151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 5

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 7 августа 2017, 20:29


Автор книги: Любовь Черникова


Жанр: Любовное фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 13 страниц]

Он обнял меня и погладил по волосам. Принялся уговаривать, приводя многочисленные аргументы в пользу спокойной жизни в поместье. Я слушала его, тихо всхлипывая и пытаясь взять себя в руки. Но с каждым новым доводом в душе поднималась злость.

– Как мне все это надоело! – Я отстранилась и отошла, устало отвернувшись к окну. – Лучше бы я погибла, всем бы было спокойнее! – вырвалось в сердцах, и от мгновенной жалости к себе снова навернулись слезы. Пришлось задрать голову, загоняя их назад. Не то чтобы я и правда так думала, но…

– Что ты такое говоришь, Элья? – Отец оказался рядом, снова схватил за плечи, заглядывая в лицо. – Да я живу только ради тебя и Империи, забывая о себе! – Казалось, он едва сдерживается, чтобы меня как следует не встряхнуть.

Я вскинулась, желая сказать все, что думаю о его заботе, но вдруг осознала, как устало выглядит грозный Теневой маг. Запавшие глаза, бледный осунувшийся вид. Даже хулиганские, живущие своей жизнью пряди волос сейчас понуро повисли, не проявляя никаких признаков самостоятельности. Не чувствовалось и прохладного копошения теней у его ног. Похоже, он выжат как лимон! Может, что-то случилось?

– Так, может, стоит вспомнить? – мягко ответила я, почувствовав прилив нежности и легкий стыд. Подняла руку и легонько погладила отца по щеке. Поморщилась: – Пап, плечо!..

Лорд Сатем вздрогнул и отдернул руку, сжимающую повязку.

– Прости. – Он резко выпрямился и рявкнул застывшим, будто изваяния слугам: – Вызовите мэтра Райдуса. Срочно!

– Пап, я же не при смерти? – Я улыбнулась, судорожно соображая, как же его уговорить дать мне шанс.


Я бесцеремонно подслушивала под дверью кабинета, оборудованного всем необходимым специально для доктора. Ханиссия, попытавшаяся меня пристыдить, ретировалась от одного моего гневного взгляда, бессильно махнув рукой. А я ликовала с каждым услышанным словом. Мэтр Райдус, маленький сухонький старичок с острой седой бородкой и веселым нравом был нашим семейным доктором еще до моего рождения. Он не только осмотрел меня и залечил порванное рысью плечо, но и буквально спас мое будущее.

Прямо сейчас мэтр Райдус доходчиво объяснял моему отцу, почему я определенно должна проходить обучение в Академии. Рассказывал о вероятных последствиях сильного стресса, которому я сейчас подвергаюсь. Опасности резкого срыва блока. Напоминал о том, что отец не друид и просто не может понять всех тонкостей. Похоже, его доводы подействовали эффективнее, чем прямой императорский приказ.

Когда дверь отворилась, я едва успела отскочить и не смогла скрыть счастливую улыбку. Отец не выдержал и расхохотался.

– Полагаю, все слышала?

Я кивнула, не видя причин оправдываться.

– Подслушивать недостойно благородной леди, – приподняв брови, для порядка выдал лорд Сатем.

В ответ я скорчила недоумевающую гримасу: «Да неужели?!» А то я не знаю, да большинство этих благородных леди сплетницы, только тем и занимаются, что подслушивают, подсматривают, пересказывают и сочиняют. Для этого даже из поместья выходить не нужно, достаточно прочесть пару журналов.

– Ну так что, идем обратно? Если поторопимся, я успею обжиться и получить учебники.

Моя душа буквально пылала надеждой. Стены родного дома давили, заставляя задыхаться. Невольно взглянула на плечо, где больше не было повязки, а вместе с ней исчез и пережитый на экзамене кошмар, отошел на второй план, казался далеким прошлым и вообще случайностью, которая вряд ли повторится. Я ужасно скучала по Тилье, по ее брату Кэсси, по рыжему врачевателю, по Парами и той блондинке-природнице, жаль, не удосужилась спросить имя. Великая Мать! Да я бы не прочь увидеть даже заносчивого грубияна Верда Аллакири…

Похоже, отец что-то прочел в моих глазах, а потому не стал тратить время на разговоры. Лишь вздохнул и грустно улыбнулся.

– Ханиссия, ты приготовила вещи?

– Да, милорд. Правда, там только необходимое, как вы и просили.

И все же я едва не опоздала.

Нисси не желала меня отпускать, не накормив. Даже слезу пустила, чтобы уговорить, и я не смогла отказать старой няне. Пока готовился обед, сбегала проверить, как там Апэль, а вот Михаля в поместье не оказалось. Перегладив всех ловчих кошек и попрощавшись с собаками на псарне, я, конечно же, заглянула в свою комнату. Сгребла все романы в мешок из-под овса, который прихватила с конюшни, – не то чтобы лорд Сатем станет проверять мою комнату, но мало ли… Сунула маленькую коробочку с музыкальными пластинками в карман новых штанов, таких же, как прежние. А вот плюшевого волка в комнате не оказалось… Отнесла книги на кухню, по пути едва не попавшись отцу. С облегчением поставила в чулане – пускай прислуга себе заберет да порадуется, а я теперь вне подозрений.

Попытка уговорить отца показать, как работают порталы, провалилась, вместо этого мне на шею надели амулет вызова и велели не снимать даже во сне. Все уперлось в тот самый блок, наложенный на мой потенциал. Собственно, тут-то и открылась великая тайна, которая, мягко говоря, стала для меня неожиданностью. Но я не желала портить настроение пустыми обидами, тем более что особо не страдала все это время от нехватки магических способностей. Да и какой смысл скандалить, если уже сегодня я избавлюсь от этой проблемы?

На деле это все же оказалось ложкой дегтя в бочке цветочного нектара.

Ректор Ханимус Каррэ не обладал такими уникальными способностями, как ныне почивший предшественник, а потому снять поставленный Пицелиусом блок не сумел. По его словам, он смог бы лишь грубо вскрыть защиту, но тогда на меня обрушится сразу вся неуправляемая сила, которая еще и возросла со времен моего, как оказалось, хулиганского детства. А я, естественно, к подобному не готова. То же самое говорил и мэтр Райдус утром, угрожая отцу срывом блока.

В результате меня, в сопровождении проректора Пая, отправили в общежитие. Сказать, что мы оба были не рады обществу друг друга, это ничего не сказать. Его любезная улыбка стерлась сразу за дверьми кабинета, и весь путь он отделывался минимумом сухих фраз. Я же, в свою очередь, не горела желанием засыпать его вопросами. Лишь уточнила, могу ли выбрать комнату по своему желанию. На мое счастье к Тилье все еще никого не подселили. Подруга, с совершенно неподобающим благородной леди визгом, бросилась на шею, стоило мне объявиться на пороге. Проректор поставил мой чемодан и откланялся, окинув нас обеих неприятным взглядом.

Время ожидания пролетело незаметно за разговорами и разбором вещей.

К удивлению, на самом дне чемодана обнаружился мой плюшевый волк. Наверное, Ханиccия положила. Вынув его, я уселась на кровать и неожиданно для себя всхлипнула. В носу защипало, и на глаза навернулись слезы. Словно величайшее сокровище, я убрала игрушку, а также чудом сохранившееся после всех передряг фото мамы и коробочку с пластинками в магически запирающийся шкафчик. Подумав, туда же спрятала оттянувший шею амулет вызова. Вряд ли отец говорил всерьез.

Позже за мной снова пришел проректор и сопроводил в знакомый мне лазарет. Там уже ждали лорд Сатем, Ханимус Каррэ и высокий пожилой доктор. Я его запомнила со вчерашнего дня, он занимался Шардо. Стало интересно, как чувствует себя инструктор, но спросить сейчас показалось неуместным. Доктора звали мэтр Халабрия, не знаю почему, но он мне тоже не понравился. Какой-то у него был странный взгляд, несмотря на сдержанную любезность, будто я не живой человек. И он нисколечко не напоминал добродушного мэтра Райдуса.

– Леди, мне придется вас ненадолго усыпить.

Вежливо. Холодно. Отстраненно. Хотя, может, я просто еще не привыкла к другим докторам?

Уснула я раньше, чем додумала эту мысль, а когда проснулась в палате, отца рядом уже не было. Зато на кресле в углу снова был мой «любимый» проректор Пай, который с недовольным выражением лица передал мне записку. Наверняка прочитал!

Узнаваемый ровный почерк отца гласил:


Элья, все прошло хорошо. Пока ты ничего не почувствуешь, но со временем заметишь прирост потенциала. Возможны и резкие скачки. Обо всех изменениях сообщай ректору Ханимусу лично и не волнуйся, он за тобой присмотрит.

Прости, что вынужден был снова тебя покинуть, но мне нужна пара часов отдыха перед работой. Всегда держи амулет вызова при себе. Кстати, где он? Почему на тебе его нет?

Люблю тебя. Папа


P. S. Тебя зачислили в группу оборотников, я сильно удивлен!


Сказать, что я была ошарашена, это ничего не сказать. Из состояния прострации вывел голос Кариса Пая:

– Оэльрио, я понимаю, что мы слегка не поладили, и прошу за это прощения. Но, надеюсь, ты поймешь. А сейчас у меня не так много времени и масса дел, требующих внимания. Пойдем, я провожу тебя в твою комнату, если ты не против. Хотя, у нас здесь сложно заблудиться.

Я криво усмехнулась, не отводя от Пая глаз.

– Конечно. Я все понимаю, проректор Карис. Мне тоже совершенно не хочется вас задерживать. Даже более. Я бы с радостью добралась до своей комнаты самостоятельно. – Стрелки часов на стене показывали почти семь. Великая Мать! Уже вечер? Я провела здесь больше четырех часов! – На ужин я уже опоздала? Может, тогда вы сопроводите меня в библиотеку, а путь в свою комнату как-нибудь найду сама?

На удивление проректор сразу согласился.

Глава 8

Верд

Верду Аллакири снился странный сон.

Теневым волком Раал’гаром он рыскал в Чаще, силясь что-то найти. Что именно, он не знал, но тоска сжимала звериное сердце, гнала вперед, не давая покоя. Мелькали мимо стволы деревьев, поодаль проносились тени, не рискуя приблизиться. Он и сам был им подобен, летел быстрее ветра, едва касаясь лапами прелой листвы. Порой, наполненную шорохами ночь разрывал резкий крик ночной птицы, но зверю не было до этого дела.

Волк-реликт резко остановился. Принюхался, шумно втягивая ноздрями воздух. Вычленил из сотни запахов что-то знакомое, и мощная лобастая голова повернулась, меняя направление. Снова бросился вперед, и вскоре выскочил на опушку.

Большая поляна заканчивалась обрывом, прямо над краем которого висела огромная оранжевая луна. На ее фоне четко выделялась хрупкая фигурка. Обоняние ласкал тот самый запах, а следом пришло осознание – поиск окончен.

Раал’гар медленно приблизился.

Что-то почувствовав, девушка резко обернулась, и волк столкнулся со взглядом огромных необычного бирюзового цвета глаз. Они до краев были наполнены страхом. Зверь остановился, он не хотел пугать. Тут в лицо девушке ударил порыв ветра, и она пошатнулась. Тревожно заскулив, волк припал на брюхо, и осторожно пополз, всем видом демонстрируя добрые намерения. Нужно скорее увести ее от края, там опасно, неужели она не понимает?

Раал’гар не успел.

Девушка повернулась.

Шаг.

Взметнулись шелковой волной темные волосы.

Сделав мощный рывок, волк прыгнул следом.

Верд подскочил на кровати, будто задохнувшись, и тут же плюхнулся назад: «Сколько я проспал?»

Впрочем, это было жизненно необходимо после стольких суток в поле. Он уже и не мог сосчитать количество оборотов, но это точно больше чем допустимо: «Главное, все не зря, и День открытых порталов прошел относительно спокойно». Его отряду удалось сорвать планы культистов, и лишь однажды их едва не постигла неудача.

Нападение на группу неопределившихся было полно странностей. Кто-то оглушил инструктора и снял защитный барьер, отгораживающий клочок Чащи, подготовленный для испытаний. Вдобавок сумел натравить на учеников зверей, среди которых затесался волк-реликт – Раал’гар. Великая Мать, как это вообще возможно? В Академии учили, что лишь очень сильный друид способен с подобными хотя бы просто говорить, а уж чтобы подчинять – неслыханное дело! Теперь Раал’гара было жаль, но в тот момент он убил его без раздумий. На всякий случай он распорядился прихватить труп – пусть маги академии разбираются что к чему.

Верд отер ладонями лицо, прогоняя дремоту. Да, успеть удалось только чудом. Никогда раньше он так быстро тенями не ходил.

Перед глазами будто наяву встала картина.

Теневой волк посмотрел на руку, испачканную кровью, и выругался: «Девчонка ранена, а я сразу и не понял. Решил, дурак, что это банальная истерика».

Кровь принадлежит ей, без сомнений. Обостренное до предела чутье не обманывало, хотя за день было пролито немало.

Отчего же эта девушка вдруг показалась знакомой? Верд пристально посмотрел ей вслед и поморщился, реальность будто раздвоилась – верный признак того, что давно пора отдохнуть. В этот момент девушка обернулась, и в ее глазах что-то мелькнуло. Боль вперемешку с обидой?

Пожалуй, стоило быть внимательнее, на истеричку она и впрямь непохожа. Лишь титаническое усилие воли позволило прогнать накатившую от едва сдерживаемого оборота дурноту. В голове слегка прояснилось, и Верд непроизвольно восстановил в памяти увиденное в первое мгновение, после того как оказался здесь.

Раненый, рядом на земле девушки. Вокруг них парни, напуганные так, что их страх молотом бил по обонянию, но полные решимости обороняться. Эх, бедняги. Интересно, они хотя бы осознавали, что у них не было ни единого шанса выжить? «Пожалуй, лично прослежу, чтобы всех приняли». Аллакири уважал смелость.

Выделялась маленькая хрупкая фигурка в одном ряду с парнями, и это показалось неправильным до противоестественности. Наверное, поэтому, когда зачарованные культистами звери набросились со всех сторон, он, не оборачиваясь, прошел тенями, чтобы защитить именно ее, и лишь долей мгновения позже, выходя из теней, понял, что перед ним Раал’гар.

Горячка боя, которая сегодня не успевала затихать в крови, напрочь отбила хорошие манеры. Ему было все равно, кого, спасая, грубо толкает к проходу в защитном периметре. Лишь позже, ощутив на руках липкую влагу, а скорее тот самый особый запах, он понял свою оплошность.

Потом снова стало не до того. Разведчики вернулись ни с чем, вдобавок, один из них пропал. След маленького отряда культистов тоже будто растворился. Верд сам рыскал волком до глубокой ночи, пока не нашел труп.

Позже, едва волоча ноги и из последних сил сдерживая оборот, который все равно не сможет завершить, Теневой волк поднялся на свой этаж. Хотелось кричать, но даже если бы он себе позволил подобную роскошь, то и на это не было сил. Татуировка на шее не сияла, а полыхала так, что освещала половину темного холла. Ощущения, мягко говоря, не из приятных. Все равно как если бы жгли огнем. Об этом, впрочем, Верд знал не понаслышке.

Вот она – его ветвь, но сначала стоит передохнуть… Он устало прислонился к стене, а затем медленно сполз на пол. Тут-то его и обнаружил Ханимус Каррэ.

Первым делом ректор его накормил. Спрашивается, откуда у главы Академии с собой ночью целая сковорода жареного мяса с подливой? Сначала Верду казалось, что он не сможет проглотить и малюсенький кусочек, но через минуту уже рвал зубами и глотал, не жуя. В голове немного прояснилось, защитная татуировка больше не пекла, а ноги снова согласились держать.

– Спасибо, – все что он смог сказать.

Как раздевался и ложился, Теневой волк не помнил. Принимал ли душ? «Похоже, да».

Сквозь занавески пробивался неяркий свет. «Утро или вечер? И какой день? Еще сегодня или уже завтра?» Окна всех комнат этой ветви выходили на восток, так что, скорее, – вечер. Сильно хотелось есть и пить. За пищей придется отправиться в столовую, где для его отряда организовано круглосуточное питание, а вот предусмотрительно оставленный заботливым Ханимусом большой графин с водой стоял на столике подле окна.

Верд встал и, игнорируя стакан, жадно принялся пить через край. Капли просачивались наружу, текли по заросшему короткой щетиной подбородку, капали на обнаженную грудь и босые ступни. Опустошив емкость больше чем на треть, он остановился и отдышался, вытерев рот рукой. Теперь нужно сходить поесть, но сначала стоит переодеться.

Неожиданно звериное чутье обострилось само по себе. Похоже, он еще недостаточно отдохнул. Тихие шаги в коридоре, казалось, отдавались набатом. В ноздри мягко прокрался знакомый аромат, тот самый, что не давал покоя во сне.

Зверь внутри поднял голову и насторожился. В глазах поплыло, реальность попыталась раздвоиться.

Верд не понял, в какой момент явь перепуталась со сном, графин выпал из ставшей к нему равнодушной руки. Разбился, и мелкие осколки не было возможности отличить от воды, брызги которой окропили шелковые штаны пижамы. Теневой волк, будто ничего этого не заметил, лишь инстинктивно перешагнул, направляясь к двери.

В коридоре было пустынно и тихо, в косых лучах льющегося из окон света танцевали пылинки. Шаги продолжали размеренно стучать, превратившись в гипнотизирующий ритм.

Приближались, и им вторило сердце зверя.

«Нет! Больше не упущу. Не в этот раз».

Верд не задумался, откуда взялась эта мысль, потому что вновь стал единым целым со своим внутренним зверем.

Глава 9

Льяра

Нагруженная стопкой потрепанных книг, от которых так и веяло поколениями учеников, я возвращалась с верхних этажей, где расположились несколько ярусов библиотеки. Идти вниз с учебниками было несподручно. Представляю, что тут будет завтра твориться. Подозреваю, что в суматохе столкновения неизбежны. Это сейчас широкая лестница с удобными пологими ступенями пустынна, и за все время мне ни одного человека по пути не попалось.

Позади осталось много витков, я и со счета сбилась. Надо бы передохнуть. Остановилась, чтобы отдышаться, показавшиеся поначалу легкими книги уже оттянули руки. Впрочем, кажется, я на месте. Вечернее солнце сквозь круглые окна било в глаза, ослепляло. Щурясь, я разглядела табличку с номером ветви и свернула в коридор.

Впереди хлопнула дверь, и я вскинула голову. Навстречу кто-то быстро приближался, судя по силуэту – какой-то парень. Наверное, Кэсси заходил к Тилье. Я широко улыбнулась. Кажется, я знаю, кто мне поможет донести книги.

Внезапно на меня обрушилась такая мощная смесь эмоций, что я пошатнулась, едва сумев совладать с самовольно обострившейся эмпатией и закрыться. А в следующий миг будто налетел ураган. В нос ударили запахи леса, полыни, можжевельника и чего-то резкого, похожего на бергамот. Сквозь всю эту смесь пробивался мускусный запах дикого зверя.

– Ты! – не то рык, не то хрип.

Крепкие руки бесцеремонно сгребли меня в охапку. Я, выронив стопку книг, инстинктивно уперлась ладонями в обнаженную грудь, пытаясь удержать дистанцию. Подняла голову и столкнулась со взглядом синих глаз Верда Аллакири.

Великая Мать! Чего ему от меня нужно?

Все мои попытки вырваться пропадали втуне. Я повернула голову, уворачиваясь от поцелуя, и неожиданно поняла, что на окнах занавески синие и нигде никакой земляники. Да я же не в своей ветви! Тем временем жадные жесткие губы, воспользовавшись удобным моментом, принялись безжалостно терзать мою беззащитную шею. Одновременно Верд шел на меня, вынуждая отступать, пока за спиной я не почувствовала теплую, нагретую солнцем стену. Паника захлестнула с головой, все уроки мэтра Дорна были позабыты. Я заколотила руками, куда придется, безуспешно попыталась пнуть, а обжигающе горячие руки вовсю шарили под майкой.

Я вдруг оцепенела. Сейчас он со мной сделает все что захочет, прежде чем кто-то его остановит…

Я закричала.

Громко, пронзительно, с надрывом. Так, что сама задохнулась и оглохла от этого крика. Кажется, даже вчера я так не голосила.

Меня не выпустили, нет. Но Верд на секунду замер, уставившись непонимающим, мутным взглядом. Я резко замолчала.

Но он же хороший парень? Разве нет? Как он может творить такое? Нужно взять себя в руки и попробовать его уговорить.

– Милорд, – получилось хрипло и почти шепотом, крик отнял все мои силы и решимость. Забыв о каких-то там правилах Академии, про которые талдычил несчастный Шардо, не зная, аристократ Аллакири или нет. – Н-наставник Верд! Милорд!

Но стоило открыть рот, как на меня обрушился новый шквал грубых ласк, руки бесцеремонно блуждали по телу, а рот настойчиво пытался завладеть моим, царапая щетиной кожу. Не знаю, каким чудом у меня еще сохранилась способность удивляться, но я и правда удивлялась, как это мои попытки отвернуться вообще удаются? Внезапно я заскользила вверх, пока наши глаза не оказались на одном уровне. Теперь поймать мои губы стало легче. Это был не поцелуй, это было попросту больно! Не раздумывая, я укусила.

Верд резко отстранился, на его нижней губе набухала алая капля, а я ощущала привкус крови. Воспользовавшись передышкой, я наконец собралась и, как умела, ударила ментально, тут же рухнув на пол. Меня банально отпустили. Впрочем, и за это я возблагодарила Великую Мать. Напрочь позабыв об учебниках, рванула бежать на четвереньках, да не тут-то было. Меня схватили за ногу и дернули обратно, а через мгновение я уже лежала на спине, прижатая к полу.

– Что здесь происходит?! Верд, остынь! Отпусти девочку!

Руки Теневого волка послушно разжалась. Более того, он помог мне подняться.

– Оэльрио, быстро к себе! – скомандовал подобным скрежету стали голосом ректор.

А я что? Я не против.

Вытирая льющиеся рекой слезы, позабыв о разбросанных книгах, не задавая вопросов, просто рванула в сторону холла. В голове внезапно образовалась звенящая пустота. Лишь у самого выхода из ветви я оперлась о косяк, на секунду остановившись, – предательская слабость в ногах не позволила больше сделать ни шагу. Нужно прийти в себя, чтобы не свалиться на лестнице. Я обернулась, боясь, что кошмар может продолжиться.

Солнце уже ушло дальше, и коридор погрузился в сумерки. Ректор, тихо уговаривая, оттеснял Теневого волка в комнату. Его сухощавая фигурка не показалась мне серьезной преградой на пути Аллакири. А еще нельзя было не заметить пылающую вязь татуировки у Верда на шее.

Наконец, совладав с приступом слабости и не рискуя больше рухнуть по пути в обморок, я припустила вниз по лестнице. Правда, спуск был недолгим, наш «земляничный» ярус находился всего этажом ниже. Не останавливаясь больше до самой комнаты, я влетела внутрь и, захлопнув дверь, прижалась к ней спиной.

– Льяра, что случилось? – Тилья, сидя за столом у окна, увлеченно листала какой-то учебник. Она увидела мое покрасневшее лицо: – Снова Галэн? – Подруга подскочила ко мне, с тревогой заглядывая в глаза.

Я помотала головой, сделав паузу, чтобы вдохнуть и собраться, а иначе не сдержу новый поток слез.

– Не он. Верд… – выдохнула я и опасливо покосилась на дверь. – Сюда кто-нибудь может войти?

– Только мы и те, кому мы дали разрешение. И, подозреваю, у руководства есть подобное право.

Я, удовлетворенно кивнув, прошла к своей кровати и осторожно легла, сворачиваясь калачиком. Меня бил озноб, неплохо бы накрыться одеялом, но шевелиться не хотелось.

– Льяра?! – Тилья присела рядом и положила руку мне на плечо. Осторожно спросила: – Что ему было нужно?

Я не знала, как и ответить.

– Он пытался… кажется, он хотел меня изнасиловать… – прерывистый всхлип как предвестник новой истерики, вырвался из груди.

Тилья вскочила, сорвала со своей кровати одеяло. Стянула с меня кеды и укрыла, заботливо подтыкая края.

– Сейчас я заварю чай на травах, он тебя успокоит, а потом решим, что делать. Она погладила меня по волосам и откинула их в сторону. Ее рука застыла на мгновение, а потом легонько прикоснулась к шее: – Это… Это он сделал?

– Что именно? – Я даже подскочила, хватаясь за то место, которого только что касались нежные пальцы подруги.

– Этот ужасный засос поставил Верд?

– Засос?! – Я мгновенно оказалась у зеркала.

На моей шее действительно красовалась россыпь чудовищных синяков, еще красноватых, но обещающих к утру налиться чернотой.

– Тилья, он сумасшедший! Что мне делать? Как учиться? Я теперь боюсь выйти из комнаты! – На мгновение меня посетила мысль, прав был отец и не стоило так рваться к самостоятельной жизни.

– Думаю, стоит сказать лорду Сатему… то есть лорду Ярранту. Он-то сумеет усмирить Теневого волка, – неуверенно предложила Тилья, нахмурив изящно очерченные рыжевато-медовые брови.

Я некоторое время молчала, взвешивая все за и против.

– Нет! Если отец узнает, то точно наплюет на всех и заберет меня из Академии, а я хочу учиться.

Это все, не считая прочих неприятностей, о которых говорил наш семейный доктор мэтр Райдус и о которых я пока предпочла умолчать. Мы все еще разглядывали последствия моей встречи с Вердом Аллакири, как вдруг дверь без стука отворилась.

– Великая Мать! Льяра, кто это сделал?!

– Кэсси! – заорали мы хором.

– Тебя стучаться не учили? – напустилась на брата Тилья.

– Но ты же дала мне доступ…

– Как дала, так и заберу! Я здесь не одна живу, между прочим! – Подруга повернулась ко мне: – Прости. У моего брата отсутствует чувство такта, вместо этого ему досталось любопытства на двоих.

Кэсси состроил вид оскорбленной невинности, выпучив глаза и захлопав пушистыми ресницами.

– Это не я, это моя ипостась!

– А я считала, что животное внутри тебя собака, а не лисица.

– Я предпочитаю называть его зверем.

– Да ну? – Тилья скорчила издевательскую улыбку. – Как по мне, собака – животное.

– Язва, – поморщившись, парировал Кэсси и сменил неприятную тему. – Кстати, что у вас под дверью делал Верд Аллакири?

– Верд? – выдохнула я, чувствуя, как у меня внутри холодеет.

– Ну да! Да еще и в таком пикантном виде. Я думал описаюсь от счастья его лицезреть, даже жаль, что я не девчонка, а то бы прямо там ему и отдался…

– Кассандра! – предупреждая все мои слова, рыкнула Тилирио. – Когда уже ты научишься понимать, что стоит придержать язык?! Твой любимый Верд Аллакири сумасшедший! Он чуть не изнасиловал Льяру. Ты осознаешь, насколько твои шуточки сейчас неуместны?

– Тилья! – выдохнула я.

– Как? Он? Но… Я думал это, – Кэсси повел рукой в мою сторону, – дело рук Галэна…

Я отошла от зеркала и села на свою кровать, подтягивая ноги к груди.

– Погоди! – Сандр плюхнулся рядом и, убрав в сторону пряди волос, принялся бесцеремонно рассматривать мою шею. – Да не дергайся, я только взгляну.

Я со вздохом наклонила голову, выставляя позорище на всеобщее обозрение. Пальцы Кэсси пробежались по коже, заставив непроизвольно вздрогнуть.

– Хватит! – рявкнула я, не выдержав, и прикрылась волосами.

Кэсси встал и принялся задумчиво мерить шагами комнату. Наконец он остановился и изрек, ни к кому конкретно не обращаясь.

– И все же, я не думаю, что Верд Аллакири хотел чего-то плохого. – Кэсси нахмурился. – Как ты вообще с ним столкнулась?

– Шла из библиотеки и перепутала этаж. Свернула в ветвь, что прямо над нашей… Он вышел из комнаты. Я сначала думала, что это ты, хотела… Ой! Там же остались мои книги!

Я вскочила на ноги, но тут же растерянно опустилась обратно. Нет, пока сбрендивший озабоченный Верд Аллакири ошивается в нашей ветви, я точно не выйду из комнаты, не говоря уже о том, что по своей воле больше не зайду в ветвь с синими занавесками.

– И все же… Это не то, что ты подумала.

Я аж потеряла дар речи и с минуту смотрела на Сандра, потом резким движением головы откинула волосы демонстрируя шею.

– Это не то, что я думаю?! Да твой Верд просто больной!

– Льяра, успокойся. Я уверен, что Аллакири пришлось долгое время находиться в ипостаси. Кстати, ты не заметила его татуировку?

– Как-то не до этого было! – выпалила я, но в памяти против воли возникло зеленоватое свечение, зловещим ореолом окутывающее мощную фигуру.

– Льяра, думай что хочешь, но я зуб даю – на тебя отреагировал его зверь.

– Сандр, какое мне дело до причин? – я едва сдержала истеричные нотки и, схватив подушку в охапку, отвернулась к стене.

– Ну-ну, не дуйся! – Кэсси участливо похлопал меня по бедру и вскочил раньше, чем та самая подушка опустилась на его голову. – Пожалуй, схожу, поищу твои учебники, наверное, они там так и лежат. – Я повернулась, глядя на него с надеждой, сама ни за что не отважусь пойти за ними. – Может, заодно чего и выясню…

– Кэсси, ни во что не ввязывайся! – предупредила Тилья, и ее брат поднял раскрытые ладони, показывая, он будет предельно осторожен.

Сандр повернулся к двери, когда та неожиданно распахнулась. Раздался сдавленный вскрик и грохот, а мы с Тильей удивленно уставились на замершего с приоткрытым ртом и широко распахнутыми глазами Кэсси. Выражение его лица было таким комичным, что мы не выдержали и рассмеялись.

– Кассандра, кто там? – участливо спросила сестра, и в ее глазах заиграли лесные бесы.

Последовавший хором сбивчивый ответ, стал для нас неожиданностью.

– Это твое? – Сандр нагнулся и поднял увесистую сумку. – Прости, не хотел напугать.

– Это вы меня простите, мне сказали, это моя комната. Наверное, я перепутала ветвь, – раздался знакомый мне тихий голос.

Я встала и, оттеснив в сторону закрывшего весь дверной проем Кэсси, выглянула.

За порогом обнаружилась та самая блондинка-природница, которая мужественно пересадила с места на место дерево, пригвоздившее инструктора Шардо.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3.7 Оценок: 3
Популярные книги за неделю

Рекомендации