151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 6

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 24 сентября 2014, 16:45


Автор книги: Сара Блейк


Жанр: Биографии и Мемуары, Публицистика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Глава 17. Илья Долгоруков – декабрист и знакомый Пушкина

Восстание декабристов – одно из самых ярких событий России. Это восстание не было случайной вспышкой: оно вызревало в недрах молодого русского революционного движения около десяти лет. И конечно, род князей Долгоруких не мог остаться в стороне от этого события… Среди великих князей также нашелся один – Илья Долгоруков – который принимал непосредственное участие в восстании и действительно горел идеей свергнуть самодержавие, отменить крепостное право и всенародно принять новый государственный закон – революционную конституцию.

Князь Илья Андреевич Долгоруков был известным военным и член декабристских организаций Союз спасения и Союз благоденствия. Сын статского советника, князя Андрея Николаевича Долгорукова от брака с Елизаветой Николаевной Салтыковой он, казалось, никак не мог относиться к самодержавию плохо. Его отец был внучатым племянником фельдмаршала Василия Долгорукова, мать – внучка обер-прокурора Шаховского, и все же Илья – один из 10 детей – принял решение участвовать в восстании.

Как это было со многими князьями рода, в 1806 году в возрасте 9 лет Илья Андреевич был зачислен по приказу Государственной Коллегии Иностранных дел на службу актуариасом 14-го класса, а вскоре причислен к Московскому Архиву. В 1812 году он был произведен в переводчики 10-го класса, а 6-го августа 1813 года уволен по прошению для определения на военную службу. 26-го ноября 1813 года князь Долгоруков поступил юнкером лейб-гвардии в Артиллерийскую бригаду, а в 1814 году, по экзамену, был произведен в прапорщики той же бригады. Принимал участие в заграничных походах российской армии и даже участвовал в сражении под Парижем, за что был удостоен ордена Святой Анны 4-й степени.

В 1815 году, уже подпоручиком, был назначен адъютантом к графу Аракчееву. Но в 1819 возвратился опять к строевой службе и вскоре был назначен командующим 1-ою батарейною ротою имени Его Высочества а затем и командиром 2-й батарейной роты в чине капитана. В 1825 году произведен в полковники и назначен адъютантом к великому князю Михаилу Павловичу. В 1828 году, с оставлением в прежней должности, назначен дежурным штаб-офицером по управлению генерал-фельдцейхмейстера.

С 2 мая по 14 октября 1828 года Илья Андреевич участвовал в русско-турецкой войне, сначала в качестве дежурного штаб-офицера осадных войск при осаде крепости Браилова, а потом находился при осаде крепости Шумлы, причем участвовал во многих боях и стычках. При этом полковник особенно отличился при обратном отбитии у неприятеля редута № V-й (14-го августа), выполняя должность начальника штаба артиллерии 2-й армии. За это князь был награжден орденом Святой Анны 2-й степени с алмазными украшениями.

Князь Долгоруков был избран в комиссию вместе с Пестелем и князем Шаховским для написания устава. Основная работа была проведена Пестелем, Долгоруковым было написано торжественное введение, которое объясняло общую цель тайного общества. Статут был уничтожен самими декабристами в 1818 году, когда они преобразовали свое общество.

Вернувшись в августе 1818 года из-за границы, Долгоруков стал членом Союза благоденствия, блюстителем его Коренного совета. Его обязанность состояла в хранении «Зеленой книги» и «назидании за порядком в обществе, которого, впрочем, никогда не существовало, ибо и правильных заседаний не бывало». Участник Петербургского совещания, состоявшегося в январе 1820 года на квартире Федора Глинки. На нем присутствовало все руководство движения, и было оно посвящено решению вопроса о форме правления.

Вот как описывал его Пестель показывал: «Князь Долгоруков по открытии заседания, которое происходило на квартире у полковника Глинки, предложил Думе просить меня изложить все выгоды и все невыгоды как монархического, так и республиканского правления с тем, чтобы потом каждый член объявлял свои суждения и свои мнения».

По заключению Пестеля «приняли все единогласно республиканское правление».

Вскоре состоялось еще одно совещание в Преображенских казармах у подполковника Ивана Шипова, на котором решался вопрос о цареубийстве. Между Долгоруким и Никитой Муравьевым произошел спор.

Вскоре после этого Долгоруков сложил с себя обязанности блюстителя общества. В 1821 году принимал участие в Московском съезде, в результате которого была проведена фиктивная ликвидация общества. После этого ни в каких тайных обществах не состоял.

После разгрома восстания отрицал свое участие в деятельности декабристов. Согласно «Алфавиту Боровкова» показал, что «действий его в пользу общества никаких не было и не помнит, чтобы он кого-либо пригласил в оное. …У Федора Глинки бывал, но никогда в совещании или правильном заседании; разговоры были общие и частные, но никогда определенных предметов на рассуждение не представлялось. Сказанного Пестелем предложения не делал и о принятии республиканского правления не слыхал, но и не подозревал в обществе. В квартире Шипова с 1816 года и до сих пор ни разу не случалось быть и о происходившем там, как и преступном намерении в обществе никогда не слыхал».

Высочайше повелено оставить без дальнейшего следствия благодаря вмешательству великого князя Михаила Павловича.

Князь Долгоруков был знаком с А. С. Пушкиным, который посещал собрания членов Союза благоденствия и читал там свои стихи. Декабрист И. Н. Горсткин показывал на следствии: «Потом стали у некоторых собираться сначала охотно, потом с трудом соберется человек десять, я был раза два-три у князя Ильи Долгорукого, который был, кажется, один из главных в то время, у него Пушкин читывал свои стихи, все восхищались остротой, рассказывали всякий вздор, читали, иные шептали, и все тут; общего разговора никогда нигде не бывало».

В отрывках 10 главы «Евгения Онегина» поэт упомянул «осторожного Илью». Также Долгоруков должен был фигурировать в ненаписанном романе «Русский Пеллам» среди участников «Общества умных».

Князь Илья Долгорукий был женат на княжне Екатерине Александровне Салтыковой-Головкиной, дочери обер-церемониймейстера Высочайшего Двора светлейшего князя Александра Николаевича Салтыкова, внучке графа Головкина. По словам Долли Фикельмон, Екатерина Александровна была внешне скорее некрасива, однако была истинной дамой, притом приятной, и очень милой в обществе. Отличаясь слабым здоровьем, много времени проводила за границей. Там же подолгу жили и ее сестры. Княгиня родила Илье двоих дочерей, хотя как и муж, она очень хотела мальчика.

Не имея сына, княгиня Долгорукова была очень привязана к своему племяннику Юрию, сыну умершей сестры. Желая его усыновить, она обращалась с этой просьбой к его отцу – князю Н. Б. Голицыну, но получила отказ. Впоследствии Юрий Голицын всегда с благодарностью и большой любовью говорил о своей тетке Долгоруковой.

В 1831 году в составе гвардейского корпуса Илья Андреевич участвовал в подавлении Польского восстания, где участвовал во многих сражениях, причем, особенно отличился 5 мая в арьергардном деле при селе Старом Якаце, где, невзирая на сильный огонь противника, мужественно бросился к мосту на речке, протекавшей у этого селения, и хладнокровно распорядился уничтожением переправы, чем много облегчил положение нашего арьергарда. 9 мая, командуя артиллерией вместо генерал-майора Бибикова, вновь отличился при переправе наших войск через реку Нарев у села Жолтки. За это князь Долгоруков был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. В августе князь находился в авангарде графа Витта и, участвуя почти во всех делах этого отряда, награжден был золотою шпагою с надписью «За храбрость». За штурм передовых укреплений и городового вала Варшавы был награжден орденом Святого Станислава 2-й степени со звездою.

В 1832 году последовало утверждение князя Долгорукова в должности начальника штаба его Высочества по управлению генерал-фельдцейхмейстера, а в 1833 – производство его за отличие в генерал-майоры с оставлением в должности начальника штаба и по гвардейской пешей артиллерии. В 1836 году Илье Андреевичу было поручено «иметь наблюдение» за артиллерийским училищем, а в 1844 году за отличие он был произведен в генерал-лейтенанты, с оставлением в прежней должности.

С 1844 года князь Долгоруков принимал участие в обсуждении технических вопросов, участвуя в разработке вопросов об улучшении штуцеров и ружей русской армии, в составлении правил для руководства по постройке новой артиллерии, по введению у нас зажигательных ракет и т. д. С 1848 года – генерал-адъютант. Масон. Входил в состав ложи «Соединенных друзей». Член, а затем блюститель ложи «Трех добродетелей».

Князь Илья Андреевич Долгоруков скончался в Санкт-Петербурге и был похоронен на Смоленском кладбище.

Глава 18. Екатерина Михайловна – самая известная «Неизвестная»

В 1883 году живописец Иван Крамской закончил странную картину и назвал ее «Неизвестная». Загадка почти более сотни лет мучает тех, кто смотрит на эту картину. Кто же эта женщина? Тайна за семью печатями. Ибо, сколько ни судачили об этой картине, сам Крамской ни в своих дневниках, ни в своих многочисленных письмах не обмолвился о ней ни словом, ни намеком…

В 1878 году император Александр II стал отцом, у него родилась дочь. Но дочь ему родила не законная императрица, а его любимая женщина, его последняя и самая пламенная любовь – Екатерина Долгорукая. И император попросил И. Крамского написать ее портрет. Художник подготовился к его написанию, но все это хранили в глубокой тайне. Екатерину Михайловну и ее детей не признали родственники императора, и это очень ее оскорбляло. Поэтому при позировании Крамскому, она выразила желание выглядеть на портрете гордой и независимой, и указала место, мимо которого должна проезжать в коляске на картине. Это Аничков дворец, где жил наследник императора с семьей.

Крамской долго работал над портретом, много раз переделывал его. Прошло два года, и был убит заказчик портрета, император Александр II. Смысл работы был утерян. Долгорукую с детьми выслали за границу.

Портрет печально стоял в мастерской и только через три года после смерти императора, в 1883 году, художник выставил картину на передвижной выставке, назвав ее «Неизвестная»… Но что же было до этого?

Княжна Екатерина Михайловна Долгорукая, в будущем княгиня Юрьевская, появилась на свет 14 ноября 1847 года в Москве.

Именно из-за того, что одним из предков Екатерины Михайловны был основатель Москвы Юрий Долгорукий, царь Александр II, впоследствии, дал распоряжение называть Екатерину Михайловну княгиней Юрьевской, пожаловав ей титул «светлейшая». Как же начались эти романтические взаимоотношения?

В августе 1857 года император Александр II, присутствуя на военных учениях, остановился в Тепловке в имении Михаила Михайловича Долгорукого. Вот как раз в этой поездке царь впервые и познакомился с дочкой Михаила Михайловича Екатериной. В то время ему было 40 лет, ей – всего 11! В 1859 году Михаил Михайлович Долгорукий утратил свое немалое состояние и в скором времени скончался, оставив сиротами шестерых детей.

Проявив великодушие, император Александр II взял имение князя Долгорукого на попечение и повелел озаботиться воспитанием осиротевших детей. Таким образом, княжна Екатерина вместе со своей младшей сестрой Марией попали в Смольный институт.

Супруга Александра II, императрица Мария Александровна, была в то время попечительницей Смольного института, так как со времен его основания Екатериной II все венценосные особы старались оказывать свое внимание и различную поддержку этому заведению.

По распространенному преданию, Александр II явил свой интерес к юной Екатерине Михайловне в тот день, когда императрица Мария Александровна не смогла поехать с ним на чаепитие в Смольный из-за плохого самочувствия. В Смольном император угощал сестер Долгоруких конфетами, вкус которых Екатерина Михайловна запомнит на всю свою жизнь, потому что именно с этой встречи началась ее восторженная влюбленность…

Завершив образование, в 1864 году Екатерина Михайловна поселилась в Петербурге в доме своего старшего брата Михаила на Бассейной и словно бы отдалилась от своего высокого попечителя. Однако через год, прогуливаясь в Летнем саду, она невзначай увидела императора Александра II, тот, в свою очередь, также ее заметил.

Подойдя к ней, император осыпал ее комплиментами, чем смутил Екатерину Михайловну. А дальше, не стыдясь прохожих, Александр II прохаживался с ней по аллеям, оказывая знаки внимания.

После этой неожиданной встречи целый год княжна Екатерина Михайловна была нелюдимой и замкнутой… А в апреле 1865 года, после трагической смерти сына, цесаревича Николая, безутешный Александр II послал за Екатериной Михайловной. Она, конечно, явилась по зову императора, и во время их беседы ей стало очень жаль государя. Выходя же из дворца, княжна Долгорукая поймала себя на мысли, что ей впервые захотелось вернуться к Александру.

Вскоре император заявил, что теперь он навсегда считает Екатерину Михайловну своей женой, однако пока он несвободен, но при первой же возможности женится на ней. События 4 апреля 1866 года, когда после прогулки с княжной Александр II, выйдя из Летнего сада, попал под пули революционера-террориста Дмитрия Каракозова, стали поворотом в развитии их отношений. Вернувшись домой после покушения на царя, княжна Долгорукая очень плакала и уже на следующий день объявила родным, что предпочтет умереть, нежели выйти замуж. С того момента она приняла решение отказаться от всего, от светских удовольствий и посвятить всю свою жизнь счастью того, кого любила.

Мы не знаем, была ли это экзальтированная любовь – самопожертвование романтичной барышни, которая была ослеплена блеском Александра II, или это было реально большое чувство. Однако вернемся к императору Александру II…

Многие историки, возможно и не безосновательно, обвиняют Александра II в аморальном отношении к своей законной жене Марии Александровне. Его биографы нередко заявляют, что после рождения восьмерых детей здоровье императрицы Марии Александровны заметно пошатнулось, что император явно охладел к ней. А после нелепой трагической смерти цесаревича Николая ее болезни начали стремительно прогрессировать…

Сама княгиня Юрьевская впоследствии, в своих воспоминаниях, будет уходить от темы о супруге царя и благоговейно описывать самого Александра II как тончайшего, удивительного и деликатного человека. В начале их любовного романа близкие люди, в том числе брат княжны Михаил и его жена, маркиза де Черче Маджоре, как могли противились такой недвусмысленной ситуации, в том числе отправляли Екатерину Михайловну в Италию с надеждой, что время охладит ее сердце. Однако вышло напротив: расстояния лишь укрепляли чувство, и ни время, ни разница в возрасте с императором, которая составляла 28 лет, не смогли остановить ее.

Находясь в 1866 году в разлуке, они смогли встретиться в 1867 году на Всемирной выставке в Париже, из-за чего император Александр II, желая быть рядом с княжной, едва успевал на встречи с Наполеоном III. После этого свидания Александр II долго находился в беспокойном, дурном настроении, а Екатерина Михайловна серьезно заболела…

Помучившись, княжна все-таки объявила своим родственникам, что, вопреки их планам остаться за рубежом, она завтра же возвращается в Россию, так как больше не видит смысла в своей жизни.

Прибыв в Россию, Екатерина Михайловна была все еще больна, а Александр II, который нашел ее состояние прескверным, принял решение никогда больше не расставаться со своим «добрым Ангелом», как называл ее в переписке. И она устремилась к государю всеми помыслами и душой…

Александр II произвел ее в придворные дамы, однако на балах Екатерина Михайловна показывалась не очень часто и только по просьбе царя, который любил смотреть, как она танцует. Редкие выходы Екатерины Михайловны в свет объяснялись и другими причинами: придворная знать, как и царская семья, ставила ей в вину все то, что происходило. Стала распространяться молва якобы о старинной неприязни между семействами Романовых и Долгоруковых, а также легенда о том, что 200 лет назад какой-то древний старец предвещал преждевременную смерть тому из царствующего дома Романовых, который женится на одной из Долгоруковых… Эта легенда подтверждалась тем фактом, что молодой Петр II умер в день, назначенный для его свадьбы с княжной Екатериной Алексеевной Долгоруковой.

В 1871 году в апартаментах Николая I, где происходили свидания влюбленных, Екатерина Михайловна родила первенца Георгия. Император Александр II лично присутствовал при родах, держал измученную княжну за руки и так переживал за ее здоровье, что просил доктора и акушерку, обеспокоенных долгим процессом, сделать все от них зависящее, чтобы не потерять Екатерину Михайловну.

Как только мальчик появился на свет, его сразу же перенесли в дом, где жил начальник личной охраны царя генерал Рылеев, и вверили кормилице и няне. Императорская семья скоро узнала о рождении мальчика и была шокирована этим известием – все опасались, что Александр II введет незаконнорожденного ребенка в семью. Придворная знать также порицала поведение царя, и только Мария Александровна казалась невозмутимой. В 1873 году Екатерина Михайловна родила дочь Ольгу, что, собственно, переполнило чашу всеобщего придворного терпения… Всего же у Александра II и Екатерины Долгорукой было четверо детей.

В 1874 году император Александр II составил документ, который был очень важен для будущей судьбы своих с Екатериной Михайловной детей – Указ Правительствующему сенату. В этом документе Александр II повелел называть своих детей Александровичами, даровать им права, присущие дворянству и возвести каждого в княжеское достоинство с титулом «светлейший». В Зимнем дворце для Екатерины Михайловны с детьми были отведены апартаменты из трех больших комнат на втором этаже, лестница от которых вела вниз в покои царя.

Гордой и непреклонной императрице Марии Александровне оставалось лишь делать вид, что ничего не происходит, хотя все, включая ее детей, знали, кто живет над покоями Александра II. Чем руководствовался император, когда отваживался на такой шаг – неизвестно, но после переезда в Зимний дворец княжны Долгорукой он весьма изменился внешне, похудел и выглядел изможденным.

6 июля 1880 года она и император вступили в морганатический брак – в Большом Царскосельском дворце свершилось тайное венчание Александра II и Екатерины Михайловны.

В 1880 году царь Александр II с княгиней Екатериной Михайловной и двумя старшими детьми, Георгием и Ольгой, отправился в свое последнее семейное путешествие – в любимую крымскую Ливадию. Свита, которая находилась в царском поезде, была очень удивлена тем чувствам, которые проявлял всегда сдержанный государь по отношению к княгине. По приезде в Ливадию Александр II и Екатерина Михайловна часами были вместе, гуляли с детьми, любовались Черным морем и, казалось, не могли наговориться друг с другом…

Кроме этого думал царь еще над одним вопросом – возведением княгини Юрьевской в сан императрицы и, возможно, реализовал бы этот свой замысел, если бы рука террориста не оборвала его жизнь. В марте 1881 года император Александр II возвращался в Зимний дворец обычным маршрутом, его кортеж доехал до набережной между Екатерининским каналом и садами Михайловского дворца. И тут прозвучали два взрыва… В результате, российский император Александр II скончался, и княгиня Екатерина Михайловна Юрьевская закрыла ему глаза. Накануне похорон она подошла к гробу и, как последний дар, вложила в руки мужа свои роскошные волосы.

Глава 19. Александра Долгорукова – еще одна фаворитка Александра II

Александра Сергеевна Альбединская, урожденная княжна Долгорукова. Фаворитка императора Александра II… Конечно, судьба ее не столь ярка и интересна как судьба Екатерины Михайловны Долгорукой, но, тем не менее, заслуживает внимания…

Княжна Александра Сергеевна родилась в многочисленной семье камергера князя Сергея Алексеевича Долгорукова и Марии Александровны, урожденной графини Апраксиной. Супруги имели еще четырех сыновей и четырех дочерей… Они переселились когда-то из Москвы, но московского в них ничего не осталось, они отреклись от первопрестольной. В Петербурге они процвели и были «в силе».

По линии отца княжна Александра была потомком члена Верховного тайного совета князя Алексея Григорьевича Долгорукова. Это именно он несколько десятилетий назад сосватал одну из своих дочерей, княжну Екатерину, юному российскому императору Петру II. Александра Сергеевна приходилась дальней родственницей княжне Екатерине Михайловне Долгоруковой, о которой мы уже говорили ранее. Именно Екатерина Михайловна в то время блистала при дворе, но и Александре удалось занять свое место подле царского двора.

В 1853 году Александра Сергеевна была принята фрейлиной ко двору цесаревны Марии Александровны. Цесаревна познакомила с княжной Александрой Долгоруковой, которая исполняла при ней обязанности фрейлины, всех своих знакомых. Мария Александровна выдала ей, чтобы «избавить ее от домашнего гнета». Якобы семья жила не слишком хорошо и поэтому Александра была благодарна цесаревне за возможность оставаться при дворе царевны. Великая княгиня взяла ее к себе, чтобы вырвать из той тяжелой обстановки, в которой она находилась в семье. Рассказывали, что она всегда была предметом ненависти со стороны своей матери, которая так ее била, что развила в ней болезнь, похожую на падучую. Она впадала в состояние столбняка, продолжавшееся иногда целые часы.

Долгорукова «была изумительно одарена, совершенно бегло, с редким совершенством говорила на пяти или шести языках, много читала, была очень образованна и умела пользоваться тонкостью своего ума без малейшей тени педантизма или надуманности, жонглируя мыслями и особенно парадоксами с легкой грацией фокусника». Александра не слыла классической красавицей, однако при желании умела нравиться.

Описывая ее, Тютчева отмечала: «На первый взгляд эта девушка, высокого роста, худая, развинченная, несколько сутуловатая, со свинцово-бледным лицом, бесцветными и стеклянными глазами, смотревшими из-под тяжелых век, производила впечатление отталкивающего безобразия. Но как только она оживлялась под влиянием разговора, танцев или игры, во всем ее существе происходило полнейшее превращение. Гибкий стан выпрямлялся, движения округлялись и приобретали великолепную, чисто кошачью грацию молодого тигра, лицо вспыхивало нежным румянцем, взгляд и улыбка приобретали тысячу нежных чар, лукавых и вкрадчивых. Все ее существо проникалось неуловимым и поистине таинственным обаянием, которое подчиняло себе не только мужчин, но и женщин, как ни мало чувствительны они, вообще говоря, к красоте лиц своего пола».

Характер Долгоруковой представлялся ей как «один из самых сложных и самых непонятных характеров, какие мне пришлось встретить в течение всей моей жизни». Высокомерная, молчаливая и мрачная, пренебрегавшая всеми житейскими отношениями, надменная, капризная и своевольная, она умела там, где хотела нравиться, с неотразимым воодушевлением пускать в ход всю вкрадчивость своей гибкой натуры, всю игру самого тонкого ума, полного колкости и иронии.

Вскоре она стала объектом внимания цесаревича Александра Николаевича. Достоверных сведений о романе княжны и будущего императора не имеется.

Конечно, княжна не отказывала себе в удовольствии слегка пококетничать с великим князем, и об этом много говорили при дворе. В этой игре было много ребячества, а может быть, и желание подразнить и скандализировать лиц, недоброжелательный надзор которых чувствовала над собой княжна Александра. Впрочем, она никогда не следовала общественному мнению и готова была забыть о нем для того, чтобы делать так, как она считает нужным. В этом, без сомнения, была особенность княжны. Во всяком случае, и по своим качествам, и по своим недостаткам это была фигура незаурядная; в гордой и вкрадчивой пленительности ее, по существу, жесткой и властной натуры было что-то хищное, напоминающее не кошку с ее мелким коварством, а скорее тигра, горделивого и царственного. Люди чувствовали в ней какую-то замкнутость, заставившую и меня быть сдержанной. Она испытывала или, по крайней мере, высказывала страстную привязанность к цесаревне: и не было оснований подозревать ее в неискренности.

Когда же Княжну Александру стали сравнивать с ее родственницей Екатериной, в защиту девушки выступил граф Шереметев: «Известно ее положение при дворе, хотя оно было не совсем таково, каким многие считали. Это – не княгиня Юрьевская, и сравнение невозможно. Умная, вкрадчивая, проницательная и властная, она владела волею и сердцем Самодержца, но не в ущерб приличию и порядочности. Она – фрейлина большого двора и из публики нередко составляет обычную партию Государя».

Александрина, как называли Александру при дворе, очень часто бывала в свете, она очень хороша и пользуется большим успехом. Ее образ стал модным!

Однако при дворе Александрину, носившую прозвище «Знатная дама» не любили. Анна Тютчева считала, что виной всему характер Александины: «Я никогда не слышала, чтобы она о ком-либо дурно отзывалась, но черт от этого ничего не терял: в изумительной степени владела она искусством коварства, и величайшим для нее наслаждением было уязвлять собеседника жалом своих сарказмов, не давая ему возможности защищать себя из страха попасть в смешное положение. Понятно, что ее не любили».

Впрочем, были версии и о том, какие непростые отношения были в императорской семье.

В дневнике великого князя Константина Николаевича в 1859 году имеется запись: «30 октября… вечером в Арсенале маленькая французская пьеса „La ligne droite“ (Прямая линия). Играли Фредро, Голицын и несносная Долгорукова». 22 ноября того же года он пишет: «Успели до обеда немного прокатиться. В это время у Орловских ворот встретили Сашу верхом, а вслед за тем Александру Сергеевну Долгорукову, также верхом, совершенно одну. Заключение из этого нетрудно. Больно».

В 1862 году отношения прекратились, вскоре Александра Сергеевна вышла замуж.

Наконец фаворитка получила «полную отставку», и придворные получили удовольствие посмаковать этот факт, когда развенчанная любовница явилась в дворцовую церковь с распухшими, красными глазами. Во время службы она глотала слезы, а все, кто за день до этого пресмыкался перед ней, теперь держались поодаль от несчастной…

Впрочем, император был достаточно добр, чтобы устроить ей брак с Петром Альбединским, о котором сенатор Феоктистов писал: «Альбединский, как громадное большинство гвардейских офицеров николаевского времени, провел молодость в кутежах и светских развлечениях, он был очень умен и даже образован, если под образованием понимать умение превосходно говорить по-французски и по-немецки, но ни тогда, ни позднее не читал он ни одной серьезной книги на этих языках, редко приходилось мне встречать мужчину более красивого, с такими изящными манерами – понятно, что он пользовался успехом у женщин. Между прочим, находился он в связи с известною писательницей графиней Ростопчиной и имел от нее сына. Во время Крымской компании он обратил на себя некоторое внимание под Севастополем, имя его встречалось в бюллетенях, он был даже ранен, но как кто-то зло о нем, ранен прилично, насколько ему было нужно, как выпадает на долю лишь подобных счастливцев…».

Петр Павлович Альбединский. Про Альбединского было известно также, что в 1856 году он был послан во Францию с дипломатической миссией – он должен был вручить императору Наполеону III российский орден. В ответ император наградил самого Альбединского офицерским крестом ордена Почетного легиона. Вскоре тот был вторично направлен с дипломатической миссией в Париж, но, по утверждению российского генерала и писателя Н. Залесова, столь близко сошелся с императрицей Евгенией, что император Наполеон III попросил отозвать этого дипломата из Франции. После свадьбы Петр Павлович сделал неплохую карьеру, дослужившись до генерала. У четы Альбединских было трое детей – Мария, Ольга, Александр.

Муж Александры Сергеевны умер в Варшаве в 1883 году в результате неудачной операции камнесечения. После смерти мужа, она получила пенсию, а в мае 1896 года, во время коронации императора Николая II, получила придворное звание стас-дамы и награждена орденом Святой Екатерины 2-й степени.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 1 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации