151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 4 мая 2015, 17:54


Автор книги: Владимир Миркин


Жанр: Современная русская литература, Современная проза


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Владимир Иванович Миркин
Осторожно сало

Часть первая
Похождение Миколы из Горопашни (Юмористические рассказы)

Осторожно сало!

Угостили как-то Миколу салом, да таким вкусным и ароматным, что даже его есть, было жалко. И затрясся бедный Микола над этим национальным сникерсом, носится с ним, как с писаной торбой. Не знает, куда его положить. То понюхает, то лизнет, то нарежет маленькими кусочками, чтобы продлить удовольствие. Как говорится, жизнь хороша, когда сало ешь не спеша.

А его жена Нюрка, наоборот, так и норовит все сама съесть, так и молотит, так и молотит… Она была бабой нервной и могла в голодном припадке полкабана съесть… А тут ещё, как назло, Миколе надо было уходить вечером на ферму – на дежурство. И испугался не на шутку Микола: как бы его благоверная во время его отсутствия все сало не съела. Так и ушёл Микола на ферму с тяжелым сердцем.

Дежурит он час, два… Ау самого душа не на месте. Все о сале думает. Переживает, как бы его Нюрка сало не съела. Прошло еще немного времени, Микола совсем загрустил и решил сбегать до хаты, за Нюркой присмотреть… Прибегает домой и сразу в дверь стучать… А там молчок… Постучал еще раз – тишина… Миколу аж в пот бросило. Разные мысли полезли ему в голову…

– Нюрка открой! – громко крикнул Микола и стал неистово стучать в дверь.

– Ты чего разорался! – наконец раздался голос Нюрки. – Дверь сломаешь, соседей разбудишь.

– Я разорался?! – удивился Микола такой наглости. – Это где же такое видано, чтобы жена родному мужу дверь не открывала.

– Ничего страшного, – ответила Нюрка.

– Занята была…

– Занята?! В двенадцать часов ночи?! – удивленно произнес Микола и на миг замолчал, испугавшись собственных слов.

Воцарилась тягостная тишина.

– Ты это, Микола, вот что… только не волнуйся, – наконец нарушила молчание Нюрка.

– Я тут не одна… Мы тут с учетчиком Тетеркиным Иваном Кузьмичом к утренней политинформации готовимся… Одним словом, просвещаемся… А ты тут в дверь стучишь, как сумасшедший, мешаешь нам работать…

От этих слов Миколу словно током ударило.

– Так ты не одна, чертова баба! – воскликнул он. – Со счетоводом связалась! Я на ферму, а он ко мне домой! Ах ты, лысый черт! Интеллигент паршивый! Плешь всем проел своей политинформацией!

Микола с новой силой стал стучать в дверь.

– Отворяйте дверь или я за себя не ручаюсь.

Нюрка в страхе открыла дверь и Микола, как сумасшедший, вбежал в дом. Не обращая внимания на испуганного учетчика Тетеркина, он сразу направился к холодильнику и открыл дверцу.

– Фу, – облегченно вздохнул он. – Сало на месте… А то я, грешным делом, на вас подумал…

Лицо Миколы сразу смягчилось и просветлело. Он повернулся к Нюрке, и словно извиняясь за свое вторжение, стал глупо улыбаться и разводить руками.

– Черт попутал, – пробормотал он. – Извиняйте, если что не так. А политинформацией занимайтесь, я вам мешать не буду… Я против просвещения ничего не имею…

Микола осторожно, на цыпочках направился к двери, словно своим присутствием боялся помешать процессу просвещения. Около самой двери он опять повернулся к Нюрке и тихо произнес:

– Только сало не ешьте…

И исчез в темноте.

Как Микола решил стать звездой шоу-бизнеса

Приехал как-то Микола из украинского села Горопашни в Москву зеленью торговать. И прослышал он, что есть в Белокаменной один известный продюсер и музыкант по фамилии Глухой, который прилюдно заявил, что может из слепого, глухого и немого сделать звезду шоу-бизнеса. Эти слова глубоко запали в душу Миколы. И решил он поехать к этому самому Глухому прямо на студию – счастья попытать.

Приехал он на студию, видит: сидит за столом сам Глухой и что-то на калькуляторе подсчитывает. Микола подошел поближе к нему и с места в карьер спрашивает:

– Это правда, что у вас можно стать звездой шоу-бизнеса?

Глухой оторвался от калькулятора и удивленно посмотрел на Миколу.

– Вы из какой нефтекомпании? – спросил он.

– Я? – удивился Микола. – Из Горопашни…

– Из Горопашни? – задумчиво повторил Глухой. – Что-то не припоминаю такой компании…

Он отложил калькулятор, встал и ближе подошел к Миколе.

– Бензоколонок много? – поинтересовался он.

– Бензоколонок? – недоуменно пожав плечами, пробормотал Микола. – Бензоколонок нет. Зато водокачка есть!

– Какая водокачка? – всплеснул руками Глухой. – Ваш отец магнат? Или не магнат?

– Не магнат, – простодушно признался Микола. – Мой батька бригадиром… працюе.

– Бригадиром? – шепотом произнес продюсер. – Так бы сразу и сказали.

Он украдкой посмотрел по сторонам, как бы проверяя, не слышит ли их кто, и взял Миколу под руку:

– И что же курирует ваш уважаемый родитель?

– Ясное дело, что… Зелень собирает.

– Зелень! – воскликнул Глухой. – И много зелени?

– Да, когда как. Бывает, с хлопцами за день прицеп с гаком собирает. Бывает, и два…

– Два прицепа за день! – восхищенно прошептал Глухой. – Живут же люди! А тут за год и чемодана не соберешь…

Глухой на миг замолчал и внимательно посмотрел на Миколу.

– Вы петь-то умеете? – спросил он.

– Конечно! – подтвердил Микола. – У нас в Горопашне все спивают. Бывало, как запоем: «Запрягай те, хлопцы, конiв», так в соседнем селе кони ржать начинают. Но самый крепкий голос, признаюсь, не у меня, а у моей мамани. Случалось, в детстве загуляюсь где-то допоздна, а маманя как гаркне: «Микола, йди галушки iсть», так слышно аж на другом краю села. Так меня после того и прозвали: «Микола, иди галушки iсть».

– Ну, вы сильно не переживайте, Микола. Главное, чтобы ваш батяня побольше зелени собирал. А с голосом мы как-нибудь разберемся. Кстати, вы какой голос предпочитаете: бас, баритон или тенор?

– А что, можно и голос себе подобрать? – не поверил Микола.

– Конечно, – удивился Глухой наивности Миколы. – Какой хотите! На компьютере все можно…

Он взял Миколу под руку и подвел его к компьютеру.

– Ну-с, спойте нам что-нибудь, – попросил он Миколу и надел на него наушники и микрофон.

Микола запел неожиданно громким и диким голосом:

– Запрягайте, хлопцы, конiв…

Глухой испуганно дернул головой.

– Все. Все, – остановил он Миколу. – Не так громко. Я вас и так отлично слышу!

Он одобрительно похлопал Миколу по плечу.

– Голос у вас действительно громкий, но непонятный… Попробуйте еще раз, только не так сильно.

В это время зазвенел телефон, и Глухой побежал в соседнюю комнату. Воспользовавшись отсутствием продюсера, Микола шмыгнул в туалет, забыв снять беспроводной микрофон. У себя в Горопашне Микола любил спiвать украiнськi пiснi, часами просиживая в гальюне, что, как он считал, эффективно помогало процессу облегчения. При этом его голос звучал особенно проникновенно. Вот и сейчас Микола запел удалую украинскую песню, сопровождая ее подозрительно странными басовыми звуками и урчанием унитаза.

– Гениально! – вдруг закричал из соседней комнаты Глухой.

Услышав крики, Микола испуганно выскочил из туалета, не понимая, что случилось.

– То, что вы сейчас спели, – гениально! – повторил Глухой. – Сколько экспрессии и динамики я услышал в прекрасных звуках, которые вы только что издали!

– Да я, собственно… – застеснявшись, пожал плечами польщенный Микола.

– Ничего не говорите, – перебил его Глухой. – Мы вас принимаем! Вы достойно выдержали экзамен! Вы нам подходите!

Он похлопал Миколу по плечу.

– А теперь, дорогой Микола, поезжайте к себе в Горопашню и привезите мне побольше зелени! Мы из вас звезду делать будем. Приоденем, волосы отрастим…

Микола счастливый вышел из студии и побежал покупать билет.

«Уж зелени я ему не пожалею, – подумал он. – Привезу целый мешок. У мамани весь огород укропом зарос».

Как Микола от саломании лечился

Заболел как-то Микола саломанией. Очень сильно его на сало потянуло. И ест он это сало целый день, и думать ни о чем не может, кроме как о сале. И даже ночью снится ему это сало то с хреном, то с перцем. А мозоль на животе, сами понимаете, продолжает расти, морда лица, извините за выражение, уж в двери не влазит… Микола уже и не знает, что делать. На людях стыдно показаться. Да хорошо, тут бабулька одна посоветовала ему в местный салон магии обратиться, чтобы его от сала отвернуло…

Так Микола и сделал. Приходит он в этот салон, ходит себе по коридору и не знает, к какому магу обратиться. А там этих целителей и магов всяких видимо-невидимо. И вывески на дверях одна другой громче: «Сильнейший маг района», затем «Сильнейший маг города» и даже «Сильнейший маг и целитель мира». Но более всего поразила воображение Миколы вывеска на последней двери: «Сильнейший маг и целитель этого коридора!..» Ниже было напечатано более мелким шрифтом: «Потомственный колдун в пятом поколении Вальдемар Аполлонович Гулькин. Лечит ожирение двойным отворотом от еды. Авторский метод».

Микола сильно обрадовался этому объявлению и зашел в кабинет.

– Доктор, – обратился он к знаменитому магу. – Вы от сала отворотить сможете? Чтобы я и смотреть не мог на этот проклятый наркотик.

– За ваши деньги – что угодно, – отвечает ему Гулькин. – Только я, дорогой клиент, во-первых, не доктор, а потомственный колдун в пятом поколении. А во-вторых, – продолжил он насмешливым тоном, – вам не ко мне надо, а к хирургу.

– Это зачем же к хирургу? – пожав плечами, резонно заметил Микола. – Мне и без хирурга не плохо.

А маг ему и говорит, ухмыляясь во весь рот:

– А для того, дорогой клиент, чтобы вам рот зашить!

– Шутите! – удивляется Микола. – Как же я тогда кушать буду?

– А зачем вам кушать? – съехидничал маг. – Вам клизмы делать будут, чтобы есть не хотелось…

От этих слов, сами понимаете, настроение у Миколы резко упало, и решил он делать ноги, пока не поздно, и уже было направился к двери… Тут его догнал Гулькин и говорит:

– Что же вы, клиент, такой большой, а шуток не понимаете.

Он взял Миколу под руку и усадил в кресло.

– Ну-с, рассказывайте, на что жалуетесь?

– Понятно на что, – отвечает ему Микола. – На сало, конечно… Думаю о нем, проклятом, днем и ночью. И ничего с собой сделать не могу.

– Не может быть! – воскликнул маг. – Это же уникальный случай. Вас исследовать надо. Давайте проведем эксперимент. Закройте глаза и скажите мне, о чем вы сейчас думаете?

– О сале! – чистосердечно признался Микола.

– Поразительно! Я так и знал! – восхитился маг. – Ну а еще о чем, кроме сала?

– О хрене, – говорит ему Микола. – Точно! О хрене с салом!

– Ну а еще, еще…

– О горчице! – немного подумав, говорит Микола. – О горчице с салом!

– Все! Все! – покачал головой маг. – Мне все понятно! Редчайший случай в истории медицины! Полная… да, да… не побоюсь этого слова, полная наркотическая зависимость от сала.

– А это не страшно? – испуганным голосом спрашивает Микола.

– Науке это еще пока неизвестно, – не стал обнадеживать его маг. – Но у меня есть один метод: двойным отворотом называется… от еды! Труд всей моей жизни! Как раз для вашего случая подходит. Хотите попробовать?

– Конечно, – обрадовался Микола. – Если клизмы, конечно, делать не будете.



Тут маг, как коршун, закрутился вокруг Миколы, начал размахивать руками, произносить какие-то таинственные, непонятные слова. А затем неожиданно остановился, успокоился, положил руку на лоб Миколе и говорит:

– А сейчас, дорогой клиент, впадайте в транс.

– Куда, вы говорите, впадать? – не понял его Микола. – В кресло, что ли, впадать?..

– В транс впадай, я тебе говорю! – в самое ухо прокричал ему маг.

Микола вздрогнул на миг, затаил дыхание и замер, как бы ожидая прихода этого самого транса.

– А сейчас представьте себе, клиент, – продолжал маг, – что сало – ваш враг, сало – коварный убийца. А теперь повторите эти слова.

Микола послушно повторил:

– Сало – это враг, сало – коварный убийца.

– Прекрасно, – обрадовался маг. – А сейчас представьте, что сало – это дрянь, невкусная еда, его надо выбросить к чертям собачьим. – И просит Миколу повторить.

– Как же я могу такое повторить? – удивляется Микола. – Разве можно так обращаться с национальным продуктом?

А маг ему разъясняет:

– Это так надо для научного эксперимента.

– Нет, – воспротивился Микола, – хоть убейте, но про сало такое не скажу. Как же я людям в глаза после этого смотреть буду?

Маг, понятное дело, от этих слов поначалу осерчал, а потом подумал и говорит:

– Хорошо, тогда приступим ко второму этапу лечения – второму отвороту!

Он опять положил руку на лоб Миколы.

– А сейчас представьте, клиент, что сало – это дохлая крыса. Да! Да! Не удивляйтесь. Сало – это дохлая крыса. Так для эксперимента надо. И вот представьте себе, эта самая дохлая крыса приближается к вам, дорогой клиент, все ближе и ближе!

От этих слов, конечно, у Миколы все внутри похолодело. А тут еще маг для достоверности эксперимента вытащил из кармана кусочек кроличьего хвоста и для усиления эффекта провел им по губам Миколы… Эффект превзошел все ожидания. Микола с испугу принял кроличий хвост за дохлую крысу и в ужасе вскочил как ужаленный. Да как закричит на весь кабинет:

– Спасайте, люди добрые! Крысой кормят! А маг ему и говорит:

– Успокойтесь, клиент. Сеанс еще не закончился.

Но Микола никак в себя прийти не может, успокоиться не может, уж больно его эксперимент с дохлой крысой напугал.

– Нет уж, хватит! – И он решительно двинулся к двери. – Лучше я сало всю жизнь буду есть, чем такие эксперименты над собой проводить.

На этом и закончилось лечение Миколы от саломании. С тех пор обходит салоны магии десятой дорогой и другим то же советует.

Баллада о сале, или Диссидент из Горопашни

Решил Микола заняться литературой и написал балладу про сало. Хорошую такую балладу… жизненную, в корень смотрящую. Для начала решил показать свой литературный шедевр в районном центре Козуляки. Приехал он в район, где местная литературная организация заседает. А на стене висит плакат, на котором большими буквами написан девиз клуба: «Нам Москва до ср…ки, нам столица Козуляки». Познакомившись поближе с местным бомондом, Микола начал читать свою балладу о сале:

 
Сало – это яд?
Или друг?
Злой наркотик?
Или просто продукт?
 

Все затаив дыхание слушали Миколу. А он поднял руку кверху и, как настоящий поэт, с пафосом продолжает:

– Но коль придется мне худать… – тут Микола сделал очень точное, хотя, возможно, и очень смелое, но простое сравнение:

 
То как же ср…ть,
Если не жрать,
И в то же время, как же жрать,
Если не ср…ть…
 

Зал взорвался бурей оваций.

– Браво! – кричали местные литераторы. – Какая глубина мысли!!!

– Да, да, – согласился Микола.

– Возможно, это самый важный вопрос! – кричат литераторы. – Неразгаданный секрет мироздания! Есть или не есть – вот в чем вопрос, об этом еще древние философы говорили.

А один плешивенький старичок в очках обращается к Миколе с вопросом:

– Вы все-таки говорите честно, как на духу: вы за похудение или против него?

Микола на миг задумался, почесал затылок и отвечает:

– По-моему, лучше переесть, чем недоесть… И вообще, без сала никак нельзя…

– Ну, это самое настоящее свинство, Микола! – закричал один из литераторов. – Никак не ожидали от вас это услышать…

– Не позволю сало свинством оскорблять, – обиделся Микола.

– Отсталый элемент, – донеслось из зала.

– Да это самое настоящее притеснение инакомыслящих! – воскликнул Микола. – Да я на вас в Москву поеду жаловаться!

От этих слов в зале поднялся невообразимый шум, состоящий в основном из ругательных слов.

Микола попятился к выходу.

– Маргинал! – кто-то громко выкрикнул ему вдогонку.

– Попрошу не выражаться, – гордо ответил Микола и выскочил на улицу подальше от греха.

С тех пор стал Микола ощущать себя местным диссидентом, пострадавшим за правду, а точнее, за любимый народный продукт – сало. И решил Микола поехать в Москву искать правду.

Приезжает Микола в Москву – и сразу в Дом журналистов. А там секретарь сидит такой худенький, с козлиной бородкой. А Микола ему и говорит:

– Хочу выступить на пресс-конференции с докладом о роли сала в жизни человека.

– А кто вы такой? Представьтесь, – спрашивает его секретарь.

– Я местный диссидент из Горопашни. Пострадал за сало.

– Пресс-конференцию, конечно, можно собрать, – говорит секретарь. – Но только без фуршета никак нельзя.

– А, знаю, – догадался Микола. – Фуршет – это когда едят стоя, чтобы больше влезло.

– Ну что-то вроде этого, – подтвердил секретарь.

– Хорошо, будет вам фуршет, – согласился Микола.

На следующий день в Доме журналистов собралась огромная толпа народа: всякие ученые, журналисты, писатели. Многие из них любили подъедаться на такого рода мероприятиях.

Пресс-конференцию открыл сам секретарь.

– Дорогие друзья, – начал он торжественно. – Наш гость господин Микола, диссидент из Горопашни, затронул архиважный вопрос, играющий в жизни каждого из нас архиважную роль. Ведь представьте себе, дорогие друзья, коллеги, что бы мы делали без этого простого на первый взгляд продукта – сала… Хотя оно тоже бывает разное… Как раз об этом нам подробнее расскажет сам Микола.

Микола встал, поднял руку и начал свою балладу со слов:

 
Сало – сила,
Спорт – могила!
 

Все зааплодировали.

Затем он сказал в своей балладе о том, что сало – оно и в Африке сало и что сало – это украинский сникерс. Он говорил о пользе сала для здоровья людей, о его роли в жизни нормального человека, о том, что нормальному человеку без сала – могила.

Микола говорил долго и даже немного вспотел от напряжения, и под конец он перешел на более печальные нотки и закончил балладу следующими строками:

 
Да! Была в мене
Товста Зына,
А ведь вона мене любила,
Но часто ii мамо
Доской била
За то, що сало
Много iла…
А ведь без сало
Iй могила…
 

– Браво! – раздалось из зала.

– Украинский Шекспир! Байрон! Гете!

– Господа! – прервал аплодисменты секретарь. – Слово для рецензии баллады о сале предоставляется нашему знаменитому академику Ивану Ивановичу Глухареву.

– М-да, – начал лысенький академик. – Микола, конечно, не Александр Сергеевич.

В зале появился недовольный ропот.

– Да, да… я повторяю – не Александр Сергеевич… – продолжал академик, – но в то же время, сколько экспрессии, а главное, какой колорит – настоящий народный характер… образ…

– Браво! Браво! – опять раздалось из зала. – Браво великому поэту из Горопашни!

После этих слов академик неожиданно перешел к непосредственному анализу произведения, затем к проблемам современной литературы и философии. Всем стало скучно. Неожиданно открылась дверь из банкетного зала – запахло салом, солеными огурцами и вареной картошкой. Все эти продукты Микола привез из Горопашни специально для пресс-конференции. Соблазнительные запахи возбудили присутствующих, все стали нетерпеливо посматривать в сторону банкетного зала. Но профессор ничего не замечал, продолжал читать свою нудную лекцию. А секретарь, который сидел за столом рядом с Миколой, шепчет ему на ухо:

– Господин Микола, вы ближе всех сидите к уважаемому академику, поэтому шепните ему на ухо, так, аккуратненько, чтобы лекцию побыстрее заканчивал… а то, знаете, время идет, а еще фуршет впереди…

Микола повернулся к академику и шепчет ему на ухо:

– Дорогой профессор, философия – оно, конечно, хорошо, но гости, знаете, слюной изошлись…

А профессор:

– Ась…

И дальше про свою философию рассказывает. Видимо, оказался туг на ухо. А Микола опять:

– Дорогой академик, гости кушать хочут…

К счастью, супруга академика все поняла и крикнула ему что-то на ухо, видимо, про сало… Академик сразу вскочил и говорит присутствующим:

– Философия-сложная наука, и сразу ее не поймешь… Но главное я рассказал…

После этого профессор взял под руку свою супругу и первым побежал в банкетный зал, а за ним и все остальные… Через пять секунд в лекционном зале никого не было. Микола последний зашел в банкетный зал, а там было самое настоящее светопреставление: стульев пятьдесят, а гостей в два раза больше. А секретарь ему кричит:

– Микола, огурцов соленых не хватает, и коньяк «с пяти свеклами» заканчивается!

– Не волнуйтесь, – отвечает Микола. – Я этого коньяка целую канистру привез, специально для конференции гнал.

И видит Микола, что его коньяк всем понравился. Они, эти ученые и журналисты в Москве, все какие-то поджарые… видимо, на диете сидят… к еде очень дюже сильные. Хватают закуски сразу двумя руками, чтобы другие не утащили. Тут, знаете, скорость рук не помешает, чтобы голодным не остаться, потому как приглашенных слишком много.

Минут через двадцать главный ему говорит:

– Дорогой Микола, провизии не хватает… Общество требует добавки…

Нечего делать, Микола вытащил из своих запасов три свиных окорока, полкадушки огурцов и бочонок коньяку «с пяти свеклами». И торжество продолжалось еще несколько часов. За это время съели двух поросят, бочонок капусты и десять окороков. Одним словом, все довольные, сытые, повеселевшие…

А Микола подходит к секретарю с козлиной бородкой и говорит:

– Вы мне обещали корреспондента из этой самой… империалистической враждебной Америки… из «Голоса свободы»…

– Я бы рад, – отвечает секретарь, – но тут небольшой конфуз получился… этот самый корреспондент… немного того…

– А где он? – спрашивает Микола.

– А вот тот лысенький… под столом сидит…

– Это ничего, – говорит серьезно Микола. – У нас председатель колхоза, когда на заседании нарежется, то с агрономом под столом многие государственные вопросы решает…

Микола к этому лысенькому корреспонденту шмыг… и коньяк с салом с собой прихватил.

Корреспондент уже сала не хочет, но коньяк выпил. Микола ему и говорит:

– Хочу, чтобы меня Америка услышала.

– Для вас, дорогой Микола, сделаем что угодно, – отвечает лысенький корреспондент и вытаскивает из сумки приемник с микрофоном. – Сейчас будете с Америкой разговаривать.

Микола обрадовался и кричит жене:

– Нюрка, лезь под стол, с Америкой разговаривать будем!..

– А почему под столом? – удивилась Нюрка.

– Так для конспирации надо, – отвечает корреспондент.

Нюрка залезла к ним под стол, а корреспондент, что-то подкрутив в приемнике, вдруг говорит в микрофон:

– Говорит «Голос Америки»… У нас в гостях известный диссидент и правозащитник Микола из Горопашни, который пострадал за правду. Что вы хотите сказать, Микола, для свободной Америки?

Микола не испугался и говорит в микрофон:

– Все нормально: лошади запряжены, даем стране угля…

– Прекрасно! – воскликнул лысый и отхлебнул глоток коньяка.

– Про сало можно? – спрашивает Микола.

– Валяйте.

Микола на миг задумался и начал с вдохновением:

 
На Украине е продукт,
Его салом хлопци звуть,
Хоть дае его свиння —
Не волнуе це меня.
 

– Браво! – воскликнул лысый. – Ждите эфир через неделю! Из Америки!

С этим Микола и поехал к себе в Горопашню. А там целый месяц ловил по приемнику «Голос Америки».

– Видимо, у нас в Горопашне приемник не берет вражье радио… – говорил Микола.

Но никто в Горопашне ему не верил: и про пресс-конференцию в Доме журналистов, и про пьяного корреспондента из «Голоса Америки»…

– Отсталые люди… – в сердцах говорил Микола.

За это его и прозвали в деревне Диссидентом. Но Микола не обижался.

– Знатное прозвище! – с гордостью говорил он.

Сон Миколы

Приснилось как-то Миколе, что он сказочно разбогател и стал не кем-нибудь, а самым настоящим олигархом Осиновским. Будто бы живет он с Нюркой не у себя в Горопашне, а далеко за границей, имеет свои дворцы, виллы, самолеты и даже собственный флот где-то на Тихом океане. А Нюрка его превратилась из колхозницы в важную даму, имеет собственный дворец, где принимает персон самого разного калибра, начиная от жен министров, разных чиновников, депутатов и прочей шелупони и кончая самим президентом или каким-нибудь благородным отпрыском из королевских кровей…

И вот снится дальше Миколе, что приехал к нему во дворец один настырный корреспондент из Москвы, из какой-то скандальной газетенки, чтобы взять у него интервью.

– Хочу, – говорит он, – господин Микола, описать вашу личную жизнь, народ, знаете, интересуется, как живет в наше время обычный, рядовой миллиардер.

– Валяйте, – отвечает Микола, – мне нечего скрывать, все, знаете, нажито честным трудом…

И стал он водить этого корреспондента по своей скромной хатынке и все ему показывать.

– Я ничего не скрываю, – все время повторял Микола. – Все добро наживали честным трудом… Тридцать лет с Нюркой собирали… копеечку к копеечке…

А добра этого у Миколы было видимо-невидимо. И скромной его хатынке любой бы император позавидовал… Что ни комната, то янтарная или бриллиантовая… А туалеты – настоящее произведение искусств, все унитазы из чистого золота и платины…

– А это правда, господин Микола, – спрашивает его корреспондент, – что вы являетесь владельцем самого дорогого туалета в мире, что у вашей собаки бриллиантовые зубы и вам на обед специальным самолетом доставляют черепаший суп из Парижа?

– Эка невидаль, – отвечает Микола. – Пойдемте лучше ко мне в парадную, вы там еще не такое увидите…

Заходят они в огромную комнату, где всяких знатных гостей принимают, а там… мать родная… под прозрачным полом осетры двухметровые плавают.

– Что это?! – удивленно произнес корреспондент.

– Это? Матрац.

– Матрац?! А почему в нем рыбы плавают? Я даже вижу одну белую акулу!

– Что же тут удивительного, – невозмутимо ответил Микола. – Просто я заказал воду почище из самого дна Тихого океана… вот и зачерпнули случайно вместе с водой всякую подводную живность…

От удивления гость аж открыл рот, но не успел он его закрыть, как неожиданно в матраце открылся люк, и из него вылез водолаз.

– А это кто? – испуганно спросил корреспондент.

– Это? Жан Жак Кусто.

– Кусто?! – изумился корреспондент, все еще не веря своим глазам.

– А вы не удивляйтесь, – гордо ответил Микола. – Если надо, я могу и подводную лодку вызвать… Только скажите…

– Нет, нет, – торопливо пробормотал корреспондент. – Как-нибудь следующий раз… Вы лучше, господин Микола, мне свой личный гардероб покажите… Народ, как говорится, хочет знать…

– Ну что же… гардероб так гардероб, – соглашается Микола, – я, знаете, от народа ничего не скрываю…

Открывает Микола свой самый большой шкаф, а там… чего только нет… Одних смокингов разных – сто штук… Всяких шуб и курток заморских видимо-невидимо! От такой красоты корреспонденту чуть плохо не стало. Но особенно его удивил грязный порванный костюм, одиноко висевший в углу шкафа.

– А это что за костюм такой?! – спрашивает он у Миколы. – Может, это мода такая появилась у олигархов – в порванных костюмах ходить?

– Да, – признался Микола, – это мой самый любимый костюм… Я его у одного бомжа за сто баксов купил.

– Да зачем же он вам?

– Как зачем? – удивился Микола наивности корреспондента.

– Я в нем в налоговую хожу… чтобы лишний раз не завидовали…

– Поразительно… – пробормотал потрясенный корреспондент… – Я бы даже сказал – гениально!

На этом месте Микола неожиданно проснулся… все еще не веря, что все это было только сказочным сном… Царские палаты исчезли, золотых унитазов тоже не стало. А вместо личного гардероба на стене одиноко висел старый облезлый тулуп.

– И почему я не олигарх, – подумал расстроенный Микола, – и даже не магнат какой-нибудь завалящий… Обидно… Хотя, с другой стороны, – продолжал рассуждать Микола, – если бы какой-нибудь сумасшедший богатей купил бы у меня старый тулупчик, чтобы ходить в нем в налоговую инспекцию… Я бы, глядишь, и разбогател… Поросенка бы завели, Нюрке платье купили… Ох и зажили бы!

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации