» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Просто сказка"


  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 14:51


Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Абигайль Кейси


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Абигайль Кейси

Просто сказка

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

БРАЧНАЯ АВАНТЮРА

1

СЛОМАННЫЙ КАБЛУК

Джессика вышла замуж не по любви, но и не по расчету.

А, так сказать, чисто случайно.

Просто ей надоело ждать, когда придет большая-пребольшая, чистая-пречистая, искренняя-преискренняя, как говорят французы, гранд-амур.

Томас Джон Крейг-младший оказался тем самым случаем, который, хотя подворачивается и не вовремя, и не к месту, но становится, вопреки обстоятельствам, судьбоносным.

Джессика познакомилась с будущим супругом на городском кладбище.

Среди могил птицы отчего-то поют наиболее исступленно и рьяно – то ли отчаянно пытаются разбудить мертвых, то ли оповещают редких посетителей о прелестях земной жизни.

Джессика принесла скромный букет остролиста для матери, скончавшейся год назад от сердечной недостаточности.

Так что матушка, даже находясь в гробу, все же поспособствовала долгожданному замужеству единственной дочери, теперь круглой сироты.

Джессика уже давно поняла, что не является идеалом для абсолютного большинства мужчин.

У нее были чуть более широкие бедра, чем у идеала. Чуть более низкая грудь. Чуть вздернутый нос. Чуть раскосый разрез глаз. И чересчур пухлые губы.

И все эти «чуть-чуть» и «чересчур» портили молодой особе нормальное развитие судьбы и каждодневное настроение.

Впрочем, на этот раз, кажется, провидение дало ей малюсенький, но шансик…

На выходе с кладбища каблук Джессики угодил в щель между гранитных плит, и тут ей на помощь подоспел седой, высокий, поджарый джентльмен.

Джессика была очарована не только его аккуратными, сдержанными и строгими манерами, но и внимательным взглядом, охватившим ее целиком, – от пальцев без обручального кольца до мини-юбки и дорогих чулок.

Джессика никогда не экономила на одежде, тем более на нижнем белье.

Пожилой джентльмен, произведя моментальный придирчивый осмотр, неожиданно извлек из внутреннего кармана портмоне внушительного вида, из настоящей крокодиловой кожи…

В чем в чем, а в натуральных материалах Джессика разбиралась – многочисленные шопинги в периоды сезонных и предпраздничных скидок под девизом «качество по разумной цене» научили ее отличать контрафактный суррогат от фирменных вещей.

Пожилой джентльмен распахнул портмоне, набитое кредитными карточками, а также крупной наличностью.

Джессика тактично и вовремя отвела взгляд от портмоне и стала самым внимательным образом созерцать чудом уцелевший каблук.

Неужто добрый дяденька собирается спонсировать ей новые туфли?

Джессика лукаво улыбнулась.

Вот будет умора, если он принимает ее за девушку по вызову.

– Извините, мисс, вы случайно не Джессика Марлоу?

– Случайно… да.

– Вы так похожи на свою мать…

Джессика не нашлась что ответить.

Неужели объявился блудный папаша, да еще и нафаршированный баксами?

Заметив на лице молодой особы трогательно растерянную и непонимающую улыбку, пожилой джентльмен проявил себя как знаток страстей и грехов человеческих.

– Нет, мисс, не волнуйтесь: я не ваш отец, когда-то сбежавший в Мексику.

– Жаль, – искренне ответила Джессика. – Весьма жаль.

– Тогда разрешите представиться: Томас Джон Крейг-младший.

Пожилой джентльмен вручил ей шикарную визитку, на которой фигурировали слова, имеющие прямое отношение к миру больших, очень больших финансов.

– Очень приятно.

Пожилой джентльмен убрал в карман впечатляющее портмоне и деликатно, в манере истинного покорителя дамских сердец, осведомился, не согласится ли мисс Джессика составить ему компанию на завтрашний ланч.

Заинтригованная сирота, мечтающая иногда о бездумном погружении в гламурную среду со всеми соответствующими атрибутами, вдруг призадумалась.

Как будто мать из гроба прошептала беспутной дочери слова, предостерегающие от неверного шага.

– Я подумаю, – сказала Джессика, невольно растерявшись от такого неожиданного предложения. – Подумаю.

– Думать полезно. – Пожилой джентльмен, сделав шаг в сторону, ненароком прислушался к птичьему хору. – Красиво поют беззаботные птицы…

– О вечном покое?

– Нет, мисс Джессика, о вечной жизни.

– На небесах?

Но пожилой джентльмен проигнорировал наивный и глуповатый вопрос молодой особы, еще не ведавшей ни о проблемах неизбежного старения, ни о новых открытиях геронтологической науки.

– Я подумаю, – снова повторила Джессика.

– До встречи, мисс.

Пока Джессика пристально изучала визитку, на которой стояло это гордое имя – Томас Джон Крейг-младший, его носитель укатил в черном «кадиллаке».

2

ТРОЙНОЙ ВДОВЕЦ

– Ланч так ланч… – Джессика бережно убрала визитку в сумочку. – Хотя я никогда не верила в любовь с первого взгляда, особенно на кладбище.

– Правильно, мэм, что не верили.

Джессика повернулась на уверенный, спокойный баритон, выдающий сильного и крепкого мужчину.

Голос не обманул.

Широкоплечий парень в черном траурном комбинезоне, старательно обрабатывающий мыльным раствором крайнее надгробье, прервал не слишком веселое занятие.

– Извините, мэм.

Джессика пристально вгляделась в лицо чересчур настырного атлета.

Тот, нисколько не смущаясь, одарил ее восхищенным взглядом.

Джессика поправила мини-юбку.

Такому герою в кино бы сниматься, а не наводить могильную чистоту.

– Извините, мэм, я совершенно случайно услышал, совершенно случайно…

Джессике вдруг показалось, что это чрезвычайно умный и прозорливый человек, который для чего-то прикидывается неотесанным и примитивным.

– Старики с толстыми кошельками бывают иногда излишне требовательны в своих запросах, – продолжил он.

Джессика расстегнула еще одну пуговицу на блузке.

Наверное, учится в университете, а здесь подрабатывает? И пытается соответствовать своему нынешнему занятию.

– А девушки вроде вас иногда чересчур легкомысленны.

Джессика улыбнулась – в меру иронично.

– Мне покойная мамочка тоже прошептала что-то похожее.

– Когда? – Парень торопливо оглядел прилегающие могилы.

– То есть мне показалось, что прошептала… хотя вряд ли она упустила бы случай меня повоспитывать.

– И была бы совершенно права, мэм: судя по всему, вы очень доверчивы.

Джессика шагнула навстречу кладбищенскому смотрителю, посмевшему без предварительной договоренности приступить к анализу ее противоречивой натуры.

В этих университетах учат чему угодно, только не правилам хорошего тона.

– А вам какое дело до моей доверчивости? – Джессика уперла руки в бедра – эта воинственная поза всегда действовала на рьяных наглецов должным образом. – Отвечайте: какое?

– Вы правы, мэм, никакого.

– А не кажется ли вам, мистер, что кладбище – не самое подходящее место для упражнений в психоанализе?

– Мэм, для случайных знакомств кладбище тоже весьма сомнительный вариант.

– Вы на что намекаете, мистер?

– Да нет, даже и не думайте, будто я смею обвинять вас, мэм, в ловле одиноких мужчин, годных для удачного брака.

– Тогда зачем вы затеяли этот странный разговор? – Джессика сменила воинственную позу на соблазнительную. – Признавайтесь.

Нет, ей нисколько не хотелось флиртовать с этим типом, который отвечает за чистоту могил, – ей просто нравилось, когда мужчины все-таки иногда обращают на нее внимание.

– Ну так чего замолчали, мистер?

Джессика смело вознесла многострадальный каблук на бордюр, и мини-юбка почти совсем перестала скрывать то, чем гордится любая адекватная женщина.

Но атлета в траурном комбинезоне не смутили прелести, упакованные в полупрозрачные кружева.

– Мэм, я просто хотел вас предупредить.

– О чем же?

– У вашего нового знакомого немного странная репутация.

– Это вы про Томаса…

– Да, про Томаса Джона Крейга-младшего.

– Увлекается мужчинами?

– Нет, мэм.

– Неужели педофил?

– Нет, мэм.

Джессика настороженно взглянула на ряды ухоженных могил.

– Надеюсь, этот Томас не некрофил?

– Мэм, если бы его влекли трупы, он вряд ли заинтересовался бы такой очаровательной, полной жизни особой, как вы.

– Спасибо за комплимент.

– Нет, вы вправду очаровательны.

– Давайте вернемся к Томасу…

– Джону Крейгу-младшему.

– Продолжайте, продолжайте.

Джессика нарочно чуть наклонилась вперед, чтобы молодой кладбищенский уборщик оценил ее декольте и французский бюстгальтер.

– В общем, мэм, у Томаса Джона Крейга-младшего было три жены.

– Сколько?

– Три.

– А что, симпатичный мужчина.

– Без сомнения.

– За такого любая пойдет.

– Он этим и пользуется.

– Мистер, не морочьте мне голову. Давайте поконкретней, если у вас имеется компромат на Томаса…

– Джона Крейга-младшего.

– Я слушаю.

– В общем, предыдущие три жены, такие же славные, молодые и абсолютно здоровые, как и вы, погибли при невыясненных обстоятельствах.

– Все три?

– Да, и заметьте: с каждой он прожил не более года.

– Вы хотите сказать, что жен Томаса…

– Джона Крейга-младшего.

– Что жен преследует какой-то злой рок?

Но кладбищенский информатор уклонился от прямого ответа.

– Простите, мэм, наверное, я наболтал лишнего.

– Да нет, спасибо. Я теперь хоть в курсе, что Томас…

– Джон Крейг-младший.

– Что он вдовец. А то я могла бы попасть в нелепую историю.

– Значит, вы все-таки решили принять его приглашение?

– Но кто не рискует, тот остается в старых девах, – сказала Джессика излишне уверенно. – А перспектива ни разу в жизни не испытать медового месяца – не самая радужная.

– Вы правы, мэм.

И красавец с умными глазами, торсом атлета и замашками техасского ковбоя возобновил мытье надгробья.

– Кстати, а вы женаты?

– Я?

– Вы, вы.

– Пока нет.

– Я так и подумала.

Джессика рассмеялась.

– Да, последний штрих, мэм, – сказал могильный ковбой, окатывая из шланга скорб-ный медальон и позолоченную эпитафию. – Ни одна из жен Томаса Джона Крейга-младшего ни разу ему не родила.

– Невезучий он какой-то, вы не находите?

– Может, и невезучий…

– Жизнь покажет. – Джессика застегнула верхние пуговицы блузки. – Тем более что я ему ничего конкретно и не обещала.

Джессика нарочно резко повернулась спиной к нерадивому работнику кладбища.

– Ах да, мэм, совсем забыл! – крикнул ей вслед неунывающий парень. – Меня зовут Ральф.

Джессика почти остановилась, дожидаясь продолжения, но мойщик надгробий не произнес больше ни слова.

Будущая невеста Томаса Джона Крейга-младшего, выдержав гордую паузу, подходящую для уязвленного самолюбия, глянула через плечо.

Могильный ковбой исчез вместе со шлангом для полива и жесткой намыленной щеткой.

Исчез, как привидение.

Джессика внимательнее всмотрелась в ближнее надгробье, поблескивающее после мытья в лучах робкого солнца, ослабленного перистой облачностью.

Нет, этот Ральф явно не призрак.

Покидая кладбище, Джессика испытывала определенную досаду.

Ну почему ею серьезно заинтересовался пожилой джентльмен, похоронивший трех бесплодных жен, а не этот бодрый холостяк?

Джессика улыбнулась озорной мысли.

Если бы этот хамоватый красавец Ральф пригласил ее на завтрашний ланч, то она бы точно не отказалась…

3

ЦЕНТРАЛЬНАЯ БАШНЯ

Вечером, лежа в постели и листая каталог встроенной бытовой техники, Джессика долго раздумывала о словах кладбищенского смотрителя.

Что могло скрываться за этими несчастьями, постигшими трех жен мистера Томаса Джона Крейга-младшего?

Она еще раз внимательно изучила шикарную визитку, весь длинный и одинокий вечер служившую ей закладкой для каталога.

Весьма и весьма солидный человек.

Она припоминала негромкий, сдержанный, серьезный голос, вспоминала устремленный на нее внимательный, проницательный взгляд из-под очков, и ей вдруг стало жаль этого загадочного, немолодого мужчину, которому, видно, много чего пришлось пережить.

В конце концов, он действительно мог оказаться просто закоренелым неудачником, такое бывает.

Может быть, именно ей, Джессике, одинокой сироте и тоже неудачнице в личной жизни, предназначено наконец-то сделать этого тройного вдовца счастливым.

А заодно и себя.

Джессика спрятала визитку между глянцевых страниц каталога.

Хватит мыкаться…

Джессика взбила подушку.

Хватит зря надеяться…

Джессика расстелила постель.

Хватит томиться в бездействии…

Джессика сменила пижаму на голубую прозрачную ночную рубашку, которая могла бы возбудить не только пожилого джентльмена, предлагающего скучный ланч, но и могильного красавчика, исчезнувшего, как привидение.

И тут всполошился телефон.

Никто и никогда не тревожил Джессику так поздно. Все подруги, коллеги и дальние родственники знали о ее привычке рано ложиться спать.

Полузнакомый, тихий, приятный и необычайно вежливый голос извинился за бесцеремонный звонок.

Джессика поняла, что это не кто иной, как сам Томас Джон Крейг-младший.

Она, конечно, простила настойчивого джентльмена, но все же спросила, откуда он узнал ее телефонный номер.

Томас Джон Крейг-младший пообещал объяснить это на завтрашнем ланче.

– А я, знаете, еще не решила.

– Ничего, запишите на всякий случай адрес.

– Минуточку. – Джессика послушно вынула из тумбочки еще не начатый тюбик помады. – Минуточку.

– Не торопитесь, я подожду.

– Диктуйте. – Джессика приготовилась записывать прямо на зеркале, в которое любила смотреться по утрам и причитать: «Ну кто на такое добро позарится, кто?».

Но портить зеркало помадой не пришлось.

Томас Джон Крейг-младший назвал самое престижное кафе города: «Донжон».

Джессике давно хотелось побывать там, среди рыцарских доспехов и щитов, развешанных по стенам, и отведать знаменитое печенье «Руаяль», изготовленное по секретному рецепту средневекового повара, сожженного инквизицией на площади за слишком вкусные блюда.

– Донжон – это, кажется, что-то, имеющее отношение к архитектуре крепостей?

– О, Джессика, вы разбираетесь даже в оборонительных сооружениях?

– Помню, читала в одном историческом романе, как любовники ночью, в грозу и ливень, уединялись на самом верху донжона.

– Ну, наш донжон будет куда уютней, – усмехнулся Томас Джон Крейг-младший. – Поверьте.

– А печенье «Руаяль»?

– Вы к тому же и сладкоежка?

– Немного.

– Ну тогда приятных снов.

– Спокойной ночи, сэр, – ответила она, пожалуй, слишком поспешно и ласково, чем требовалось, и сама испугалась, не покажется ли ее тон слишком вульгарным новому знакомому.

– Зовите меня Томас, – сказал он одобрительно и после короткой паузы добавил: – Джессика, вас ждет маленький сюрприз…

– Сюрприз?

Но на поспешный, наивный и глуповатый вопрос молодой особы пожилой джентльмен ответил безапелляционно и сухо:

– До встречи!

Вот была бы умора, если бы теперь позвонил тот ковбой с кладбища…

Но призрак по имени Ральф так и не удосужился прочитать ей на ночь очередную предостерегающую мораль.

Чтобы избавиться от морока, навеянного этими двумя странными и такими разными мужчинами, Джессика принялась листать глянцевый каталог.

Посудомоечное чудо с полным автоматическим циклом.

А Томас-то, Джон Крейг-младший, неплохо сохранился для своего довольно солидного возраста.

Широкоформатный телевизор с плазменным экраном диагональю 50 дюймов.

Интересно, когда Ральфу стукнет лет семьдесят-восемьдесят, он будет так же хорош?

Микроволновая печь с грилем, работающая в 120 режимах.

А ловко Томас Джон Крейг-младший придумал с ланчем в «Донжоне»…

Величественный чайно-кофейный супер-агрегат.

Вообще-то красиво звучит полное имя пожилого джентльмена, и особенно: Крейг-младший.

Стиральная машина, умеющая функционировать в ночном бесшумном режиме.

Крейг-старший-то наверняка уже отправился на небеса?

Джессика, закончив беглый осмотр бытовой гвардии, сунула пухлый каталог под угол подушки. Затем погасила бра в изголовье, коротко зевнула и мгновенно ухнула, как в бездонную могилу, в черный, глубокий и пустой сон, чего не случалось с ней со дня похорон матери.

4

ИГРА В ЛАНЧ

Когда до назначенного ланча остался час, Джессика решила все-таки отведать печенье «Руаяль».

Она собиралась с давно забытым страхом и восторгом, как в детские времена на рождественскую елку.

Она позаботилась о макияже – неброском, но выразительном, о белье – самом лучшем.

А вот дальше случилась заминка.

Джессика не могла выбрать между двумя приличными костюмами, пытаясь угадать, в каком больше понравится: один ей казался слишком ярким, другой – слишком скромным.

Наконец была выбрана скромность.

Поймав такси и сказав нарочито громко лишь одно слово – «Донжон», безрассудная Джессика все еще переживала, как бы ненароком не промахнуться с костюмом.

Но когда, изумив шофера щедрыми чаевыми, Джессика пересекла узкую площадь, украшенную генералом на коне, и вторглась в заветные пределы «Донжона», то поняла по оценивающему и одобрительному взгляду Томаса Джона Крейга-младшего, что сделала правильный выбор.

Присаживаясь к столику, запрятанному в глубокой нише, Джессика впервые за неполные двадцать четыре года ощутила себя важнейшей персоной на свете.

Свечи в бронзовых шандалах.

Бутылка старинного французского вина из подвалов, где до сих пор гремят цепями неугомонные привидения.

Кстати, а куда все же так стремительно и странно исчез могильный ковбой?

Джессика сдержанно улыбнулась Томасу Джону Крейгу-младшему, видно предпочитающему все скромное и неброское, но весьма качественное.

Не мог же Ральф провалиться в могилу без малейшего звука и сопутствующего шума.

Вот была бы умора, если бы кладбищенский атлет заявился в «Донжон», – со щеткой и мыльным порошком, в этой дурацкой ковбойской шляпе…

Томас Джон Крейг-младший наполнил рыцарским напитком фужеры.

Пожилой джентльмен явно не хотел, чтобы даже официант присутствовал в этот достаточно интимный момент.

Явление могильного ковбоя наверняка произвело бы эффект, сходный с материализацией привидения.

Но Ральф где-то задерживался, не желая останавливать развитие, возможно, весьма опасных событий.

Джессика подняла фужер, ожидая каких-то особо проникновенных слов.

Или наоборот – какого-нибудь чудовищного откровения.

В этой нише, обрамленной настоящим, живым плющом и натянутой по углам искусственной паутиной, хотелось чего-то необычного и романтичного, а не простого свидания, не тянувшего пока даже на любовную встречу.

Слишком сдержанно вел себя пожилой джентльмен.

Слишком скованно чувствовала себя молодая особа, не привыкшая к таким светским ухаживаниям.

Изысканное меню, подобранное согласно утонченному вкусу пожилого джентльмена, совсем не удивило Джессику.

Томас Джон Крейг-младший представил отдельно каждое блюдо, как хорошего знакомого.

– Виноградные улитки в трюфельном соусе.

Джессика хотела заметить, что, наверно, головоногим было чертовски больно, когда их освобождали от ракушек.

Но промолчала, чтобы не сбивать аппетит ни себе, ни джентльмену.

– Лягушачьи обжаренные лапки.

Джессика хотела сострить, что предпочитает есть земноводных тварей сырыми.

Но промолчала, чтобы не сбивать аппетит ни себе, ни джентльмену.

– Бурбонский пирог из гусиного паштета.

Джессика попыталась вспомнить хоть что-то про Бурбонов, но не вспомнила ничего, кроме названия виски.

К нему частенько в минуту одиночества, тоски и хандры прикладывалась – и крепко – покойная мать.

Смешно, а ведь умершая, не ведая того, приняла самое непосредственное участие в организации этого странноватого ланча с ярко выраженным французским акцентом.

– Омлет из перепелиных яиц с ароматными травами.

Джессика вдруг вспомнила о благодатной роли перепелиных яиц в ликвидации мужской импотенции и даже чуток покраснела от непроизнесенной ядовитой реплики.

– «Люкюлю» – излюбленный десерт французских королей: роскошное, натуральное, витаминизированное суфле из абрикосов, персиков и бананов.

Дальше приглашенная молодая особа только делала вид, что слушает.

Она опять вспомнила ковбоя, мывшего надгробье.

Интересно, а Ральф ограничился бы попкорном и мороженым?

Пожилой джентльмен продолжал нудное представление закусок и десерта.

Молодая особа кивала головой в такт ритмично выстроенной речи, мечтая о несбыточном Ральфе.

И без разделанных лягушек, изнасилованных улиток и лишенных печенки гусей Джессика пошла бы с красавчиком-атлетом хоть в кино, хоть на гонки автомобилей, хоть на бычье родео.

Но вот прозвучало долгожданное печенье «Руаяль».

В общем, ничего из подробно перечисленного не удивило Джессику.

И даже вино столетней выдержки.

А вот неподготовленное и внезапное предложение Томаса Джона Крейга-младшего стать его женой прозвучало эффектно и шикарно.

Хотя Джессика еще в такси прикидывала, в чем заключается обещанный сюрприз, но ее фантазия не уходила дальше номера в ближайшем отеле.

Теперь могильного ковбоя надо было ликвидировать из памяти – раз и навсегда.

Но ведь Ральф как раз об этом и предупреждал.

Как раз об этом.

– Милая Джессика, но прежде чем вы решитесь дать мне ответ, я хочу кое-что рассказать…

– Про ваших трех жен? – не выдержала Джессика – и едва не погубила только что намечающийся брак, пусть не по любви и даже не по расчету, но все же брак.

– Вы… Вы…

Похоже, в голове пожилого джентльмена немного заклинило от несвоевременных слов потенциальной невесты.

– Вы… Вы…

Еще не перешедшая в статус желанной суженой Джессика виновато потупила очи, в которых наверняка слишком озорно поблескивали огоньки свечей, медленно подтаивающих от безжалостного пламени.

– Простите, сэр, я, наверное, затронула самые больные струны вашей благородной души…

– Поймите, милая Джессика, я просто не люблю, когда меня перебивают.

– Непременно учту на будущее, непременно.

Кандидатка в супруги виновато улыбнулась.

Будущий муж напряженно молчал, словно не зная, как продолжить прерванное объяснение.

Джессика одарила новоявленного жениха самым выразительным и соблазнительным взглядом.

– Томас, давайте наконец перейдем на «ты» без всякого брудершафта.

Пожилой джентльмен не отверг многообещающую инициативу.

– Согласен, милая.

Джессика продолжила восстановление романтической атмосферы явно затянувшегося ланча.

– Томас, я узнала о печальной судьбе ваших… – Джессика, не владея актерским искусством, все-таки умудрилась выдержать трагико-драматичную паузу. – О судьбе твоих жен… еще вчера на кладбище.

– Какая-нибудь мудрая старушенция просветила?

Джессика не стала предлагать наиболее правдивый вариант.

– Вроде. Так вас жалела, так жалела…

– Ну, если ты, милая, в курсе судьбы предшественниц, то мне будет гораздо легче признаться в своем грехе.

Джессика благоразумно промолчала, хотя на кончике языка уже вертелась колкая фразочка с привкусом черного юмора.

– Да, я виноват. Должен признаться, что целый месяц один очень квалифицированный частный детектив… по моему поручению… следил за тобой, милая.

– Ужас! – как можно эффектнее воскликнула оскорбленная в лучших чувствах соискательница богатой руки. – Это не тот парень в ковбойской шляпе?

– Какой еще парень?

– Да так… – Джессика изобразила недоумевающий жест. – Мне показалось, что какой-то смахивающий на студента тип следил за мной вчера.

– Милая, ты ошибаешься, думая, что я стал бы экономить на слежке за тобой. Я нанял одного из лучших в своем деле. А такого профессионала ты бы никогда не заметила.

Томас Джон Крейг-младший посмаковал очередной глоток красного, словно бычья кровь, вина.

– К тому же я снял наблюдение два дня назад.

– Почему? – спросила Джессика, заранее зная ответ.

– Потому что ты, милая, подошла мне по всем параметрам.

Джессика хотела возразить, что весьма далека от идеального сложения, особенно в области слишком крутых бедер.

– На мое, то есть… на наше счастье, – проникновенно и лирично добавил пожилой джентльмен.

И до молодой особы дошло, что ее меряют совершенно другими мерками.

– Томас, ты хочешь сказать, что я оказалась непохожей на твоих предыдущих жен?

– Да, милая, да.

Возможная невеста игриво погрозила указательным, в меру наманикюренным пальчиком возможному жениху.

– Значит, встреча на кладбище была не случайна?

– Да, милая, да.

Джессика, сложив губы, как полагается при мыслительном процессе, хитро прищурилась ухоженными ресницами.

– Получается, дорогой Томас, что я так вовремя сломала каблук…

– Да, милая, это произошло как по заказу.

Томас Джон Крейг-младший наконец-то позволил себе вполне искреннюю улыбку.

Джессика поддержала инициативу обмена чувствами.

Молодой особе, возбужденной ферментами вина и собственными гормонами, показалось, что сейчас наконец-то пожилой джентльмен осмелится хотя бы погладить ее пальцы, – она специально держала левую руку ближе к почти реальному жениху.

Но Томас Джон Крейг-младший, спохватившись, убрал слишком откровенную улыбку в дальние запасники.

Джессике пришлось срочно умерить гормональный пыл.

Допив аккуратным затяжным глотком истинного гурмана вино столетней выдержки, пожилой джентльмен задумался о чем-то не совсем веселом.

Наверное, вспоминал своих безвременно ушедших жен.

Джессика незаметно шевельнула плечом, чтобы на свет ненароком показалась хотя бы одна шелковая узкая бретелька.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации