151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Фантомные боли"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 16 апреля 2018, 10:40


Автор книги: Лариса Голубева


Жанр: Современная русская литература, Современная проза


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 15 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Лариса Голубева
Фантомные боли

Всем, кто оказывается рядом с нами в трудную минуту, посвящается


Иллюстрация на обложке – художник Michael Cheval www.chevalfineart.com

Фантомные боли

Марина вышла из офисного здания и сразу попала под леденющий шквалистый ветер. Не спасали ни видавшая виды дублёнка, ни мохеровая кофта, надетая на шерстяную водолазку, ни шапка с шарфом, плотно повязанным вокруг шеи. Через несколько минут нос стал красным, и если бы он ещё светился изнутри, то мог бы служить неплохим ориентиром для всех, кто оказался на улице в этот непогожий вечер. Проклиная всех и вся на свете, Марина всё же без происшествий добралась наконец до метро. В метро было невыносимо душно, и Марина почувствовала, как пот струйками потёк по спине. Она сняла шарф и шапку и утрамбовала их в уже набитый пакет. Через пару остановок она вышла из метро, предварительно снова напялив на себя шапку и шарф. На автобусной остановке чернела толпа. С одной стороны, хороший знак – автобуса давно уже не было, а значит, скоро подойдёт. Но, с другой стороны, – надо ещё как-то втиснуться в него.

С появлением автобуса толпа мобилизовалась и приготовилась брать его штурмом. Марина заприметила мужчину на костылях и пристроилась рядом с ним. «Народ у нас сердобольный, пропустят его из жалости, ну и я за ним прошмыгну», – подумала она.

Двери автобуса открылись, и, как только все желающие вышли, новые пассажиры устремились внутрь. Одна женщина, как и ожидалось, заверещала: «Граждане, вы что, не видите? Дайте дорогу инвалиду!» Инвалид тем временем лихо засунул костыли подмышку и легко взлетел в салон автобуса. Марина, воспользовавшись некоторым замешательством толпы, быстро зашла в автобус вслед за ним.

Через минуту переполненный автобус наконец-то сдвинулся с места. Народу набилось столько, что Марина даже не могла поправить сбившуюся набок шапку, так как обе руки были заняты. Отовсюду доносились незлобивые реплики озлобленных граждан.

«Мужчина! Мне свою сумку тяжело держать, а вы на меня ещё свою прилаживаете!»

«Пропустите старушку!»

«Старушки и в другое время ездить могут. А их вот именно в час пик разбирает!»

На шестой остановке Марина с трудом вышла из автобуса и тут же по щиколотку оказалась в придорожной грязной жиже. Городские власти не пожалели средств на мощные реагенты. А может, дворник-таджик неправильно рассчитал их количество на квадратный метр вверенной ему территории.

Марина оглядела себя. Ущерб был минимальный – оторванная и безвозвратно потерянная пуговица и разорванный пакет. Впрочем, из пакета, похоже, ничего не вывалилось.

В режиме автопилота Марина добрела до своего дома в одном из спальных районов Москвы, вошла в замызганный подъезд и села в лифт, привычно нажав на одну из сожжённых кнопок.

Раздевшись в прихожей, Марина прошла на кухню и поставила на плиту чайник. Затем она вернулась в гостиную и сразу же включила компьютер. На фоне общего убогого интерьера новенький компьютер смотрелся как высококачественный зубной имплант во рту бомжа.

Марина вышла в «Скайп» и позвонила контакту под именем Сергей. Одновременно быстро зашла на сайт знакомств.

На экране появился молодой человек дет двадцати пяти.

– Серёж, привет, это я. Ну что, пробил последних?

– Привет и тебе. Да фуфло всякое в основном. Впрочем, один очкарик тут пишет, что из Москвы, а сигнал из Европы идёт. Франция или Германия.

– Вот с этого места поподробнее. Который из них?

– Да вот ботаник этот, Алексей, 47.

– Очень интересно. Думаешь шифруется?

– А хрен его знает. Надо понаблюдать. Обычно наоборот бывает. Пишут, что в Париже, а на самом деле в Урюпинске.

Марина стала внимательно разглядывать фотографию на экране.

– Вот у таких тихонь в очочках в голове бывают самые большие тараканы. С таким материалом вполне можно поработать.

– Ну, Маринка, ты даёшь. Я смотрю, ты всерьёз решила наладить свою личную жизнь.

– Пролетариату нечего терять, кроме своих цепей. Позвони, если что. Пока.

Марина оторвалась от экрана, пошла на кухню и заварила себе чай. Вернувшись с кружкой в гостиную, она удобно устроилась на диване и взяла в руки телефон.

– Привет, папуль. Как там дела в нашем Мухосранске?

– А, ну, конечно. Ты же у нас уже давно москвичка. Зря стараешься. Всё равно для них лимитой останешься. Может, вернёшься? Ничего путного из тебя там всё равно не вышло. С мужем развелась, даже малоизвестной журналисткой не стала, скитаешься по съёмным квартирам.

– Нет уж. Лучше вы к нам. Я тут такое придумала, – ты ещё ко мне в гости в Европу приедешь.

– Авантюристка, ты и есть авантюристка!

– Вот что, пока тебе тоже придётся поучаствовать в процессе. Ты же у нас психолог. Я сейчас тебе перешлю тут фотку одну, а ты сделай психологический портрет товарища. Физиогномика ведь твоё сильное место, если не ошибаюсь?

– О, очередной жених, что ли, нарисовался? Делать тебе нечего, дочка. Посмотрела бы вокруг себя повнимательнее… Может, и нашла бы себе хорошего, порядочного человека. А ты всё с этими виртуальщиками связываешься.

Эх! Ладно, завтра посмотрю, у нас ведь дома компьютера нет, как ты знаешь.

– Ну вот и отлично. До завтра тогда.

Марина потянулась.

– Так, последний звонок и спать.

– Ирка, привет! Просто хотела подтвердить. Завтра после работы заеду к тебе.

* * *

День не задался с самого начала. С утра разболелась голова, да ещё эта очкастая дура не взяла статью. Вечно у неё то формат не тот, то тема не раскрыта. Ладно, ещё есть запасные варианты.

Марина вышла из лифта и позвонила в дверь. Ирка, её лучшая подруга с незапамятных времён, как будто поджидала её с другой стороны, так как дверь открыла моментально.

Подруги расцеловались.

– Проходи, раздевайся. Сейчас будем ужинать. Вид у тебя уставший.

– Зато ты выглядишь прекрасно.

– Спасибо на добром слове. Я сейчас. Да ты раздевайся пока и проходи уже наконец.

Ирина, миловидная стройная брюнетка, исчезла на кухне. Стол в гостиной уже был накрыт.

Марина разделась и прошла в комнату. Квартирка Ирины была небольшая, но очень уютная, – обставлена стильно и со вкусом, а некоторая эклектика придавала ей особый шарм.

Ирина внесла в комнату блюдо с запечёнными баклажанами, моцареллой и помидорами и поставила его на стол.

– Садись. Я тоже проголодалась. И что у нас за пожар на сей раз?

– Ты помнишь Лильку? – спросила Марина, усаживаясь за стол. – Ну ту, что со мной работала в этой жёлтой газетёнке, всё про виртуальный секс писала. Так вот, она нарыла себе какого-то итальяшку, ездит к нему время от времени и собирается его на себе женить. Ему, правда, 75 стукнуло, но с виду пока ещё бодрый. Вот и я хочу так же попробовать.

Ирина удивлённо посмотрела на подругу.

– Насколько я помню, Лилька твоя немного по-английски говорит. А ты на каком языке с иностранцем общаться собираешься?

– Да мне иностранец и не нужен. За бугром сейчас и наших полно осело. Самые что ни на есть соотечественники, ну или бывшие соотечественники. Я тут знакомого хакера напрягла, он для меня несколько кандидатов на мою руку и сердце пробил по своим каналам. Один явно представляет интерес.

– Ну и сколько ему лет? Тоже за 70?

– Да нет. Вполне ещё съедобный. Вот глянь.

Марина достала из сумки распечатку с сайта и протянула её Ирине. Ирина стала внимательно её разглядывать.

– Чисто ботаник этот твой Алексей, 47. Так ведь здесь написано – Москва.

– В этом весь прикол, – с воодушевлением сказала Марина. – Хакер говорит, что сигнал с компа идёт из Европы. Предположительно Франция, Германия…

– Любопытно. Может, в командировке? А что ты ещё про него знаешь?

– Из анкеты следует, что женат и есть дети, но неизвестно, сколько, так как в анкете есть только одна опция – есть дети или нет.

– Если пишет, что женат, значит, для развлекухи кого-то ищет, – вздохнула Ирина. – Ну, чтобы с самого начала иллюзий не было. Я бы не стала связываться с женатыми, – от них одна головная боль. Будет сначала тебе обещать, что вот-вот разведётся, потом говорить, что жена больна и он не может её бросить, потом что-нибудь с ребёнком. А ты будешь вечно на вторых ролях. Я это уже всё проходила.

– Жена – не печка, её и подвинуть можно. Была бы цель! Я для себя всё решила. Первый бросок был в Москву. Ну, а теперь – Европа.

Глаза Марины победно заблестели. Ирина же явно не разделяла оптимизма подруги.

– Всем хочется сделать тройной прыжок, а чаще получается прыжок с места. Ну и в чём заключается твой великий стратегический план?

– Для начала надо разместить свою анкету, подобрать удачную фотографию и придумать легенду. Если товарищу надо, чтобы мы думали, что он в Москве, будем ему в этом подыгрывать. А сейчас свяжусь-ка я быстренько с папашей, пока он в запой очередной не ушёл. Он обещал мне помочь с анализом портретика. Я ему сейчас сброшу смску, чтобы он позвонил нам сюда, если ты не против.

– Да мне-то что? Пусть звонит. Только зря ты всё это затеяла.

– А чем я рискую? Я хочу получить своё место под солнцем.

Марина достала мобильник и стала строчить отцу смску.

Через пару минут раздался звонок. Марина взяла трубку, предварительно включив громкоговоритель.

– Привет, пап. Ну что? О чём тебе поведал портретик?

Раздался хрипловатый голос отца.

– Давай сначала договоримся. Ну, как в прошлый раз. Не забудь подкинуть отцу деньжат на личные нужды. Мой, так сказать, недекларированный доход.

– Да не томи уже. Всё тебе передам.

– Ну, тогда слушай, дочь моя.

– Только вот давай без твоих научных заумностей. Чтобы было просто и доступно.

– Вот любишь ты крылья подрезать. Тогда вариант для умственно обиженных. Типичный невротик этот твой новый кандидат. Для твоих целей лучшего типажа и не найти. Невротики, для твоего сведения, люди эмоционально нестабильные, неуверенные в своих силах. Ему самому от всего плохо. Его мучают всякого рода фобии, он зациклен на себе, эгоистичен. То занимается самобичеванием, то обвиняет во всех грехах других. С возрастом он, похоже, не врёт, но мы не знаем, когда была сделана фотка. Могу ещё добавить, что сильным характером не отличается. Если нащупать слабые места, а у невротиков их пруд пруди, то можно вить из него верёвки. Опять же его возраст – большой для тебя плюс. Кризисный возраст для мужиков. Мозги у них стекают вниз, и вот тут-то самое время их брать за… Ну ты сама знаешь, за какое место. Не мне тебя учить.

– Отлично. Слушай, а какую фотку мне лучше разместить? Посмелее или наоборот – скромную овцу такую изобразить?

– С невротиками надо нежно, постепенно. Поэтому я бы советовал… – Отец на секунду замешкался. – Ты деньги-то не забудешь передать?

– Не забуду, не забуду. Давай уже говори, какую фотку повесить.

– Сделай фотку на фоне новогодней ёлки. На невротиков это действует безотказно. Они народ чувствительный, такая фотка точно вызовет у него умиление. Ну, и конечно, надо получить максимум информации об объекте – что любит, чем интересуется, отношения с женой, если женат. Хотя, раз он на сайт вышел, значит, там не всё гладко. Держи меня в курсе, дочь моя. Я лицо заинтересованное в счастье своей дочери, ну а также в своём финансовом благополучии.

– Ладно. Как будет что-то новое, я позвоню.

Ирина неодобрительно покачала головой.

– Ну, я смотрю, у вас уже и жаргончик профессиональный – «объект», невротик, фобии… С группой психологической поддержки в бой идёшь. Разработку объекта будете, значит, осуществлять на научной основе. Сколько лет тебя знаю, но всё же удивила ты меня, Маринка.

– Да ведь это как игра. Заодно проверим, чего стоят все умные книжки, которые я прочитала и по психологии, в том числе и по парапсихологии, и по методикам воздействия на подсознание. Ты тоже этим занималась, насколько я помню.

– Если ты собираешься воспользоваться этими методами, то тут я тебе не помощник. Ты знаешь, чем закончилась моя история.

– А мне казалось, что у тебя по-прежнему нехилые финансовые трудности. Или я ошибаюсь?

Ирина побледнела и буквально прошептала:

– Не ошибаешься.

Взгляд Марины стал холодным и безучастным.

– Ну вот и ладненько. Значит, мы поняли друг друга. Мне потребуются некоторые твои контакты. А за твои услуги я готова платить. Пока из тех, что из бывшего вытрясла.

– Неужели опять раскошелился? – с усмешкой спросила Ирина.

– Да я ещё кое-какой компроматик на него оставила себе, как раз на такой вот непредвиденный случай. А ему ой как не хочется, чтобы его пикантные фотки вдруг оказались на интернете, на всеобщем, так сказать, обозрении. Он ведь вот-вот станет замом главного редактора известного тебе издания.

– Это называется шантаж.

– Это с какой стороны посмотреть. А по мне, так расплата за грехи. Ладно, мне пора.

Марина встала из-за стола. Больше подруги не проронили ни слова.

* * *

Небольшая французская деревушка расположилась прямо у подножья невысокой горы. День был солнечный, но ветреный. Иногда казалось, что за этой горой находится мощная турбина, которая нагнетает воздух, и, когда давление становится слишком высоким, вся эта воздушная масса перекатывается через гору и лавиной обрушивается на окрестные поселения. Впрочем, сильный ветер не нарушил традиционного кофепития местных старушек, которые уже успели сходить на почту и теперь сидели за столиками и в сотый раз рассказывали друг другу про походы к врачам, любимых внуков и про детей, которые совершенно неправильно их воспитывают. Время от времени доносился их скрипучий смех. Несмотря на регулярное поглощение пирожных в уютной кондитерской, старушки в массе своей были сухопары и подтянуты. Кариес им тоже не грозил по той простой причине, что на вставных челюстях он не образуется.

На парковку напротив кондитерской заехала машина, из которой вышла неброско одетая женщина лет пятидесяти пяти. Женщина зашла в кондитерскую и купила шоколадный торт.

Она вернулась к машине, мотор заурчал, и она медленно поехала по узким, вихляющим улочкам городка, затем выехала за его пределы и направилась к небольшой деревне. Открылся прекрасный вид на невысокие рельефные горы. Машина свернула к деревне и въехала в открытые ворота. Женщина вышла из машины и позвонила в дверь небольшого уютного дома.

Лера, хозяйка дома, высокая симпатичная блондинка лет сорока пяти, в это время протирала вазу. Услышав звонок, она неловко повернулась и задела фотографию, на которой она была запечатлена с мужем. Фотография полетела на пол, стекло вдребезги разбилось. Лера попыталась собрать осколки, но тут же порезала палец.

– Иду, иду, – крикнула она, пытаясь одновременно остановить кровь.

Лера открыла дверь и сказала:

– Привет, Галь. Проходи. Я уже думала, ты не приедешь.

– Лер, ну если я сказала, что заеду, значит, заеду. Что у тебя с пальцем, вон весь в крови.

– Да вот, фотографию разбила, стеклом порезалась. Проходи.

Галина подняла вверх коробку с тортом и сказала: – Смотри, что я принесла. Шоколадный торт – моя слабость. Не удержалась.

– Ну, как говорил, Оскар Уайлд, «единственный способ отделаться от искушения – уступить ему».

На кухне размеренно засопел чайник.

Галина огляделась по сторонам.

– Как же всё-таки у тебя хорошо! Всегда так тепло и уютно. Прямо с порога это чувствуешь. И как ты только всё успеваешь? И дом в порядке и чистоте содержать, и сыном заниматься, и мужем, и собакой? Ещё работаешь, когда получается. При этом прекрасно выглядишь. Меня бы на всё это не хватило. Кстати, как твой пёс, получше?

– Да старенький он уже. Даже представить себе не могу, что наступит момент… – На глазах Леры навернулись слёзы. – Серёжка уже взрослый, почти студент. Работа – чтобы в форме себя держать. Ты же знаешь, как быстро уходит язык, если с ним не работать. Да и вообще, хочется иногда на людей посмотреть и себя показать. Не всё же здесь, в глуши, в саду копаться.

– Да что случилось-то тогда?

Лера немного замешкалась.

– Я даже не знаю, с чего начать. Всё это кажется диким и нереальным. Как будто не со мной всё происходит.

– Начни с самого начала. Лёшка, что ли, загулял?

– Невозможно в это поверить, правда?

– Да исключено! Твой Лёшка?! Интроверт, бирюк, однолюб… Не выдумывай! Мужики вон говорят, что он после работы – сразу домой. Ни пиво с ним попить, ни в сауну… И спортом никаким не занимается.

– И тем не менее. Он вроде и дома, а с другой стороны, – нет его. После работы заглотает ужин и наверх к компьютеру. Я его и не вижу практически. Всё время перед этой железякой. А стоит мне войти туда, он сразу раз мышкой и закрывает что-то. На экране сайт какой-нибудь самый обычный. Он с кем-то переписывается, и очень активно.

– Ты спрашивала?

Лера тяжело вздохнула.

– Конечно, спрашивала.

– И?

– Говорит, что ни с кем он не переписывается. Что как такая глупость могла мне прийти в голову. Но ведь точно переписывается. Он долбит по этим клавишам до двух ночи. И так каждый день! Представляешь? А потом ведь и на работу надо идти.

– Может, на сайтах что ищет?

– Ну не каждый же день искать на сайтах и ровно до двух ночи!

– Действительно странно.

– Тут как-то у него комп накрылся. Почта не работала. Так он меня просто извёл, чтобы я как можно скорее связалась с компьютерщиками. Ходил нервный такой все три дня, как будто жизнь остановилась. Да он с минуты на минуту должен с работы вернуться. Ты сама всё и увидишь.

Через несколько минут раздался звук подъезжающей машины. Оставив машину в гараже, муж Леры вошёл в дом и сразу заглянул на кухню.

– Вот и я. Галя, привет! Как жизнь?

– Да нормально, Лёша, – ответила Галина. – Вот с Леркой ждём тебя.

Лера стала накрывать на стол. Алексей быстро поднялся на второй этаж, сразу включил компьютер и проверил почту. Не обнаружив ничего заслуживающего внимания, он переоделся и спустился вниз.

Ужин выглядел весьма аппетитно – тонкие ломтики мяса под грибным соусом, несколько запечённых картофелин с укропом и маринованные помидоры домашнего приготовления.

– Вот умеешь ты, Лер, не только вкусно всё приготовить, но и эстетично всё оформить, – сказала Галина, предвкушая трапезу. – Правда, Лёш?

Алексей же был настолько погружён в какие-то свои мысли, что даже никак не отрегировал на вопрос Галины. Он быстро заглотал ужин и встал из-за стола.

– Спасибо. Я вас теперь покину. Вы тут без меня дальше. Не буду вам мешать. Поговорите тут о своём, о девичьем.

Лера вздохнула.

– И вот так каждый день. Я ничего не понимаю, но у меня ужасное предчувствие. Он стал абсолютно другим. Совсем чужой.

– Ну, может, кризис среднего возраста. А что если вам съездить куда-нибудь вместе, отдохнуть?

– Мы собирались сначала в Москву дней на 10, там дела кое-какие. Опять же мать там его. А потом хотели на море на недельку. Да тут собаке хуже стало, пришлось всё переиграть. В Москву он поедет один, а я останусь с собакиным. А потом, скорее всего, я одна поеду на море, а он будет собакой заниматься. Хотя, честно говоря, никакого настроения нет.

– А когда ты стала замечать вот эти его странности?

– Да где-то с зимы, наверно. А сейчас уже начало мая. Он ещё и в командировки стал активно записываться. Раньше такого не было. Хотя сейчас я прошу его по возможности не ездить никуда. Мне с собакой одной очень тяжело. Теперь его приходится часто поднимать, особенно после приступов, а наш пёс весит больше 30 кг. Так Лёшке мои просьбы по барабану. Мычит что-то насчёт нехватки людей на работе. И глаза отводит. Галь, я и правда не знаю, что и думать.

– А с интимной жизнью хотя бы всё в порядке?

– Я уже забыла, что такое секс. Говорю же тебе, – он в спальню после двух ночи возвращается. Знаешь, когда он в командировку уезжает, я чётко в два часа ночи просыпаюсь. Это, наверно, невроз какой-нибудь. Я уже подсознательно жду, когда он перестанет долбить по клавишам, примет душ и наконец-то ляжет спать. Вот тогда только и я засыпаю.

– Да ты не паникуй раньше времени. Пусть едет себе в Москву, и ты потом отдохнёшь на море. Он в Москве где жить будет?

– В нашей квартире. Она пока не сдана.

– Не переживай, всё устаканится. Держи меня в курсе. Извини, но сейчас мне уже пора.

Галина встала из-за стола и громко крикнула:

– Лёш, пока!

Сверху послышался голос Алексея: «Пока. Пока!»

Лера многозначительно посмотрела на Галину.

– Вот видишь.

* * *

Марина вместе с людским потоком просочилась в метро. Толпа медленно затолкала её на эскалатор, а затем, вытолкнув с эскалатора, втиснула в уже переполненный вагон. На остановке она вышла из вагона и достала мобильник. На экране высветилась Ирина.

– Ирка, привет! Я в метро, связь никакая… Новостей куча! Кстати, ты мне нужна. Нет, лучше увидеться. Завтра устроит? Суббота ведь, с утра дела разгребу и приеду к тебе на, как это, файв о клок ти.

В субботу утром Марина позволила себе поспать подольше. Завтрак получился поздним. Допивая утренний кофе, Марина взяла косметичку, достала зеркальце и приготовилась наводить марафет.

– Вот чёрт, – выругалась она, увидев, что на самом кончике носа красуется огромный прыщ. Её бабка по отцовской линии всегда в таких случаях говаривала, что это означает, что кто-то в тебя влюбился. Может, оно, конечно, и знак взаимного притяжения, однако, в преддверии предстоящего свидания с виртуальным поклонником, настроения прыщ не прибавлял. Замакияжить его тоже не удалось, – даже через три слоя тонального крема мерзкий прыщ победно просвечивал во всей своей неприглядной красе.

Марина тяжело вздохнула. Михаилу, который на сайте заинтересовался Мариной, было согласно профилю сорок пять лет, и был он якобы свободен. На одной из выставленных на всеобщее обозрение фотографий он сидел за рулём навороченной иномарки, на другой – выходил из вод какого-то южного моря, правда, моря и пляжа на фотографии было много, а сам он смотрелся маленькой точечкой, очертания которой при желании можно было всё же принять за Михаила. Привлекло Марину и то, что он был готов за свой счёт пригласить девушку в путешествие, а также тот факт, что свой доход Михаил определил как высокий.

В кафе, где Марина договорилась встретиться с Михаилом, она заняла стратегическое место у окна. Михаил был точен. Его дряхлая Тойота припарковалась аккурат напротив входа в кафе. С обещанных 185 см виртуального роста Михаил каким-то образом усох до максимум 170 реального, а реального возраста, напротив, значительно прибавилось. Плюгавость мужика удачно оттеняли вытянутые на коленях штаны и замызганные ботинки.

Марина быстро послала смску Ирине. Через десять минут после нечленораздельной беседы с якобы воротилой крупного московского бизнеса зазвонил телефон Марины.

Марина театрального захлопала глазами.

– И когда это случилось? Ну, конечно, я сейчас же к тебе еду.

– Извините, Михаил, – сказала она. – Но я вынуждена срочно вас покинуть. У моей близкой подруги ЧП.

Михаил пытался что-то промямлить, но Марина уже схватила сумку и вылетела из кафе.

Через полчаса она уже была у Ирины.

– Привет, подруга! Давненько не виделись. Спасибо за спасительный звонок, а то я уже не знала, как отделаться от этого мужика. Ставь чай, я тортик принесла.

– Тебе бы лучше что-то диетическое, – язвительно заметила Ирина.

– Эти твои едкости и колкости можешь оставить для тех, у кого комплексов выше крыши. А у меня их нет. И Алексей от моей красоты просто млеет.

– И на каком у нас всё этапе?

– На очень даже продвинутом. Папаша мой был прав – фотография на фоне ёлки произвела-таки на него потрясающее впечатление.

– Ты выяснила, где он живёт – в Москве или в Европе?

– Я с ним поиграла некоторое время в кошки-мышки. Делала вид, что полностью уверена будто он в Москве. От предложения встретиться и попить кофейку он, понятное дело, под разными предлогами как-то уклонялся. А потом сам прокололся, козлина.

– И на чём же, интересно знать?

– На вечной теме о погоде. Забыл, дурак, про легенду, и написал, что погода такая прекрасная, градусов 20, солнечно и травка зелёная! Поэтому его собаке даже лапы не надо особенно вытирать. А какая в Москве сейчас погода не мне тебе рассказывать, – вон грязищи по колено, и снег ещё не растаял. А до 20 градусов нам ещё как минимум до середины мая ждать. Ну и не стала я упускать такой шанс, спросила, интересно знать, в каком районе Москвы сейчас плюс 20. Мол, сразу туда готова поехать.

– И как он отвертелся?

– Никак. Признался, что живёт во Франции. А на сайте специально написал «Москва», чтобы оградить себя от меркантильных дамочек, которым только и надо, чтобы вырваться в Европу.

– Ну к этой категории ты у нас точно не относишься. Ты у нас только любви ищешь. Как в том анекдоте: «Познакомлюсь просто с хорошим человеком, и не важно даже, где он работает, – в Газпроме или Роснефти».

– Послушай, я хочу устроить свою жизнь. Богатенький папик в Европе – вот и все мои скромные желания.

Глаза Марины сузились.

– И я ни перед чем не остановлюсь, – решительно сказала она.

– Я так понимаю, что у него семья и дети?

– Да, сын-студент. А жена, судя по его рассказам, овца такая, работает иногда время от времени. А в основном, наверно, по салонам красоты ходит, массажи там всякие… Так вот, я хочу быть на её месте!

– Никогда не надо брать чужое, – тихо сказала Ирина.

– Да перестань ты! Тоже мне, праведница какая!

– Ты же поставила на мне свой эксперимент, и он провалился. Он не просто провалился! Володя умер!!! От всех этих твоих манипуляций!!!

– Но ведь не сразу. Вы почти шесть лет вместе были. И вроде ты была счастлива.

– Не скажи. Меня никогда не покидало чувство, что он со мной через силу, что ли. Иногда такая тоска у него была в глазах.

– Успокойся наконец. У меня всё будет по-другому. Кстати, одну действенную манипуляцию на расстоянии я уже осуществила. Я ему ненавязчиво так, но с завидной регулярностью рассказывала про свои беды – живу в съёмной конуре, зима холодная, а не на что дублёнку купить, а вот сейчас весна настанет, посмотрела в шкафу, а босоножки-то там старенькие, стоптанные и ремешок перетёрся. И сработало. Ты же знаешь, если ты открыто демонстрируешь свои проблемы – финансовые, личные и любые другие – и при этом ничего не просишь, можно быть уверенным, что тебе эту помощь предложат и без твоей просьбы.

– Ну, он совсем лох, если даже на такую простую штуку клюнул.

– Я сама удивилась. А он, раз, – и предложил деньжат мне подогнать. Ну, я, конечно, поломалась для вида. Нам, таким гордым, денег, мол, не надо. А потом вроде как снизошла. Так что, Ирка, да здравствует Вестерн Юнион. Единственное, что тяжело, – это перестукиваться с этим ботаником допоздна каждый день.

– Ну ты же у нас «сова». Тебе не привыкать.

– Сова-то сова. Но не до четырёх же утра без перерыва на уикенд.

– Господи, и о чём можно до четырёх утра да ещё каждый день тарахтеть?

– Ну, видимо, скучно ему там стало. С женой за 25 лет уже всё обсудил. А тут такой интересный собеседник, как я. Впрочем, ему легче. С Москвой разница два часа, так что он отбывает в опочивальню в два часа ночи по ихнему французскому времени. И это опять же мне на руку. Думаю, что жена его, не дождавшись своего благоверного, в два часа ночи видит уже не первый сон. Вместо объятий мужа спит в объятиях Морфея.

Марина рассмеялась над собственной же шуткой.

– Будешь на нём своё журналистское перо оттачивать. И что ты ему там напела?

– Да ничего нового. Что он – совершенно потрясающий и интересный мужчина. Что он – исключение на этом сайте, где собираются сплошь похотливые развратники. Писала, что чувствую, как мы с ним совпали на молекулярном уровне. И как это удивительно и феерически волшебно.

– Да уж, мужчины любят ушами не меньше, чем женщины. И какова реакция?

– А как ты думаешь? Жаждет встретиться.

* * *

За окном маленького уютного кафе моросявил дождик. Лера едва успела заказать себе кофе, как к ней подсела Галя.

– Привет. Спасибо, что пришла. – Лера в задумчивости стала размешивать сахар.

– Да не за что меня благодарить. Что у тебя стряслось? Как сын? Он должен был вроде на каникулы приехать.

– Да вот экзамены доедает и скоро приедет.

– Ну а с Лёшкой что? – с беспокойством спросила Галя.

Лера махнула рукой.

– Всё хуже и хуже. Он как будто живёт абсолютно своей жизнью, тайной жизнью, о которой я ничего не знаю. Такое впечатление, что его интересует только то, что происходит на экране компа. Я не знаю, с кем он там переписывается, но только глаза у него стали совершенно ненормальные. И делает он всё чисто механически, по необходимости, что ли… Неинтересно ему, что происходит вокруг. Его жизнь начинается поздно вечером, когда ему никто не мешает и он остаётся наедине с экраном и с тем или той, кто с другой стороны экрана.

– По-моему, ты сгущаешь краски.

– Не думаю. Сейчас вообще все с ума посходили. Если в течение дня ты не побывал несколько раз в инете, значит, день не удался. И не важно, ждёшь ты мейла или нет, но с необъяснимой регулярностью все заходят в свой почтовый ящик и проверяют по сто раз на дню, нет ли там от кого письма. Мне кажется, если взять вдруг и убрать интернет, – начнётся массовый психоз с непредсказуемыми последствиями.

– Ну, знаешь ли, прогресс не остановишь.

– Да это понятно. Только вот сдаётся мне, что мой Лёшка страдает интернет-аддикцией. А я так просто стала кибер-вдовой.

– Кем ты стала?

– Кибер-вдовой. Виртуальной вдовой, к счастью. У меня муж женат на компе.

– Ну что за ерунду ты несёшь.

– Я тоже думала, что ерунда. Ты представляешь, в позапрошлую субботу мы были на дне рождения у одного Лёшкиного коллеги. У них всегда бывает полно народу и как-то нескучно. Ты моего Лёшку знаешь. Его не назовёшь весельчаком и душой компании. Но в этот раз даже я удивилась. Он практически ничего не ел и постоянно нервно поглядывал на часы. А потом подошёл ко мне и сказал, что ему надо быстренько сгонять домой, якобы Серёжка должен был что-то ему на почту сбросить.

– Ну, может, и правда так и было.

– Да никогда он не ждал ничего такого уж срочного от сына. Вечер тогда был прохладный, я ему сказала, что поеду с ним, чтобы переодеться. Дома он сразу взлетел к компьютеру на второй этаж, я переоделась, и мы вернулись на день рождения. Он был мрачнее тучи, сказал, что от Серёжки ничего нет и всё нормально.

– Слушай, а может, у него что-то со здоровьем?

– Ну если разве с психическим. И ещё. На следующий день к нам на ужин приехали наши старые друзья. У нас с ними много общих знакомых, плюс у Лёшки с Игорем ещё и общие интересы – они оба историей увлекаются. Так вот, у меня было такое впечатление, что он ждёт не дождётся, когда они уйдут. И что ты думаешь? Как только мы их проводили, он мне так злобно вдруг сказал: «Наконец-то они свалили!» И сразу наверх, к компу.

– Непонятно мне всё это. Когда, ты говоришь, он в Москву-то едет?

– В следующую субботу. А я тут остаюсь одна на хозяйстве и с больной собакой. Может, я, конечно, и придумываю, но приступы у собакина начались как раз в то время, когда я стала замечать эти странности в поведении Лёшки.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации