112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 29 ноября 2013, 03:27


Автор книги: Владимир Козлов


Жанр: Спорт и фитнес, Дом и Семья


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 3 страниц]

Владимир Козлов
Фанаты

Intro

Москва, конец октября. Стадион «Лужники». Скоро начнется матч на кубок России ЦСКА – «Спартак» (Нальчик). Лениво покачиваются в седлах конные милиционеры. Из метро выходят немногочисленные болельщики с красно – синими шарфами – сегодняшний матч далеко не самый интересный.

Я иду к одному из кафе «Лужников» – там у меня должно состояться первое интервью для новой книги – книги о футбольных фанатах.


В первый раз я соприкоснулся с футбольными фанатами много лет назад, в 1988 году, в родном городе Могилеве. Тогда мы с одноклассниками оказались в «куче» фанатов команды «Днепр». Рассказ об этом в моем романе «Школа» получился почти полностью автобиографичным, позволю себе процитировать:


«В четыре ко мне приходят Крюк и Йоган, приносят старые простыни и синюю гуашь – рисовать флаг. Мы сегодня идем на футбол. «Днепр – Могилев» – «Искра – Смоленск». Я раньше нормально рисовал, и они меня раскрутили, чтоб сделал флаг. Мы видели такие у фанатов на той игре: надпись «Днепр» и рисунок – типа волны на реке.

Простыня разрезана криво, по бокам торчат нитки. Я раскладываю ее на полу и пишу карандашом «Днепр», потом рисую волну и закрашиваю все гуашью. Получается коряво. Я говорю:

– Несолидно будет с таким флагом. Может, вообще без флага пойдем?

– Не сцы, – отвечает Крюк, – Надо, чтобы был флаг, остальное – херня.

– И что, ты так вот пойдешь и сядешь с фанатами?

– Как не хуй делать.

– Они же все с Пионеров, враги.

– У фанатов врагов нет, – говорит Йоган. – И там не только Пионеры. Есть пацаны с Менжинки, и с ДОКа есть. Все, кто за «Днепр» – все свои. Так что не сцыте, никто нас не тронет.

Мы берем билеты в девятый сектор – туда, где всегда сидят фанаты. Они уже на месте: человек двадцать, все в бело – синих шмотках, у одного на голове бело – синяя повязка. Один пацан держит горн – видно, спиздил в своей школе в пионерской комнате. Флаги у них, конечно, намного лучше, чем наши: сшиты из кусков синего и белого материала.

– Здорово, пацаны. Можно, мы с вами? – спрашивает Крюк.

– А вы соткудова?

– С Рабочего.

– Флаг покажите.

Крюк разворачивает флаг. Фанаты смотрят, лыбятся.

– Ладно, садитесь.

До игры – минут пять. Команды разминаются на поле. Приходит «основа» фанатов со своей бабой. Она – ничего, в джинсах – варенках и черной ветровке. Кликуха «основы» – Сипа.

Лысый судья в трусах по колено дует в свисток, и игра начинается. Сипа поднимается и орет:

– В Союзе клуба нет пока…

Фанаты подхватывают:

– …сильнее нашего Днепра. Днепр – Могилев, Днепр – Могилев!»


Посидев на фанатской трибуне раза два, я не мог не обратить внимание на то, что люди там присутствует самый разнообразный – от криминальных гопников до «металлистов» и фарцовщиков – модников. Кстати, ни я, ни одноклассники никогда особо не задумывались, что такое фанатизм и вообще зачем все это надо. Пришли, сели на трибуну – и все.


Долго я на фанатской трибуне не задержался – отвлекли другие интересы и занятия, и много лет я вообще практически не интересовался футболом и с фанатизмом я никак не пересекался. Поэтому книга будет написана «человеком со стороны».


Я не собираюсь в ней идеализировать футбольных фанатов. Это – жесткая субкультура, один из важных элементов которой – «силовое противостояние». Но я не и хочу демонизировать их, повторяя и тиражируя всевозможные масс – медийные штампы и стереотипы. Задача – постараться рассказать о фанатской субкультуре объективно и непредвзято.

Что такое фанатизм?

Для человека, далекого от футбола, любой, кто надел на себя атрибутику клуба и пришел на стадион, автоматически становится футбольным фанатом. А благодаря активно распространяемым СМИ стереотипам, футбольный фанат сразу превращается в футбольного хулигана, который ходит на стадион только лишь для того, чтобы подраться и устроить беспорядки.


На самом деле все, конечно, по – другому. Прежде всего, не каждый, кто приходит на стадион с шарфом или в майке какого‑то клуба – футбольный фанат. Большая часть людей на трибуне – независимо от того, как они выглядят – обычные болельщики. Фанаты – это те, кто организованно и активно поддерживают команду, причем не только на домашних матчах, но и на выездных. Большая часть их принадлежит к фанатским группировкам.


Отдельное место занимают футбольные хулиганы. Фактически, это тоже фанаты, но для них важна не только поддержка своей команды, но и выяснение отношений с фанатами враждебных команд. Их мир для обычного человека закрыт, что и понятно: футбольное хулиганство, как и любое хулиганство вообще – что‑то незаконное, и футбольным «хулсам» есть из‑за чего «шифроваться».


Вообще, как будет понятно из главы «История фанатизма», деление фанатов на хулиганов и «ультрас» – тех, кто прежде всего занимается поддержкой команды, «саппортом», а в драках не участвует, – появилось сравнительно недавно. В восьмидесятые или даже девяностые годы такого деления не было: активные фанаты и поддерживали команду, и дрались. Теперь же разделение стало достаточно четким.


Иван Катанаев («Спартак» Москва):

Есть те, кто занимается только поддержкой – «ультрас», – есть те, кто занимается хулиганизмом. Различие здесь такое: если перед матчем встает, условно, выбор: что делать, поехать подраться с хулиганами ЦСКА, которые стоят на соседней станции метро, то хулиганская фирма сто процентов примет решение ехать драться. А группировка «ультрас» выберет поездку на футбол.


Футбольный хулиган, участник одной из группировок ЦСКА:

Для хулиганов поддержка команды – не первостепенная задача, но это тоже важно, и они тоже ходят на стадион и в этом участвуют. Но в основном это выяснение отношений между собой, между хулиганскими группировками – это такой своеобразный спорт.


Иван Катанаев:

«Ультрас» – это итальянское словечко, которое модным стало буквально в последние годы на российских стадионах. А раньше – середина девяностых, конец девяностых – вообще никакого разделения не было, всех называли фанаты, в том числе хулиганов.


Валерий «Сабонис» («Зенит» Санкт – Петербург):

Кто хочет подраться, знает, с кем на эту тему связываться в Москве или за границей. Каждый занимается тем, что ему нравится. То есть, никто тебя не осудит теперь за то, что ты не принимаешь участие в драках. Там уже в фирмах люди проверенные и знают, что от кого ожидать. А чтобы люди со стороны – это сейчас редкие случаи.


Иван Катанаев:

Хулиганское движение намного малочисленнее, чем движение ультрас на сегодня. Ультрас – те, кто серьезно и активно занимается организованной поддержкой команды – баннеры, флаги и так далее, то здесь у «Спартака» есть около трех – четырех тысяч. А если мы говорим о хулиганских группировках – не о тех, кто считают себя хулиганами, а тех, кто реально ими является, – то их не более пятисот человек. Но одно без другого существовать в принципе не может. Все, что делается на трибуне, делается совместно – в этом принимают участие и ультрас, и хулиганы. С другой стороны, хулиганские группировки всегда могут защитить – и дома, и на выезде. Их задача – силовая поддержка.

Если говорить о футбольном хулиганизме, то можно заметить, что он превращается в своего рода спорт. К дракам основательно готовятся, и участвуют в них те, кто имеют подходящие физические кондиции.


Иван Катанаев:

Сейчас люди, которые участвуют в околофутболе, все абсолютно топовые фирмы понимают, что если ты хочешь быть в топе, участвовать во всех этих делах, ты должен ходить в спортзал. Если раньше люди котировались условно по тому, сколько они посетили выездных игр, сколько раз они подрались где‑то на улице, то сейчас люди получают свой авторитет в тренировках в спортивных залах. Это хорошо с одной стороны: люди саморазвиваются, ведут здоровый образ жизни, отказываются от алкоголя, наркотиков и так далее.

В Польше, которая идет по примерно такому же пути, среди самого активного хулиганья очень много профессиональных спортсменов – не просто людей, которые увлекаются единоборствами, а именно инструкторов, мастеров спорта, людей, которые участвуют в соревнованиях. И у нас все тоже постепенно к этому идет, и людей со спортивными достижениями все больше и больше. Сейчас у тебя нет шанса попасть в какую‑нибудь топовую фирму, кроме как пойти в зал и усиленно заниматься спортом. Плюс – дух. Если идет драка, «качели» какие‑нибудь – человек не должен побежать. Поэтому наши околофутбольные фирмы часто играют в такие виды спорта – регби, проводится чемпионат среди околофутбольных фирм по регби. Это – довольно жесткая контактная игра, которая вырабатывает командный дух. Там основам драки не научишься, но с точки зрения закаливания духа, взаимодействия в команде – это очень хорошо.


Кроме того, сегодняшний хулиганизм – гораздо более организованный, чем в девяностые годы. Это признают практически все в фанатской среде. На место спонтанных драк у стадионов и «проводов» враждебных фанатов на вокзалах пришли «забивы», о которых договариваются по мобильному телефону, засылка «скаутов» – разведчиков, которые часами будут выслеживать группировку оппонентов.

Александр Шпрыгин («Каманча»), генеральный директор клуба болельщиков «Динамо» (Москва) и президент Всероссийского объединения болельщиков (ВОБ):

Это уже с годами все приобрело глубоко организованные формы, когда люди ездили на машинах, с мобильными телефонами, скауты там были – разведчики. Позже пошли забивоны, стрелки, стали друг к другу приезжать, или там могут просто на чужой выезд приехать, чтобы там кого‑то побить и уехать. Или там кого‑то проводить, накрыть при отъезжании на выезд. А тогда все было понятно – или до матча, на вокзале или перед стадионом, или после матча. И никто никого не ехал вычислять, потому что все понимали, что эти после матча будут там, и эти туда придут. И хочу сказать, что драки были не менее массовыми и не менее плотными, чем сейчас. В качестве подручных средств использовали пряжки армейских ремней. И ими можно неслабые нанести увечья. Ну, может, не увечья, но можно нехило отоварить.


Футбольный хулиган, участник одной из группировок ЦСКА:

Когда хулиганизм в России начал зарождаться в середине девяностых, он был такой смешной, не в той форме, в какой его привыкли видеть на Западе, и не в той, что есть сейчас. Но спланированные драки между фанатами появились уже тогда. Почему смешной? Ну, все было организовано не так, как сейчас. То есть собирались около дворца, шли к стадиону, и если милиция прохлопывала глазами, то происходили драки. Тогда вообще понятия такого не было – «хулиганы». Но время все обтачивает. То есть, появился хулиганизм, и жизнь его начала обтачивать, он начал принимать какие‑то формы.


В крупнейших движениях российских команд есть свои «топовые» хулиганские фирмы. У ЦСКА это «Red Blue Warriors», «КИДС», «Gallant Steeds», «Ярославка», «Shady Horse» и «Заря». У «Спартака» около десяти хулиганских группировок они разбиты на два альянса, альянс «Юнион» и альянс «Гладиаторы». У «Динамо» основные хулиганские фирмы – «Кэпиталс» и «Пэтриотс».


Александр Шпрыгин («Каманча»):

Самая крупная акция динамовская за последнее время – это выезд в Киев два года назад, когда нас почти двести человек приехало на четырех автобусах – товарищеский матч «Динамо» Киев – «Динамо» Москва. А вражду между нами, которая еще со времен СССР, никто не отменял, несмотря на то, что наши команды четырнадцать лет не встречались. И вот у станции метро «Днепр», хохлов там было немного больше, человек двести, а нас, где‑то, сто восемьдесят, и мы их реально вынесли там.


Футбольный хулиган, участник одной из группировок ЦСКА:

В драках участвуют только люди из фирм, окружение, молодежь – то есть, те, для кого эти драки важны. В каждой фирме есть молодежь, есть лидеры – в Англии их называют «генералы», есть окружение, приближенные – бойцы. Какого‑то специального названия у них нет – люди фирмы, и все. По большому счету, все должны подчиняться лидеру, но на практике не всегда это так. Не знаю такого, чтобы с мнениями лидеров кто‑то спорил. Да, это могут делать у них за спиной, но в открытую с лидерами никто никогда не идет на конфликт.


Александр Шпрыгин («Каманча»):

Сейчас все это делается за имидж и честь фирмы, и приобрело уже нездоровый характер, как мне кажется, когда уже даже не за команду, а ради авторитета собственной фирмы. Чтобы потом это разошлось среди других фирм, и люди набирали себе «баллы». Люди готовы в будний день часами колесить, искать оппонентов, только ради того, чтобы в одно– двухминутной стычке победить оппонентов. Но если это не приобретает такие формы, как все часто припоминают «Манежку», то, может быть, в этом ничего плохого и нет. Многие видели видео забивонов – тридцать человек с одной стороны, в одних футболках, тридцать человек в другого цвета футболках с другой стороны. Подрались, разошлись, другое дело, там носы разбиты, может, кто‑то что‑то сломал, но это не смертельно.


Деятельность футбольных хулиганов в последние три – четыре года в основном переместилась со стадионов и подступов к ним на пустыри и окраины – там регулярно проходят их «махачи», в которых обычно участвуют около десятка человек с каждой стороны. Постоянно ведется приток новых людей в фирмы, есть и специальные люди, которые занимаются «селекцией».


Футбольный хулиган, участник одной из группировок ЦСКА:

Средний возраст в группировке – 23–25 лет. Есть те, кто моложе, есть кто старше. У нас, например, одна группировка – возрастная, там все старше тридцати. И в нашей группировке тоже есть взрослые люди. Для проверки молодежи в фирму драки проходят каждые выходные, в Москве, например, десять – пятнадцать драк, пятнадцать на пятнадцать, двадцать на двадцать, десять на десять. А крупные столкновения если бывают два – три раза в год, то это счастье. Смотрим молодежь – нормальная, ненормальная. Потому что крупных столкновений не бывает много, а проверять молодежь надо, поэтому делаем таким вот образом.

Ну, молодежь ходит на футбол, как‑то они показывают себя. И есть специальные люди, которые занимаются тем, что общаются с молодежью. Кто‑то приводит знакомого, который за ЦСКА болеет. Человек, чтобы попасть в фирму, должен на себя обратить внимания. Как? Ну, это жизнь показывает… Как‑то можно себя проявить. Да, на стадионах, у стадионов драк не бывает, но есть выездные матчи. И вообще, Москва – это большая деревня, все друг друга знают.


Нельзя сказать, что милицию такие мелкие драки не интересуют. Ведь формально это – «нарушение общественного порядка», подпадающее под статью о мелком хулиганстве административного кодекса, а то и под «злостное хулиганство». Другое дело, что выследить мелкие драки между отдельными группировками или, тем более, их молодежными составами практически нереально.


Сотрудник правоохранительных органов, попросивший не называть его фамилию:

По любому, они для нас представляют интерес в плане того, кто же в этих драках участвует. Все начинается с небольших драк. Поэтому мы даже мелкие драки пытаемся вычислить, отследить, установить участников. Другое дело, что нет заявлений – нет и самого факта. Если бы кто‑то из них обратился в правоохранительные органы с заявлением, что меня побили – тогда да. А поскольку нету заявлений, то все остается на уровне оперативной информации.


Ясно, что футбольные хулиганы заявлений друг на друга не пишут: участие в драке – дело добровольное. Если получил «по щщам» – это твоя личная проблема. И шансы, что милицейский наряд заметит бойцов двух враждебных друг другу фирм, выясняющих отношения на пустыре, минимальны. А еще меньше вероятность того, что милиция сможет узнать о такой драке заранее.


Сотрудник правоохранительных органов, попросивший не называть его фамилию:

Из‑за того, что это – очень закрытые группировки, очень трудно подобрать среди них информаторов. Чаще всего это бывают люди, которые знают, что есть такой мой сосед, фанат такой‑то команды, и мы встретились во дворе, распили по бутылке пива, и он рассказал, что завтра у них будет стычка с такой‑то командой. Вот и все, такого плана информация. Поэтому приходится усиливать наряды по городу, выискивать места, где они могут быть. А они выбирают места, где плотность нарядов милиции минимальная, либо их вообще нету.


Нельзя сказать, что «забивы» футбольных хулиганов окутаны завесой какой‑то тайны. Многие из них снимаются на видео, и в Интернете можно найти записи десятков «махачей» «фирма на фирму». Наверняка, видели эти записи и в милиции, но из‑за плохого качестве – чаще всего съемка на мобильный телефон – определить, кто участвует в драке нельзя.

На фанатских сайтах публикуются отчеты о «забивах». Вот один из них:

«Московское дерби «Спартак» vs «Динамо»… За день до матча в районе стадиона Алмаз группу мясных хулс в составе 12 щей накрывают около 30–35 young‑Capitals и young‑GS. Ещё за день до матча бг и кб расходятся в ничью, после продолжительного махача… В день матча под 100 Юнион (ФКСМ) подъезжают к динамовскому бару» Гол», в котором в этот момент тусовались мусора из Патриотов, ОТФ, ТЛ, а также их сербских друзей из Blue Union» ОФК Белград»(всего около 40 щей). Договорились 40 на 40, но после того как подъехал АКАБ Ю. разъезжаются. Вскоре к этому же месту подъезжают другие мясные из Школы, их состав в 30 щей выносят предыдущие мусора(40), кто‑то из мяса ложится, кто‑то бежит, один» школьник» был очень добротно обработан стеклом!»

Иногда происходят события и покрупнее, но и они крайне редко попадают в поле зрения СМИ, и о них можно узнать только из отчетов на фанатских сайтах. Только крупные драки становятся «достоянием общественности», особенно если проходят в центре города, как столкновение между «конями» и «мясными» на Улице 1905–го года в Москве в марте 2006–го года.


Футбольный хулиган, участник одной из группировок ЦСКА:

В этом (2007–м – В. К.) году было столкновение в Химках между «Спартаком» и ЦСКА, тридцать – сорок ЦСКА на сто – сто двадцать «Спартака» и было восемьдесят – девяносто ЦСКА на семьдесят – восемьдесят «Спартака», февраль и март. У нас участвовали все группировки, у них было несколько группировок. Но у нас не все успели, был неоптимальный состав, но весьма хороший. Когда было сто – сто двадцать «Спартака» на тридцать – сорок ЦСКА, победил, естественно, «Спартак» – за счет численности и массы, а в другой драке победил ЦСКА. Еще бывают локальные драки между отдельными фирмами, но все это редко – люди не доверяют друг другу, поэтому все это так часто, как хотелось бы, не получается.


Футбольные хулиганы и просто люди из фанатской среды однозначно заявляют: если в драках футбольных хулиганов не страдают посторонние люди, если не наносится ущерба, и нет жертв, то страшного в таких драках ничего нет. Хулиганизм – часть культуры футбольного фанатизма, без него она просто не может существовать.


Александр Шпрыгин («Каманча»):

Я считаю, что в этом ничего социально опасного нет, что одни выясняют на трибунах отношения таким образом – скандирование, песни, кричалки, где‑то не совсем взаимоприятные – а другие в другом месте, конкретная группа с конкретной группой, между собой доказывают, кто сильнее. Гораздо хуже было бы, если бы все эти группы собрались на трибуне, а потом сцепились бы. Но этого уже нет, и в этом – заслуга самих фанатов, которые вовремя поняли, что это – не тот путь для развития движения.


Андрей Малосолов (ЦСКА):

В принципе, это – логично, нормально, потому что спорт рождает противостояние. Эмоции, следом – противостояние. Это – человеческая натура и сущность.


Милиция с этим, конечно, смириться не может и пытается по возможности противодействовать хулиганам. Иногда правоохранители действуют оперативно, заранее узнают о планируемых драках, и, в результате, приезжают и разгоняют участников.


Но при этом крайне редко разборки между футбольными хулиганами становятся объектом серьезного милицейского расследования. Один из подобных случаев был в 2004–м году. Началось все с отъезда динамовских фанатов на матч в Питер от станции метро Коломенская. Тогда одна из группировок «Спартака» «вычислила» и «накрыла» – внезапно атаковала – не ожидавших этого «динамиков».


Александр Шпрыгин («Каманча»):

И с превосходством [спартаковцев] все это закончилось. Последствий не было, потому что не было пострадавших – только несколько побитых стекол в автобусах. Но когда «Спартак» ехал с игры из Самары, динамовцы собрались, чтобы дать ответ, и это закончилось пересечением – дракой – у метро Проспект Мира. Вот там уже были пострадавшие и был парень – спартаковец – который попал в тяжелом состоянии в реанимацию, лежал в коме. Было возбуждено уголовное дело по «тяжкой» статье – нанесение тяжких телесных повреждений или вроде того. Слава богу, что парень остался жив, хотя вроде бы какую‑то степень инвалидности получил – поэтому все это дело спустили на тормозах. Суда не было. Но это была реальная ситуация, когда людей могли «закрыть».


Тогда сработала и фанатская солидарность: ни родственники потерпевшего, ни сам потерпевший претензий ни к кому не предъявляли. Потерпевший отказывались предъявленных ему якобы участников нападения на него. В результате, следствие хоть и хотело довести дело до обвинения, но сделать это не удалось. Получилось, что единственным доказательством была камера слежения «Макдоналдса», но качество записи было плохим, и опознать по ней кого‑либо было трудно.

Хоть дело и не дошло до суда, после этого случая милиция основательно занялась фанатскими движениями.


Александр Шпрыгин («Каманча»):

Всех передергали на допросы, к кому‑то домой приезжали, кому‑то с обыском приходили – это и динамовскому движению урон нанесло. И все поняли, что такие акции ведут в тупик, и ничем такое хорошим не кончится. Поэтому сейчас все больше «фэйр плэй». Если где‑то что‑то произошло, милиция сразу об этом знает – уголовный розыск сейчас работает очень сильно, и у них очень сильные возможности.

Другое дело, что если с точки зрения законодательства уголовного нарушения нет, то они не вмешиваются, хотя они все это знают, что, где и как. А если что‑то случится, то репрессии сразу последуют.

Часто такие вещи выносятся за пределы Москвы, потому что там административная подведомственность другая, и там уже люди ничего не знают – в том же Питере или в Московской области. Это в Москве хорошо научились работать. В Питере пытаются пойти по примеру Москвы, и часто там информацию перехватывают, но действуют совершенно безграмотно. Этой весной автобус с динамовскими фанатами задержали, где хулиганы вообще не ехали, весь день незаконно продержали.


Крупные столкновения случаются несколько раз в год, как правило – между самыми непримиримыми соперниками, вроде ЦСКА и «Спартака», и в день «дерби» – матча между этими командами. Милиция хорошо знает «технологию» подготовки фанатских драк, а хулиганы, в свою очередь, делают все для того, чтобы она не смогла им помешать.


Сотрудник правоохранительных органов, попросивший не называть его фамилию:

Практически перед каждой игрой, когда играет «Спартак» – ЦСКА или «Спартак» – «Динамо», обязательно идут переговоры: давайте, забьемся – померяемся силой, подеремся. Согласны? Согласны. Сколько выставляете? Сто? Нет, не наберем. Пятьдесят? Хорошо. Ваших пятьдесят, наших пятьдесят. Заранее получить об этом информацию очень сложно. Они прекрасно знают, что мы будем уделять им повышенное внимание, и никогда уже заранее об этом не договариваются, только в день игры. Бывает так, что за три, четыре, пять часов до начала матча собирается от пятидесяти до двухсот – трехсот человек какой‑либо команды и начинают названивать, искать своих противников: мы здесь, нас столько‑то, давайте подъезжайте – сколько вы можете выставить?


Было бы неправильно думать, что футбольный фанатизм – это только поддержка любимой команды на трибуне во время матчей и драки между хулиганскими группировками. Фанатизм – это целая культура, со своим фольклором, печатными изданиями и стилем одежды.


С начала девяностых годов существует фанатская пресса – поначалу, естественно, самиздатовская. В России первым фанантским печатным изданием становится «Русский Фан – вестник» движения ЦСКА. Редактором, начиная с самого первого номера, который вышел в 1990–м году, был Андрей Малосолов. Вот что он рассказал о выпуске первого номера:


«Я, сколько помню себя, собирал программки. Во – вторых, я вел футбольные дневники – приезжал на каждый матч и буквально протоколировал. У меня было несколько таких книжечек: состав, голы, даже цвета формы. Потом появилась идея издать журнал. А моя мама работала во Внешторгбанке, и там я впервые увидел ксерокс – такими удивленными глазами. И я на нем в девяностом году выпустил свой журнал. Мама мне напечатала текст – рассказ про какие‑то выезды, новости, фотографию английских фанатов и наших несколько фотографий. Все это наклеил, заголовок сам нарисовал и размножил – штук пятьдесят или сто было.

И первый мой номер купил крупнейший коллекционер программок ЦСКА, Рома «Чернобыль». За сколько – не помню. Еще были советские деньги. Может, пятьдесят копеек».


Примеру «Фан – вестника» последовали в других движениях. В 1995–м году появился свой фанзин и у «Спартака», названный «Ultra News».


Игорь М. («Спартак» Москва):

Идея возникла как? У ЦСКА был [фан – вестник], а у нас не было. Давайте сделаем. В итоге было четыре главных редактора, общими усилиями выпустили одиннадцать номеров. Первый – в ноябре 1995 года. Совсем тоненький, пилотный. Еще макет вырезали ножницами и клеили, потом – на ксероксе размножали. Я тогда работал в редакции газеты «Вечерняя Москва», имел доступ к ксероксу и на ксероксе его размножил. Совсем смешной тираж. А закончили уже таким довольно солидным номером – тираж уже был в несколько тысяч, толстая книжка брошюрованная, с цветной обложкой, цветной вкладкой.


«Ultras News», № 10, 2000 год:

«С чего все начиналось…

Все началось с идеи. Решение об издании фанзина было принято 15 июля 1995 года на пятачке возле метро» Спортивная» коллективом в составе Усатого, И. М., Мао и Сиропа. В это вечер основная часть спартаковского хардкора (тогда еще никто не употреблял такое слово, но суть‑то от этого не меняется, верно?) была задержана за драку в метро, и оказалась в о/м на ст. «Спортивная». Причем, тогда для того, чтобы упрятать всех нас, хватило всего одного обезьянника. И вот мы, отпущенные чуть раньше других, стояли и ждали товарищей. Тогда‑то Усатый и произнес: «А почему мы не выпускаем фанзин?», на что Сироп немедленно откликнулся: «Легко!«Первую статью принес Гора, 1 октября на матч с КАМАЗом (о выезде во Владикавказ). Тогда во Владик всего два человека съездили, и он был одним из них. Понеслось!!! Идея была материализована к матчу с «Блекберном» 22 ноября 1995 года. Всего было сделано 30 пилотных номеров, верстал макет Флойд.»

Примерно в то же время, как «Ultra News» в Москве, в Питере начинает выходить «Знамя Зенита». Его издает Борислав Михайличенко, известный в фанатском сообществе под кличкой «Капитан». А к концу девяностых волна всевозможных фанатских самиздатовских журналов, сравнимая по масштабу с рок – самиздатом конца восьмидесятых, охватывает большинство российских городов, в которых существуют фан – движения, от Калининграда (фанзин «Fans Events From Konig») до Перми (фанзин «Poison Files»).


Игорь М.:

Был расцвет фанзинов [в девяностые годы]. У меня коллекция фанзинов – из таких весей, про которые я и не знал, что такие существуют. У каждой маленькой фан – группы был свой фанзин. Разного уровня, но тем не менее. Сейчас фанзинов практически не осталось, сейчас – сайты.


В конце 1990–х – начале 2000–х у фанзинов начались проблемы. Получалось, что раз это печатное издание, то и должно соответствовать закону о СМИ и прочим требованиям – быть зарегистрированным и так далее. Возникли трудности с распространением.


Александр Шпрыгин («Каманча»):

Розничные точки распространения – на них давили, чтобы они этим не занимались: закон о СМИ, что надо регистрацию, указать исходные данные, вот то, вот се.

И это неправильно. Ну, делают люди журнал. Нет же там призыва к экстремистской деятельности. Не трогайте вы его, дайте людям заниматься. Были бы умные люди – они бы сказали: да, там описание драки, но в то же время, как вывод ко всем этим дракам: не надо так делать, вы можете из‑за этого пострадать. А так – милиционеру не понравилась какая‑то фраза, и он начинает гонения на журнал.

Или, может быть, они хотели, чтобы с ними как‑то договорились, «решили вопрос». Но надо понимать, что бюджет самиздата – это какие‑то слезы и копейки, и уж явно не за какие‑то дивиденды люди это делают.


Несмотря на закат самиздата футбольных фанатов в конце девяностых – начале двухтысячных, некоторые из существовавших тогда изданий сохранились до сих пор, а также появилось множество новых, уже не печатных, а электронных: фанатские сайты во многом заменили их самиздатовскую прессу.


Какого‑либо серьезного каталога футбольных фанзинов, пожалуй, не существует, кроме того, который обнаружился в Интернете по адресу http://rfg. h12.ru/fz/fz. html


Есть у футбольных фанатов и собственный стиль в одежде – хотя не все могут его придерживаться. Первых советских фанатов выделяла прежде всего атрибутика – полосатые шарфы цветов своей команды («розы», «розетки»), как правило, связанные мамой, бабушкой или подругой, и соответствующие шапки. При этом, если была возможность как‑то еще выделиться из толпы – например, за счет «модной» одежды, – фанат от нее, естественно не отказывался.


Виктор «Батя» («Динамо» Москва):

Можно было одеться по – другому, выделиться из толпы. Если один ты шел – ты был «стиляга», неизвестно кто, а здесь ты шел – тебе никто слово не мог сказать. Волосы, длинный шарф, куртка короткая, модная, привезенная из‑за границы, джинсы, какие‑то ботинки белые, нереальные для тех времен – вот был типичный вид фаната. Мне в восемьдесят четвертом году привезли из Америки оранжевые ботинки высокие, как сейчас носят скинхеды. У меня были зеленые шнурки, и меня каждый мент останавливал – что это у тебя за ботинки? Я тогда знать не знал про скинов, про такую субкультуру, но знал, что такие ботинки носят.


По мере того, как появлялись контакты с заграницей, на смену самовязанным двухцветным шарфам пришла мода на атрибутику западных команд, имевших такие же цвета.


Виктор «Батя»:

У нас уже в 80–е годы были контакты с «Челси», контакты с «Эвертоном», «Шальке 04» в Германии – со всеми «сине – белыми» клубами. Мы носили их атрибутику, потому что своей не было. Я носил шапку «Эвертон». Тот же шарф сине – белый мне «Профессор» через Костю – «Трактора» привозил – такой команды сейчас и не найдешь – «Сент – Джонсон» в Шотландии. Сейчас во второй лиге играет. По тем временам шарф с вышивкой – это было чудо. Полосатые шарфы уже начали отходить, носили короткие шарфы с названием клуба.

Страницы книги >> 1 2 3 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации