151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 3

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 20 сентября 2015, 17:00


Автор книги: Лариса Капелле


Жанр: Современные детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Глава 3
Из Терниев… В Тернии

Кася, не торопясь и наслаждаясь осенним парижским солнцем, шла по небольшой, примыкающей к Инвалидам, улочке. Прошло три месяца с момента начала ее временного контракта, и она еще не успела устать от Парижа. Хотя ей казалось, что от этого города устать невозможно. Даже доводы собственной матери Екатерины Дмитриевны, которой славная столица Франции надоела хуже пареной репы, не могли заставить ее изменить собственное мнение. Впрочем, такое расхождение взглядов матери и дочери было скорее правилом, нежели исключением. Для случаев согласия достаточно было пальцев верхних конечностей. Париж Кассии Кузнецовой (для близких – Касе) нравился. Повлияло и то, что она остановилась у маминой подруги Марго, жившей в седьмом округе. Если бы ей пришлось обитать где-нибудь около Северного вокзала или в восемнадцатом-девятнадцатом округах, то она бы быстренько согласилась с мнением собственной родительницы. Но седьмой, расчерченный безжалостной рукой Османа, был совершенно чудным. И Париж здесь оставался Парижем. Тем более к Марго она уже давным-давно привыкла, как привыкают к регулярно повторяющимся стихийным бедствиям. И не только притерлась, но и даже научилась извлекать из их совместного обитания определенные преимущества.

Марго, как и все коренные парижанки, считала, что мир крутится вокруг нее и создан исключительно для ее удобства. То есть проезжая часть улиц была создана для пешеходов, если Марго хотелось издалека поглазеть на какую-то витрину, а пешеходная – для водителей, если Марго находилась за рулем своего авто. В бутиках, где цена одной ленточки превышала минимальную недельную заработную плату, Марго требовала к себе исключительного внимания, даже если зачастую ничего не покупала. В ресторанах она ухитрялась выводить из себя ко всему привычных парижских официантов. Но российское слово «стерва» как-то к Марго не подходило. «Стерва» обозначает обычно существо слегка злобное, неуравновешенное, стремящееся что-то урвать и которому руку в пасть класть не советуют. Нет, сравнивать лучшую подружку Екатерины Великой с обыкновенной стервой было невозможно – все равно что сравнивать «Незнакомку» Блока с сочинением второклассника Вовы Сидорова. Вот именно Кася наконец нашла более точное определение. Марго была настоящим шедевром, произведением искусства, созданным трепать нервы другим представителям человеческой и не только человеческой породы.

Вполне понятно, что вначале даже от простой идеи жизни в обществе Марго в течение нескольких месяцев Касе стало дурно. Но особого выхода у нее не было. Все началось с того, что она наконец-то решила упорядочить собственную жизнь. То есть хоть каким-то образом организовать свое существование. Сыграл роль и навязчиво маячивший где-то рядом с линией горизонта тридцатилетний юбилей. К этому возрасту полагалось вставать на ноги и, предпочтительно, на свои собственные. А Кася, до этого зарабатывавшая на жизнь написанием диссертаций на заказ и поиском утерянных произведений искусств, решила, что пора обзавестись хоть каким-либо намеком на профессиональную карьеру. Екатерина Дмитриевна приняла эту новость на «ура». Она уже почти махнула рукой на чудачества дочери. Поэтому новость оказалась для нее неожиданной и приятной. Мать, которую за глаза Кася называла Екатериной Великой, тут же задействовала все имеющиеся знакомства и нашла для дитяти временный контракт в одном из дочерних предприятий аукциона Кристис. Предприятие занималось экспертизой произведений искусства, и Касино резюме показалось им интересным. Дело оставалось за жильем. Но снять квартиру на несколько месяцев было невозможно, комнаты для туристов сдавались по заоблачным ценам, а дешевые отели были слишком уж отвратительными. В этот момент в качестве ангела-избавителя и появилась Марго с предложением, согласившись потерпеть потомство своей лучшей подруги несколько месяцев, пока Касина ситуация не прояснится.

Консультационная фирма, в которую попала Кася, с хлеба на воду явно не перебивалась. Владелец предприятия, Пьер Нодэн, коммерческими способностями обделен не был. Надо сказать, что природа нисколько не отдохнула на этом господине. Наоборот, она, похоже, работала часами, долго и неустанно. И результат получился впечатляющий: высокий шатен с ярко-голубыми глазами, соблазнительной ямочкой на подбородке, спортивной фигурой и бархатистым голосом. Это дополняли: острый ум, хватка, достойная акулы делового мира, и, как ни странно, незлобивый характер. Как Кася ни старалась, но недостатков в собственном начальнике найти не могла. Он был не просто хорошим профессионалом, к мнению которого прислушивались самые опытные специалисты. Но еще умел хорошо продавать свои способности и заодно способности всех работающих на него сотрудников. Кроме того, он отличался талантом находить нужных сотрудников и никогда не натравливал их друг на друга, то есть по принципу «разделяй и властвуй» не действовал. Его девизом, скорее всего, было «Вместе весело шагать», и главное – хорошая команда, а остальное приложится! Его заместитель Патрик, хоть и не был наделен такими же качествами, как Нодэн, но был хорошим агентом-менеджером. Он умело проводил рекламу, мастерски отсеивал невыгодные контракты, от которых одни неприятности, и умело выбирал выгодные, от которых проблем было минимум, а пользы – максимум. В общем, годовой баланс предприятия неуклонно рос, веселые нолики в конце прибавлялись. Но самое главное, и владелец, и его заместитель манией величия не страдали, расширяться не собирались, предпочитая увеличивать зарплату уже имеющимся сотрудникам.

При таком раскладе Касе несказанно повезло, что ее приняли в такую интересную фирму, учитывая, что с ее профессией и дипломами специалиста по древним и славянским языкам надеяться на что-либо вообще было бессмысленным занятием вроде вытья на луну и ношения воды в решете. А тут и зарплата, и почти интересная работа, и даже возможность постоянного контракта. В ее обязанности входило проверять историю каждого предложенного к продаже раритета и участвовать в оформлении необходимых документов. Работа, конечно, была слегка нудной. Но коллектив, состоявший из двух пожилых дам-документалисток, главы предприятия, его заместителя и двух экспертов, оказался веселым, дружным. Поэтому работать в таком окружении ей нравилось. Не говоря о том, что из окон офиса открывалась великолепная панорама Парижа: эспланада Инвалидов как на ладони, мост Александра III, Сена и где-то вдалеке Тюильри. Нодэну такое месторасположение явно влетело в копеечку, но, судя по всему, он мог себе это позволить. Кроме того, совсем рядом располагалось несколько чудесных ресторанчиков, и от дома Марго до офиса вполне можно было дойти пешком, особенно в хорошую погоду. Вот и сегодня Кася совместила приятное с полезным, отправившись на работу пешком. Самые разные мысли веселыми стайками проносились в ее голове, весеннее солнце приятно грело, не обжигая, легкий ветерок обвевал лицо. Даже агрессивные гудки автомобилистов не мешали ей наслаждаться чудесным утром.

В офисе она появилась одной из первых. Первым делом включила компьютер, стала просматривать утреннюю почту. Распечатала несколько документов, потом стала просматривать остальные письма. Ее внимание привлекло одно, она проглядела и удивленно покачала головой. Письмо было коротким. Некий господин Артур Рэйли приглашал ее на встречу. В примечаниях было сказано, что он уже заручился поддержкой ее шефа.

«Без меня меня женили!» – проскочило в ее голове раздражение. И первым порывом было отказаться от столь настойчивого приглашения. В конце концов, по любым правилам хорошего и даже не очень хорошего тона в первую очередь следовало поинтересоваться ее мнением, а не мнением ее драгоценного начальника. Потом, слегка поостыв, Кася набрала в поисковой строке имя бесцеремонного господина. Присвистнула, обнаружив солидный набор регалий последнего. Они впечатляли: почетный доктор нескольких известных университетов, руководитель фонда Стоуна, находящегося под эгидой ЮНЕСКО, автор нескольких, наделавших шума в научном мире работ по истории Древнего Египта.

С отказом благоразумно решила погодить. Даже нашла оправдания столь беспардонному поведению Артура Рэйли. Тому, скорее всего, и в голову не могло прийти, что какая-то не известная никому исследовательница может возмутиться, если ею заинтересуется столь именитый собрат. Работа больше в голову не лезла. На пороге появился шеф, поздоровался со всеми.

– Кассия, у меня для тебя новость, – обратился он к ней, – пройдем в мой кабинет.

Уже внутри продолжил торопливым голосом:

– Ты просмотрела утреннюю почту?

– Да.

– Тебе должно было прийти письмо от господина Артура Рэйли.

– Оно пришло, – только и подтвердила она.

– Что-то многословностью сегодня ты не отличаешься, – слегка сморщился он. – Ну, и что ты думаешь ответить на его предложение?

– О встрече?

– О встрече?! – с некоторым удивлением переспросил шеф.

– Да, он пригласил меня на встречу и попросил связаться с его секретарем, чтобы выбрать удобное для меня время.

– И это все?

– Все, – кивнула головой она. И с оттенком обиды в голосе добавила: – А также, что ты уже дал свое согласие на мое участие в этой встрече. Если не считать двух маленьких и совершенно незначительных деталей. Во-первых, я не имею никакого представления о предмете встречи с мистером Рэйли. А во-вторых, не хочу показаться капризной, но идея о том, что я могу отказаться, почему-то никому не пришла в голову!

– И у тебя появилось впечатление, что за тебя все кто-то решил, – в тон ей добавил Нодэн.

– Что-то в этом роде, – согласилась Кася.

– Не спеши оскорбляться, а подумай о положительных сторонах. Судьба нечасто предоставляет такую возможность.

– Может, я все-таки имею право узнать, о чем пойдет речь?

– Я пообещал Рэйли, что привилегия посвятить тебя в курс дела будет принадлежать ему. Это один из наших очень важных клиентов, и, возможно, результатом твоей миссии будет интересный контракт.

– Ладно, я все поняла, – проворчала Кася, которой предлагалось набраться терпения. И, хотя избытком данного качества она не отличалась, другого выхода, похоже, у нее не было.

– Ну вот и замечательно, – облегченно вздохнул Нодэн. И уже другим, приказным тоном добавил: – Будешь держать меня в курсе дела.

Кася вышла из кабинета. До встречи оставалось два часа. Она перекинулась парой слов с документалистками Клодиной и Полеттой, отнесла завершенную вчера работу Патрику. Еще раз прочитала curruculum vitae[3]3
  Curruculum vitae, cv – краткое описание жизни и профессиональных навыков.


[Закрыть]
Рэйли и отправилась на рандеву. Офис организации находился в изящном здании османовского стиля. Она зашла внутрь. Справилась в приемной, ей указали наверх. Поднялась по широкой мраморной лестнице, назвала свое имя секретарю. Ее тут же провели в комнату, которая оказалась неожиданно просторной и неназвязчиво демонстрировала состоятельность хозяина. Достаточно было бросить взгляд на картины, украшавшие стены, грациозную мебель в стиле Людовика XV. Кроме того, все было размещено красиво и правильно, радуя взгляд, но не напрягая и не хвастаясь. Даже огромный телевизионный экран, динамики и компьютер вписывались в обстановку абсолютно гармонично. В центре ее встречал стоя хозяин кабинета и приветливо улыбался. Артур Рэйли был мужчиной далеко за шестьдесят, с круглым, слегка багровым лицом и с венчиком седых волос, обрамлявших блестящую лысину. Высокий и сухощавый, но явно не занимающийся спортом, он был узкоплечим и сутулым. Однако улыбка была весьма и весьма располагающей. Касе нравились хорошо улыбающиеся люди. Поэтому Рэйли удалось легко и сразу завоевать ее симпатию. Она расслабилась и, как ненужную составляющую, отключила сомнения.

– Я очень рад, что вы сразу согласились на встречу, – произнес он после короткого приветствия. – Надеюсь, что вы не пожалеете!

– Я тоже на это надеюсь, – улыбнулась Кася.

– Пьер вас посвятил в курс дела?

– Нет, – не стала она вдаваться в подробности.

– Замечательно, – потер с энтузиазмом руки Рэйли. – Насколько вы в курсе происходящих в археологии событий?

– Постольку-поскольку, – пожала плечами Кася. – Честно говоря, археология к числу моих приоритетов не относится. Но я периодически проглядываю новости, на всякий случай.

– Понятно, – кивнул головой Рэйли. – Тогда, может быть, вам что-нибудь известно о раскопках захоронения одного из крупных военачальников Хазарского каганата, князя Булана, в низовьях Маныча?

Кася напрягла память, но ничего подобного вспомнить не могла и отрицательно покачала головой.

– Нет, видимо, я полностью пропустила эту информацию.

– Может быть, вы просто не обратили на нее внимания?

– Сложно было бы не обратить внимания на то, что кто-то нашел следы одного из самых знаменитых правителей Хазарии!

– То есть история Булана вам известна?

– Не вся, а только факт, что именно благодаря ему Хазарский каганат стал первым и до 1946 года единственным государством нашей эры, официальной религией которого был иудаизм.

– И вас бы могло заинтересовать участие в этих раскопках?

– Меня? Но я не археолог?!

– Извините, я неправильно выразился. Не участие в раскопках, а, так скажем, наблюдение за ними. Сразу оговорюсь: нам необходим кто-то, свободно владеющий русским, французским и английским языками, специалист, способный достаточно быстро оценить ценность находок, и этого человека мы должны найти как можно скорее. Пьер Нодэн мне вас порекомендовал. Я поинтересовался вашими работами и подумал, что ваша квалификация нам подходит.

– Моя квалификация? – слегка удивилась Кася.

– Именно, – подтвердил Рэйли, – вы нас очень интересуете в качестве эксперта.

– Эксперта? – еще больше поразилась Кася.

– Нам известно о вашей работе на фонд Уайтхэд, – спокойным голосом продолжал перечислять Рэйли, – и Пьер Нодэн характеризует вас в качестве очень интересного специалиста.

– Но я же не написала ни одной серьезной научной работы.

– Почему же? – вновь широко улыбнулся мистер Рэйли. – У нас на руках целый список ваших работ, и мы находим, что вы обладаете необходимым в такой работе оригинальным мышлением. Вы не боитесь выдвигать гипотезы и, если нужно, опровергаете их. Вы – талантливый исследователь, Кассия Кузнецова.

– Вы читали мои работы? – Касиному изумлению не было предела.

– Они написаны под чужими именами. Но это нас даже привлекает.

– Почему?

– Это показывает, что вы не честолюбивы, работаете потому, что вам интересно, выполняете порученные вам дела добросовестно и, я бы даже сказал, блестяще. И потом, самое главное… – он замолчал и, как опытный актер, выдержал паузу, – вы умеете держать язык за зубами и хранить тайны.

Кася напряглась. Опыт, сын ошибок трудных, подсказывал, что на этой хвалебной ноте разговор надо было бы закончить и раскланяться. Но любопытство, это противное и вездесущее любопытство, словно пудовыми гирями, притягивало ноги к паркетному полу и заставляло остаться. Внутренняя борьба продолжалась недолго. Рэйли тем временем продолжал:

– Я не требую от вас ответить мне сегодня же. На ваш мэйл мой секретарь скинет сегодня же контрактные условия работы, ваши задачи, гонорары, суммы на расходы и т. д. С ними вы сможете ознакомиться в спокойной обстановке. Кроме того, я вам сейчас передам копии документов на ознакомление. Просмотрите и скажете свое мнение. Потом, сразу оговорюсь, что работать вы будете не одна. На связи с вами будет целая группа самых различных специалистов: египтологов, тюркологов, специалистов по истории античности и Ближнего Востока.

Кася удивилась. Если присутствие тюркологов и ориенталистов было вполне логично, то какое отношение ко всему этому имели египтологи? Поэтому с места в карьер поинтересовалась:

– А египтологи тут при чем?

– Хороший вопрос, но у нас есть уверенность, что они пригодятся, – улыбнулся Рэйли, но в подробности вдаваться почему-то не стал. Потом пошли чисто технические вопросы вроде размера вознаграждения, а также возможности будущего сотрудничества и прочая весьма важная, но малоинтересная читателю информация.

От Рэйли Кася вышла слегка растерянная. Она огляделась по сторонам, выбирая, в какую сторону податься. Недалеко отсюда, насколько она помнила, находился небольшой скверик. Немного одиночества после всего услышанного явно ей не повредило бы. Необходимо было привести свои мысли в порядок и понять, в какую очередную авантюру ее затянуло. Хотя, с какой стороны ни посмотри, предложение явно было заманчивым. Участвовать в таких важных археологических раскопках, да еще в качестве эксперта организации, находящейся под эгидой ЮНЕСКО! Раньше такое не могло ей прий-ти в голову в самых смелых мечтах. И ее студенческие экспедиции не шли ни в какое сравнение с подобным опытом. Нет, положительно, Нодэн был прав: такие предложения встречались явно не каждый день. Хотя что-то мешало искренней и полной радости. «Нарвешься на очередные неприятности! – пророчествовал внутренний голос. – С какой это стати выбрали тебя? У него что, других, более титулованных, специалистов не нашлось?! Так нет же, посылает на оценку открытия мирового значения никому не известную исследовательницу!» Она ускорила шаг. Быстрая ходьба в ее случае обычно помогала избавиться и от внутреннего голоса, и от ненужных сомнений.

Вернулась в офис, так и не приняв нужного решения. На пороге встретила Патрика. У него был озабоченный вид:

– Зайди к Пьеру, – коротко приказал он.

Кася недоуменно посмотрела на заместителя, но вопросов задавать не стала. Она зашла к Нодэну, тот сидел спиной к двери и разговаривал с кем-то по телефону. Она слышала только обрывки фраз: «Сделаю все, как обещал», «…возможность вполне реальная», «не думаю, от такого не отказываются…» Кася почувствовала себя неудобно. Она вернулась к двери и специально хлопнула ею. Нодэн резко обернулся.

– Ты! – удивился он.

– Патрик мне сказал, что ты желал меня видеть, – пояснила она причину собственного появления.

– Конечно, конечно, – несколько натянуто улыбнулся Нодэн. – Ну, как прошла встреча?

– Очень интересно, и, сказать честно, я совершенно не ожидала подобного предложения.

– Какого же?

– Рэйли пригласил меня участвовать в раскопках в качестве эксперта, но я пока не дала своего согласия.

– Почему?

– Я не уверена, что это задание мне нравится, а потом, я уже работаю у вас.

– Неужели ты решила отказаться от этого предложения?! – изумленно приподнял брови Нодэн.

– Это удивляет?

– Немного, но, в конце концов, это твое решение. Хотя такие перспективы открываются нечасто, это я уже не как директор говорю, а просто симпатизирующий тебе человек.

– Я тебе благодарна, но не знаю, сложно сказать, – заколебалась она, – иногда мне кажется, что моя жизнь должна стать более стабильной, что ли, – искала она слова.

– Жизнь никогда не бывает стабильной, – философским тоном произнес Нодэн.

– В этом ты прав, – осторожно согласилась она.

– Жаль, очень жаль, – пожал плечами Нодэн, – честно признаться, я был бы рад такому исходу.

– Почему? – напряглась она.

– Рад за тебя, я имею в виду. Но ты имеешь право выбирать, и ты выбрала.

У Каси зашевелилась в мозгу одна идея. И, не откладывая дела в долгий ящик, она решила ее проверить:

– Извини, но у меня сложилось впечатление, что, как бы помягче сказать… – попыталась было подобрать нечто более обтекаемое, но, так и не найдя, пошла напрямик, – ты хочешь, чтобы я ушла?

– Нет, не совсем, но, понимаешь, ситуация на рынке искусства сложилась неоднозначная, и мы не можем утяжелять нашу структуру…

– Насколько я понимаю, возможности постоянной работы для меня у вас нет, – перевела наконец на общепонятный язык ухищрения своего начальника Кася.

Нодэн с облегчением вздохнул:

– Пойми меня правильно, и я бы был тебе признателен, если бы наш разговор не вышел за двери этого кабинета.

– О том, что у предприятия очень сложная ситуация? Не беспокойся.

– Я тебе очень благодарен, Кассия, и, кстати, давай не будем терять связи. Как знать, может, колесо удачи повернется, и у меня появится вакансия для тебя после раскопок. Тем более и ты можешь прийти не с пустыми руками…

Кася выходила из директорского кабинета со смешанным чувством. С одной стороны, конечно, ей очень хотелось принять предложение Рэйли. С другой – странное и весьма удобное для Рэйли стечение обстоятельств напрягало. И потом, откуда у Рэйли и Нодэна была эта уверенность, что в могильнике найдется нечто сверхинтересное? Словно им кто-то дал гарантию, что Булан захватил с собой на тот свет необычайно ценный клад. Кроме того, даже если предположить, что отыщут что-то вроде скифского золота, за пределы России никому вывезти его не удастся, не те сейчас времена. Так и не ответив ни на один из поставленных вопросов, Кася отправилась заканчивать начатый неделю назад проект.

Вечером сначала позвонила маме. После разговоров о продвижении работ по реставрации замка, о лорде Эндрю – так за истинно английский флегматичный характер они назвали их обожаемого мастифа, о здоровье их друга и соседки Моник, Кася, наконец, рассказала о предложении Артура Рэйли.

– Даже и не думай! – категорично заявила Екатерина Дмитриевна.

Именно в этот момент Кася поняла, что она обязательно согласится.

– Почему даже не думай? – возразила она. – Все-таки мне предлагают работать на фонд, находящийся под эгидой ЮНЕСКО.

– Ну и что! – заявила Екатерина Великая.

– И это все твои доводы?

Кася давно уже смирилась со своей участью непонятой дочери, а Екатерина Дмитриевна – матери, советы которой все равно никто слушать не будет. Но каждая продолжала настаивать на своем.

– Нет, не все! – продолжила Екатерина Великая. – Ты даже представить себе не можешь, какого труда мне стоило найти для тебя эту работу. С Нодэном отношения у тебя сложились прекрасные. Он уже всерьез подумывает о постоянном контракте, и теперь ты собираешься все бросить коту под хвост?!

– Я вовсе не бросаю все, как ты выразилась, коту под хвост! И, кстати, столь любезный твоему сердцу Нодэн сам поддержал меня, говоря, что от такого предложения грех отказываться. Такое могут предложить только один раз в жизни! Это его собственные слова.

Но Екатерина Дмитриевна сдаваться не собиралась:

– Это сейчас он так говорит, а когда обратно попросишься, он вежливо посоветует постучаться в соседнюю дверь. А в условиях повальной безработицы таких, как ты, специалистов без особого опыта работы и без престижных дипломов – что снега зимой.

– Допустим, смотря где, – парировала Кася, – тем более вследствие глобального потепления климата со снегом зимой тоже могут возникнуть проблемы. А если серьезно, то Нодэн мне сегодня объявил, что постоянная работа в его предприятии мне не светит!

– Что-о?

– Ты не ослышалась, именно так и сказал.

– Ничего не понимаю, – явно растерялась мать, – еще неделю назад говорил моим общим знакомым, что рад твоему появлению и подумывает о переходе на постоянный контракт.

– А неделю спустя больше ни о каком постоянном контракте он не думает. И сам мне объяснил, что, если я упущу предложение Рэйли, буду себе локти кусать!

– Странно это все, – продолжала недоумевать мать.

– Он мне объяснил про трудности на рынке искусства и т. д.

– Трудности! Какие трудности! Да произведения искусства никогда так хорошо не продавались, как сейчас! Это даже первоклассникам известно!

Кася с трудом себе представляла первоклассника, заинтересованно следящего за состоянием рынка и взахлеб изучающего котировки акций и облигаций, но на эту тему решила не спорить. Вместо этого спокойно добавила:

– Так что сама видишь, что, может быть, предложение Рэйли стоит более внимательного изучения.

– Всему этому есть одно-единственное объяснение.

– Предложению Рэйли или поведению Нодэна?

– Рэйли уговорил или приказал Пьеру – не знаю, какие у них там отношения, – любыми средствами добиться твоего согласия. Только совершенно непонятно, почему Рэйли так хочет, чтобы именно ты отправилась на раскопки?

– А гипотезу, что, может быть, я по-настоящему хороший специалист, ты рассматривать не желаешь? – слегка обиделась Кася.

– Я этого не говорила, я и сама в этом уверена.

Ответ матери был для Каси полной неожиданностью. Тем временем та продолжала:

– Решай сама, но смотри, чтобы все было оформлено по всем правилам.

– Не волнуйся, спасибо, что напомнила, я как-то с пылу с жару об этом совершенно не задумалась.

– Пожалуйста, – уже более мирным тоном ответила Екатерина Великая.

Обе увидели возможность выйти с честью из очередного спора. Каждая оказалась по-своему права, и каждая осталась при своем. После разговора с матерью Кася отдышалась, прошлась по комнате, поразмышляла. Нет, предложение было действительно заманчивым. Хотя, честно говоря, о Хазарском каганате в целом и Булане в частности она имела весьма смутное представление. Кем на самом деле были хазары? Этот странный народ, появившийся ниоткуда и исчезнувший в никуда. Современники Хазарского царства оставили огромное количество описаний его правящей верхушки, принявшей в 965 году иудаизм, мощной армии, предприимчивых торговцев. Название «хазары» было известно уже первому русскому летописцу, автору «Повести временных лет». Но вся эта блестящая цивилизация была полностью смыта потоком времени. Ей просто необходимо было узнать о них побольше. Где-то в памяти застряли отголоски когда-то прочитанной «Истории хазар» Артамонова и, конечно, «Открытие Хазарии» Гумилева. Но сведения были отрывочными. Итак, первым делом, перед тем как дать окончательное согласие, следовало поближе ознакомиться с вопросом.

Ситуация с хазарами на самом деле сложилась довольно странная. Все о них говорили, но точных сведений долгое время не было. Мощная Византия предпочитала заключать с хазарами союзы, персы и арабы то воевали с ними, то вели активную торговлю, русы платили дань, не говоря уже о подданных царства: печенегах, камских булгарах, аланах, мордве, черемисах и т. д. Царство было по-настоящему огромным: на востоке оно граничило с Хорезмом, на юге утыкалось в знаменитую Дербентскую стену, на западе доходило до Днестра и Карпат. Однако кто такие хазары и что такое Хазария, сведений было мало. Может быть, потому что в отличие от прочих их потомки исчезли почти бесследно, растворившись среди других народов. Да и археологических находок было сравнительно немного. Сложилась весьма необычная ситуация: историки прекрасно знали, какие победы одерживали хазары и какие поражения терпели, но как они жили – самое элементарное: их быт, то есть в каких жилищах жили, как одевались, что ели и пили, какие песни пели, какие сказки рассказывали, все это оставалось почти полностью неизвестным. Поэтому она могла представить энтузиазм Рэйли: переоценить нахождение могильника самого легендарного хазарского военачальника Булана было трудно.

Набрала номер Алеши. Ей интересно было узнать реакцию друга. Алеша был восходящей звездой российской исторической науки, и на его мнение Кася привыкла полагаться, как на свое собственное. Оказалось, он и сам внимательно наблюдал за раскопками.

– Хазария меня давно интересовала и, сама понимаешь, не только как историка. Помнишь наш разговор о Палестине?

– Извини, меня тогда занесло.

Ей и на самом деле было неудобно вспоминать, как они сцепились с Алешей по поводу политики Израиля. Тогда-то Кася ему и припомнила исследования генетика Эрана Эльняка, согласно которым генотип большинства евреев ашкенази, то есть тех, кто основал современный Израиль, в общем, и Алеши, в частности, в реальности на 80 процентов является хазарским. И вывод напрашивался для основных последователей сионизма не очень симпатичный, так как кровь, текущая в венах европейских евреев, согласно этим самым исследованиям, была ближе к туркменской и казахской, нежели принадлежала к двенадцати коленам Израиля. Тогда как генотип палестинцев-мусульман находился гораздо ближе к линии Авраама, Исаака и Якова. И так ненавязчиво получалось, что, с точки зрения генетики, евреи были не совсем евреями. И, по иронии судьбы, евреи сефарады, к которым в момент основания Израиля сионисты относились как к евреям второго сорта, были гораздо ближе к коленам израилевым. На что Алеша отвечал, что в национальных вопросах генетики вообще лучше не касаться, иначе ни русским, ни другим народам тоже не поздоровится: русские окажутся финно-уграми и тюрками, турки – омусульманенными греками, европейцы – африканцами и т. д. Как всегда, Касин друг оказался прав, ДНК было плохим советчиком в политике.

– Неважно, – не стал поминать былое Алеша, – просто после этого спора я всерьез заинтересовался историей хазар и даже списался с некоторыми учеными, тем же Эльняком, Грором и т. д. На самом деле гипотезы Эльняка подтвердили ученые Тель-Авива, Хьюстонского университета, и их интересовало не научное подтверждение права евреев на землю Израиля, а профиль генетических болезней.

– И вот сейчас мне предстоит отправиться на раскопки могильника Булана.

– Могу тебя поздравить, только… – и Алеша замялся.

– Что «только»? – напряглась Кася.

– Ничего особенного, – стал увиливать от ответа ее друг.

– Говори, в чем дело, – потребовала она.

– Если бы я сам знал, – вздохнул Алеша, – ну ладно, раз начал. Напрягает меня эта история с могильником.

– Хотят выдать желаемое за действительное?

– Похоже на то, – протянул он. – Сама посуди: этот могильник руководитель экспедиции – Черновицкий, если не ошибаюсь, – вытащил, как зайца из шляпы. Мне один друг говорил, что раскопки предполагались гораздо южнее, в низовьях Дона. А тут руководитель экспедиции решил вести раскопки на берегу Маныча. Другие засомневались, с чего это вдруг, да и расстояние нехилое. Но он уперся: будем здесь копать, и все! Согласись, неожиданно.

– И его коллеги не высказали никаких сомнений?

– Большинство было против, но, как ни странно, руководителя поддержали сверху. Поэтому и говорю, что странно.

Кася в подводных университетских и академических течениях разбиралась плохо.

– Хотя тебе эти интриги, думаю, до лампочки? – продолжил Алеша.

– Примерно так.

– Тогда и не обращай внимания и, если понадобится моя помощь, дай мне знать.

– Думаю, что понадобится, – сказала Кася, – хотя Рэйли предоставил в мое распоряжение целый штат консультантов, даже египтологов почему-то.

– Египтологов? Странно, – задумался ее друг, – и очень даже интересно.

– Мне тоже это показалось несколько необычным, – призналась она.

– То, что в Хазарском каганате где-то в VIII–IX веках нашли убежище вавилонские евреи, это факт, только при чем тут египтологи? Не понимаю…

– Хотя, возможно, я сочиняю, и это было на самом деле всего лишь оговоркой.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации