145 000 произведений, 34 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 14 мая 2018, 17:00

Автор книги: Василий Маханенко


Жанр: Героическая фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц)

Василий Маханенко
Темный Паладин
Рестарт

Глава 1
День предыдущий

– Паладин Ярополк! – торжественно объявил глашатай, и передо мной распахнулись широкие двустворчатые двери.

Сдерживая волнение, я ступил в зал для официальных приемов резиденции Координатора 446-го сектора потомственного князя Бернарда Кальрана. Мой сюзерен любезно предоставил свое «скромное» жилище в распоряжение Мадонны, и представители всех игровых миров поспешили засвидетельствовать свое почтение Великой. И как бы ни был огромен зал приемов, едва ли находившиеся здесь существа чувствовали себя комфортно, лишенные личного пространства. Проще говоря, яблоку в зале было негде упасть, вот как спешили все посмотреть на возродившуюся Мадонну. Хотя кого я обманываю? Кто захочет просто смотреть на Великую? Всех привлек антураж, неизменно сопровождающий события такого рода. Где еще увидишь, как с размахом, присущим создателям, награждают непричастных и наказывают невиновных?

Стоя на пороге зала без малейшего желания двигаться дальше, я вяло гонял в голове мысль о том, что меня ждет: наказание или награда. Тем же самым занимались и все присутствующие, даже не пытаясь скрыть косых взглядов и перешептываний. Всех моих предшественников никто не удосужился разделить на категории виновных и достойных, потому для гостей наше появление и реакция Мадонны были интригой. Так как моя персона была замыкающей в очереди счастливчиков, я уже знал, что Арчибальда объявили виновным в том, что возвращение Мадонны прошло с определенными трудностями. Он был признан вне закона, низложен со всех занимаемых постов и предан забвению. Гости были в восторге. Потом они немного заскучали – пошла стандартная процедура награждения из рук Великой. Кое-кто осмеливался фыркать, если считал награду бесполезной или незначительной. Все это нам в красках описывали НПС, когда возвращались за очередным ожидающим. Передо мной оказался глава ордена паладинов Герхард ван Браст, и толпа второй раз за вечер испытала эмоциональное потрясение, но уже от размера награды. Выслушав доклад моего сопровождающего по дороге в зал, я позволил себе помечтать о личном мире с миллионами рабов. Ведь именно я был тем игроком, который сделал большую часть работы для возвращения Великой.

Пройдясь понимающим взглядом по всем шепчущимся, я все-таки двинулся к трону. Толпа ожидаемо сторонилась, помогая мне скорее преодолеть путь, в конце которого ожидала властная и эксцентричная Великая. Мадонна непринужденно заняла хозяйский трон, потеснив Бернарда. Впрочем, Координатор находился поблизости: стоя, как самый верный слуга, справа от трона, он не выказывал и малейшего недовольства своим положением. Напротив, он весело балагурил, всячески старался услужить своей почетной гостье и госпоже. И тому была причина. В одночасье Координатор заштатного сектора стал весомой фигурой в игровом мире, и упускать свой шанс он не собирался. Всю неделю до церемонии я находился в резиденции сюзерена и вдоволь насмотрелся, как Бернард купался во внимании других Координаторов и влиятельных игроков, снисходительно принимая их дары и просьбы замолвить словечко перед Великой. Мадонну не устроили предоставленные ей апартаменты жрецов, и она поселилась у Координатора, сделав его первым среди равных.

Склонив к Бернарду голову, Великая слушала с легкой улыбкой, время от времени бросая что-то в ответ. Однако ее глаза неотрывно следили за моим приближением. Несмотря на достаточное время для моральной подготовки к этой встрече, я все-таки сбился с шага. Мадонна заметила это и, довольно усмехнувшись, отвела взгляд. Враг повержен – о враге можно забыть. Не знаю, так ли это, или нет, но я смог спокойно продолжить путь.

К слову, насколько мой хозяин демонстративно купался в благосклонности создательницы, настолько же показательно он не замечал моего приближения. Это было легко объяснимо. Во-первых, отсутствие информации о моей дальнейшей судьбе. Во-вторых, Бернард так и остался в заблуждении, что я нахожусь под его полным ментальным контролем, благодаря активированной книге Люмпена. Посему в его внутренней системе ценностей всего одушевленного и неодушевленного имущества я давно находился в последней категории. Хоть и приравненный к бесправным рабам, я все-таки знал, что обо мне помнят. Перед церемонией верный страж Бернарда, вампир Малтурион, вручил зацикленный антиграв с Источником, чтобы дорогие гости не чувствовали на себе воздействие моей сотой Тьмы.

Почти достигнув цели, я заметил совершенно невозможное здесь существо. В зале для официальных приемов находился некромант Люмпен. Не сам – статус «враг всего живого» не способствовал свободному передвижению по Земле. Даже Святилище не могло обезопасить его от нападок других игроков. Люмпен явился на встречу в виде проекции, формируемой парящим у самого пола аппаратом. Страшная темная фигура возвышалась над остальными игроками, и, несмотря на то, что в зале было не протолкнуться, вокруг Люмпена образовалось почти метровое пустое пространство. Лишь Наместник составил компанию некроманту, и сейчас эта парочка о чем-то активно шепталась, игнорируя церемонию. Мадонна уже была явлена миру, основная часть церемонии позади, можно было заняться своими делами, не тратя время на недостойных.

– Паладин Ярополк! – Я преклонил колени, и Мадонна снова сосредоточила на мне свой взгляд. Гул в зале стих. Любопытство, как известно, не порок, а неудовлетворенное любопытство тот еще геморрой. Боковым зрением мне показалось, что Люмпен с Наместником тоже отвлеклись от разговора, ожидая развязки.

– Нам известны все факты твоего участия в недавних событиях. Взвесив все твои деяния во имя нашего возвращения и приняв во внимание свидетельства со стороны, мы желаем в полной мере воздать тебе по заслугам и…

Мадонна сделала паузу и взглянула на Бернарда. Координатор беспристрастно ожидал окончания приговора, в то время как окружающие то и дело выдавали отсутствие выдержки. Женщина не торопилась, наслаждаясь моментами всеобщей тишины, но при этом чувство меры ей не отказало. Повернувшись ко мне, не дав затянуться паузе и все испортить, она закончила:

– Объявляем тебя виновным! – приговор припечатал меня к полу. Что значит «виновным»?! За что?!

– Своими глупыми и самонадеянными действиями ты поставил под угрозу наше возрождение. Вероломно перехватил процесс активации у опытных игроков, – видимо, это намек на Зангара и его учителя. С очередным обвинением Мадонна все больше распалялась. – Попусту тратил время, отдаляя наше воскрешение, и пренебрегал помощью. Вернул в мир Люмпена! – Тут женщина совсем не величественно вскочила и вскинула руку в направлении проекции некроманта, что придало немалую экспрессию ее словам. Все поспешили обратить взор в сторону Люмпена, выступавшего сейчас наглядным пособием моего позора. Тот поспешил расшаркаться от удовольствия. Плюнув на минуту славы некроманта, я выжидающе уставился на Мадонну. Если мне не изменило зрение, только что на лице Великой мелькнула кокетливая улыбка, предназначенная «врагу всего живого». Что за театр? Меня публично линчует за его возрождение, а сама кокетничает? Хороша создательница! Или это она себе соломку стелет? Несмотря на игровой статус, Люмпен интересная, а главное, очень, очень сильная фигура. В будущей войне у него отличные шансы на победу. Очевидно, так думаю не только я…

– Только благодаря счастливому случаю мы возродились, – успокоившись и вернувшись на трон, произнесла Мадонна. – Мы недовольны тобой, паладин Ярополк! Считаем, что ты заслуживаешь самого сурового наказания. Но… – тут она повернулась к Бернарду и уже открыто подарила покровительственную улыбку. – Мы ценим преданных нам слуг, посему принимаем ходатайство нашего любезного Координатора. Это не значит, что ты избежишь наказания! Мы даем тебе месяц, чтобы ты послужил всеобщему благу, а после понесешь справедливое наказание от наших рук! Обращаемся ко всему игровому сообществу – нам будет очень неприятно узнать, если по чьей-то глупости виновный не доживет до оглашения приговора.

Зал одобрительно загудел. Мадонна брезгливо махнула рукой:

– Убрать с глаз долой!

Рядом материализовалась пара джиннов и, подхватив меня под руки, словно нашкодившего котенка, поволокла из зала. Не телепортировала, не сопроводила, а поволокла. Лишили возможности покинуть зал самостоятельно, сохранив честь и достоинство. Всему игровому сообществу только что показали – со мной не нужно иметь никаких дел.

Джинны вытащили меня за двери, и окружающий мир завертелся, канув в портальном переходе. Перед глазами заплясали разноцветные линии, складываясь в небольшой кабинет. Яркое заходящее солнце, прорвавшееся в помещение сквозь широкие французские окна, на первые несколько секунд ослепили меня.

– Паладин доставлен! – пробасил один из конвоиров. Меня отпустили и мягко толкнули в низенькое кресло. Дружелюбный голос мирно произнес:

– Добрый день, мсье Ярополк.

Щурясь от света, я осмотрел комнату и никого не увидел. Почувствовав мою растерянность, Степан поспешил на помощь, выделив красной подсветкой маленькое существо у дальней стены. Незнакомец так потрясающе слился с интерьером, что я сразу окрестил его «Хамелеоном». Если бы не Степан, я так и вертел бы головой без всяких шансов увидеть сквозь камуфляж собеседника.

– Хм, похвальная наблюдательность, мсье, – существо мгновенно определило, что ни он сам, ни его местоположение больше не являлись для меня загадкой, и отвесило комплимент с досадой в голосе. Отделившись от стены, оно двинулось к столу, меняя форму и окрас, а еще мастерски используя преломление света. Определить истинную форму хозяина кабинета не было возможности, как и долго смотреть на него. Я морщился, пытаясь вычленить и идентифицировать отдельные части тела, если уж целиком воспринять образ не получалось. В какой-то момент мне даже показалось, что истинная форма существа не так уж и далека от земного хамелеона. В конце концов плюнув, я бросил эти потуги, предоставив возможность работать профессионалу. Степан обработает изображения и покажет мне это чудо во всей красе. Хамелеон довольно хохотнул:

– Не утруждайте себя. Я привык, что представителям вашего вида на нас тяжело смотреть, – существо устроилось в кресле напротив и перешло к делу. – Мсье Ярополк, вы здесь для того, чтобы понять вашу роль в предстоящих событиях. Меня зовут Делькатран де Люр, я являюсь личным помощником Великой Госпожи.

Хамелеон выжидающе посмотрел на меня, я же в силу недавних событий ничего, кроме настороженности и глубокомысленного мычания, выдать не мог. Наверное, поэтому существо предложило:

– Не желаете картанской настойки?

На небольшом столике появились два бокала со зловеще красной жидкостью. Уставший мозг расценил это как недобрый знак, но отказываться от расслабления не стал. Де Люр поддержал меня. Несколько секунд мы провели в тишине, отдавая должное крепости напитка. За свою жизнь я не опасался. Статус «Святилища» успокаивал, да и задумай Мадонна меня убить, не стала бы тратиться на декорации и привлекать личных помощников. В чем-чем, а в том, что через месяц меня ждет или мучительное обнуление, или пытки под личным руководством Великой, я не сомневался. А можно будет не только руководить, но и участвовать, прикладывая «великую» руку или ногу. С нее станется. Появление таких смелых мыслей в голове свидетельствовало о долгожданном расслаблении. Мне действительно нужна была эта настойка, чтобы прийти в себя. Хамелеон оказался прав.

– Какая хорррошая штука, – покатав немного букву «р» на языке, я прочистил горло и взял инициативу в свои руки: – Так о какой роли вы говорите? Великая Мадонна четко дала понять, что не считает меня достойным исполнять ее поручения, – мне стоило огромного труда убрать из голоса сарказм.

– Не нам судить о словах и поступках Великих, – осадил меня хамелеон. – Госпожа недовольна вашими успехами по подготовке к ее возрождению. Еще бы, вы чуть все не испортили! Но как у Проводника у вас остались определенные обязательства перед всем игровым сообществом. И до сего момента вы исполняли их не лучшим образом. Этим и было вызвано недовольство Госпожи. Однако Госпожа очень добра. Да и у вас, как оказалось, есть достойные покровители. Радуйтесь, вам выпал шанс все исправить, доказать свою состоятельность и преданность делу! Вы понимаете, о чем речь, мсье Ярополк?

– Речь идет о поиске Мерлина и Безымянного? – догадался я.

– Только Мерлина, – поспешно ответил Делькатран, видимо, не ожидавший, что какому-то холопу известно о третьем участнике рестарта. Пальцы на его правой руке замелькали, на что обратил мое внимание Степан. Ушлый хамелеон быстро строчил сообщение на клавиатуре, встроенной в подлокотник кресла. К сожалению, ни я, ни Степан прочесть донесение не смогли.

– Без разницы, я все равно ничего о них не знаю. – Я постарался выглядеть беспечно, внутренне костеря себя на чем свет стоит. Расслабился, идиот! Не хватало только беспокойства Герхарда о том, что мне известно о Безымянном. Те, кто много знает, долго не играют, будь они хоть трижды Проводниками. Я тут же дал задание Степану придумать достоверную легенду о том, как Зангар поведал мне о третьем участнике рестарта. Нужно предусмотреть все варианты развития событий.

– Речь о том и идет, что у вас нет информации, – хамелеон довольно кивнул. – Задача Проводника – собрать всех участников рестарта вместе. Как вы справитесь с этим, если до сих пор не идентифицировали Мерлина? На данный период времени – это ваша первостепеннейшая задача, смысл вашего существования!!!

По логике разговора, здесь мне, убогому, следовало стушеваться, что я и поспешил сделать, не забывая кивать головой. С дурака спросу меньше. Тем более репутацию я себе соответствующую уже приобрел. Так что двигаемся, товарищи, выбранным курсом и закрепляем у собеседника нужный эффект.

– Тут вы правы, виноват. Однако у меня есть оправдание – мое обучение пошло не так, как у всех остальных. Арчибальд… – я патетично вздохнул и скорчил виноватое лицо, опасаясь, что переигрываю. Но на Делькатрана настойка тоже подействовала. Он вдохновился моим раскаянием и готовностью сотрудничать. Хамелеон даже откинулся в кресле, почувствовав себя хозяином положения.

– Нам известно о твоих пробелах в образовании, и мы готовы помочь, – хамелеон ушел от «я» и «мне» на «мы» и «нам», подражая манере изъясняться своей госпожи. – Но только в рамках выполняемой миссии.

– Щедрость Мадонны не знает… – сарказм я уже не скрывал, но Делькатран так резко меня перебил, что я на секунду испугался разоблачения.

– Госпожи Мадонны. Прошу уважительно относиться к Госпоже.

– Мне нужно только найти Мерлина или что-то еще? – мне начали надоедать игры. Захотелось побыстрее закончить и узнать, чего же от меня хочет Мадонна.

Признаться, за последнюю неделю я был сильно впечатлен ее «величием» и «делами праведными». Взбалмошная женщина, упивающаяся собственной силой и властью. Любительница покарать или наградить без видимых причин. Сегодняшний прием не был единичной демонстрацией ее благих деяний. Накануне она сместила с постов глав клириков и жрецов, чем-то ей не угодивших, отправила в изгнание вслед за Арчибальдом еще несколько игроков, лишив их класса, активно вмешивалась в игровую жизнь Земли, не удосужившись вникнуть в суть проблем. Недовольство среди игровых масс росло, но не находило выхода. Все молчали, не желая навлечь на себя гнев.

– Вам надлежит в течение месяца отыскать существо, в которое воплотился Мерлин, – хамелеон тоже перешел на рабочий тон. – Достаточно только выяснить, кем он является, и сообщить Госпоже. На этом ваша миссия будет считаться выполненной.

– Просто выяснить? – искренне удивился я. – Не нужно его доставлять в командный центр?

– Командный центр? – усмехнулся хамелеон и сконцентрировал свои фантастические глаза на мне: – Может, вы даже знаете, где он находится?

– Как где? – промямлил я. Осталось признаться самому себе, что я не играл идиота. Я им был. – Думаю, здесь, на Земле. Могу, конечно, ошибаться, но мне кажется это логичным.

– То есть наверняка вы не знаете? – допытывался мой собеседник, в ответ я еще раз пожал плечами и кивнул. – Почему вам кажется это логичным?

Прикинув, что я ничего не теряю, поделившись своими рассуждениями, я стал пояснять:

– Командный центр – это стандартная штука практически во всех играх. Логично предположить, что такая существует и здесь. Согласны? Все известные ключевые фигуры возродились на Земле: Проводник, Ключник, Госпожа Мадонна. Мало того, Госпожа уверена, что Мерлина следует искать тоже в нашем мире. Возникает резонный вопрос – почему так? Чем Земля заслужила такую честь? Может, потому, что именно здесь находится командный центр?

– Может быть, может быть… – задумчиво произнес личный помощник Мадонны. – Но это неважно. Мсье Ярополк, мы здесь реалисты и предпочитаем ставить посильные задачи: найдите Мерлина и сообщите мне. Большего от вас не требуется. Номер моего коммуникатора вам уже отправлен. Справитесь, награда Госпожи будет весомой, нет – потеряете статус Проводника со всеми вытекающими.

Вот так просто и ненавязчиво мне указали место. Вытекающие я представил быстро и правдоподобно.

– На какую-либо помощь я могу рассчитывать? – раз здесь собрались «реалисты», то я мог рассчитывать на плюшки и дополнительные бонусы.

– Все необходимое для начала поисков мы уже сделали. Игроки предупреждены о том, что нападать на вас не стоит. Против маргиналов или безумцев, возомнивших себя мессиями, вам предстоит сражаться самостоятельно, но в этом мире таких мало. – Не то чтобы я расстроился, но справедливости ради признал, что месяц жизни уже само по себе жирная плюшка.

– Откуда я могу начать поиски?

– Ничем помочь не могу, вам должно быть виднее, – снова огорчил меня хамелеон. – Доверьтесь интуиции. Ваша сущность сама подскажет, где та самая путеводная нить, что приведет к Мерлину. Напоминаю, у вас есть месяц. Вам пора!

Помощник сделал жест рукой, и знакомая пара джиннов подняла меня из кресла под руки. Еще один портальный переход, и я оказался в Твердыне паладинов. Конечный пункт назначения стал для меня неожиданностью, но все быстро прояснилось.

– Глава тебя ожидает, брат Ярополк. Следуй за мной, – пробасил мгновенно выросший рядом орк-паладин. Одни надзиратели сменяли других, и это действовало на меня угнетающе. Мы двинулись вперед и миновали пару-тройку залов, когда пришла запоздалая мысль, что двигаемся мы в противоположную сторону от приемной, если судить по моей пространственной проекции Твердыни. Я растерянно вертел головой, пытаясь сообразить, что делать. Это не ускользнуло от внимания сопровождающего:

– В приемную нельзя. Ты теперь изгой, брат. Нельзя Герхарду принимать тебя открыто. Так что…

Многозначительно оборвав фразу, орк горестно повздыхал, чем вызвал у меня чувство обиды. Но в то же время я продолжил путь спокойнее. Так мы прошли еще минуту, прежде чем я понял, что меня смутило. Герхард! Ни один паладин Земли не позволит себе такое нарочитое панибратство по отношению к главе. Это могут сделать только пришлые! Орк не из нашего мира! Я перекатом ушел в сторону, активировал всю защиту и повесил на руку артефакт.

– Твой долг погашен, Шарнадан, – тень в дальнем углу комнаты пришла в движение, воплощаясь в единицу, недальновидно сброшенную мною со счетов. Как не вовремя Гарлион решил удовлетворить свою жажду мести. За чередой событий я уже позабыл об этой парочке эльфов-выскочек: убитом мною Нарталиме и его злобном папаше.

– Дальше я разберусь сам, – не спуская с меня глаз, Гарлион жестом показал орку, что тот может удалиться. Одновременно с этим две стоящие у дверей статуи двухметровых гремлинов пришли в движение, вытаскивая на свет сети.

– Ничего личного, брат Ярополк, – пробасил орк, безразличный к моей дальнейшей судьбе. – Мне нужно было вернуть долг.

Один из гремлинов позволил орку беспрепятственно покинуть залу, после чего застыл у дверей, блокировав проход своим массивным телом. Серебристая сеть со свистом рассекла воздух, норовя меня спеленать, но роль статиста была мне не по душе. Действуя на опережение, я ловко ушел в сторону, пропуская сеть над головой и оставляя гремлина между собой и Гарлионом. Эльф не стал уподобляться злодеям из фильмов и тратить полчаса на рассказ о своих коварных планах. Он атаковал молча и стремительно. С его рук сорвалась синяя молния, и я поспешил убраться с линии огня, перескакивая с места на место, как горный козел. Пол в том месте, где я стоял меньше секунды назад, взорвался крошкой. Молнии такой мощности у паладина не на шутку меня озаботили. Степан сразу же показал причину такой нестыковки – эльф использовал небольшой жезл, с которого и срывались молнии.

Каменный гремлин грустно посмотрел на пустую сеть и поторопился, насколько это было для него возможно, предпринять еще одну попытку. Я мог только радоваться, что на подготовку к следующему броску истукан тратил минуты две, а то и больше, что давало мне шанс не сильно отвлекаться от основного соперника. Свою ошибку я понял, лишь когда серебряная нить окутала меня с ног до головы. Я совершенно забыл о гремлине у входа, повернувшись к нему спиной. Артефакт был бессилен против сети, лишь сноп искр поднимался в воздух каждый раз, когда я использовал удар Храмовника.

Гарлион так же молча подошел ближе, не опуская направленный в мою сторону жезл. Он смотрел мне прямо в глаза, и я прекрасно понимал, что слова ничего не изменят. Мысленно отсчитывая секунды, я готовился встретить перерождение с широко открытыми глазами. Пусть мой враг тщетно ищет в них страх. Там были лишь недовольство ситуацией в целом и жажда быстрой развязки.

Сверкнула молния, но почти ничего не случилось. Вначале я даже не понял, что произошло. Я готовился к боли, а вместо этого перестал чувствовать ноги. В недоумении я уставился на эльфа, пытаясь понять суть его деяний. В ответ получил только зловещую ухмылку и очередную молнию. Тут-то и стал понятен замысел – с каждой выпущенной молнией я все больше покрывался инеем и немел. Гарлион меня полностью обездвижил, дышать получалось с трудом. Я постарался задержать дыхание, чтобы самостоятельно уйти на перерождение, однако рефлексы оказались сильнее – в итоге я судорожно глотал воздух под сухой смех эльфа. Удовлетворившись картиной моего унижения, Гарлион, наконец, заговорил:

– Не стоит рассчитывать на перерождение, брат Ярополк, – его голос сочился ненавистью. – Это слишком просто. Для тебя я приготовил нечто иное. Я запру тебя там, где не найдет никто! Тысячелетия ты проведешь в заточении обездвиженный, и единственным звуком, что ты услышишь, станет звук капающей воды. Кап! Кап! Кап! Она будет капать секунду за секундой, минуту за минутой, день за днем, отсчитывая твое никчемное существование и сводя с ума… Бесконечность во тьме и одиночестве, без малейшей надежды на спасительное беспамятство! Разве это не достойное наказание за гибель моего сына?

Эльф так увлекся, что не сразу услышал стук в дверь, который становился все более требовательным.

– Не пускать никого! – приказал Гарлион гремлинам. Послушно направившись к дверям, истуканы не придумали ничего лучше, как усесться прямо на пол, создавая каменную подпорку дверям. Но визитер или визитеры, видимо, устали обивать порог и перешли к активным действиям. Кто бы ни был за дверьми, но для них и сами двери, и парочка каменных истуканов не оказались препятствием. Грохнул удар, по звуку сильно напоминающий пушечный выстрел, двери разлетелись в щепки, а истуканы рассыпались на мелкие камни. Не успела осесть пыль, как в зал степенно вошел Шарда в полной выкладке. Его боевой молот сверкал так, что походил на солнце в предрассветной дымке.

Гарлион не стал оправдываться и сразу атаковал нежданного гостя молниями. Гном выхватил из воздуха огромный щит, который молнии лишь облизали и бесславно погасли. Шарде явно было что противопоставить библиотекарю. Сверкнула еще пара молний с тем же успехом, что и предыдущие. В мгновение ока гном телепортировал вплотную к Гарлиону. Легкий взмах молота, и разломанный пополам жезл улетел в заоблачные дали. Рука эльфа безжизненно повисла уродливой культей, и по залу раздался протяжный вой Гарлиона, баюкающего раздробленную конечность. Враг был повержен. Было очень приятно смотреть на работу настоящего паладина: быстро, четко и по существу. Мне было чему поучиться.

– Я ведь предупреждал, брат Гарлион, – спокойно произнес Шарда, убедившись, что Гарлион утратил весь боевой запал. Поцокав языком, Шарда вытащил эльфийское снадобье и дал эльфу. Забота гнома могла ввести в заблуждение, но его взгляд не обещал притихшему библиотекарю ничего хорошего.

– Я в своем праве! Он убил моего сына, – словно оправдываясь, прошипел Гарлион.

– Ты просто старый и злобный эльф! Если бы Нарталим вернулся из Академии, тебе пришлось бы убить его самому, – припечатал Шарда, повышая голос. – Он предал братьев по классу! Он перестал быть паладином! Брат Ярополк спас тебя от позора, Гарлион. Это ты воспитал так сына!

Гарлион в негодовании открывал и закрывал рот, не в силах что-либо ответить гному, от того лишь нелепо топтался на месте. Шарда шумно засопел, но уже через несколько секунд спокойным и усталым голосом произнес:

– Возвращайся в библиотеку, брат. Я извещу главу о твоем поступке.

Посчитав вопрос решенным, Шарда схватил меня за шиворот и поволок из зала. В коридоре гнома ждала команда из пяти паладинов с обнаженным оружием. Группа поддержки была готова в любой момент кинуться на помощь брату, но правильно оценив ситуацию, паладины прятали оружие. Шарда подошел к своим и передал меня самому большому воину. Тот закинул мою тушку на плечо, как трофей, который и выбросить жалко, и нести тяжело. Так мы и двинулись по гулким коридорам и залам. Собратья добродушно изощрялись в остроумии над моим Буцефалом. Воин посмеивался над шутками вместе со всеми, ничуть не обижаясь, но молчал в ответ. Наконец вместо каменных плит показался геометрический паркетный рисунок, и меня освободили от необходимости лицезреть круп сильного и терпеливого «коня».

– Брат Шардаганбат, ты так вовремя. Я нашел прелюбопытнейшее растение… – сначала услышал, а потом и увидел я местного доктора. Как истинный воин Гиппократа, врачеватель тут же переключился на страждущего. – Что с ним?

– Нулевые молнии, брат Драгор, – пояснил Шарда. – Он в сознании и еще дышит. Сколько?

– Если ты о времени, то часа три-четыре. Нужно восстанавливать замерзшие мышцы. Перерождаться нельзя?

– Нежелательно. Брат Ярополк сменил точку привязки и неизвестно, когда сможет вернуться. Нужно быстрее, его ожидает глава.

– Быстрее? – доктор задумчиво почесал бороду и принялся перебирать бесчисленные флакончики в шкафу, бормоча под нос. – Что тут? Нет, не пойдет. А может… Нет, все же рисковать не будем… Вот! Ой, нет, здесь сильные побочные эффекты, связанные с кишечником… Так, потеря личности… Нет, нет и еще раз нет! А… Наконец-то! Вот то, что нужно. Легко, быстро и очень болезненно. Ну да неважно, главное результат. Через тридцать минут результат гарантирован! Только потом, не позднее чем через четыре часа, дайте ему выспаться.

– Действуй. Брат Ярополк все запомнил, сейчас потерпит, потом поспит.

Спустя полчаса я сидел в приемной Герхарда ван Браста и старался унять дрожь. Это было нелегко, иногда ноги начинали жить самостоятельной жизнью и тряслись так сильно, что приходилось держать их руками. Лекарь не обманул – было действительно больно. Несколько раз за время восстановления я терял сознание, спасаясь от мучительной пытки, но меня тут же возвращали обратно. Процедура требовала моего полного сознания.

Вместе со мной в приемной сидел Шарда и следил за каждым моим движением. Пока гном нес меня в приемную, он не проронил ни слова. Шарда вообще не был похож на знакомого мне ранее гнома. Хмурый, неразговорчивый, он исподлобья сверлил взглядом, ни разу не сыронизировал и не подколол меня. Стало совсем тоскливо, и я попытался начать разговор, подбирая интересные темы:

– Удалось что-нибудь узнать о третьем участнике?

Веко на левом глазу Шарды дернулось, вот и вся реакция, которую я получил.

– Арчибальд звонил?

И вновь лишь тик на левом глазу. Возможно, это был мне знак заткнуться, но я был так раздосадован его молчанием, что остановиться не мог:

– Мне удалось узнать, что третьего участника именуют Безымянным. Он удаляет всю информацию о себе. Кем он может быть, теперь знает только…

– Довольно! – резко прервал меня Шарда. – Знать ничего не хочу ни о Безымянном, ни о рестарте. Ты и без того наговорил лишнего. Сколько тебе, бестолочи, вдалбливать, что даже у стен есть уши?

Я заметно съежился, признавая справедливость упрека. Но ведь он сам виноват, мог бы и поговорить со мной о погоде, например. У меня только что мозги чуть не промерзли. Кстати, о морозе и его производных:

– Что будет с Гарлионом? Он…

– Забудь о библиотеке, – вновь оборвал Шарда, уже не надеясь на мою понятливость. – Тебе туда не попасть, вопрос закрыт. Заткнись и сиди молча!

Шарда нахохлился, словно воробей на жердочке. Теперь гном точно отбил у меня словоохотливость, как, впрочем, и мысли, что его состояние связано со мной. Почему? Да потому что оборвал он меня на теме рестарта, а заткнул рот упреком в болтливости. Он и тут последнее слово сказал, как наставник бесчисленного количества бездарей-учеников. Не способен я стать причиной Великой печали Шарды. Единственной разумной причиной такого поведения была опала Арчибальда. Гном был близок с каторианцем, и изгнание последнего с лишением класса могли Шарду сильно расстроить. Косвенным доказательством моего предположения служил тон гнома, когда я коснулся темы рестарта. Не влезли бы они с каторианцем в рестарт по самое «не балуйся», глядишь, и каторианец был бы в козырях у главы до сих пор. Хм… Вот оно! Шарда просто чувствует себя виноватым! А я своими разговорами лишь усугубил это чувство.

– Если я в ближайшее время встречусь с учителем, что ему передать? – произнес я, выдерживая тяжелый взгляд гнома. Молчание длилось долго, пока, наконец, Шарда тихо не произнес:

– Дельра кан рог. Сделай видеозапись, а то забудешь, бестолочь!

– Дельра кан рог, – повторил я и кивнул. – Передам.

Шарда надул щеки, собираясь еще что-то добавить, но в этот момент двери в кабинет Герхарда открылись, и меня пригласили. Одного. Зону досмотра и санитарного контроля я прошел быстро, отделавшись тройкой сигналов об удалении меток. Приняв сообщение, что теперь девственно стерилен, я наконец предстал перед очами нашего главы. За неделю, прошедшую с момента появления Мадонны, Герхард изменился. Причем в худшую сторону. Возможно, это было мое субъективное мнение, и я просто жалел мужчину, у которого такая стерва кукла. Мне казалось, что он заметно осунулся, щеки впали, глаза покраснели, да и все черты сильно заострились. Герхард походил на человека, отдыхавшего последний раз пару рестартов назад. Однако встретил меня, как всегда, с отеческой улыбкой и мудростью в усталых глазах.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации