112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 27 октября 2015, 06:03

Автор книги: Леонид Амстиславский


Жанр: Современные детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Леонид Амстиславский
По моему хотению. Сборник детективов

Моим любимым внукам и внучкам со слабой надеждой на то, что они когда-нибудь прочтут эту книжку на русском языке


Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

© Леонид Амстиславский, 2015

© ООО «Написано пером», 2015

По моему хотению!

«А, чтоб тебя разорвало!» – мысленно выругался я, когда истерика полицейских сирен начала просто бить по мозгам. Я, только-только притормозив для вида у знака «STOP», собирался свернуть на Avenue Y на паркинг, когда из-за поворота, визжа покрышками, навстречу мне вылетел красный «Мустанг» и промчался в сторону выхода на хайвэй. Пролетая мимо кучи гарбича, аккуратно приготовленной для вывоза, он на секунду притормозил, открылась задняя дверь и оттуда вылетела красная сумка. Бросок был настолько сильным и точным, что, перелетев через решетку забора, сумка упала рядом с поломанным креслом, мирно ожидавшим своей дальнейшей гарбичной судьбы.

Буквально через мгновение вслед за «Мустангом» на еще большей скорости вылетели две полицейские машины. Я инстинктивно прижался к обочине и нажал на тормоза.

Скрежет, затем страшный удар заставили меня обернуться, и я увидел, что «Мустанг» на полной скорости врезался в огромный трак, выползший с Avenue Z и перегородивший пол-улицы. Машина почти целиком впрессовалась в промежуток между кабиной и прицепом и напоминала раздавленную банку из-под пепси. Из полицейских машин выскочили четыре копа и, вытащив свои пушки, медленно приблизились к месту аварии.

Пропустить такого «киношного» эпизода я, естественно, не мог и, выключив мотор своей «Хонды», подошел поближе. Лучше бы я этого не делал…

– Убирайся! – заорал полицейский, направив пистолет в мою сторону.

Я мгновенно ретировался, сообразив, что мне будет еще удобнее наблюдать с обратной стороны ограды, т. е. со стороны паркинга.

Через несколько минут улицу запрудили полицейские машины и амбулансы, подъехали целых три пожарных машины. Я обернулся и увидел, что на всех балконах, выходящих на паркинг и улицу, стоят люди, кто-то даже с биноклем, и с интересом наблюдают, как специальный автомобиль, зацепив «Мустанг» за задний бампер, выдирает его из трака.

Короче, когда я увидел, как извлеченные тела упаковали в черные пластиковые мешки, я понял, что погоня для всех, кто находился в машине, завершилась плачевно.

Я уже повернулся, чтобы идти домой, когда заметил край красной сумки, торчавший из-за кресла. Все дальнейшее происходило как бы помимо моего сознания. Я действовал на автомате, хотя мысли в голове мчались с бешеной скоростью.

– Раз выбросили, значит, что-то такое, что не должно было достаться полиции… Никто, кроме меня, этого не видел, и видеть не мог, т. к. полиция появилась ПОСЛЕ того, как сумка приземлилась за забором. Видеокамеры наблюдения паркинга тоже вряд ли что засекли, т. к. они направлены на автомобили, и территория «гарбичного складирования» для них мертвая зона.

Однако если я сейчас заберу эту сумку и потащу ее через весь паркинг – неважно куда, в багажник машины или к дому – я буду как на ладони. И у тех, кто еще стоит на балконах, и на всех камерах. Значит…

Все эти мысли крутились в голове, пока я разрывал один из черных мешков с мусором и ссыпал его содержимое прямо в контейнер. Потом, чтобы не поднимать сумку с земли, накрыл ее сверху разорванным мешком и, перевернув кресло, взгромоздил его сверху.

Убейте меня, если я знаю, зачем я все это делал. Видимо, все просмотренные и прочитанные детективы оставили в подсознании четкий отпечаток. В сумке есть НЕЧТО. И это НЕЧТО сейчас принадлежит только мне.

Чуть в стороне стоял старый обшарпанный шкафчик с наполовину оторванной дверцей, парочка поломанных стульев, монитор от компьютера и… детская коляска.

Решение пришло мгновенно. Я схватил сумку вместе с маскирующим ее гарбичным мешком, засунул в коляску, а сверху взгромоздил один из мониторов. Теперь если даже на меня кто-то и обратит внимание, будет видно, что я позарился только на выброшенный монитор, а чтобы не тащить его на руках, погрузил в коляску.

Но куда с ней идти дальше?.. Домой нельзя. Жена уже пришла с работы.

Нет, дом отпадает.

В багажник машины?

Допустим, монитор ни у кого не вызовет подозрений. Мало ли куда я волоку выброшенное кем-то… Но сумка… В камере будет видно, что это не мешок, а НЕЧТО, завернутое в мешок…

А потом еще и коляска – волочь ее опять в гарбич? Любой идиот догадается, что десяток шагов до машины я мог бы дотащить монитор и на руках…

Я уже говорил, что действовал на каком-то автопилоте. По наитию…

Втиснув коляску между мусорными контейнерами, расслабленной походкой я направился домой.

Шел восьмой час вечера…

* * *

Странно… Казалось бы, погоня, авария, гибель людей, эпопея с сумкой – все должно было привести меня в какое-то возбужденное состояние. По законам детектива стоило бы написать, что я не спал всю ночь, курил сигарету за сигаретой, обдумывая, как незаметно извлечь сумку из гарбича и заныкать куда-нибудь подальше и понезаметней.

Ничего подобного. Не успел я зайти домой и влезть в любимые шлепанцы, как позвонил Лева, и мы минут сорок обсуждали, как организовать обсуждение темы разрыва связи поколений в Америке. Это – отдельная песня, к исполнению которой мы пытаемся привлечь хор инвесторов… Увы, пока приходится солировать только нам двоим. Этот разговор полностью вытеснил из памяти и погоню, и сумку, и вообще всю детективную чепуху. Потом начались новости по RTVI, потом я вспомнил, что не дописал кусочек статьи, которую должен сдать завтра не позднее 10 утра, потом…

Короче, ночью я проснулся оттого, что ветер так стукал неприкрытой балконной дверью, что, наверное, разбуженные соседи неоднократно прокляли меня на английском, испанском, идише, и нашем родном с упоминанием всех моих родственников по материнской линии.

Это был не просто ветер. Это был почти ураган, сопровождаемый таким ливнем, что весь пол перед балконом был залит водой.

– Вот тебе и гроза в начале мая, подумал я, когда раскат грома заставил завыть половину машин на паркинге. Я прижал нос к балконной двери и увидел, что сигнализация как минимум десятка машин сработала безукоризненно. В том числе и у моей Хонды. Машины мигали фарами и выли, как будто их угоняли.

Натянув джинсы, я поплелся к лифту и, естественно, уже только в лобби вспомнил о зонтике. А, заодно и о сумке… Интересно, все-таки, работает человеческое сознание. Я подумал, что неплохо бы чем-то укрыться от дождя, отсюда – аналогия с какой-нибудь клеенкой, пластиковый мешок – аналогия с гарбичем – СУМКА!

Самое удобное время. Прижимаясь к стене дома, до ограды паркинга, вдоль решетки до гарбича, вот она, почти не промокла, осколком разбитого зеркала три дырки – для головы и рук. Мешок на голову, правая рука наружу, левая, с сумкой, под мешком. Еще пара шагов. Достаточно, пульт на таком расстоянии уже сработает. Жму кнопку, сигнализация затыкается. Все тихо.

Быстро иду к подъезду. Зрелище еще то – в черном, залитом дождем мешке, с всклокоченной головой, как привидение. В соседний подъезд тоже бегут владельцы растревоженных автомобилей. Кто под зонтом, кто под капюшоном куртки. В такой ливень не до рассматривания соседей. Собственной руки не увидишь…

Лифт – и я дома. Жена спит. Ее не разбудишь ни сигнализацией, ни громом.

Более удобного времени, чтобы рассмотреть содержимое, может просто не представиться.

Первое, что я увидел – мобильник. Смартфон. Супер! Огромный дисплей, видимо с кучей наворотов. Не дай Бог, сейчас зазвонит. Знаем, читали, как определяют местонахождение не отключенного телефона… Батарею – вон! В унитаз и воду спустить. Дважды. Мобильник раскурочу и выброшу завтра. По дороге на работу. Что там еще? Бред какой-то… Они, что, в Армию спасения ехали, данейшен везли? Старье…

Женская кофточка, поношенные туфли…

А это вообще ни в какие ворота, – переплетенные в объемной папке-дисплее куски ткани. Я тысячу раз видел такие папки во всех мебельных магазинах. Образцы обивки мягкой мебели… Ладно, папку – в клазет. Пригодится машину протирать. Ага, это уже нечто… Детский гейм-бой. Электронная игрушка с кучей всяких стрелялок и догонялок. У моих внуков таких парочка штук. В ящик, пригодится…

Что-то в пластиковом мешке. Завязано таким узлом, что хрен развяжешь. Разрываю… Бижутерия… Бусы, кулончики, стекляшки… Ладно, оставлю… Куча внучек у друзей, раздарю…

Аж сердце замерло… Как в кино… Ровно и аккуратно, плотно прикрывая дно сумки, пачки баксов. Вся разница только в том, что в кино они все в банковских бандеролях, а здесь перехвачены оранжевыми аптечными резинками. 16 упаковок. Плотно друг к дружке. В ТРИ РЯДА! 48 ПАЧЕК! Стобаксовые купюры…

Я даже вспотел…

Быстро, быстро!

Старые шмотки – в мешок, завтра выброшу.

Сумку – в мешок, завтра соображу, что с ней делать…

Главное – бабки. Куда их? Пока – в старый кулер, который почти год пылится на балконе. Потом соображу… Взять себя в руки… Успокоиться…

Ничего не предпринимать сгоряча.

Закурил, включил чайник, три, нет, четыре ложки кофе.

Теперь за компьютер. Жена, когда проснется, должна увидеть привычную картину – я, с сигаретой в зубах, за компом. Рядом кофе. Шел пятый час утра…

* * *

Мне повезло. Около 6 утра со стороны мусорки раздался знакомый грохот, – мусоровоз опрокидывал в себя контейнеры с двухдневным содержимым. Обычно все, что валяется рядом, тоже уходит в его урчащую прорву. Значит, все концы – в воду, то бишь на свалку.

Жена просыпается к 7 часам. У меня больше часа, чтобы продумать все детали. Прежде всего, – никакой спешки.

Что, по сути, произошло?

Я ничего ни у кого не украл.

Я мог и не заметить, что какие-то отморозки что-то выбросили из машины. Я реально нашел сумку в гарбиче. Все, что в гарбиче, – никому не принадлежит.

Детский сад… Кому ты собираешься все это объяснять? Полиции? Или, что намного вероятнее, тем, кому эта сумка принадлежит? Или принадлежала? Очень их интересуют твои логические построения…

Паяльник в задницу, и ты вспомнишь даже количество заклепок на этой сумке.

Нет, будем исходить из самого худшего – из того, что далеко не все полицейские законченные идиоты.

Итак, они гнались за машиной не просто из спортивного интереса. Предположим, что они знали, что в машине находится нечто их интересующее. Кстати, судя по количеству людей в штатском, которые приехали после аварии, но почему-то в машинах с мигалками, так оно и есть… Полиция, или не только полиция, явно охотилась за кем-то, или за чем-то… Ведь не напрасно они выбросили эту долбаную сумку.

Стоп! Действительно, а почему они ее выбросили?

Ничего криминального я в этой сумке не обнаружил. Или в спешке пропустил? Деньги, даже если это почти пол-лимона, – не криминал. Наркоты и оружия я в сумке не обнаружил. Телефон? Жаль, конечно, классная игрушка, но можно считать, что его не было, и нет. Батарея давно в канализации, а сам телефон… Кстати, нужно срочно протереть – на нем могли остаться мои отпечатки… Завернуть в салфетку и сегодня же выбросить куда подальше. Бижутерия, старые шмотки и дисплей с образцами тканей – явная маскировка. Что там еще было? Детская игрушка гейм-бой? Непонятно, но тоже не криминал. В принципе, даже если их догнали бы и арестовали, то содержимое сумки никак не тянуло на что-то серьезное…

Предположим, что удиравшие – наркодилеры или члены какой-то банды. Деньги – выручка за наркоту и косвенное подтверждение их криминальной деятельности. Но это вспотеешь доказывать…

Деньги – наследство покойной тети, которая собирала их всю жизнь. А то, что среди бабок имеются купюры последних лет выпуска, то они могли менять старые на новые хоть каждый день…

Нет, так с лету ни к чему не придешь…

Сейчас основная задача, таким образом, вытащить из дома все, включая саму сумку, чтобы, во-первых, ничего не увидела жена. Во-вторых, чтобы камеры наблюдения, которые понатыканы везде, где только можно, не зафиксировали ничего отличающегося от моих обычных ежедневных действий.

Если копы все-таки заподозрят, что сумка выброшена где-то на отрезке между авеню Y и Z, то они прошмонают каждый закоулок и просмотрят все записи наблюдения во всех домах. Сравнят с предыдущими и заметят что-то необычное, отличающееся от привычного ежедневного поведения жильцов. По крайней мере, я сам, будь на их месте, действовал бы только так. Рассчитывать всегда нужно только на худшее.

Вышел на балкон.

Ага, гарбичевозы еще не уехали. Нужно демонстративно выбросить нечто такое, что не выбрасываешь в мусоропровод. Я сам несколько раз видел, как жильцы выносили всякие поломанные стулья, тумбочки и прочий хлам сразу к машине и уборщики грузили все это прямо в пресс.

У меня на балконе давно стоит полуразвалившийся шкафчик со всякими проводами и старыми елочными гирляндами, до которого не доходили руки. Сейчас дойдут…

Еще раз внимательно осмотрел сумку. Ничего. Ни потайных отделений, ни двойного дна, обычная пустая сумка с надписью «Marlboro». Скомкал, обмотал скотчем, чтоб не раскрылась, запихал в шкафчик, сверху провода и елочные гирлянды. Дверца не закрывается. Это даже лучше.

Обматываю шкафчик скотчем таким образом, чтобы было видно, что в нем гирлянды, и волоку его к машине. На всю эту операцию времени ушло меньше, чем я ее описываю.

Все произошло как по писаному. Рабочий, увидя меня, волочившего шкаф, кивнул головой в сторону люка машины, и я, поднатужившись, втиснул шкафчик.

Пресс с треском загнал его в нутро гарбичевоза. Все. По крайней мере, с сумкой покончено. Я успел даже раньше, чем рассчитывал. Всего полседьмого утра, а я уже ликвидировал сумку. Теперь остается самое сложное – вытащить из дома все остальное.

Залезаю в кулер, в который я ссыпал все деньги, и беру одну пачку.

Телефон и деньги – в один из многочисленных карманов моего жилета-веста. У меня целых три таких. В каждом не менее 12 карманов. Очень удобно. Весь мой «офис» на мне.

7 утра. Бужу жену, чай для нее, еще одна чашка кофе для меня, бутерброд для нее, сырое яйцо для меня, утренняя порция лекарств для обоих…

Выходим из дому.

Забросил ее на работу, еще 20 минут, и я уже ищу паркинг около редакции. Ровно 9.00. Я за своим столом просматриваю на компьютере новости и пришедшую накануне почту…

* * *

В это время.

Москва. 17.00.


– Это даже не прокол, это такая глупость, которую невозможно было предусмотреть…

– Своей теще расскажи! Почему в твоей конторе все через жопу?! Ты можешь сказать, что и как мне теперь докладывать?! Ты понимаешь, что твои и мои погоны сейчас болтаются на одной ниточке?!

– Сергей Александрович, да не нервничайте вы так, еще далеко не все потеряно…

– Не все потеряно… Главное потеряно – время! И самое дорогое потеряно – «S-5». Допустим, игрушка еще проявится, а время? Когда там у них выборы, в сентябре? Три месяца…

– Кто конкретно отвечал за изъятие? Тот, твой протеже из посольства? Чтоб не позже чем через сутки был здесь, в этом кабинете! Конспираторы хреновы…

– Но, Сергей Александрович, он же хотел сэкономить…

– Это не экономия! Это называется снимать с говна пенки! Подумаешь, 50 штук он сэкономить хотел… Плевал я на его экономию. И плевал на все бабки, которые он просрал. Из-за этого никто не почесался бы… Ты уверен, что эти насмерть разбились?

– На все 100 %! Информация из полиции, да и наши в морге проверили. Все трое… У одного вообще полчерепа снесло.

– Ладно, хоть с этим хорошо…

– Теперь по делу, конкретно. Ты абсолютно уверен, что контейнер пропал именно на этом отрезке, между этими, как их…

– Y и Z…

– Вот-вот… Кто мог видеть, заметить, вообще есть какие-нибудь концы?

– Ищем… Свалку сегодня уже будут фильтровать вплоть до использованных памперсов. Список всех жильцов дома…

– Не дома, а всех домов по этой улице! ВСЕХ, ты меня понял?

– Так точно!

– Всех через нашу базу до третьего поколения!

– Так точно!

– Сколько у них сейчас там?

– Начало десятого… Утро…

– Да, кстати, найди возможность скопировать все пленки со всех камер наблюдения всех домов. И чтоб без идиотской экономии. Нужен миллион – трать миллион, но чтоб ВСЯ информация у меня на столе через 48 часов! Все. Исполняй!

– Есть!

* * *

В это время.

Нью-Йорк.

9 час. 45 мин. Утро.


– Какого черта!!! Какой кретин разрешил уборку мусора?!!

– Сэр, наш человек не получал никаких указаний на этот счет…

– Указания… У вашего человека должна быть голова, а не указания…

– Sorry… У нас все под контролем.

– *** на ваш контроль!

– Полицейских, этих дебильных «гонщиков», поощрить и – куда угодно! С любым повышением, на тройную зарплату, но чтоб ни в городе, ни в штате духу их не было! Самых опытных ваших людей – на свалку, наблюдать! ТОЛЬКО НАБЛЮДАТЬ! Вы меня поняли, Пол? Никаких задержаний, даже если они откопают атомную бомбу! Даже если перережут всех рабочих на этой гарбичной куче. ТОЛЬКО НАБЛЮДАТЬ и фиксировать каждый шаг, каждый вздох. Кстати, как ведут себя израильтяне?

– Несколько засуетились, сэр. Всю ночь звонили. Все записано. Записи анализируются.

– Учтите, Пол, мне еще рановато в отставку. Да и вам тоже…

– Так точно, сэр. Мои люди начали контроль над камерами наблюдения. Ночью была гроза, сэр, и…

– При чем здесь гроза?

– В двух домах повреждена система наружного наблюдения. Последняя запись оборвана в 0.15. Восстановлена в 7.45. Все, что записано, уже анализируется. Списки всех жильцов будут готовы через пару часов.

– Учтите, Пол, если какой-то законопослушный, принципиальный, желающий прославиться идиот заподозрит тотальную проверку и сообщит в газеты, то нам останется только повеситься на брудершафт…

– Извините, сэр, не понял…

– Ладно, Пол, идите… Чувство юмора не самое большое ваше достоинство…

* * *

В это время.

Тель-Авив. 16 час.


– Я восхищаюсь вашей женой, Моше!

– Благодарю, господин Директор, я тоже! А по какому поводу, позвольте узнать?

– Прожить рядом с вами столько лет и не угодить в сумасшедший дом – это надо уметь! Вы понимаете, ЧТО произошло?!! Вы понимаете, что почти полгода работы, сумасшедшие деньги, нервы – все это теперь начинать сначала?!

– Но, г-н Директор, это же несчастный случай! Наш человек все сделал исключительно точно. Он заблокировал улицу именно так, чтобы они смогли проскочить, а полиция застряла бы не меньше, чем на 10 минут. Все шло точно по плану. Мы перехватили бы их уже на следующем блоке. Операция была продумана до мельчайших деталей… Этот план…

– Это дрек, а не план, если он провалился по всем статьям! Вам мало того, что сейчас творится в Кнессете? Вы хотите очередной запрос? Или вам плохо живется здесь, и вы хотите работать где-то на Территориях? Лично я – не хочу!

– Господин Директор, нам нужно пару дней, чтобы выяснить, какая сволочь забрала контейнер. Думаю, что русские этим уже занимаются. Янки тоже не сидят, сложа руки. Вы же меня знаете не первый день. Как только у меня появится информация со всех сторон, мы их опередим так, что они и сморкнуться не успеют. Чтоб я так жил, как они сумеют всем воспользоваться… К тому же я уже подключил тамошних арабов со всей их мишпухой…

– Кто еще над этим работает?

– Там, в этих домах, почти весь обслуживающий персонал во главе с суперами – мексиканцы. Так этот наш Хуан, ну, вы его помните, мы помогли ему натурализоваться вместе с его женой и дочкой, уже развил такую деятельность, что считайте, все записи со всех камер наблюдения уже у нас в кармане…

– Меня не интересует ваш карман, Моше! Пусть он волнует вашу жену и детей, чтоб они все были мне здоровы! Меня интересует, чтобы пленки уже послезавтра анализировались нашими специалистами. Кстати, не забудьте списки всех жильцов. Не бывает так, чтобы там не было евреев. Ищите их родственников, друзей, любовниц! Я должен знать, какой шлемазл забрал сумку. Пообещайте за информацию все деньги, которые в ней были.

– Я могу уже идти, г-н Директор?

– Уже идите, Моше, идите…

* * *

Так… Все по накатанному, – новостные блоки и закончить статью. Только засунул в ухо наушник от диктофона – меня как будто кипятком окатило. Смартфон! Он же у меня в кармане! Кретин! Забыл по дороге зашвырнуть куда-нибудь…

Надо технично сорваться с работы.

Иду к редактору. Что-то плету по поводу некого потенциального рекламодателя, который якобы точно хочет разместить у нас рекламу. Для этого ему необходимо встретиться со мной.

Редактор явно просек, что здесь что-то не так, но формального повода отослать меня к компьютеру не было. Подчеркнуто официально напомнил, что корректоры тоже люди и не могут ждать моих творческих откровений до ночи. Я могу убираться куда угодно, но статья должна лежать у него на столе не позднее трех часов дня.

Уф-ф-ф! Если бы он знал, что мне осталось всего пару абзацев дописать… Что я и сделал минут за 20.

Мчусь на Брайтон. По дороге делаю крюк аж до Bay 16 Street. Останавливаюсь, открываю багажник, корежу плоскогубцами смартфон. Рядом решетка канализации. Туда его, к дьяволу!

Сегодняшнее везение настораживает – паркуюсь, не поверите, – на Брайтоне (!!!), – там, где паркинга не найти никогда! Иду на бордвок, где уже вытащили наружу пару столиков. Рядом на скамейке забытая кем-то газета. Заказал двойной кофе – это уже четвертая чашка с утра, закурил…

Какие задачи стоят передо мной? Первое – убрать все из дома: идиотский дисплей с образцами тканей, вонючие шмотки, мешок с бижутерией, игрушку гейм-бой и самое главное – БАБКИ!!!

Куда? Ежу понятно, что ни к кому из знакомых нельзя. Почему? Вопрос для придурка, но отвечаю: потому что если кто-то – полиция или те, кому сумка принадлежит… Дудки! Принадлежала!

Так вот, если они начнут шерстить все дома и всех жильцов этих домов и каким-то образом заподозрят меня, то, естественно, пройдутся по всем моим родственникам и знакомым. Значит, выход один – быстро зарентовать любую квартиру.

Явно кто-то ворожит на меня. Случайные совпадения, конечно, бывают, но чтобы так? Брошенная газета оказалась просто бесценной.

Уже на втором объявлении натыкаюсь на бабулю, которая готова показать свои хоромы хоть сейчас. Ехать недалеко – хата на Avenue U.

Очаровательная старушенция из Минска. Дочка-разведенка вместе с трехлетней дочкой живет где-то в Нью-Джерси. Естественно, жаждет, чтобы мама жила с ней. Присмотреть за ребенком, встретить из детского сада, покормить, погулять…

Ухоженный такой однобедрум. Достался бабуле по 8-ой Программе. Сразу видно, что гостей хозяйка не принимает… Лучше не придумаешь. Легально сдавать ее бабуля права не имеет, – сразу лишится и программы, и квартиры. Значит, на основе взаимодоверия.

Плету ей, что решил расстаться с женой, вместе жить не можем, ничего из дому не беру, кроме личных вещей. Переехать хотел бы прямо сегодня, хоть сейчас. Поэтому если бабуля не возражает, кое-что перевезу в течение ближайших двух часов, а остальное – в ближайшие пару дней.

Бабуля заломила за хату целых полторы штуки. Для правдоподобности отчаянно торгуюсь и сбиваю цену до 1200. Чтоб не светить наличность, говорю, что сбегаю до ближайшего банка и сниму деньги со счета.

Выхожу, прогуливаюсь полчаса, курю и возвращаюсь «жутко запыхавшимся». Отдаю Розе (так, оказывается, зовут мою хозяйку…) деньги – она счастлива. Я доволен.

Теперь – детали, которые я продумал «по дороге в банк». Она оставляет мне телефон дочки и ее адрес, дабы я пересылал туда все биллы и редкую почту. Сообщаю свое имя, даю номер мобильника, т. к. ее телефон я отключаю, сообщаю, что работаю рекламным агентом на комиссионные. Таким образом, постоянного места работы у меня, естественно, нет. Прощаемся, забираю ключи и мчусь домой.

По дороге заезжаю в магазин. Мне необходимо купить что угодно, главное, чтобы это «что угодно» было упаковано в большую коробку. Ага, монитор. Я все равно собирался сменить свой старенький. Коробка с монитором еле помещается в салоне. Теперь домой.

Демонстративно, отдыхая через каждые пять шагов, волочу коробку домой.

Полчаса понадобилось, чтобы снять старый и установить новый монитор, засунуть в пустую коробку все – деньги, идиотский дисплей с образцами тканей, пакет с бижутерией, игрушку… Сверху – старый дисплей. Слава Богу, он вполовину меньше нового и, несмотря на то, что коробка заполнена уже больше чем наполовину, почти помещается в ней. Это даже хорошо! Монитор чуть-чуть выпирает. Вполне достаточно, чтобы камеры зафиксировали, что я вытаскиваю из квартиры не просто коробку, а старый монитор.

Засовываю коробку с монитором в машину и мчусь на Avenue U.

Роза еще не уехала. Сообщаю, что привез компьютер для работы, и предлагаю подкинуть ее до ближайшего метро. Она в восторге, что не придется тратиться на кар-сервис.

По дороге плету ей какой-то бред, что мой дружок работает на кар-сервисе и должен мне полторы сотни, которые никак не соберется вернуть. Предлагаю ей, чтобы к дочке в Нью-Джерси ее отвез этот дружок БЕСПЛАТНО. Все равно деньги я от него не получу, так хоть пусть доброе дело сделает. Розочка готова меня расцеловать!

Доезжаю до первого кар-сервиса, договариваюсь, плачу бабки и еще 50 баксов водиле, чтобы в случае чего поддержал мою версию о долге. А лучше всего изображал из себя глухонемого…

Все. Счастливая Розочка укатила, я прибыл в редакцию, опоздав всего на 5 минут. Статью – на стол редактора, еще пару часиков – на сбор материалов для очередной статьи – и все!

Половина шестого вечера. За женой, забирать ее с работы не раньше полседьмого.

В моем распоряжении целый час.

Приезжаю на новую квартиру. Розочка просто чудо! В шкафу нахожу кофе, сахар и печенье. Еще одна, черт-де какая по счету чашка кофе. Распаковываю коробку, оставляя в ней только деньги. Сверху, аккуратно, все Розины старые туфли из клазета. Коробку – в клазет.

В машину – и за женой.

* * *

В это время. Москва.


Из отчета:

… Можно резюмировать, что в обнаруженной на свалке сумке ничего не обнаружено. Анализ видеозаписей камер наблюдения также не дал результатов. Списки жильцов домов №№…. проверяются.

* * *

В это время. Нью-Йорк


Из отчета:

Русские нашли сумку и перенесли ее в вэн с тонированными стеклами. Прослушка вэна, организованная при помощи аппаратуры ZN-7, ничего, кроме специфических русских эмоций, не принесла. Можно с уверенностью утверждать, что к моменту обнаружения сумки она была пуста.

МОССАД (камуфляж под NYPD), остановивший вэн под предлогом превышения скорости на BELT PKWY, судя по всему, установил свою записывающую аппаратуру и несколько маячков.

Анализ видеозаписей показал, что за истекшие сутки 14 человек (список прилагается) выносили из квартир объемный груз:

– старый холодильник – 1 шт.,

– телевизоры – 2 шт.,

– кондиционеры –4 шт.

– монитор компьютерный – 1 шт.

– строительный мусор в пластиковых мешках – 5 шт.

Проверка всех жильцов, прилегающих к интересующему нас участку, продолжается.

* * *

В это время. Тель-Авив


Из отчета:

Экспресс-анализ проб воздуха из вэна, на котором русские везли сумку, – отрицательный. Дешифровка прослушки – отрицательная.

35 человек из прилагаемого списка отсутствовали в своих квартирах в интересующий нас промежуток времени.

Жилец из квартиры № …. подтвердил, что ночью, во время грозы, к машинам выходило несколько человек, но все они (по его словам) ничего не несли с собой кроме зонтов. Один жилец укрывался пластиковым мешком. Все выходившие во время грозы находятся под наблюдением и контролем. Анализ видеозаписей (копии прилагаются) подтверждает, что ничего представляющего для нас интерес за истекшие сутки из прилегающих домов не выносилось.

Аналитическая группа склонна считать, что интересующее нас все еще находится в квадрате поиска.

* * *

Прошло два дня… За это время я один раз на пару минут заехал на свою новую квартиру. Планировал в спокойной обстановке и без спешки еще раз внимательно все рассмотреть – может, не заметил чего-то…

Не могу сказать, что все произошедшее сильно повлияло на мою жизнь. То, что я вдруг внезапно разбогател, особенно не ощущалось, т. к. тратить деньги я не мог, чтобы не возникало вопросов, откуда взял, и все такое… Чувство тревоги, чуть-чуть царапающее меня в первый день, почти улетучилось, и спал я, как говорится, спокойно.

На всякий случай, вдруг бабки фальшивые, взял по одной сотенной купюре из разных пачек – всего штуку баксов и зашел в первый же попавшийся банк. Мол, отдали долг, но я сомневаюсь в том, что купюры подлинные. Проверьте, пожалуйста. Проверили, все О’К!

Тут я совсем успокоился. А в субботу так все сложилось, что жена уехала на девичник к подруге в Нью-Джерси и у меня появилась возможность добраться, наконец, до моих сокровищ.

Подготовился я тщательно. Купил мощную лупу – непонятно, для чего, но купил и прибыл в свое «секретное логовище». Полюбовался на аккуратные пачки баксов, перебрал всю бижутерию. Потом – игрушка, гейм-бой. Видимо, какая-то новая модель. Крутая. Задняя панель, там, куда обычно вставляются батарейки, сдвигается, и под ней что-то вроде клавиатуры. Кнопки с цифрами и буквами, как на мобильнике. Включил, обычная «стрелялка». Ездят по экрану танки и палят друг в друга. Дошел до третьего уровня, и вдруг на экране появился шиш, в смысле обыкновенный кукиш! И под ним мигающее окошко. Такие обычно появляются, когда необходимо ввести личный шифр-код для продолжения. Как на компьютере, когда входишь в свою почту.

А в правом верхнем углу замелькали какие-то цифры типа отсчета времени. Когда спустя несколько секунд это табло с цифрами обнулилось, экран погас.

Я трижды проделал все заново, – включил, сыграл, дошел до тройки… И все три раза – кукиш, скачущие цифры и выключение. «Все равно не разберусь«, – подумал я и отложил игрушку в сторону.

Взялся за дисплей с тканями. Большие куски, приклеенные на картон, оторвал – сойдут машину полировать, а маленькие, приклеенные квадратиками по несколько штук на лист, думал выбросить вместе с картонками, на которых они были наклеены. Целиком дисплей ни в один полиэтиленовый пакет не влезал. Попытался разодрать его на отдельные листы, и вот тут-то один из листов, вытащенный из зажимов дисплея, оказался склеенным, двойным… Машинально, без всякой конкретной цели поддел один лист ножом и… на обороте отошедшего листа прочел: «S-5-9119GRU»

Не знаю, почему дрожащими от предвкушения руками включаю игрушку, дохожу до нужного уровня и набираю S-5-9119GRU. Сработало!

На экранчике появилось пульсирующее красным цветом изображение батарейки. О черт! Явно батарея разрядилась. Пытаюсь найти, где она находится. Кручу игрушку и так и сяк – нет места для батарейки. Ни одного винтового соединения. Вообще такое впечатление, что батарейка не предусмотрена. Но дисплей-то точно показывает, что необходима зарядка! Это любому идиоту понятно, когда изображение батарейки мигает красным. Хватаю лупу – вот она и пригодилась, включаю настольную лампу – ого, не пожалела Розочка стоваттной лампы, и под ярким светом, с помощью лупы исследую каждый миллиметр игрушки.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации