151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "«Котлы» 45-го"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 29 ноября 2013, 03:25


Автор книги: Валентин Рунов


Жанр: Публицистика: прочее, Публицистика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Ричард Португальский, Валентин Рунов

«Котлы» 45-го

Окружение – изоляция группировки противника от остальных его войск с целью уничтожения или пленения.

Военно-энциклопедический словарь. М., 2007. С. 645

Введение

Великая Отечественная война остро поставила перед советским руководством задачу разгрома противника. Но на практике решить ее оказалось очень не просто. Сказалась нехватка сил, а еще больше – военного искусства. Поэтому в первых наступательных операциях мы только смогли несколько оттолкнуть противника. Но вражеские потери при таком способе действий оказывались незначительными. В последующем, создав танковые армии, советские войска получили возможность преследовать противника, наносить удары ему не только с фронта, но выходить на фланги и даже заходить в тыл. Создались условия для окружения крупных группировок врага с целью их последующего разгрома или пленения.

Окружение как один из способов вооруженной борьбы человечеству было известно давно. Впервые его применил во время 2-й Пунической войны недалеко от Канн еще в 216 г. до н. э. карфагенский полководец Ганнибал. Используя кавалерию, ему удалось осуществить охват обоих флангов армию римлян, которые за 12 часов боя потеряли 48 тыс. убитыми и около 10 тыс. пленными. Потери карфагенской армии составили менее 6 тыс. человек.

С тех пор «Канны» стали синонимом окружения и разгрома крупной группировки противника в последующие тысячелетия в истории войн, исходом которых стало окружение с дальнейшим уничтожением или пленением врага. И эти окружения по мере совершенствования средств вооруженной борьбы приобретали все больший размах.

Существуют сведения, что Александр Невский применил окружение при разгроме немецких рыцарей на Чудском озере в 1242 г. Позже военачальники различных стран практиковали окружение (осаду) городов-крепостей, которые брали штурмом или измором.

С появлением массовых армий возрождается практика древних Канн – окружение и уничтожение сил противника в чистом поле. Примером такого способа разгрома противника, в частности, стали операции русских войск в Отечественной войне 1812 г. Тогда крупные силы французов были окружены под Вязьмой (потеря убитыми и пленными свыше 19 тыс. человек), под Ляхово (потеряли более 10 тыс. человек), под Красным (потеряли 6 тыс. убитыми и 26 тыс. пленными).

В первой половине XIX в. были разработаны теоретические основы подготовки и проведения операций на окружение и уничтожение противника. Немалая заслуга в этом принадлежала прусскому генералу К. Клаузевицу, который в 1812–1813 гг. находился на русской службе. Свои рассуждения по этому вопросу он изложил в труде «О войне», который был издан на немецком языке и изучался до революции в военных академиях. В Советском Союзе он появился в переводе на русский язык только в 1937 г.

Это не значит, что в 20-е и 30-е гг. советские военачальники игнорировали такой эффективный способ разгрома противника, как окружение. Многие из них помнили, как в 1914 г. в результате окружения немцами была разгромлена 2-я русская армия генерала А. В. Самсонова, как была окружена и пленена крупная группировка турецких войск генералом Н. Н. Юденичем в 1915 г. в ходе Саракамышской операции.

В 1939 г. операция на окружение японских войск была проведена советскими войсками под руководством Г. К. Жукова на реке Халкин-Гол. При проведении этой операции решающую роль выполнили подвижные танковые соединения, которые (как и конница Ганнибала) действовали на флангах и наступали по сходящимся направлениям. Но уже в ходе этой операции, в целом завершившейся успешно, был поставлен ряд серьезных вопросов, которые требовали неотложного решения. В частности, операция на реке Халкин-Гол и начавшаяся Вторая мировая война дали толчок к развертыванию в РККА механизированных корпусов, в каждом из которых должен был насчитываться 1031 танк. Эти корпуса, действуя в рамках глубокой армейской наступательной операции, должны были развивать прорыв переднего края обороны противника, осуществленного пехотой, и стремительно развивать наступление в глубину, выходя на фланги, заходя в тыл вражеской группировки и тем самым создавая условия для ее окружения.

Но это была только теория. На практике советское командование никогда не управляло такими крупными подвижными соединениями, да и не имело средств для управления ими. Вполне понятно, что в ходе глубокой и высокодинамичной операции на окружение рассчитывать на проводные средства связи не приходилось, а радиостанций было очень мало, и работать с ними умели единицы.

По-другому к вопросам подготовки операций на окружение относилось германское командование. Освоив их теорию, фашистские военачальники начали самым серьезным образом готовиться к практическому проведению таких операций. Наряду с развертыванием танковых войск готовятся воздушные десанты и широко внедряются радиосредства управления. На проведение глубоких операций и действия в отрыве от главных сил «натаскиваются» кадры. Все это проходит широкую апробацию уже осенью 1939 г. во время оккупации Польши. В 1940 г. успешные операции на окружение фашисты провели на Западном фронте, а англичане – в Северной Африке.

К началу лета 1941 г. политическое руководство СССР и высшее командование РККА знали о подготовке Германии к войне с Советским Союзом. В спешном порядке разрабатывался оперативный план прикрытия западных границ, вдоль новой границы строились укрепленные районы. В то же время Генеральный штаб РККА, во главе которого с начала 1941 г. стоял генерал армии Г. К. Жуков, практически ничего не сделал, чтобы вывести крупные группировки советских войск из-под удара противника. Более того, планы прикрытия государственной границы не были доведены до корпусов, дивизий, полков, батальонов, которым предстояло непосредственно решать боевые задачи. Таким образом, как главный организатор управления РККА, начальник Генерального штаба Г. К. Жуков не только ничего не сделал для того, чтобы уберечь подчиненные войска от мощных ударов противника, но и в самой резкой форме подавлял всякую инициативу отдельных командиров, связанную с приведением войск в боевую готовность и занятием ими рубежей обороны до начала войны. Такую же политику проводили и командующие западными военными округами, большинство из которых в этой должности находились менее одного года и всячески хотели доказать свою готовность следовать указаниям вышестоящего руководства, несмотря на их явную ошибочность.

К 22 июня 1941 г. германское командование, уже обладавшее определенной практикой подготовки и проведения крупномасштабных операций на окружение, достаточно хорошо изучившее положение советских войск и знавшее о невысоких профессиональных качествах его высшего командного состава, разработало ряд глубоких наступательных операций, которые при благоприятном развитии должны были завершиться окружением и разгромом крупных группировок противника. И такие операции были успешно проведены. В июне 1941 г. войска 10-й армии Западного фронта были окружены в районе Белостока. В июне и июле в кольцо окружения попали еще три армии Западного фронта в районе Минска. В августе 1941 г. произошло окружение и разгром войск трех армий на Украине в районе Умани. В сентябре 1941 г. перестала существовать основная группировка войск Юго-Западного фронта, окруженная противником в районе Киева. Затем в том же 1941 г. были окружены и разгромлены советские войска в районе Вязьмы, Брянска…

Попытка же советского командования окружить противника в конце 1941-го – начале 1942 г. в ходе контрнаступления под Москвой успеха не имела. Сказалось пренебрежение основными законами военного искусства: детальное изучение противостоящего противника, концентрация сил на решающих направлениях, быстрое развитие тактического успеха подвижными войсками и, главное, оперативное и надежное управление войсками. Именно недостатки в управлении сделали контрнаступление советских войск под Москвой операцией хоть и выигрышной в политическом отношении, но очень ущербной со стороны военного искусства.

Тем не менее уроки, полученные под Москвой, фашистское командование усвоило и впредь стало осторожнее с проведением своих наступательных операций. В то же время Московская победа у советского командования создала иллюзию возможной легкой и быстрой победы над врагом. Следствием этого стали окружение группы генерала Костенко в районе Барвенково в мае 1942 г., 2-й ударной армии генерала А. А. Власова в июне 1942 г. севернее озера Ильмень, 9-й и 38-й армий в районе Миллерово в июле 1942 г.

Военные неудачи требовали от советского руководства постоянно совершенствовать организацию и вооружение своих войск, выдвигать на высшие должности наиболее талантливых военачальников и разрабатывать операции с соблюдением всех правил военного искусства. В результате этого в конце 1942 г. – начале 1943 г. наконец-то советским командованием была подготовлена и проведена крупная операция на окружение противника в районе Сталинграда. В результате этой операции в районе Сталинграда была разгромлена 6-я немецкая армия генерал-фельдмаршала Паулюса в составе 22 дивизий и 330 тыс. человек. В плен было взято свыше 91 тыс. солдат и офицеров противника.

В 1943 и 1944 гг. советские войска провели целый ряд удачных операций на окружение и разгром крупных группировок противника. В Острогожско-Россошанской операции (13–27.01.1943) было разгромлено 13 дивизий противника, в Воронежско-Касторненской (24.01–17.02.1943) – 11 дивизий, в Корсунь-Шевченковской (24.01–17.02.1944) – 10 дивизий, в Витебско-Оршанской (23–26.06.1944) – 5 дивизий, в Бобруйской (24–29.06.1944) – свыше 6 дивизий, в Минской (29.06—4.07.1944) – 20 соединений, в Львовско-Сандомирской (13.07–29.08.1944) – 8 дивизий, в Ясско-Кишиневской (20–29.08.1944) – 18 дивизий. Каждая из этих операций имела свои характерные особенности, которые детально изучались и учитывались при ведении последующих действий.

Таким образом, к концу 1944-го и началу 1945 г. советское командование подошло, уже имея большой опыт подготовки и проведения крупных операций на окружение войск противника в различных условиях обстановки. Оно широко использовало этот опыт для завершения разгрома противника и победы в Великой Отечественной войне. В послевоенные годы этот опыт глубоко изучался в различных военных академиях мира и широко культивировался в практике подготовки командующих штабов и войск.

Глава 1

Ставка Гитлера. Осень 1944 г. – зима 1945 г

Осенью 1944 г. начался отсчет шестого, последнего года Второй мировой войны. Развивая успех летних операций, Красная Армия к этому времени освободила почти всю Советскую Прибалтику, Румынию, Болгарию, большую часть Югославии, восточную часть Венгрии, Чехословакии, перешагнула германскую границу в Восточной Пруссии, разгромила врага на Крайнем Севере, вступила в пределы Норвегии. В ходе летне-осенней кампании подверглись разгрому все основные стратегические группировки врага – группы армий «Север», «Центр», «Северная Украина», «Южная Украина» («Юг»). На советско-германском фронте враг потерял более 450 дивизий – три четверти всех сил фашистского блока(1).

К тому времени Красная Армия продвинулась на запад на 600–900 км. В результате Германия лишилась источников сырья и продовольствия в ранее оккупированных районах. Из войны практически были выведены все ее союзники. Лишь на оккупированной вермахтом части венгерской территории с ней сотрудничало марионеточное правительство салашистов.

Вторая половина 1944 г. характеризовалась дальнейшим укреплением военного сотрудничества стран антигитлеровской коалиции, расширением стратегического взаимодействия между Советскими Вооруженными Силами и американо-английскими войсками в Европе. Главной особенностью вооруженной борьбы вне советско-германского фронта в этот период явилось открытие США и Англией второго фронта в Европе и усиление их боевых действий на Тихом океане и в Азии.

Американо-английское командование осуществило крупную десантную операцию в Нормандии. К концу 1944 г. фашистские войска были полностью изгнаны из Франции, Бельгии, Люксембурга, а также части территории Италии и из многих районов Голландии. Общая площадь освобожденной союзниками и местными силами Сопротивления территории составила 600 тыс. кв. км с населением около 76 млн человек. В итоге наступления союзные войска на 660-километровом участке фронта заняли выгодные позиции для непосредственного вторжения в Германию. Они уничтожили 35 дивизий противника. В ходе боев на территории Франции и Италии с июня до конца 1944 г. безвозвратные потери немецко-фашистских войск составили 520 тыс. человек(2).

Политика и стратегия руководства Германии, как свидетельствуют выступления ряда ее лидеров, осенью 1944 г. исходила из фактического признания того, что война проиграна. Вопрос состоял лишь в том, как найти путь к наиболее приемлемому выходу Германии из войны. Правящая политическая верхушка видела его в дальнейшем затягивании вооруженной борьбы, надеясь на раскол антифашистской коалиции. Гитлер, зная о существовании противоречий по отдельным проблемам между СССР, с одной стороны, США и Англией – с другой, всеми способами стремился разжечь их. Он был убежден, что имеющиеся противоречия приведут к распаду союза между ними. В конце августа 1944 г. утверждал: «Настанет время, когда напряженность в отношениях между союзниками достигнет такой степени, что разрыв будет неминуем. История показывает, что все коалиции рано или поздно непременно распадались».

Исходя из таких политических предпосылок, командование вермахта строило свой стратегический план на 1945 г. Он заключался в том, чтобы, сосредоточив основные силы на советско-германском фронте и опираясь на заблаговременно подготовленную глубоко эшелонированную оборону, не допустить продвижения советских войск в глубь Германии. На Западном фронте гитлеровское руководство стремилось во что бы то ни стало удержать инициативу, что могло бы изменить обстановку в пользу Германии. 28 декабря 1944 г. при обсуждении плана наступления на Эльзас Гитлер заявил: «Если мы хотим привести обстановку в соответствие с намеченной нами перспективой, нам необходимо понять следующее: мы должны нанести решительное поражение какой-либо одной из мировых держав, противостоящих нам, – России, Англии или Америке».

Поскольку в районе Арденн не удалось достигнуть намеченной цели одним ударом, Верховное Главнокомандование намеревалось осуществить свой план несколькими операциями, в ходе которых предполагалось уничтожить по частям американские дивизии, находившиеся южнее района проникновения в Арденнах. Первая такая операция намечалась в Эльзасе и на Верхнем Рейне главным образом против ослабленной 7-й американской армии. После этого предполагалось возобновить наступление на Маас.

Германское руководство стремилось наступательными действиями расстроить планы американо-английского командования, выиграть время и получить возможность перегруппировки части сил для отражения ожидаемого наступления Красной Армии. По мнению политического и военного руководства Германии, все это должно было заставить правительства США и Великобритании изменить свою политику по отношению к Рейху. В то же время оно хорошо понимало, что выполнение намеченных замыслов зависело прежде всего от того, как будут развиваться события на советско-германском фронте. Ему уделялось первостепенное внимание. Обстановку на советско-германском фронте к началу 1945 г. гитлеровское командование расценивало следующим образом: «Учитывая долгое время приготовлений, позволившее противнику значительно пополнить и подготовить свои войска, а также далекоидущие планы (Прага, Бреслау, Познань, Грауденц, Данциг и в конечном счете Берлин), следует ожидать, что советское руководство намерено в предстоящей наступательной операции нанести решающий для хода всей войны удар с целью уничтожения германской армии на востоке».

Гитлеровское командование считало, что Красная Армия сначала предпримет операцию по уничтожению блокированной группировки в Курляндии, а затем перейдет в наступление в Восточной Пруссии. Одновременно ожидалось наступление советских войск в Южной Польше, Чехословакии и Венгрии, а на центральном участке фронта, от Варшавы до сандомирского плацдарма, – лишь сковывающие действия. Из такой оценки обстановки была определена группировка немецко-фашистских армий и ускоренно готовилась оборона.


Совещание в «Волчьем логове» 9 и 11 июля 1944 г. 9.07.1944. 12.00 Главная ставка «Вольфсшанце»

(На совещании присутствует ограниченный круг лиц: от ВМС– только главнокомандующий; от Восточного фронта – генерал-фельдмаршал Модель, генерал Фриснер, генерал-полковник Риттер фон Грейм.)

Тема совещания: «Стабилизация положения в центральной части Восточного фронта, где сложилась очень серьезная обстановка». Вопрос об отводе группы армий «Север» на данном совещании не обсуждается, так как это невозможно сделать летом без больших потерь, как показал опыт Центрального фронта (4-я армия). В летних условиях противник может преследовать немецкие войска на широком фронте, продвигаясь по открытой местности и без дорог и, таким образом, через возникшие бреши обгонять отходящие армии и изолировать их. Кроме того, отвод группы армий «Север» с боевой техникой потребует не менее четырех недель, а это, учитывая создавшийся кризис, будет слишком поздно. Для восстановления положения предлагается подтянуть до 17.07.1944 новые дивизии в районы вклинения. Командование фронта полагает, что таким образом удастся приостановить продвижение противника, не допустив изоляции группы армий «Север»(3).

Сокрушительные удары Красной Армии в начале 1945 г. по врагу в Польше, Восточной Пруссии, Венгрии и на других участках советско-германского фронта заставили гитлеровское руководство забыть о своих наступательных планах на Западном фронте. Уже на следующий день после перехода советских войск в новое стратегическое наступление в Польше в штабе ОКБ зародился замысел так называемой новой фазы борьбы за великую Германию, согласно которому предусматривалось «сосредоточить подавляющую часть вооруженных сил для великой решающей битвы на Восточном театре военных действий, сознательно смирившись со связанным с этим тяжелым риском на Западном театре военных действий»(4).


В штабе ОКВ было принято решение срочно перебросить на Восток из Германии, Норвегии, Италии, Балкан и с Западного фронта 42 дивизии(5). Мотивы этого решения довольно четко изложены в книге немецкого генерала К. Типпельскирха «История Второй мировой войны». «Если вообще стоило продолжать войну, – говорится в ней, – то разве лишь для того, чтобы остановить красный поток на востоке и по возможности отбросить его назад. Была надежда, что все же удастся найти какую-то общую политическую линию с западными державами, пока на востоке еще не прорваны последние заслоны»(6).

Гитлеровская клика, напрягая свои последние усилия в войне, пыталась заполучить в лице англо-американского командования союзника, который оказал бы ей помощь в приостановке победоносного наступления Красной Армии. Так, начальник штаба ОКВ генерал-фельдмаршал В. Кейтель, рассчитывая на общность классовых интересов, обратился к командованию союзных войск в Европе с телеграммой, в которой от имени командующих всеми тремя видами вооруженных сил (Гитлер был главнокомандующим сухопутных войск) просил о перемирии на Западном фронте на 100 дней, чтобы за это время сосредоточить все силы против Красной Армии и нанести ей «решительный удар» между Одером и Вислой (7).

До 12 февраля 1945 г. в расположение немецких групп армий, оборонявшихся на берлинском направлении и в Венгрии, прибыло 33 дивизии, в том числе 15 дивизий (8 пехотных, 6 танковых и 1 моторизованная) с Западного фронта. До 13 января Западный фронт передал Восточному фронту 4 пехотные дивизии (344, 269, 711 и 712-ю). Затем, с 13 по 29 января, согласно данным из военного дневника ОКВ, были выведены из арденнского выступа и направлены на Восток 6-я танковая армия CС в составе двух корпусов и четырех танковых дивизий, преобразованные в пехотные дивизии гренадерская бригада фюрера и бригада сопровождения фюрера. 24 января началась переброска с Запада на Восток 27-й и 28-й добровольческих пехотных дивизий СС, 31 января – 21-й танковой и 25-й моторизованной дивизий, 1 февраля – 10-й танковой дивизии СС. Кроме того, с 14 по 25 января Западный фронт передал Восточному фронту пять народно-артиллерийских корпусов (401, 402, 403, 405 и 408-й), две минометные бригады (17-ю и 19-ю), десять мостовых парков и ряд частей специальных родов войск. Дислоцировавшиеся в Дании 163, 164 и 199-я дивизии, которые ОКВ ранее рассчитывало использовать в контрнаступлении на Западном фронте, 25 января также были направлены на советско-германский фронт.

Полным ходом осуществлялась начавшаяся еще 6 января переброска с Западноевропейского театра военных действий на Восток авиачастей из состава авиационного командования «Запад». С 12 по 20 января только 6-му воздушному флоту было передано 3 истребительные эскадры. Затем, с 21 января до 3 февраля, в его распоряжение прибыло еще 5 новых эскадр самолетов-истребителей, в том числе 300-я и 301-я отборные эскадры с Западного фронта, а также многочисленные подразделения штурмовой и разведывательной авиации. В результате силы 6-го воздушного флота, несмотря на большие потери, возросли с 12 января по 3 февраля с 800 до 1838 самолетов. К тому времени против Красной Армии использовалось две трети наиболее боеспособных соединений немецких ВВС. Кроме того, немецко-фашистское командование направило на Восток из Германии и с Западного фронта в феврале 1945 г. более 430 батарей зенитной артиллерии, в том числе 123 тяжелые батареи.

Заслуживает внимания статистика поставок боевой техники, производимой в Германии. Так, в январе 1945 г. в Западную Европу поступил 291 танк, на Восток – 1328. В феврале на Западный фронт было направлено 67 танков, в Италию – 20, на советско-германский фронт – 1555. Следует учесть, что в январе – феврале с Западного фронта на Восток в составе танковых, кроме того, убыло 800 танков и штурмовых орудий(8).

Потребности восполнения потерь на фронтах не позволяли фашистскому командованию создать крупные стратегические резервы. Это вынудило немецко-фашистское командование летом 1944 г. пойти на сокращение штатной численности танковых и пехотных дивизий вермахта. Тогда же рейхсфюрер CС Гиммлер, возглавивший «армию резерва», санкционировал формирование так называемых народно-гренадерских дивизий. До ноября 1944 г. было создано и направлено в действующую армию 51 такое соединение(9). Их личный состав комплектовался из военнослужащих разгромленных дивизий, расформированных частей авиации и флота, а также из лиц, которые ранее не подлежали призыву на военную службу либо по возрасту (пожилые и подростки), либо по состоянию здоровья. Боеспособность этих соединений была ниже, чем у обычных пехотных дивизий, поэтому они в основном использовались лишь в оборонительных действиях.

В сентябре 1944 г. один из нацистских главарей М. Борман по поручению Гитлера приступил к созданию особого ополчения – фольксштурма. Все мужчины от 16 до 65 лет, ранее признанные негодными к службе, подлежали призыву в его ряды. К началу 1945 г. в фольксштурме насчитывалось 1,5 млн человек(10). Но фольксштурму не хватало ни оружия, ни опытных командиров. Во главе отрядов ополченцев стояли, как правило, не кадровые военные, а вожаки местных нацистов.


Из указа Гитлера от 29 сентября 1944 г. о создании фольксштурма

«После пятилетней тяжелейшей борьбы, вследствие отхода всех наших европейских союзников, враг на некоторых фронтах стоит вблизи или на самой немецкой границе. Он напрягает все силы для того, чтобы разбить нашу империю, а немецкий народ и его социальный порядок уничтожить. Его конечная цель – искоренение немецкого человека.

Как и осенью 1939 г., мы вновь стоим в полном одиночестве на фронте перед лицом наших врагов. В течение немногих лет нам тогда удалось, впервые введя в действие огромные силы народа, решить тяжелейшие военные проблемы, на годы обеспечить безопасность империи и тем самым Европы. В то время как противник готовится нанести последний удар, мы решили ввести в действие во второй раз всю огромную массу нашего народа. Опираясь исключительно на свои силы, как и в 1939–1941 гг., нам может и должно удасться не только сорвать истребительные планы врагов, но и вновь отбросить их назад и удерживать до тех пор, пока не будет обеспечено будущее Германии, ее союзников и тем самым прочный мир в Европе…

Я приказываю:

Образовать во всех областях Великогерманской империи немецкий фольксштурм из всех способных носить оружие мужчин в возрасте 16–60 лет. Он будет защищать родную землю всеми доступными средствами.

Формирование и руководство немецким фольксштурмом в областях берут на себя гауляйтеры.

Призванные в фольксштурм на период боевых действий являются солдатами в соответствии с военными законами.

Национал-социалистическая партия выполняет перед немецким народом свою почетную высшую обязанность, вводя в первые линии свои организации как главные носители этой борьбы.

Боевые положения немецкого фольксштурма:

1. Верность, послушание и храбрость составляют основу государства и делают его неодолимым. Верный своей присяге, солдат фольксштурма сражается во всех положениях ожесточенно, с верой в победу. Будучи верен до гроба фюреру, он предпочитает лучше погибнуть в бою, чем когда-либо просить врага о пощаде.

2. Будучи непревзойденным в своей стойкости, самоотверженности и товариществе, фольксштурм представляет собой армию величайших идеалистов Германии.

3. Если какой-нибудь командир в безнадежном положении задумает прекратить борьбу, то в этом случае в немецком фольксштурме действует традиционный обычай наших храбрых воинов-моряков. Командование частью передается тому, кто хочет продолжать борьбу, – будь это даже самый молодой».

Текст присяги солдата фольксштурма:

«Я даю перед Богом эту священную клятву в том, что буду беспрекословно верен и послушен Великогерманской империи, Адольфу Гитлеру. Я торжественно обещаю, что буду смело сражаться за свою родину и лучше умру, чем поступлюсь свободой, бросив тем самым на произвол судьбы социальное будущее своего народа»(11).


Фашистское руководство решило собрать и бросить на Одер все наличные силы. Геринг высокопарно заявил, что Военно-воздушные силы выделяют для защиты Берлина 100 тыс. человек, Гиммлер тут же предложил 12 тыс. эсэсовцев, Дениц – 6 тыс. человек из состава военно-морского флота. Гитлер объявил, что созданные из этих сил 12 новых дивизий составят стратегический резерв главного командования для обороны Берлина. Генерал Кребс сообщил собравшимся, что уже несколько дней назад на Эльбе, в районе Дессау-Виттенберга, спешно начато формирование новой 12-й армии, командование которой поручено генералу Венку. Армии передаются персонал офицерских школ Средней Германии и молодежь из трудовых лагерей. Семь дивизий армии – танковая дивизия «Клаузевиц», моторизованная дивизия «Шлагетер» и пехотные дивизии «Потсдам», «Шарнхорст», «Ульрих фон Гуттен», «Фридрих Людвиг Ян» и «Теодор Кернер» – должны были также составить резерв фашистского главного командования.

Приказом Высшего военного руководства на фронт были направлены все части резервной армии, курсанты военных училищ, юноши 1928 г. рождения, находившиеся в лагерях «трудового фронта». Гаулейтеры Бранденбурга и Померании Штюрц и Шведе-Кобург получили приказ немедленно мобилизовать в своих провинциях 200 батальонов «фольксштурмистов», а эсэсовец Юттер – создать в тылу группы армий «Висла» специальные заградительные части – «хайматвер». Нацистские власти обратились с призывом к немецким женщинам и девушкам – вступать в организацию вспомогательной службы для «фольксштурма».

Еще с 13 февраля 1945 г. на всей территории, подвластной гитлеровцам, начали свирепствовать чрезвычайные военно-полевые суды, созданные в соответствии со специальным указом Гитлера. Они состояли из военного судьи и двух офицеров. Их приговор обычно гласил: расстрел или повешение – и приводился в исполнение немедленно. Жертвами этих судилищ пали 7 тыс. человек. В обращении к вермахту 11 марта Гитлер приказал «фанатически уничтожать всех, кто пытается нам противоречить» (12).

Руководство вермахта прилагало максимум усилий, чтобы продлить сопротивление на Востоке, любой ценой затормозить продвижение Красной Армии на запад. За счет формируемых резервов и переброски сил с других фронтов оно сумело в значительной мере восполнить свои потери лета и осени 1944 г. на советско-германском фронте, сосредоточив там две трети всех действующих вооруженных сил. К началу 1945 г. здесь находилось 169 дивизий (из них 22 танковые и 9 моторизованных) и 20 бригад вермахта. Совместно с немецкими войсками действовали 16 дивизий и одна бригада венгерской армии. С учетом венгерских формирований Германия на Восточном фронте имела 3,7 млн человек, более 56 тыс. орудий, 8,1 тыс. танков и штурмовых орудий, свыше 4 тыс. самолетов. Плотность немецкой обороны, несмотря на громадные потери вермахта, оставалась высокой. Это объяснялось тем, что линия советско-германского фронта в ходе летне-осеннего наступления советских войск сократилась вдвое – до 2200 км.

В июле – сентябре 1944 г. Ставкой Гитлера были разработаны два документа, заслуживающих внимания: приказ о подготовке обороны Рейха и приказ о «фанатизации» борьбы. В первом из них детально расписывались задачи, стоящие перед теми или иными видами и родами войск, административными структурами, должностными лицами государства. В его вводной части определяются принципы ответственности военных и экономических органов власти за организацию проводимых мероприятий по обороне Германии.


«Приказ ОКВ о подготовке обороны Рейха

Начальник Верховного Главнокомандования вооруженных сил. Штаб оперативного руководства вооруженными силами. Квартирмейстер 2. Управление 1. № 007715/44. По вопросу: подготовка обороны Рейха.

Ставка Верховного Главнокомандующего вооруженных сил, 19.07.1944. Совершенно секретно.

Изданные до сих пор распоряжения по вопросу подготовки обороны морского побережья и сухопутных границ Рейха обобщаются и дополняются данным приказом.

В своей деятельности, касающейся подготовительных мероприятий, инстанции вооруженных сил должны руководствоваться принципом, что в их компетенцию входят только чисто военные вопросы, в то время как задачи мобилизации всех сил на территории Германии, ставшей театром военных действий, а также обучение личного состава и особенно мероприятия, связанные с эвакуацией гражданского немецкого населения, являются исключительно задачами партийных инстанций. Мероприятия в области экономики должны осуществляться соответствующими высшими инстанциями государственного управления. Необходимая координация деятельности перечисленных инстанций должна, однако, существовать в интересах общего дела вне зависимости от сферы их компетенции…»(13)

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации