке Ярости,
Крушителе Миров,
Хаарге,
Холку,
Халке
и о том, как он наконец обрел дом.
 

Пролог

Тщедушный человек распахнул глаза и приглушенно всхлипнул.

Он лежал на дне кратера посреди пустыни. Его грудь была обнажена, штаны – разорваны. Он ничего не помнил. Но мышцы его все еще горели, дрожащие, живые.

Он знал, что случилось.

Он крушил.

Кулаки продолжало саднить, сердце бешено колотилось от радости. Это было великолепно. Это было неистово. И это полностью вышло из-под контроля. Картинки крошащегося стекла и камня проносились у него перед глазами. Могучий удар – и захватывающий, головокружительный хаос: двадцать этажей из железа и бетона искривляются, качаются и наконец низвергаются…

Мужчина всхлипнул, задыхаясь.

Он опрокидывал здания. Уничтожил целый квартал. Возможно, даже целый город

О господи.

Неужели он кого-то убил?

Рядом послышался пронзительный рев, и человек подскочил на месте, пытаясь подняться на колени, пока вокруг него потоками кружились пыль и песок. Луч света, отраженный титановым покрытием, ненадолго ослепил его. А затем и сам аппарат, производящий ужасающий шум, спустился с неба и навис над ним.

Шаттл приземлялся; двигатели его рычали, горячим пламенем плавя песок в стекло. Люк распахнулся, и в открывшемся проеме замерцала фигура высокого худого мужчины с непропорционально длинными руками, извивающимися вокруг тела.

Это было в век героев, когда люди, мутанты и боги, наделенные невероятными способностями, жили на Земле вместе. Фантастические, удивительные, невероятные и странные, они объединялись, чтобы спасать мир снова и снова.

Голографическая проекция доктора Рида Ричардса, умнейшего человека планеты, обладающего даром растягивать части своего тела на невероятную длину во всех направлениях, взирала на мужчину с высоты с ласковой улыбкой на лице.

– Как ты, Брюс?

Брюс Бэннер поднял глаза, узнавая старого друга.

– Рид… – Лицо его было искажено страданием. – Что случилось? Что… что я наделал?

Рид глубоко вздохнул, будто пытаясь сохранить спокойствие, и сердце Брюса пропустило удар. Друг был гением, но скрывать свои эмоции никогда не умел.

– Это не твоя вина, Брюс.

– О чем ты, черт возьми, говоришь? Что случилось?

– Один генерал попытался от тебя избавиться. Сбросил на тебя гамма-бомбу в миле от Вегаса. Ты впал в ярость, ворвался в город, начал крушить улицы, бить машины. А затем этот негодяй вновь по тебе ударил.

– Подожди, что?

– Он сбросил бомбу на Вегас. Уничтожил три здания. Погибли тридцать семь человек и две собаки.

Брюс молчал и только раскачивался из стороны в сторону. В его голове было пусто и легко, а кожа покрылась холодным потом. По телу пробежала дрожь: шок накрывал его постепенно, и он чувствовал, что вот-вот потеряет сознание… или случится кое-что похуже.

– Брюс, послушай меня. – В голосе Рида слышалось напряжение. – Это не твоя вина. Это не ты уничтожил те здания. Ты не убийца. Никогда им не был и никогда не будешь.

Брюс развернулся к пустыне и уставился вдаль невидящим взглядом. Тридцать семь человек. Он представил себе их тела, родственников, пришедших на опознание в морг, их лица, искаженные горем, которое заполняло собой все вокруг, лилось, словно кровь из открытой раны. И две собаки? Какой породы? Он закрыл глаза и затряс головой. Глупый, бессмысленный вопрос… Но он все равно представил себе корги и небольшую серую дворняжку с улыбчивой мордой.

Из глаз мужчины потекли слезы. Что если там были дети, младенцы? Он открыл рот, но не смог издать ни звука. Неважно, кто нажал на кнопку и сбросил бомбу. Если бы он не пришел в тот город, не пересек границу штата, да и просто никогда не существовал

– Брюс… – Голос Рида звучал тихо, но настойчиво, как будто издалека. Какой-то шаттл. Кризис. Миссия. Искусственный интеллект. Захват спутника, контролирующего десять тысяч ядерных боеголовок…

– Ты нужен нам, Брюс.

Голограмма Рида сделала шаг в сторону, жестом указав на дверь шаттла.

– Только ты обладаешь техническими знаниями и грубой силой, необходимыми для того, чтобы справиться с этой угрозой.

Брюс моргнул. Слова Рида тысячу раз эхом отозвались в его сознании, но он все равно не мог уловить их смысл. Что предлагал Рид? Зачем пытался распахнуть дверь, наполнить пространство светом, надеждой? Нет. Тридцать семь человек. Две собаки. Брюс с силой зажмурил глаза.

– Брюс, послушай меня. Ты герой. Всегда был им. А теперь полезай в шаттл и спаси мир.

Губы Рида вновь растянула добрая улыбка. Затем его изображение задрожало и исчезло.

Брюс остался один посреди пустыни. Горячие лучи солнца отражались от сверкающей поверхности шаттла, жгли ему спину. Там, позади, в сотне миль за его спиной, был Вегас: разруха, кровь, смерть и вина, которая никогда не исчезнет.

Но холодный воздух из шаттла ударил ему в лицо. Там, внутри, мерцали экраны с фотографиями и различными данными о приближающейся со звезд угрозе. Его мозг уже начал впитывать информацию, анализировать код, искать решение. Дверь в его сознании распахнулась настежь. Свет заполнил пространство.

Спаси мир.

С губ Брюса сорвался тяжелый свистящий вздох. Потом он вымученно улыбнулся и шагнул внутрь.

* * *

Амадей Чо, корейско-американский вундеркинд шестнадцати лет, гнал свою «веспу» по автостраде, укрыв щенка койота полами гигантской армейской куртки. Сердце его бешено колотилось от праведного гнева. Он глядел на небо и кричал, надрываясь, в микрофон гарнитуры:

– Бэннер! Выбирайся оттуда, сейчас же!

Но луч солнца отразился от сверкающего корпуса шаттла, словно подмигнувшего на прощание. Затем взревели двигатели, и шаттл, сверкая огнем, устремился в стратосферу. Амадей резко затормозил, вытащил из кармана маленький планшет и начал что-то стремительно печатать. Он сосредоточенно уставился на код, анализируя его. Потом в его мозгу что-то как будто щелкнуло, и мысли забегали стремительно, словно стартующая в сполохах огня ракета. Амадей ухмыльнулся.

Внутри шаттла Брюс заморгал в замешательстве, услышав раздавшийся из взломанных колонок голос юноши.

– Бэннер! Ты меня слышишь? Быстро тарань корпус и халкай оттуда! Сейчас же! Это ловушка! У тебя осталось тридцать секунд, потом шаттл выйдет в экзосферу и…

Колонки затрещали, и голос Амадея затих.

Перед Брюсом вновь возникла голограмма Рида. За спиной доктора мерцали величественные фигуры трех других героев: Железного Человека, Черного Грома, Доктора Стрэнджа – таких добродетельных, таких справедливых. Но когда Рид заговорил, голос его звучал напряженно, сдавленно.

– Прости, Брюс. Я знаю, здесь нет твоей вины. Как я и говорил, не ты убил этих людей в Вегасе…

Сердцебиение Брюса начало набирать обороты.

– …но тем не менее они мертвы. Вновь и вновь твои ярость и сила угрожают и причиняют боль невинным людям. Однажды кто-нибудь может использовать тебя, чтобы поставить под удар всю планету.

Брюс сгорбился, сжав кулаки, отчетливо ощущая, как кровь бешено несется по его венам и мускулам. Амадей сказал ему халкать на волю, выпустить монстра наружу, разорвать этот дурацкий шаттл на кусочки. Но Амадей ничего не понимал. Он познакомился с Брюсом лишь год назад: тогда Халк спас его от тайных агентов в черных вертолетах посреди пустыни. Между ними сразу возникла связь – тщедушный подросток и зеленый монстр, чьи проблемы с самоконтролем нередко приводили всех окружающих в ужас. Амадей любил Халка, восхищался его яростным нравом. Но мальчик не представлял, на что в действительности был способен Бэннер… на что был способен Халк, если бы он хоть раз по-настоящему…

Бэннер представил, как Халк прорывается сквозь обшивку, устремляется к земле, приземляется, подняв гигантское облако пыли и осколков, и затем, недобро ухмыльнувшись, скачет на восток, чтобы скорее добраться до жалких героишек, спрятавшихся в своих сияющих башенках. Он разорвет их на кусочки, свергнет их с небес и будет крушить, крушить, крушить…

Бэннер боролся со своим учащающимся пульсом, с яростью, зарождающейся в каждой клеточке его тела. С губ его срывался едва слышный шепот. Он лихорадочно перебирал в памяти все известные ему мантры, молитвы, заклинания, перепробованные им за все эти годы, – крошечные крупицы одного вечного слова, тысячи разных голосов которого эхом раздавались внутри него:

Нет.

Нет.

Нет.

Нет.

Нет.

– Мы всегда были друзьями, Брюс, – продолжал Рид. – Мне действительно очень жаль, что нам пришлось пойти на этот обман. Но мы вынуждены – ради всеобщего и твоего собственного блага – отправить тебя в изгнание. Это единственное правильное решение. Я знаю, ты, должно быть, ненавидишь нас сейчас, но верю всем сердцем, что это станет величайшей возможностью в твоей жизни. Мы выбрали пункт твоего назначения со всей аккуратностью. Роскошная планета, полная растительности и дичи, но без разумных форм жизни. Там не будет никого, кто мог бы навредить тебе и кому мог бы навредить ты. Ты всегда говорил, что хотел бы, чтобы тебя оставили в покое. Я надеюсь, что там ты наконец найдешь мир. Прощай, Брюс.

Но Брюс Бэннер уже исчез.

Остался только Халк.

Книга первая: Изгнание

Глава первая

Халк глядел на мелких тупых людишек на их мелком тупом экране. Они болтали и лгали без умолку, и скоро он уже почти не различал их тоненьких голосков за яростным шумом крови, пульсирующей в ушах. Но ему и не нужно было слышать их, чтобы испытывать к ним ненависть. Их узенькие рты открывались и закрывались, их влажные глазки моргали, а он упивался яростью и презрением, переполнявшими его от одного этого зрелища. Потом он заревел, двинул кулаком по их безмозглым мерцающим рожам и разорвал корпус их тупого шаттла, вырвавшись наружу.

Ледяной холод космоса обжег ему лицо, и он был рад боли, потому что она разозлила его. Чем больше злости он испытывал, тем сильнее становился. Он чувствовал, как скрипит и вертится шаттл. Мигали красные огоньки, и компьютерный голос в панике кричал что-то об ошибках в навигации. Отлично. Безголовым людишкам не удалось засунуть его на эту глупую планету-тюрьму. Он еще вернется, и вот когда он доберется до них…

Ослепительный свет окружил его, и внезапно он почувствовал, что горит. Они запустили его к солнцу? Сердце заколотилось в радостной ярости. О да. Теперь он стал еще злее.

Но тут ослепительный луч света раскололся, закрутившись по часовой стрелке, раскрывая темную воронку, и шаттл бросило в бездну портала.

Халк заревел от боли и ярости, чувствуя, как тело его растянуло и за одно мгновение перебросило куда-то на световые годы вперед.

А потом он завертелся вместе с падающим шаттлом, несясь сквозь розовые облака, захлебываясь сладким воздухом.

Халк распахнул глаза. Гигантские розовые существа с длинными щупальцами парили вокруг него. Он оскалился, зарычал, но ближайший к нему пришелец лишь поднял кончик щупальца и осторожно наклонил кальмарообразную голову в его сторону. На долю секунды его сердцебиение успокоилось. Рид ведь говорил, что они отправляют его на мирную планету, где ничто не сможет причинить ему вреда…

Но затем Халк рухнул на землю. Из портала в небе этой чужой планеты он вывалился на какое-то поле, загроможденное горами мусора и обломков, и тут же привлек к себе внимание. Дюжина инсектоидных гуманоидов с желтыми панцирями и шестью конечностями застучала жвалами, издавая пронзительные боевые кличи.

Халк ухмыльнулся, глядя, как их жалкие копья и мечи отскакивают от его шкуры. Прямо как людишки. Лезут в драку, в которой им никогда не победить. Он мог бы разорвать их захолустный мирок надвое, а они были бы не в силах остановить. Они не смогли бы даже поцарапать его.

Но вдруг инсектоид достал потрепанный бластер. Его ржавое дуло засветилось, в воздухе сверкнул выстрел, и руку Халка пронзила жгучая боль. Сквозь пальцы по кулакам потекла зеленая кровь. Глаза его расширились от шока. Внезапное осознание уязвимости собственной плоти вызвало у него странное чувство. Что-то случилось с ним в том портале. На этой планете его могли ранить. Он мог истечь кровью. Он мог умереть.

И он улыбнулся вновь.

Отлично.

Еще больше злости.

* * *

Денбо, губернатор Имперской Провинции Вукар планеты Сакаар, подавил зевок и рассеянно погладил тонкие отростки на подбородке. Он стоял на утесе, возвышавшемся над заваленной обломками равниной, и с интересом наблюдал, как огромный зеленый пришелец кулаками раскидывает свору хиверов-мусорщиков. Было около полудня – самое жаркое время дня, – и губернатор с неприязнью чувствовал, как под броней и шлемом по его алой коже сбегают капельки пота.

Из всех пришельцев, что на его памяти появлялись из Великого Портала, зеленое существо было, пожалуй, самым крупным. За такого здоровяка можно было бы выручить неплохую сумму на рынке. Но у губернатора слишком болела голова. Он был краснокожим имперцем, представителем доминирующего на этой планете вида, к тому же олигархом. Пусть он, может, и застрял в захолустье, но четыре отростка на его подбородке и красный цвет кожи свидетельствовали о его самом благородном происхождении. Ему на роду было написано безвылазно сидеть в бассейне своего особняка да наслаждаться компанией любовниц, попивая охлажденный яичный нектар…

– Убейте его, – пробормотал он. – Убейте их всех.

– Сэр… – начал лейтенант. Губернатор Денбо даже не пытался скрыть раздраженный вздох. Никогда здесь не услышишь хорошего, четкого «Да, сэр!» – всегда вот это нерешительное «Сэр…» и после пауза. Он сам в этом виноват: был слишком добр с подчиненными, поощрял дискуссии, старался прислушиваться к чужому мнению.

– Не помню, чтобы после падения через портал кто-то мог даже устоять на ногах, – произнес лейтенант. – А этот вон как сражается. Он мог бы оказаться ценным

Губернатор поджал губы и прищурился в попытке сосредоточиться. Эта мысль уже давно пришла в голову ему самому: сила, да и просто размеры пришельца действительно поражали. Сначала он хотел резко поставить лейтенанта на место, но затем решил не делать этого. Так он будет выглядеть благороднее. «Он прислушался ко мне, – будет потом рассказывать лейтенант в баре. – Он правда прислушался». Остальные солдаты удивленно вскинут брови, а потом кивнут.

Губернатор улыбнулся.

В поднимающихся от земли волнах жара силуэт монстра, размахивающего кулаками, затуманивался и дрожал. В следующий момент он вскинулся, подбрасывая хиверов в воздух, и издал глубокий утробный рык, который громогласно разнесся по пустоши. Что-то неуютно шевельнулось у губернатора в животе, и его глаза расширились, когда он понял, что это было за чувство.

Страх.

Он вздрогнул. А вот это уже было необычно.

* * *

Халк зарычал, почувствовав вспышку острой боли за ухом. Он хлопнул себя по шее, отбрасывая маленький серебряный дротик, но боль уже огнем неслась по коже, костям, позвоночнику, пока наконец не достигла мозга. Послышалась незнакомая, непонятная речь. Халк обернулся на звук и увидел, как ему навстречу по склону холма спускается тщедушный краснокожий человечек в золотой броне и смешном шлеме с плюмажем. Тут наноботы, прогрызавшие путь в мозгу Халка, завершили свою работу – и слова инопланетянина обрели смысл.

– …и раз уж на твоей идиотской роже возникло это недоуменное выражение, говор-боты, должно быть, добрались до той ерундовины, что находится у тебя на месте мыслительного органа. Так что слушай, слушай. Я Денбо, губернатор Провинции Вукар, и именем Героя-Защитника и Лорда Императора Сакаара, все, что появляется из Великого Портала, официально объявляется собственностью Империи. Посему я провозглашаю…

– Нечестно! – закричал инсектоид, яростно щелкая четырьмя клешнями. – Забирать, кик, кто первый нашел! Это всегда быть закон!

– Закон изменился, хивер, – сказал губернатор.

– Но Красный, кик, Король обещать! Его охота уничтожать наши посевы, а теперь наступать Дикие Боты. Жизнь улья зависеть от права на…

– Хватит! – прокричал губернатор. – А теперь – на колени!

На несколько долгих секунд хиверы застыли на месте – только скрежетали жвала да сжимались клешни на мечах и копьях. Солдаты губернатора спокойно подняли свои энергокопья, приготовившись открыть по хиверам огонь. Те переглянулись, как будто могли понять друг друга без слов, а затем задрожали, застонали и медленно опустились на землю. В воздухе запахло горящей листвой.

– Улей… – причитали хиверы. – Улей погибнуть…

– У всех свои проблемы, – ответил губернатор. – Теперь ты, о отвратительное зеленое существо. Нас всех впечатлило то, что ты сумел устоять на ногах после путешествия сквозь Великий Портал. Теперь твой корабль отправится к ученым Империи для проведения опытов и экспериментов. А ты научишься служить своему Императору. Приступим к первому уроку: на колени.

Халк уставился на стоявших на холме тщедушных розовых инопланетян. Такие маленькие, но при этом такие самодовольные.

– Вечно кто-нибудь орет! – прорычал он. – Хочешь корабль?

Раздался оглушительный треск – пальцы Халка вцепились в борт шаттла. Брови губернатора от неожиданности поползли на лоб. А потом зеленый монстр замахнулся, и массивный корабль взмыл в небо, рискуя тотчас же раздавить губернатора и всех его людей. Те бросились врассыпную, и вовремя: корабль с грохотом рухнул на землю. Едва пыль осела, губернатор поднял глаза и увидел, как Халк огромными скачками несется прямо на него.

– Халк не на колени! – проревел монстр.

В губернаторе было тридцать слабов лишнего веса. На кончиках его ушей уже начал расти стариковский пушок. Он адски уставал, если пробегал даже пару шагов в полной броне. Но четыре вахты во времена войны с Дикими Ботами научили его владеть собой, как бы ни колотилось от ужаса сердце.

Одним плавным движением он отстегнул от пояса бластер и сделал три выстрела. Два первых два ушли в молоко, но последний угодил Халку прямо в грудь. Глаза монстра распахнулись от удивления, а мускулы тут же обмякли. Губернатор шагнул в сторону, и Халк без сознания свалился прямо ему под ноги.

– Хорошая попытка, – произнес губернатор, расплываясь в улыбке.

Его люди начали хохотать. Тогда он стянул с себя шлем, вытер с макушки проступившие там капельки пота и в шутку отвесил легкий поклон.

Солдаты ликовали, а хиверы трепетали от страха.

* * *

– Начнем мы наш аукцион с этих трех стерилизованных, химически связанных хиверов! – выкрикнул работорговец, привлекая к себе внимание небольшой толпы, собравшейся посреди рынка на границе Южного Вукара. – Они добровольно поступают на службу, чтобы заработать деньги для своего голодающего племени. Жалко бедняжек, не правда ли? Начальная ставка – пятнадцать серебряных квадратов.

– Пожалуйста, купить нас, – стонали закованные в оранжевые панцири хиверы. – Купить нас, чтобы наш, кик, улей выжить.

Халк застонал и открыл глаза. Он был растерян и разъярен: в происходящем с ним было что-то возмутительно, прямо-таки вызывающе неправильное. Он попытался встать, но цепь, защелкнутая у него на шее, не дала подняться, дернула его вниз. Тогда он наконец понял, что́ не давало ему покоя.

Боль.

Все его тело горело. На Земле с ним такого не было никогда.

– Полегче, кик, здоровяк, – промямлил прикованный рядом с ним маленький хивер с черным панцирем. – Ты только из портала. Не такой сильный.

– Заткнись! – прорычал Халк. – Я сильнее всех!

Он рванулся в своих оковах, но тело вновь пронзила боль – и он упал на колени, яростно дыша. Ничто не может остановить Халка! Это всем известно! Что же это за планета такая?

– Ха-ха! Неплохой улов, а? – хохотнул работорговец. – Не беспокойтесь, друзья, эти тенегорнские цепи ему никак не сломать. Но он так потешно пытается!

– Даю шестьдесят за этот лот, – прозвучал в толпе голос коренастого имперца с одним глазом.

– Продано! – крикнул работорговец, подбрасывая на ладони уплаченные монеты. – По правде сказать, я бы вам еще и приплатил, лишь бы избавиться от Зелененького. Больно уж нрав у него крут, понимаете?

Одноглазый улыбнулся, глядя, как на ревущего монстра и причитающих хиверов опускается ящик для транспортировки.

– Потому я его и купил, – сказал он. – В первый акт нужно добавить… огонька.

Внутри ящика было темно, хоть глаз выколи, и когда пол качнулся, Халк с хиверами, потеряв равновесие, кучей повалились наземь. Ящик летел по воздуху. Затем раздался металлический скрежет приземления, и ящик затрясся – пленников везли в неизвестность.

На протяжении следующих трех часов Халк целеустремленно, методично и безжалостно лупил по внутренней стене ящика, не обращая никакого внимания на причитания хиверов, ужасную боль в кулаках и ногах и кровь, струящуюся по рукам.

Тупая планета, тупой портал. Думаете, что можете сделать меня слабым.

Халк ухмыльнулся, когда после его десятитысячного удара металл наконец заскрипел и поддался.

Но я уже становлюсь сильнее.

Пробив стену транспортировочного ящика, Халк вырвался наружу, ринулся к свету, зарычал – и вдруг заморгал, оглушенный громогласным эхом, в тысячу раз громче его собственного голоса.

Прошло несколько секунд, прежде чем его глаза привыкли к яркому свету. Халк поднял голову. Перед ним возвышались трибуны Великой Арены, на которых ликовали и скандировали тысячи взволнованных зрителей.

* * *

В королевской ложе, расположенной на самой вершине арены, губернатор Денбо нервно поглядывал на Императора, развалившегося на золотом троне, – молодого краснокожего красавчика, который сейчас лениво поглаживал отростки (их было четыре, как и у губернатора) на своем подбородке. Технически оба они происходили из благороднейших имперских семей, а значит, имели одинаковый статус в обществе. В присутствии Ангмо Великого, покойного отца нынешнего Императора, Денбо частенько позволял себе сидеть и вести праздную болтовню: о рецептах нектара или лучших способах изловить матку хиверов. Но в присутствии юного наследника Ангмо сидеть не решался никто.

– Скука, губернатор. Скукотища. Любой Глава Смерти из Стражи способен вырваться из старого ящика. Я надеялся, что вы припасете что-нибудь поинтереснее.

– Имейте терпение, ваше превосходительство, – пробормотал губернатор и тут же осекся. Его душа устремилась в пятки: каким дураком надо быть, чтобы осмелиться упрекнуть Красного Короля в нетерпении? Но Император лишь вздохнул.

Губернатор промокнул лоб, пытаясь спрятать свое облегчение. Вся эта затея теперь представлялась ему ужасной ошибкой. После поимки зеленого монстра он на радостях выставил своим людям по шесть бокалов яичного нектара. Они трижды поднимали за него кубки, рассказывая историю его триумфа всем присутствовавшим в баре. Тогда, впервые за долгие годы, он снова почувствовал себя героем. Вернувшись домой, он позволил себе отдохнуть, поваляться в постели. Мысли о зеленом монстре не шли у него из головы. В конце концов на ум ему пришла, как тогда казалось, гениальная идея; и он позвонил дальнему родственнику, кузену первого мужа своей матери – Императорскому Советнику по Играм. И вот теперь, сидя в императорской ложе, он внезапно понял, что зря, наверное, ухватился за толику славы, которой его вечно обделяли. Сказать что-то не то, засмеяться в неподходящий момент – и он просто не доживет до антракта.

– А теперь, граждане и олигархи, представляю вам первый акт нашего сегодняшнего веселья! – прокричал комментатор. Губернатор собственноручно написал для него эти слова. Изрыгая про себя проклятия, он украдкой поглядывал на Императора в попытке уловить хоть малейший признак заинтересованности на его лице. – Захватывающая и познавательная интерлюдия, во время которой мы сможем понаблюдать за гастрономическими привычками одного из самых устрашающих хищников нашей планеты!

Внизу, на арене, хивер с черным панцирем подпрыгнул от страха.

– Гастрономическими привычками?

– Cavarantus mazorus, более известный как гигантский дьявольский штопор, обитает среди пустынь и равнин Верхнего Вандро… – разносился голос комментатора.

Песок пошел рябью, и хиверы на арене начали стрекотать и вопить. Халк сжал кулаки. В следующий момент из-под земли вылетело огромное розовое щупальце; оно вытянулось в воздухе и схватило ближайшего хивера.

– …где хиверы живут в страхе перед его смертоносными щупальцами и длинным острым языком!

Шестифутовый шип появился на поверхности арены секунду спустя, насквозь проткнув панцирь пойманного хивера. Толпа восторженно взревела, когда из песка наконец вынырнула огромная голова дьявольского штопора и проглотила кричащего хивера целиком.

– Это уже поинтереснее, не так ли? – жизнерадостно спросил губернатор.

Император недовольно вскинул бровь, и все тело губернатора прошила волна неприятной теплой дрожи.

– За улей! – Три хивера с желтыми панцирями ринулись в атаку на дьявольского штопора, сжимая свои жалкие копья.

– Забыть об улье, мягкотелые! – закричал им вслед хивер с панцирем черного цвета. – Надо спасаться, прятаться, бежать!

Его крик уже не мог никого спасти: щупальца дьявольского штопора схватили приближавшихся хиверов. Те завизжали от ужаса. Язык штопора, напоминающий гарпун, втянулся обратно в гигантскую пасть, готовясь нанести удар. Черный хивер отшатнулся, тряся головой.

– Я говорить вам! Говорить!

Вдруг мимо него молнией пронесся зеленый силуэт. Огромные руки Халка обхватили одно из беснующихся щупалец и с корнем вырвали его из гигантской туши, освобождая желтых хиверов. Зрители на трибунах замерли. По арене как будто пронесся порыв ветра: это воздух одновременно покинул десять тысяч легких.

Император поднял бровь. Сердце губернатора забилось быстрее.

Оставшиеся шесть щупалец обернулись вокруг массивного зеленого тела, и дьявольский штопор с чмокающим звуком протолкнул монстра себе в глотку.

– Вот и снова скука, губернатор, – сказал Император, опять откидываясь на спинку трона.

– Прошу прощения, ваше превосходительство. Я уверен, что второй акт будет…

Губернатор не договорил, потому что в этот момент его шлепнул по щеке кусок горячей плоти. Ошарашенный, он вновь опустил взгляд на арену. Там, пробив себе путь наружу прямиком из желудка дьявольского штопора, стоял практически невредимый Халк. Зеленый монстр поднял кулаки в победном жесте и громогласно зарычал.

Император подался вперед и усмехнулся. Глаза его сверкали. Глядя на него, губернатор и сам чуть не светился от радости и облегчения.

* * *

Миэк, маленький черный хивер, восхищенно пялился на Халка. За четырнадцать сезонов своей жалкой жизни он ни разу не видел, чтобы кто-то пережил атаку дьявольского штопора, а уж об убийстве чудовища даже говорить было нечего. Миэк смотрел, как Халк разворачивается, с отвращением выплевывает шмат мяса, и все шесть его сердец дрожали от незнакомого, но такого великолепного чувства удовлетворения.

Еще два дьявольских штопора выскочили из-под земли. Желтые хиверы в ужасе попа́дали на колени.

Миэк нагнулся, схватил клинок и бросился к ним на выручку.

– Тупые червяки! – заорал он. Тремя оставшимися руками он схватил собратьев по несчастью, пытаясь оттащить их в безопасное место, но те завизжали и принялись колотить его по клешням.

– Фу! Отверженный! Нечистый!

– Мы не хотеть химичить с тобой, лишенный улья!

– Я не просить химичить, трусливые тупицы! – закричал Миэк. – Молчать! Бежать!

Под ногами у него задрожал песок. Дьявольские штопоры были слишком быстры. Как глупо. Миэк так хорошо умел бегать, прятаться, выживать – а умрет вот так, на открытом пространстве, где некуда деться?

Отчаяться Миэк не успел. Позади него Халк нагнулся, подобрал огромный боевой топор и угрюмо уставился прямо перед собой, готовясь напасть. Миэк ухмыльнулся – и рванулся в сторону зеленокожего, заманивая своих чудовищных преследователей в ловушку. Глаза Халка расширились, когда он увидел, что хивер и штопоры несутся прямо на него. Недолго думая он замахнулся топором и двумя мощнейшими ударами сразил монстров наповал. Огромные туши забились на земле в последних конвульсиях.

Халк повернулся к Миэку и зарычал.

– Пытаешься надурить меня, маленький паршивец?

– Эй, эй, кик, не драться! – Миэк замахал клешнями. – Все кончиться. Слушать!

Он развернулся и поднял к небу все четыре руки. Толпа ревела, и он внимал ей с довольной ухмылкой.

– Много крики, – сказал он. – Все для нас. Теперь Красный, кик, Король нас миловать.

Халк уставился на Миэка.

– Красный Король?

– Император! – подтвердил Миэк, махнув одной из рук в сторону трона. – Его планета! Мы здесь просто жить!

Халк поднял голову и встретился взглядом с Императором. Тот все еще поглаживал свои отростки; на губах у него играла жестокая улыбка. Глаза Халка сузились, когда он узнал губернатора Денбо: тот стоял рядом с троном и от удивления разинул рот.

В следующий момент Халк одним гигантским скачком преодолел расстояние между ареной и императорской ложей. Все его мускулы горели, раны на его теле вновь открылись. Никогда в жизни он не испытывал такой боли. Но он все равно ухмылялся.

Теперь он знал, кого крушить.

Ярко-синий луч врезался в Халка и отбросил его обратно на песок. Он зарычал, пытаясь подняться, но тело не слушалось. В ноздри ударил запах горящей плоти – его собственной.

Двухметровая Воительница Тени с серой кожей выступила из-за императорского трона, опуская дымящийся шокер. Губернатор заулыбался. Дрожа от облегчения, он сделал шаг в сторону, чтобы пропустить ее вперед. Воительница достала обоюдоострый теневой посох и подошла к краю ложи, готовясь спрыгнуть вниз, на арену. В последний момент она остановилась, одну ногу поставив на ограждение, и бросила взгляд на Красного Короля.

– С вашего позволения, мой лорд?

– Нет, подожди. – Красный Король поднялся с трона, и по его лицу расползлась широкая, самодовольная улыбка. – Об этом я позабочусь сам.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации