» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 14 ноября 2013, 04:18

Автор книги: Алекс Вуд


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Алекс Вуд
Ловушка для холостяка

1

С утра огромное здание компании «Нетсофт Лтд» гудело как пчелиный улей. Клерки с документами в руках сновали из кабинета в кабинет, телефоны разрывались от звонков, переполненные лифты мгновенно взлетали с первого этажа на последний. Заядлые курильщики были вынуждены стиснуть зубы и терпеть, потому что у них не было ни одной свободной минутки для перекура. Даже в кабинете мистера Громмита, бессменного директора «Нетсофт Лтд», царила суматоха. Недавно компания получила крупный государственный заказ, и господину директору, который редко беспокоил себя серьезной работой, пришлось взять на себя руководство этим важным проектом.

Пожалуй, единственным местом во всей компании, где никто не кричал и не суетился, был двадцать второй этаж. Там располагалось подразделение программирования, которое фактически и сделало «Нетсофт Лтд» известной на всю страну компанией. В четырех просторных залах, склонившись над компьютерами, сидели люди, на чьи плечи была возложена самая сложная и ответственная часть работы. Системы безопасности многих банков Восточного Побережья разрабатывались именно здесь. Электронное бронирование авиабилетов впервые было опробовано в этих стенах. «Нетсофт Лтд» была знаком высокого качества, а не просто компанией, и настолько быстро и эффективно реагировала на все изменения в сфере высоких технологий, что у ее конкурентов не оставалось ни малейшего шанса.

Руководил подразделением программирования Энтони Галлахер. Ему было всего тридцать два года, и он являлся самым молодым членом совета директоров «Нетсофт Лтд». Коллеги относились к нему с уважением и не обращали внимания на юный возраст. Энтони был спокоен, серьезен и всегда сосредоточен. Он с достоинством нес великое бремя ответственности, возложенное на его плечи, и сам мистер Громмит, которого обычно интересовало лишь собственное мнение, прислушивался к его словам.

В кабинете Энтони всегда было тихо. Он никогда не кричал и не ругался. Телефон на его столе звонил очень редко, так как Энтони предпочитал общаться посредством электронной почты. Даже своему секретарю Мерил Моррисон, которая сидела в приемной перед его кабинетом, Энтони давал указания в письменном виде. Так было быстрее, удобнее и гораздо приятнее. Долгие годы, проведенные за компьютером, приучили Энтони Галлахера по возможности избегать общества себе подобных. Впрочем, все обитатели двадцать второго этажа были как на подбор необщительны, на первый взгляд угрюмы и странноваты и носили в «Нетсофт Лтд» незаслуженное клеймо чудаков.

Зато у нас никогда не нервничают и не кричат, справедливо возражала Мерил Моррисон, которая за семь лет работы в «Нетсофт Лтд», всей душой прикипела к программистам. Может быть, не так оживленно, как у маркетологов или рекламщиков, но и не так суматошно. Мерил нравились светло-голубые стены их офиса, серая, со стальным отблеском мебель, весь строгий, выдержанный стиль двадцать второго этажа. Сразу чувствовалось, что здесь работают серьезные, вдумчивые люди, которые не привыкли размениваться по пустякам.

Энтони Галлахер был подстать своему отделу. Высокий, светловолосый, голубоглазый, в очках, поблескивавших металлическими дужками, он воплощал собой дух аккуратности, точности и научного подхода к любому делу. Редко кто видел, что губы Энтони растягиваются в улыбке. Он был всегда собран и деловит и не желал тратить драгоценное время на пустые шутки и глупую болтовню. С первого взгляда на Энтони было очевидно, что этот человек надежен как скала и безупречен как Папа Римский.

Мерил Моррисон до безумия гордилась своим шефом. Он был строг, но справедлив и никогда не донимал девушку какими-нибудь начальственными капризами. По правде говоря, Мерил порой казалось, что у Энтони Галлахера вообще нет никаких капризов или прихотей, таким он выглядел серьезным и рассудительным.

Сама Мерил во многом старалась соответствовать шефу. Никаких ярких блузочек и цветных шейных платков, чересчур коротких юбок и броского вызывающего макияжа. Ее облик был продуман до мельчайших деталей. Мерил сознавала, что является всего лишь связующим звеном между Энтони Галлахером и остальным миром, и старалась выглядеть подобающе.

Все ее костюмы было серо-голубого оттенка, блузки – на тон светлее. Короткие темно-каштановые волосы были аккуратно зачесаны за уши, на ногтях бесцветный лак, и, конечно, никаких украшений. Женское тщеславие было ей чуждо. Мерил отдавала себе отчет, что порой сливается с серо-голубыми тонами приемной, и чрезвычайно гордилась этим. Она была идеальным секретарем точно так же, как Энтони Галлахер был идеальным начальником.

Рабочий день Энтони неизменно начинался с чашки зеленого чая. От души наслаждаясь ароматным напитком (правда, на его непроницаемом лице это никак не отражалось), он выслушивал отчет Мерил о том, какие дела запланированы на сегодня. После чая Энтони приступал к работе, плавный ход которой лишь изредка нарушали непредвиденные обстоятельства.

Ровно в час дня Энтони спускался на четвертый этаж в ресторанчик «Нетсофт Лтд». Конечно, ему не было никакой необходимости обедать вместе с простыми сотрудниками. Мерил без труда приготовила бы ему что-нибудь перекусить. Но Энтони прибегал к ее услугам, только когда был очень занят. В остальное время он сознательно заставлял себя выходить из кабинета и общаться с людьми. В ресторане можно было узнать самые свежие сплетни и последние новости, обсудить новое решение начальства или наметить детали очередного проекта.

К тому же Энтони, как человека молодого, смутно влекло общество девушек, и хотя в основном он в одиночестве поглощал пищу или обсуждал рабочие вопросы с нужными людьми, ему было приятно, что недалеко от него кто-то весело смеется и шутит.

Так как в его подразделении девушек, особенно привлекательных, было очень мало, каждый раз, заходя в ресторан, Энтони делал удивительное открытие. Оказывается, сотрудники остальных отделов «Нетсофт Лтд» отнюдь не походили на его подчиненных, неразговорчивых хмурых мужчин, небрежных во всем, что не касалось их работы. Ресторан в обеденный перерыв был полон женщин. В воздухе витали многообещающие улыбки, заливистый смех, игривые взгляды, которые самым непонятным образом действовали на Энтони. Он сразу заливался румянцем, который приписывал духоте в помещении, и старался занять столик в углу, чтобы не сидеть на виду у всех.

Нельзя сказать, что Энтони Галлахер намеренно сторонился женщин. Проблема заключалась в том, что он неловко себя с ними чувствовал. Красивые женщины казались ему глупыми и самовлюбленными. Энтони не имел ни малейшего представления, о чем с ними говорить. Слова, словно неподъемные валуны, ворочались у него в голове, а мысли, наоборот, разбегались в темпе олимпийского чемпиона по стометровке. Энтони хотелось быть интересным, небрежным и остроумным собеседником, чтобы та или иная привлекательная девушка пришла в восторг. Однако глупость очередной красавицы парализовала его, и Энтони сознавал, что все, что он говорит, кажется скучным и напыщенным по сравнению с ее легкомысленной болтовней.

С менее симпатичными девушками дело обстояло проще. Желание произвести неизгладимое впечатление не особенно терзало Энтони, и он мог расслабиться и поддерживать нормальный разговор. Но если его ум отдыхал, то глаз возмущался, и Энтони, ругая себя в душе за недостойные взгляды, не мог заинтересоваться дурнушкой, какой бы умницей она ни была.

Естественно, рассуждал он сам с собой в минуты откровенности, должны существовать в мире женщины, как некрасивые и неумные одновременно, так и наоборот. Блестящее сочетание внешнего и внутреннего – редкий дар, но такие женщины иногда появляются на свет, чтобы сводить мужчин с ума. Энтони твердо верил в их существование, но, увы, пока таких он не встречал.

Впрочем, в глубине души он не был уверен в том, что осмелится подойти к подобному совершенству.

Поэтому Энтони Галлахер существовал исключительно в мире мужчин, с которыми он мог позволить себе роскошь быть самим собой. Женщины оставались для него существами далекими, загадочными, волнующими, не всегда приятными, чуточку опасными и непременно жаждущими поставить его в неловкое положение!


В день, когда у Шарлотты Бакстон, Кэтлин Холмс и Дэнизы Риччи впервые зародился Гениальный План, Энтони Галлахер спустился в ресторан на пятнадцать минут позднее обычного. Это опоздание имело прямо-таки роковые последствия, потому что все уютные угловые столики были заняты. Энтони заказал свой любимый бифштекс с хрустящим картофелем и уселся за столик в середине зала. На его лице застыло обреченное выражение. Перспектива обедать на глазах у всех Энтони явно не радовала.

Прямоугольное помещение ресторана, оформленное в светло-зеленых тонах, с небольшими двухместными столиками, было переполнено. Сотрудники «Нетсофт Лтд» вовсю пользовались возможностью немного передохнуть и пообщаться. Энтони в одиночестве сидел за столиком, чуть сгорбившись и положив перед собой руки. Он разглядывал блестящую поверхность стола из зеленого пластика, ждал бифштекс и обдумывал решение задачи, поставленной недавно перед ним мистером Громмитом. Даже в страшном сне Энтони не могло привидеться, что его скромная персона только что привлекла внимание трех очаровательных девушек.

Шарлотта Бакстон, Кэтлин Холмс и Дэниза Риччи неизменно обедали вместе. Они приходили за пять минут до официального начала обеденного перерыва и занимали любимый столик у окна. Шарлотта работала в рекламном отделе, Кэтлин была помощником пресс-секретаря «Нетсофт Лтд», а Дэниза занималась финансовыми расчетами. По работе девушки были почти не связаны, и это очень способствовало развитию искренней дружбы между ними.

Они вместе проводили свободное время, вместе знакомились с мужчинами, вместе устраивали вечеринки. Обеденный перерыв был для них самым любимым временем. Они рассказывали друг другу о мелких неприятностях и крупных радостях, делились слухами и подозрениями и (куда же без этого!) обсуждали перспективных мужчин и строили планы на будущее.

Хотя Дэниза и Шарлотта проработали в «Нетсофт Лтд» два года, а Кэтлин и того больше – три, Энтони Галлахер впервые попал в поле их зрения. Это досадное упущение можно было объяснить несколькими причинами, самой вероятной из которых была излишняя занятость маленьких хищниц другими, более доступными и близкими объектами. Естественно, они знали о его существовании, но никогда не воспринимали его всерьез. Однако в тот злосчастный день, когда Энтони не досталось места в углу, и он был вынужден обедать на виду у всех, у Дэнизы, Шарлотты и Кэтлин вдруг открылись глаза.

– Девочки, а ведь Энтони Галлахер – настоящий красавчик, – прошептала Дэниза, не сводя глаз с одинокой фигуры молодого человека.

Шарлотта и Кэтлин как по команде посмотрели в его сторону.

– Даже не думай, – авторитетно заявила Кэтлин. – Это невозможно.

– Почему? Он что, женат и безумно влюблен в свою женушку?

– Нет у него никакой жены, – отрезала Кэтлин. – Дело не в этом.

– А в чем? – прищурилась Дэниза. – Только не говори мне, что он специализируется по мальчикам. Что за времена! Если привлекательный мужчина, так обязательно го…

– Нет, что ты!

Кэтлин чуть не поперхнулась чаем. В силу должности и природной склонности она считала своим долгом знать все обо всех и была для подруг признанным авторитетом.

– Просто он не такой, как остальные…

Кэтлин задумалась. Пожалуй, ответить на этот вопрос объективно она не в силах. Энтони Галлахер на самом деле молодой, привлекательный, холостой мужчина. Как раз тот самый представитель сильного пола, в котором нуждается каждая женщина. Состоятельный, умный – список его достоинств можно продолжать до бесконечности.

Однако одно «но» все-таки было.

– Ты же не будешь крутить роман с коллегой, – сказала Кэтлин. – Это чревато…

Она многозначительно покосилась на Шарлоту. Год назад между ней и Робертом Фултоном из ее же рекламного отдела вспыхнула головокружительная страсть. После месяца упоительных свиданий в окрестных мотелях неистовая любовь сошла на «нет», а совместные проекты остались. Шарлотта едва не завалила работу. Спасло ее лишь то, что Роберта кстати повысили и перевели в другой отдел. На эту историю Кэтлин и намекала.

– Галлахер – не совсем коллега, – произнесла Шарлотта задумчиво. – Мы с программистами почти не работаем, так что опасности нет…

Подруги переглянулись. Кэтлин уловила в глазах Дэнизы и Шарлотты загорающийся огонек охотничьего азарта.

– Не забудьте, что Галлахер – крепкий орешек, – предупредила она.

– И завидный жених, – усмехнулась Дэниза.

– Нежный, как бутон тюльпана, – мечтательно подхватила Шарлотта. – И неопытный, как мальчишка.

– А вот этот стоит проверить, – пробормотала Дэниза и томно закатила глаза.

Девушки дружно рассмеялись. Даже благоразумная Кэтлин почувствовала, что настроение подруг постепенно передается ей.

– Пожалуй, в нем определенно что-то есть, – согласилась она.

Девушки замолчали, разглядывая Энтони, который ел бифштекс и совершенно не догадывался об их планах.

– Погодите, – опомнилась Дэниза. – Я первая обратила на него внимание. Он мой.

– Ох, только не уверяй нас, что ты влюбилась в него с первого взгляда, – сказала Шарлотта насмешливо.

– Это неважно. Он мне нравится, и этого достаточно, – недовольно поморщилась Дэниза. – Главное, чтобы он влюбился в меня!

– Тяжелая задачка, – хихикнула Кэтлин. – Ты уверена, что она тебе по зубам?

– На все сто! – отрезала Дэниза. – Вот увидите, недели не пройдет, как Галлахер будет у моих ног.

– И как же ты собираешься этого добиться? – подала голос Шарлотта.

Дэниза замолчала и якобы задумалась, но вскоре улыбка заиграла на ее губах.

– Скажите, неужели нормальный мужчина сможет отказаться от такого?

Она ласкающее провела себя по руке. Кэтлин и Шарлотта отлично поняли, что Дэниза имеет в виду. Из всех троих Дэниза Риччи была самой соблазнительной. Вопреки традиционно скучной профессии финансиста, она походила на звезду эротического кино. Высокая полногрудая брюнетка с длинными густыми волосами и низким чувственным голосом, Дэниза Риччи могла бы ввести в искушение даже святого. Она отлично знала силу своей красоты и беззастенчиво использовала ее. Обольщая мужчин, Дэниза всегда действовала напролом: никакой хитрости или кокетливой игры, одни лишь откровенные взгляды, голос с сексуальной хрипотцой и облегающие платья. Обычно этого было достаточно…

– Но только не сейчас, – покачала головой Кэтлин. – Твой подход его скорее испугает. Энтони не из тех, кого можно поймать низким вырезом на блузке.

– Посмотрим, – самоуверенно бросила Дэниза.

– На умного мужчину надо воздействовать с умом, – заметила Шарлотта. – Одним телом его не заманишь в сети.

Дэниза презрительно фыркнула. Все зависит от того, какое тело!

– Нет, ты меня не поняла. Если ты планируешь просто затащить его в постель, то у тебя все получится, – продолжила Шарлотта невозмутимо. – Однако если тебе хочется, чтобы Энтони тобой действительно заинтересовался, пышных форм мало.

Кэтлин энергично закивала, выражая согласие со словами Шарлотты.

– А как же тогда ты предлагаешь действовать? – ядовито осведомилась Дэниза. Она считала, что Шарлотта втайне завидует ее красоте и всячески старается ее принизить.

Шарлотта прищурилась. Это была хорошенькая девушка с коротко стрижеными темными волосами и высокой мальчишеской фигурой. В отличие от Дэнизы и Кэтлин, которым полагалось ходить в строгих костюмах, Шарлотта Бакстон, как личность творческая, могла позволить себе полную свободу в одежде. И она пользовалась этим на полную катушку. Например, сегодня на Шарлотте были узкие светло-голубые джинсы и широкая туника по колено, подхваченная на талии узким пояском из замши. Туника сочетала совершенно немыслимые цвета и оттенки – оранжевый, зеленый, ярко-красный, темно-синий, но все это цветовое буйство на Шарлотте смотрелось неплохо. По крайней мере, свежо и оригинально. У нее был безупречный вкус, и она отлично знала, как привлечь внимание окружающих.

– Мужчину вроде Энтони Галлахера надо шокировать, – наконец произнесла Шарлотта. – Он не производит впечатления человека, которому по душе красивые дурочки… Не обижайся, Дэниза, ты же знаешь, что я вовсе не тебя имею в виду… Он видит в женщине в первую очередь равную ему личность, ищет в ней партнера или соперника. Страсть, не подкрепленная разумом, для него – ничто.

– Ты начиталась книжек по психологии, – не утерпела Дэниза.

– Я просто разбираюсь в мужчинах, – парировала Шарлотта. – Энтони Галлахер способен влюбиться только в женщину, равную ему по интеллекту.

Дэниза все-таки решила, что она имеет полное право обидеться.

– То есть ты хочешь сказать, что я для него слишком глупа? – фыркнула она.

– Я хочу сказать, что ты поступишь глупо, если не будешь использовать мозги!

– Мозги для тех, у кого нет других прелестей, – рассмеялась Дэниза, явно намекая на худобу Шарлотты. – Мужчины – существа примитивные. В любви они предпочитают видеть и чувствовать, а не думать!

– Не все, – упорствовала Шарлотта.

– Хорошо, – кивнула Дэниза. – Давай проверим на практике.

– Ты предлагаешь мне тоже поучаствовать в охоте на Галлахера? – усмехнулась Шарлотта.

– Да. Будешь действовать по своему плану. Я – по своему. А Кэтлин нас рассудит.

Шарлотта посмотрела на Энтони, потом на Дэнизу, потом снова на Энтони… Стоит ли он таких усилий? Пожалуй, да. Ничуть не хуже ее последнего приятеля, а в чем-то даже лучше. К тому же Дэнизу давно надо бы поставить на место…

– Договорились.

– Погодите, – вмешалась в беседу молчавшая до сих пор Кэтлин. – Мне кажется, что вы обе не правы и только зря потеряете время. Больше всего на свете мужчины любят не красавиц или умниц, а тех, кто смотрит им в рот и безбожно льстит!

– Какой бред! – возмутилась Дэниза. – Послушать вас обеих, так красивое тело вообще ничего не значит! Почему же тогда «Плейбой» пользуется такой популярностью?

– Ага, – поддержала ее Шарлотта. – Можно подумать, что любая уродина влюбит в себя мужчину, если будет его восхвалять…

– Именно так, – спокойно сказала Кэтлин. – Или почти так. Я не спорю, женщина должна быть и неглупой, и хорошенькой. Но основное ее оружие в схватке с мужчиной – это комплименты!

– Послушайте, девочки, – обрадовалась вдруг Дэниза, – а ведь у нас есть прекрасная возможность выяснить на деле, кто из нас прав.

– Что, и Кэтлин будет охотиться на бедного Энтони? – удивилась Шарлотта. – Не многовато ли? Он может и не выдержать такого натиска…

– Да, девочки, давайте выберем мне другую цель, – кивнула Кэтлин.

– Нет, – сказала Дэниза с необычной для нее жесткостью. – Для чистоты эксперимента цель должна быть одна.

– А ты не боишься, что мы будем друг другу мешать? – спросила Шарлотта.

– Мы же не будем атаковать его одновременно, – рассмеялась Дэниза. – У каждой будет свое определенное время. Например, одну неделю выделим мне, другую – тебе, третью – Кэтлин. И дальше по очереди.

– Так не пойдет, – покачала головой Кэтлин. – Неделя – это слишком много. Шансы первой резко возрастают, а у остальных их просто не остается!

Шарлотта выразила свое согласие.

– Хорошо, – миролюбиво произнесла Дэниза. – Давайте не по неделям, а по дням. Так будет честнее.

– И удобнее, – сказала Шарлотта. – По крайней мере, так начнем, а потом видно будет.

– Но все равно первый день – мой, – напомнила Дэниза. – Я ведь первая обратила на Галлахера внимание.

– Я не против, – улыбнулась Кэтлин. – Мне нужна некоторая предварительная подготовка.

– Мне тоже, – кивнула Шарлотта. – Завтра твой день, Дэниза.

Девушки улыбнулись друг другу и разошлись по своим рабочим местам. Однако мысли их в тот день были заняты отнюдь не работой. Каждая тщательно продумывала план военной кампании против Энтони Галлахера.

2

– Мне нужно переговорить с мистером Галлахером по очень срочному делу! – высокомерно заявила высокая длинноволосая брюнетка, которая вошла в приемную Энтони Галлахера с таким видом, будто ей как минимум принадлежит вся компания, а как максимум – весь мир.

– Мистер Галлахер сейчас занят и освободится только через два часа, – сухо ответила Мерил. – К нему на прием лучше записываться заранее.

Насколько Мерил знала, брюнетка работала в финансовом отделе и никогда раньше не появлялась на двадцать втором этаже.

– Два часа? – протянула брюнетка, и на ее красивом холеном личике появилось растерянное выражение.

Мерил, хоть и была в душе очень доброй девушкой, не могла не ощутить толику злорадства. Брюнетка не понравилась ей сразу, как только появилась в стеклянных дверях приемной. На взгляд Мерил она была слишком яркой, вульгарной и неприлично одетой. Куда смотрит ее начальство? Разве мыслимо приходить на работу в такой короткой юбке? А на что похож ее пиджак? Такое ощущение, что полная грудь вот-вот прорвет хлипкую ткань…

Мерил неодобрительно поджала губы. В строгом обрамлении приемной Энтони Галлахера эта девица смотрелась как оскорбление хорошему вкусу. Как она может рассчитывать на чье-либо уважение, если одевается и красится подобным образом?

– Я не займу у него много времени, – просительно произнесла брюнетка.

Мерил нахмурилось. Что же понадобилось этой красотке от Энтони?

– Вы можете изложить суть вашего дела мне, – пробормотала она с неприязнью. – Я передам его мистеру Галлахеру, и он уже сам решит, стоит ли ему лично встречаться с вами. А еще лучше отправьте ему сообщение по электронной почте. Так ему не придется тратить на вас слишком много времени.

Вот мегера, ясно читалось во взгляде брюнетки. Но Мерил даже не дрогнула. Интересы Энтони – превыше всего. Она привыкла создавать препятствия для незваных посетителей и терпеть их негодование.

– Хорошо, – вздохнула брюнетка. – Тогда запишите меня к нему на прием как можно быстрее. Дэниза Риччи, финансовый отдел.

Мерил проворно застучала по клавишам.

– О чем вы хотите поговорить с мистером Галлахером? – спросила она.

– А вот это вас совершенно не касается! – надула губки Дэниза.

– Мистер Галлахер спросит меня о цели вашего посещения, – спокойно сказала Мерил. – Вы к нам… гм… нечасто наведываетесь.

– Ладно, – сдалась Дэниза. Она поняла, что эту суровую девушку в блекло-сером костюме ей не переспорить. – Финансирование нового проекта. Там есть кое-какие трудности, я бы хотела обсудить их с Энтони.

Фамильярное обращение резануло ухо Мерил. Ей захотелось ответить, что мистер Галлахер не станет обсуждать вопросы финансирования нового проекта с простым клерком. Но потом благоразумно решила, что это не ее дело. Мерил заполнила форму и отправила по электронной почте запрос для Энтони. Через минуту она получила ответ.

– Мистер Галлахер примет вас через два часа пятнадцать минут, – сказала она, не отрывая глаз от монитора.

Мерил не видела, как просияло лицо Дэнизы.

– Отлично! – воскликнула она и быстро вышла из приемной.

Мерил проводила ее взглядом. Какая отвратительная женщина! Самовлюбленная и нахальная… Правда, мужчины, похоже, так не думают. Сквозь широкие стеклянные Мерил увидела любопытную сценку. По коридору навстречу Дэнизе шел кто-то из программистов. Брюнетка стремительно промчалась мимо него, но он замер на месте и уставился ей вслед. Настроение Мерил резко испортилось. Мысль о том, что через два часа эта красотка будет беседовать с Энтони, была ей очень неприятна…


Когда в назначенное время Дэниза вновь вошла в приемную, Мерил ревниво отметила, что благоухание ее духов стало сильнее, а две верхних пуговицы на прозрачной белой блузке были бесстыдно расстегнуты. Нелестный комментарий так и просился на уста, но Мерил сдержалась. Еще не хватало выглядеть завистливой ведьмой в глазах роскошной Дэнизы Риччи.

– Заходите, – негромко произнесла она. – Мистер Галлахер ждет вас.

Дэниза вошла в кабинет, плотно притворив за собой дверь, и Мерил оставалось только догадываться о том, что сейчас происходит в нескольких метрах от нее.


– Здравствуйте, – поздоровался Энтони с девушкой, не отрываясь от бумаг. – Присаживайтесь, пожалуйста. Я сейчас освобожусь.

Но Дэниза не торопилась садиться. Вначале Энтони должен был увидеть ее всю, все совершенство женской плоти, от кончиков великолепных распущенных волос, которые пышной гривой спускались ей на спину, до изящных ног в тонких черных чулках. Пока Энтони был занят, Дэниза воспользовалась моментом, чтобы как следует разглядеть кабинет и его владельца.

Обстановка кабинета ей не понравилась. Слишком мрачно и невыразительно, точно так же, как в приемной. Видимо, у Галлахера пристрастие к холодным оттенкам. Стальной, светло-голубой, белый… ужасная скука. Как он не устает от такой безжизненности? Неужели ему не хочется чего-то более яркого и теплого?

Тут Энтони поднял голову и увидел Дэнизу. Его колоссальной выдержке можно было только позавидовать. Ни один мускул не дрогнул на его лице, но сердце пропустило удар, а потом заколотилось как сумасшедшее. Женщина, стоявшая перед ним, была потрясающе красива. Ее старательно обнаженные прекрасные ноги находились на уровне глаз Энтони, и он не сразу осознал, что фактически смотрит на них, а не в лицо Дэнизе.

– Здравствуйте, мистер Галлахер, – бархатно произнесла девушка, вполне довольная произведенным эффектом. – Я Дэниза Риччи.

– С-садитесь, пожалуйста. – Энтони показал рукой на стул напротив его стола.

Улыбнувшись так, что у Энтони на секунду перехватило дыхание, Дэниза медленно подошла к стулу и опустилась на него. Короткая юбка моментально полезла вверх, и Энтони пришлось приложить неимоверные усилия, чтобы смотреть прямо в глаза Дэнизе. Впрочем, это тоже не способствовало восстановлению душевного равновесия. Полные чувственные губы Дэнизы призывно поблескивали и не давали Энтони сосредоточиться на деле.

Дэниза ждала. О, она никуда не торопилась. Наоборот, пользовалась возможностью разглядеть Энтони как следует. Вблизи он был намного лучше, чем издалека. Его трудно было назвать бесспорным красавцем, однако сто женщин из ста сказали бы, что Энтони Галлахер очень и очень привлекателен. У него были проницательные голубые глаза, небольшой нос с горбинкой, ровные, четко очерченные губы и нежная кожа, которая, как была уверена Дэниза, очень быстро покрывается румянцем. Для своих тридцати двух лет он выглядел чересчур молодо.

Ноздри Дэнизы затрепетали в предвкушении легкой добычи. Такой милый мальчик, наверняка робкий и неуверенный в себе… Трогательный, трепетный, благоговеющий перед истинной красотой. Кто лучше ее сможет раскрыть перед ним все радости жизни? Она доставит ему наслаждение, о котором он даже не мечтал…

– Я… я слушаю вас, мисс Риччи, – наконец пробормотал Энтони.

Откровенные взгляды сидевшей напротив женщины заставляли его нервничать. Энтони уверял себя, что ему мерещится томный призыв в ее темных глазах. Она же не виновата в том, что родилась такой красивой, и что при виде ее у каждого мужчины в голове возникают вполне определенные мысли. Он должен уважать ее как личность, а не таращиться в глубокий вырез ее блузки, открывающий два соблазнительных полушария…

– Я должна с вами посоветоваться по одному очень важному делу, – выдохнула Дэниза и протянула Энтони папку, которую принесла с собой.

Передавая папку, она умудрилась невзначай дотронуться до его пальцев и смогла убедиться в том, что Энтони действительно очень легко краснеет.

– По какому делу? – спросил Энтони, с самым серьезным видом раскрывая папку, но алые пятна на щеках выдавали его с головой.

– Меня очень волнует проект электронной газеты «Нетсофт Лтд», – пропела Дэниза, делая ударение на слове «волнует». – У меня сложилось впечатление, что его можно осуществить с гораздо меньшими затратами, однако ваши сотрудники представили нашему отделу совсем другую сумму, намного больше…

Дело это вообще-то не входило в компетенцию Дэнизы Риччи. Ей поручали оформлять входящие счета и не доверяли ничего более сложного. Она знала, что стоит Энтони позвонить ее начальнику, как она будет наказана за самоуправство. Чтобы подобная мысль не осенила Энтони, Дэниза вся подалась вперед так, чтобы ее полуобнаженная грудь оказалась ему видна, и умоляюще проговорила:

– Конечно, это мало меня касается, но я слишком близко к сердцу принимаю интересы компании…

С этими словами Дэниза положила руку туда, где билось ее горячее маленькое сердечко, и с удовольствием увидела, как Энтони покраснел ее сильнее.

– Это очень похвально с вашей стороны, мисс Риччи, – пробормотал он.

– Ах, зовите меня Дэниза, пожалуйста, – смущенно пролепетала она. – Формальное обращение заставляет меня чувствовать себя никому не нужной старухой.

– Да как вы можете такое говорить! – искренне возмутился Энтони.

Дэниза скромно потупилась, не забыв при этом закинуть одну стройную ногу на другую. Энтони как завороженный следил за ее манипуляциями, а она наблюдала за ним сквозь густые опущенные ресницы. Все шло, как надо, и Дэниза уже предвкушала минуту, когда прильнет своим ярко-накрашенным жадным ртом к губам Энтони…

– И что же вы предлагаете в связи с этим проектом? – спросил Энтони через некоторое время.

Он старательно вчитывался в бумаги, которые передала ему Дэниза, но не понимал ни слова. Строчки расплывались у него перед глазами, и вместо слов и предложений он видел на бумаге черные глаза Дэнизы, ее блестящие волосы, изящные ноги в тонких чулках, округлые колени… Ее кожа, должно быть, чудесна на ощупь, а губы нежны как шелк…

– Давайте я покажу вам! – с детской непосредственностью воскликнула Дэниза, вскочила со стула и, прежде чем Энтони опомнился, обошла его стол и склонилась над папкой рядом с ним.

Дэниза говорила что-то, поясняя свою идею, ловко переворачивала листы бумаги и показывала на цифры пальчиком с кроваво-красным лаком. Энтони словно парализовало. Он не только не слышал девушку, но и не мог пошевелиться. Душистые волосы Дэнизы щекотали его щеку, от сладкого приторного аромата ее духов кружилась голова. Время от времени Дэниза нежно задевала его то рукой, то плечом, и тогда Энтони непроизвольно вздрагивал. Он отлично знал, что стоит ему чуть скосить глаза и он сможет заглянуть прямо в вырез блузки Дэнизы.

Энтони изо всех сил боролся с соблазном и пытался сосредоточиться на словах девушки и ее ручках, которые проворно листали папку. По крайней мере, в ее руках не было ничего соблазнительного. Длинные острые ногти, выкрашенные ярким лаком, производили неприятное впечатление, и Энтони настойчиво заставлял себя разглядывать их.

– Что скажете? – наконец спросила Дэниза, повернув голову.

Она не выпрямилась, как поступил бы на ее месте другой человек, и ее губы оказались настолько близки от губ Энтони, что он окончательно потерял самообладание. Неужели Дэниза не понимает, что провоцирует его на оскорбительные действия? Она настолько увлечена работой, что не видит, что с ним творится. А он, как ни старается, не может подавить в себе самца…

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации