112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 6

Текст книги "Путешествия к Луне"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 3 мая 2014, 11:35


Автор книги: Коллектив Авторов


Жанр: Физика, Наука и Образование


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 32 страниц) [доступный отрывок для чтения: 21 страниц]

В связи с обсуждением нестационарных явлений на Луне нельзя не отметить открытие, сделанное Н. А. Козыревым совместно с В. И. Езерским при наблюдениях в Крымской астрофизической обсерватории 3 ноября 1958 г. Оно касается истечения газа в кратере Альфонс. Хотя авторов этого открытия двое, боролся за свою правоту в дальнейшем лишь Н. А. Козырев. А бывший в свое время директором Харьковской астрономической обсерватории В. И. Езерский в доверительном разговоре с автором этой главы не раз эмоционально высказывал свое крайне скептическое отношение к полученным результатам, не приводя, впрочем, никаких существенных доводов против них. Хотя спектрограммы Козырева выглядят более или менее убедительно (рис. 2.29), следует сказать, что имеется много работ, в которых они обоснованно критикуются. Так, известный наблюдатель комет С. Арпиньи критиковал отождествление полос в спектре кратера Альфонс с системой полос Свана С2, наблюдающейся в кометных спектрах. В спектре кратера есть ряд деталей, отсутствующих в спектрах комет. Детали спектра кратера в отличие от полос системы Свана имеют резкие края с коротковолновой стороны. Все это действительно заставляет сомневаться в отождествлении деталей в спектре кратера Альфонс с полосами Свана С2. Позднее Н. А. Козырев не раз сообщал о своих наблюдениях подобных явлений, однако никто не подтвердил их достоверность независимо.

Трудность и неоднозначность задачи детектирования нестационарных явлений на лунной поверхности может быть проиллюстрирована еще двумя историями, случившимися в эпоху первых космических полетов к Луне. Было заранее известно примерное время и место падения на лунную поверхность советской АМС «Луна-2». Однако исследования Луны, выполненные независимыми наблюдателями, дали странные результаты. Оказалось, что темные (по другим данным, светлые) облака от падения аппарата наблюдались в разное время как минимум в четырех точках лунной поверхности, разделенных тысячами километров. Очевидно, что часть сообщений (а может, все?) просто недостоверна, хотя наблюдения проводились в основном профессиональными наблюдателями. Другой пример связан с аналогичной попыткой наблюдать падение космического аппарата «Рейнджер-6» в 1964 г. Была выполнена специальная программа слежения за падением этого аппарата с помощью двух телескопов Ликской обсерватории. Она не дала положительных результатов – никаких надежных признаков падения зарегистрировано не было.

Следует рассказать и более свежую историю. Программу зонда «Лунар Проспектор» было решено завершить ударом аппарата о поверхность вечно затененного участка, расположенного на южном полюсе Луны. Предполагалось, что такой удар позволит извлечь из слоя реголита лед Н2O, ударное испарение и последующая фотодиссоциация которого даст обнаружимое с Земли свечение газа. К сожалению, проведенные наблюдения (в том числе с использованием космического телескопа «Хаббл») дали отрицательный результат – никаких признаков падения аппарата обнаружено не было. Таким образом, даже когда заранее было известно о предстоящих нестационарных явлениях на Луне (удары космических аппаратов), их регистрация дала отрицательные или противоречивые результаты.

Миссия космического аппарата «Смарт-1» с этой точки зрения оказалась более результативной. Утром 3 сентября 2006 г. этот аппарат завершил свою программу ударом о лунную поверхность в точке с координатами 46,2° з. д. и 34,4° ю. ш. Это вызвало короткую вспышку, которая была уверенно зарегистрирована инфракрасным канадско-французским телескопом на Гавайях на длине волны 2,12 мкм. Было видно даже облако пыли, которое очень быстро рассеялось.

Лет десять назад сотрудница знаменитой Лаборатории реактивного движения Бонни Буратти попыталась исследовать возможные нестационарные явления на лунной поверхности, используя изображения, полученные космическим аппаратом «Клементина». В огромном массиве данных, переданных этим зондом, удалось найти изображения четырех участков поверхности, полученные до и после нестационарных явлений, которые на этих же участках наблюдались с Земли любителями астрономии. Ни на одном из четырех снимков не было найдено никаких изменений, которые можно было бы отнести к проявлению нестационарных явлений. Этот «скучный» вывод дался Буратти нелегко, ведь ранее она же сообщала об открытии с помощью данных космического аппарата «Клементина» надежных признаков нестационарных явлений на Луне. Однако четыре года спустя, после критики коллег, Буратти признала, что результат ее ранней работы был ошибочным.

Как видим, вопрос о реальности временных явлениях на лунной поверхности все еще не вышел за рамки научной дискуссии. Исключение составляют лишь работы последних лет, связанные с регистрацией ударных вспышек на ночной стороне. С одной стороны, можно понять скептиков, которые ссылаются на плохую документированность преходящих явлений и низкую квалификацию большинства наблюдателей, из-за чего возможны откровенные фальсификации данных и/или тенденциозное толкование понятных явлений, происходящих, например, в ближайшей окрестности Земли. С другой стороны, нет принципиальных запретов на то, чтобы нестационарные явления происходили на самой Луне и наблюдались бы с Земли.

Таким образом, дальнейший поиск преходящих явлений следует продолжать, хорошо, однако, понимая, что доказательство реальности этих явлений и их приуроченности к Луне требует не меньше усилий, чем само их обнаружение.

Литература

Дариус Дж. Недоступное глазу. М.: Мир, 1986.

Зигель Ф. Ю. Лунные горизонты. М.: Просвещение, 1976.

Шкуратов Ю. Г. Луна далекая и близкая. Харьков: ХНУ им. В. Н. Каразина, 2006.

Дарлинг Д. Кратковременные лунные явления. Руководство наблюдателя.

http://www.astronomer.ru/library.php?action=2&sub=2&gid=54

Луна продолжает удивлять.

http://www.astronomer.ru/news.php?action=l&nid=334

Первые рисунки лунной поверхности:

http://physics.ship.edu/~mrc/pfs/110/inside_out/vul/Galileo/Things/moon.html

В. И. Чикмачев. Путешествия к Луне с телескопом

До сих пор только двенадцати землянам посчастливилось совершить прогулки по Луне. Это было давно – 40 лет назад. Но и до этих экспедиций «Аполлонов» и после них тысячи профессионалов и любителей астрономии еженощно отправлялись и отправляются «на Луну» с помощью своих телескопов. К счастью, для таких экспедиций подходит любой телескоп, а для начала – даже бинокль. Вооружайтесь оптикой и картами, одевайтесь потеплее – и в путь!

3.1. Море Кризисов

Нашу первую экскурсию по Луне мы проведем в северо-восточном секторе ее видимого с Земли полушария. Здесь расположено крупное образование лунного рельефа – Море Кризисов. Как и многие другие лунные моря, оно одновременно является и древним кратерным бассейном, и лунным морем. Около 3,9 млрд лет назад, когда Солнечная система находилась на ранней стадии развития, громадный метеорит упал на эту часть Луны. В результате удара образовались глубокая выемка диаметром 570 км и сложный насыпной вал шириной 200 км, состоящий из крупных и мелких частиц раздробленной породы. Этот удар вызвал также серию трещин и разломов внутри лунной коры. В течение последующих 300–500 млн лет базальтовая лава постепенно вытекала через эти трещины, заполняя впадину и образуя морскую поверхность. Образцы пород, доставленные на Землю советской автоматической станцией «Луна-24», подтвердили, что Море Кризисов заполнялось лавой именно в этот период. И вот теперь, через 3,3 млрд лет, мы можем наблюдать эту поверхность.

Рис. 3.1. Вперед, к Луне! Снимок с борта космического корабля «Аполлон-11».


Если вы хотите рассмотреть ландшафт Моря Кризисов достаточно подробно, то для этого необходимо воспользоваться небольшим телескопом, например рефрактором диаметром 60–80 мм. С помощью такого инструмента вы сможете наблюдать кратеры диаметром до 5 км, морские гряды, лавовые поля, пирокластические отложения (породы вулканического происхождения), разломы и даже сможете найти районы прилунения двух советских лунных станций. Естественно, самих станций вы не увидите даже в самый большой современный телескоп.

Особенности рельефа лучше всего видны вблизи терминатора – границы между темной и освещенной частями лунной поверхности. В этом случае наклонное освещение удлиняет тени, которые особенно хорошо подчеркивают детали рельефа, невидимые при вертикальном падении солнечных лучей. Поэтому район Моря Кризисов лучше всего наблюдать, когда там происходит восход Солнца – через 2–4 дня после новолуния, или на заходе – через 2 дня после полнолуния.

Рис. 3.2. Море Кризисов с прилегающими областями.


Кроме того, наилучшим временем для наблюдения Моря Кризисов является период максимальной положительной либрации по долготе, когда Луна так поворачивается по отношению к Земле, что все детали видимого полушария Луны сдвигаются максимально к западу от ее восточного лимба. В телескоп ясно видно, что в некоторые дни Море Кризисов отходит дальше от края диска, а в другие дни (при отрицательной либрации по долготе) оно приближается к краю. При этом горы и другие детали поверхности, расположенные у самого лимба, то скрываются за краем диска, то выходят на обращенное к нам полушарие. Все это происходит так, как если бы лунный шар медленно покачивался относительно некоторого среднего положения (рис. 3.3). Описанное явление получило название «либрация» от латинского слова libra — весы, качели, и в переводе как раз и означает «покачивание».

Рис. 3.3. Либрации Луны по долготе происходят в силу ее неравномерного движения по орбите. В районе апогея орбиты (точка А) Луна движется медленнее, чем в районе перигея (Р). Но вокруг своей оси она вращается с постоянной скоростью. Это позволяет земному наблюдателю в течение лунного месяца немного заглядывать за восточный и западный края «видимого» полушария Луны, которое на схеме отмечено дугой cab. Полушарие, видимое наблюдателю в данный момент, показано светлым, а скрытое – серым.


Подобно другим лунным морям, дно Моря Кризисов, в общем-то очень ровное и плоское, при подробном рассматривании в телескоп оказывается усеянным множеством кратеров разных размеров и типов. Кроме того, на поверхности Моря можно заметить системы протяженных морских гряд. Предполагают, что гряды образовались в процессе заполнения моря лавой. Вообще говоря, расположение морских гряд в плане напоминает сеть трещин растяжения, для которых характерно отсутствие пересечений. Вероятно, в процессе охлаждения морская поверхность местами растрескивалась. Длинные и глубокие трещины постепенно заполнялись расплавленным веществом из-под поверхности, которое могло переливаться через их края, что и проявилось в виде образований разного типа. Некоторые трещины на части их протяжения превращались в гребень, в другой части – в борозду, а в промежутках они заполнились расплавленным веществом до уровня поверхности.

Детальное знакомство с районом Моря Кризисов мы начнем с северо-восточной его части. Здесь окружающее это море материковое кольцо расступается и открывает путь к скалистой территории, где расположен кратер Эймарт, а также и неправильная равнина – Море Змеи. Эймарт – неглубокий, слегка удлиненный кратер с наибольшим диаметром 46 км. У него плоское морское дно и внутренний вал с террасами. Южнее расположено Y-образное Море Змеи – участок, затопленный базальтовыми лавами, которые «просочились» из Моря Кризисов.

Наклонное освещение вблизи терминатора позволяет обнаружить две длинные системы морских гряд, простирающихся с севера на юг вдоль восточной границы моря. Самая верхняя из них – Гряда Тетяева — простирается на 150 км. Южная система, названная Грядами Харкера, имеет длину свыше 200 км.

Рис. 3.4. В момент восхода или захода Солнца длинные тени подчеркивают даже мелкие детали рельефа. Фото: «Аполлон-12», NASA.


Отдельные элементы этих систем представляют собой отчетливо выраженные в рельефе узкие (шириной 0,5–2,0 км) вытянутые возвышенности высотой 0,1–0,3 км и крутыми склонами. Смещаясь вдоль Гряд Харкера на юг, мы выйдем к месту посадки станции «Луна-24» – третьей и последней из серии советских автоматических станций, успешно доставивших образцы лунного грунта на Землю. С помощью небольшой буровой установки этот аппарат пробурил слой реголита на глубину 225 см. Полученная при бурении колонка лунного грунта была загружена в возвращаемый отсек станции, который 22 августа 1976 г. доставил ее на Землю.

Место посадки для «Луны-24» было выбрано на морской поверхности в 18 км к юго-востоку от кратера Фаренгейт, имеющего 6 км в диаметре и около 1,3 км в глубину. Севернее места посадки находится пологая возвышенность, входящая в систему Гряд Харкера. Посадочная ступень находится у подножья этой возвышенности. Таким образом, чтобы найти район посадки «Луны-24», достаточно отыскать кратер Фаренгейт, который с помощью телескопа диаметром 60–80 мм вы сможете увидеть только в условиях наклонного освещения и хорошей видимости. Он будет выглядеть как точечный объект на темной поверхности моря. При наклонном освещении также должны быть заметны и Гряды Харкера, южная оконечность которых укажет на положение места посадки.

Если продолжить путь вдоль Гряд Харкера далее на юг до пересечения с материком, то мы окажемся у Пика Усова. Это очень невысокие горы, едва выступающие над окружающей морской равниной и имеющие в длину не более 15 км.

Западнее Пика Усова можно найти еще одну выступающую морскую гряду. Она обозначается на картах как Гряда Термmе. Как и две предыдущие системы гряд, она ориентирована с севера на юг, простираясь в длину на 90 км. Особенно хорошо ее видно в течение нескольких дней после полнолуния. Направьте телескоп в точку южного окончания Термье, где морская гряда как бы сливается с поверхностью моря. Здесь находится район жесткой посадки советской станции «Луна-15», куда она упала 13 июля 1969 г. На орбите искусственного спутника Луны станция проводила испытания новых навигационных систем и совершила 52 оборота вокруг нашего спутника. Ориентиром для отыскания места падения «Луны-15» может также послужить кратер Шепли (диаметр 23 км), расположенный юго-западнее, в самой южной точке береговой линии моря. Кратер заполнен лавой из Моря Кризисов, имеет четкий вал и неровное дно с множеством горок.

Продолжая движение вдоль береговой линии на запад, а затем на север, вы встретите четыре хорошо заметных на морской поверхности кратера: Лик, Гривз, Йеркс и Пикар. Гривз (14 км) и Пикар (23 км) – простые чашеобразные кратеры, причем Пикар имеет особенно отчетливую форму хорошо сохранившегося вала. Кратеры Лик (31 км) и Йеркс (36 км) затоплены лавой из Моря Кризисов. Осмотритесь вокруг: вы увидите еще несколько подобных выступающих кратеров, которые образовались, когда лава заполняла бассейн Моря Кризисов, переливаясь через стенки кратеров или проникая снизу. После того как извержения лавы прекратились и она успокоилась и отвердела, на поверхности остались только наиболее высокие части некоторых затопленных кратеров. Еще севернее, тоже на дне моря, легко можно обнаружить незатопленные кратеры Пирс (18,5 км) и Свифт (11 км) – чашеобразные кратеры, которые так же, как Гривз и Пикар, образовались уже после того, как лава в Море Кризисов застыла.

Но давайте вернемся к Йерксу. Западнее его на береговой линии выделяются два затопленных мыса или крутых холма, выступающих над равниной моря. Они значатся как Мыс Оливий (севернее) и Мыс Лавиний (южнее). Одно время считалось, что эти два образования связаны перемычкой, так как в моменты до восхода или после захода Солнца эти структуры одинаково освещены. Но тщательное изучение показало, что за перемычку были приняты остатки двух разрушившихся кратеров.

Еще западнее, в материковой части бассейна, вы легко найдете уникальный лучевой кратер Прокл (28 км). Он является вторым по яркости объектом на лунной поверхности после кратера Аристарх. Прокл легко отыскать по яркой лучевой системе, связанной с ним. В отличие от других особенностей рельефа, системы светлых лучей лучше всего видны вблизи полнолуния и почти исчезают в других фазах. Действительно, при косом освещении Прокл выглядит обычным кратером, ничем не выделяющимся среди других; его структура проявляется только при отвесном освещении Солнцем. Лучевую систему Прокла лучше всего наблюдать за 4–5 дней до наступления полнолуния.

Лучи не отбрасывают теней, их выдает только светлая окраска. Они не прерываются ни лунными горами, ни какими-либо другими топографическими деталями. Ясно, что это следы вещества, разлетевшегося из больших, относительно недавно образовавшихся ударных кратеров. Поэтому Прокл должен быть относительно молодым образованием. Оно возникло в тот же период, что и кратер Коперник, – менее чем 50 млн лет назад. Заметно, что его лучи простираются во всех направлениях, за исключением юго-западного, доказывая, что упавшее и образовавшее кратер тело подошло с юго-запада под очень малым углом к поверхности, а взрыв разбросал вещество во всех направлениях от траектории падения.

3.2. Море Изобилия

В ясную ночь, когда на небе светит Луна в возрасте от 4 до 17 суток, в юго-восточном секторе ее видимого полушария можно увидеть крупное образование с благозвучным и многообещающим названием – Море Изобилия. Оно находится прямо под хорошо заметным овалом Моря Кризисов, недалеко от восточного края лунного диска. Это темное пятно с размытыми очертаниями краев, площадь которого почти вдвое больше, чем у Моря Кризисов, является одним из самых древних многокольцевых бассейнов на Луне, возникшим 4 млрд лет назад.

Внешние границы Моря Изобилия почти полностью стерты более молодыми структурами рельефа, а его первичная поверхность перекрыта материалом выбросов от ударов, образовавших гигантские воронки окружающих его морей, таких как Море Кризисов, Море Нектара, Море Ясности и Море Дождей. В результате затопления впадин вулканической лавой образовался тот темный слой на поверхности морей, который мы видим в настоящее время. Продолжавшаяся ударная бомбардировка привела к появлению мириад кратеров и баллистически перераспределила как базальтовый материал морей, так и подстилающий материал ранее сформировавшихся бассейнов.

Пытаться понять указанные процессы на Луне невозможно без результатов исследования образцов лунного грунта, доставленных на Землю космическими аппаратами. Бассейн Моря Изобилия был опробован дважды, причем в обоих случаях советскими автоматическими станциями: «Луна-16» доставила на Землю капсулу с лунным грунтом из морского района бассейна в сентябре 1970 г., а «Луна-20» отобрала поверхностный материал в материковой его части в феврале 1972 г. Мы обязательно попытаемся отыскать места посадок обеих станций, но вначале для ориентировки осмотрим крупные образования, легко заметные даже в небольшой телескоп.

Восход Солнца в Море Изобилия начинается на третьи сутки после новолуния. В это время на восточном берегу моря уже видны три крупных кратера: сверкающий Лангрен (диаметр 132 км), темный Венделин (161 км) и величественный Петавий (177 км). Они выстроены в ряд с севера на юг и высокой контрастностью (яркие пики гор и черные тени под ними) отличаются от однородных серых равнин – освещенных участков морской низменности. Относительно молодой, возрастом менее 1 млрд лет, кратер Лангрен выделяется светлым дном, окруженным крутыми стенками внешнего вала, и лучевой системой. Постарайтесь разглядеть у него центральную горку, довольно маленькую для столь крупного кратера. К югу от него темнеет Венделин — сравнительно древний кратер, имеющий мощный разрушенный вал, неровное дно и цепочки на нем. Находящийся у юго-восточной оконечности моря Петавий обладает массивным сложным центральным пиком и приподнятым дном с трещинами и грядами. На дне вдоль стенок кратера заметны области с незначительным заполнением лавой. Селенологи предполагают, что подобные участки поверхности Луны являются источниками гигантских лавовых труб, пустоты которых могут послужить безопасным и удобным убежищем для будущих космонавтов.

Рис. 3.5. Море Изобилия с прилегающими областями.


Ранним утром солнечный свет делает видимыми длинные и низкие сложные системы гряд, ориентированные в море с севера на юг. Одной из первых появляется система Гряд Андрусова (общая протяженность 160 км), затем западнее – Гряда Гейке (240 км) и южнее – Гряды Маусона (180 км). Следом за ними Солнце освещает гряды, простирающиеся вдоль западного побережья моря, и крупный молодой кратер Тарунций (диаметр 56 км). Он расположен в северной части бассейна в переходной зоне море – материк и характеризуется наличием небольшой лучевой системы и приподнятого, как у Петавия, неровного дна, на котором видны ударный расплав, горка и трещины. На крупномасштабных снимках Тарунция и Лангрена можно заметить, как поверхность Моря Изобилия пересекают радиально расходящиеся от них скопления и цепочки мелких кратеров, возникшие вследствие ударов, образовавших эти кратеры.

Северо-восточная часть Моря Изобилия в виде залива полукруглой формы вдается в материковую область. В связи с успешной миссией «Луны-16» он назван Заливом Успеха. Но место посадки находится за пределами залива, южнее, приблизительно на половине расстояния между Тарунцием и Лангреном, и представляет собой относительно ровный участок морской поверхности, не содержащий кратеров крупнее 1 км в диаметре. Объекты таких размеров находятся на пределе разрешения крупных телескопов. Но здесь начинается система морских Гряд Андрусова, которая простирается на 160 км к югу. Поэтому, чтобы найти место посадки «Луны-16», достаточно отыскать начало Гряд Андрусова.

Восточнее Залива Успеха, следом за небольшим участком морской поверхности, там, где кончается Море Изобилия, начинается область рельефа материкового типа, окружающая так называемое Море Пены — небольшое морское образование лапчатой формы, которое своими размерами и формой больше походит на лунные озера.

К северу от Залива Успеха, в южной части относительно узкой полосы горной материковой области, расположенной между морями Изобилия и Кризисов, взяла пробу грунта «Луна-20». Место ее посадки находится на внешнем склоне вала кратера Амегино (диаметр 10 км), приблизительно в 35–40 км от северной кромки Моря Изобилия и в 120 км по прямой на север от места посадки «Луны-16» (граница моря и материка находится как раз на полпути между этими двумя точками прилунения). Материк в исследуемом районе представляет собой возвышенное плато, осложненное большим количеством кратеров, а также холмами и грядами. Кратер Амегино – один из наиболее крупных на этой территории. Его образование относится ко времени около 1 млрд лет назад, а морфологические характеристики близки к характеристикам других относительно свежих кратеров такого диаметра. Форма кратера близка к чашеобразной, глубина – порядка 2 км. Хотя облик кратера выражен в рельефе достаточно четко, лучевой системы у него нет, а выбросы, находящиеся за пределами вала, внешне практически не отличаются от окружающей поверхности. Поэтому кратер Амегино непросто увидеть в небольшой телескоп. При освещении высокими лучами Солнца он выглядит как светлое пятно.

К замечательным объектам на поверхности Моря Изобилия относятся два небольших, но очень четких, одинаковых по размеру несимметричных кратера Мессье (больший диаметр 12 км). Они расположены на морской поверхности северо-западнее предполагаемого геометрического центра бассейна на одной из гряд, спускающихся из района Тарунция. Восточный из них – отдельный вытянутый в западном направлении кратер, образованный косым ударом метеорита. Его глубина 2 км, а дно частично покрыто темным материалом, обрушившимся со стенок. Второй, западный кратер состоит из двух концентрических кратеров, наложенных друг на друга (молодой – на старый).

На темной поверхности Моря Изобилия кратеры Мессье хорошо видны в телескоп практически в любое время лунного дня (особенно хорошо в возрасте 15 дней). Интересно проследить за изменением их внешнего вида при разных фазах Луны. Замечено, что если при вертикальном освещении кратеры выглядят одинаково, то при косом один из них кажется то больше, то меньше другого. На север, юг и запад из кратеров исходят радиальные лучи и выбросы. В полнолуние особенно хорошо виден двойной луч Мессье, похожий на хвост кометы, который простирается вплоть до западного берега моря и упирается в такой же по размеру кратер на материке. Вероятно, схожие размеры и двойной луч, на котором расположена эта «странная парочка», – случайные совпадения.

Двигаясь от Мессье на юг вдоль западного побережья Моря Изобилия и отложив примерно такое же расстояние, как от Мессье до Тарунция, мы придем к вытянутому кратеру Гоклений (наибольший диаметр 72 км), расположенному на краю морской поверхности. По его темному дну наряду с другими трещинами проходит грабен (опущенный по разломам участок коры), секущий поверхность Моря и названный Бороздой Гокления (общая протяженность 240 км). Основываясь на принципе наложения при образовании кратеров, можно смело заключить, что Борозда Гокления моложе одноименного кратера.

Западнее его, уже на материковой поверхности бассейна, находится кратер Гутенберг (диаметр 74 км) с мощным внешним валом. На его неровном дне, тоже заполненном лавой, виднеются центральный пик, много горок и цепочка кратеров. У западной окраины Гутенберга начинаются одноименные Борозды Гутенберга (общая протяженность 330 км), которые продолжаются вплоть до южного берега Моря Спокойствия, такого же древнего, как и Море Изобилия (вопрос о том, какой из этих бассейнов образовался раньше, еще обсуждается). Узкая прерывистая полоса материковой местности с небольшими высотами, простирающаяся от Борозд Гутенберга до Тарунция, служит границей между Морями Изобилия и Спокойствия. От Гутенберга, но уже в противоположном направлении (южнее), начинается горный хребет Пиренеи, являющийся кольцевым валом сравнительно молодого бассейна Моря Нектара.

Близ полнолуния в Море Изобилия можно проследить за областями различных лавовых полей, которые несколько различаются по своей отражательной способности. Молодые области выглядят темнее, древние – светлее. На третьи-четвертые сутки после полнолуния в пределы Моря Изобилия вступит вечерний терминатор. Следя за его перемещением, вы можете повторить изучение деталей рельефа при косом освещении, но уже с противоположным направлением падения солнечных лучей.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации