Электронная библиотека » Александр Баранов » » онлайн чтение - страница 2


  • Текст добавлен: 24 августа 2016, 14:50


Автор книги: Александр Баранов


Жанр: История, Наука и Образование


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 2 (всего у книги 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шрифт:
- 100% +
2.3. Управление Институтом ОММ

По Уставу управление Институтом осуществляло Правление и Совет. Схема управления Институтом представлена на рис. 4.


Рис. 4. Структура управления ГНИОММ


В Правление входил директор, его помощники и представитель Наркомздрава. Стоявший во главе Института директор назначался Наркомздравом на 3 года. На директора возлагалось управление Институтом по всем отраслям его работы, и ему подчинялись все служащие Института. В состав Совета входил директор, его помощники, ученый секретарь, профессора, заведующие кафедрами или отделениями, штатные самостоятельные преподаватели, представители НКЗ и Союза (по одному) и представители от остальных научных работников и врачей-курсантов[17]17
  Богомолов П. П. Справочник по охране материнства и младенчества». Москва: Издательство ОММ НКЗ. 1928. С. 19–24.


[Закрыть]
.

На заседании коллегии Наркомздрава (28.06.1929 г.) Н. А. Семашко предложил утвердить Постановление IV Всесоюзного съезда по ОММ о присвоении ГНИОММ имени В. П. Лебедевой [7].

Следует заметить, что в 20–30‑е годы имена наиболее видных сотрудников, внесших большой вклад в основание и развитие, присваивались не только учреждениям, но отдельным его подразделениям. Так, в 1925 г. детской консультации ГНИОММ было присвоено имя Н. Ф. Альтгаузена в честь 25‑летнего юбилея его врачебной деятельности, терапевтическое отделение стало носить имя Г. Н. Сперанского, а люэтическое – имя М. М. Райц.

В 1931 г. Г. Н. Сперанский покинул должность директора ГНИОММ, поскольку получил кафедру педиатрии Центрального института усовершенствования врачей, оставшись профессором и заведующим отделом педиатрии Института. Директором Института стал профессор Е. А. Федер, однако 23 июня 1932 г. на заседании коллегии Наркомздрава РСФСР было принято постановление о назначении директором ГНИОММ научного работника Института социальной гигиены и организации здравоохранения врача Ф. И. Зборовской и освобождении тов. Е. А. Федера, согласно его просьбе, от этой должности. Доктор Е. А. Федер был назначен консультантом при Институте ОММ [8].

Вероятно, по причине занятости в аспирантуре Ф. И. Зборовская не заняла пост директора ГНИОММ, и временно исполняющим обязанности директора Института ОММ стал Р. А. Беренштейн, на которого возложили также функции заместителя директора института по административно-хозяйственной части. Кроме того, согласно § 4 Приказа № 391 Наркомздрава от 29 июля 1932 г., заместителями директора Института назначались проф. Е. А. Федер, проф. Г. Н. Сперанский, проф. И. Л. Брауде, проф. Н. М. Щелованов [9].

Два года спустя, 27 июня 1934 г., в соответствии с Приказом НКЗ РСФСР № 333 Ф. И. Зборовская заняла пост директора Института вместо временно исполнявшего обязанности директора Научно-исследовательского института ОММ Р. А. Беренштейна, освобожденного от занимаемой должности [10].

В октябре 1938 г. Ф. И. Зборовская вынуждена была покинуть пост директора Института ОММ, поскольку ее перевели на работу в Наркомат здравоохранения СССР на должность начальника отдела лечебно-профилактической помощи детям. В это время обязанности директора Института ОММ исполнял А. А. Дормидонтов [11]. В апреле 1940 г. Ф. И. Зборовская вернулась на должность директора Института ОММ.

2.4. Центральный научно-исследовательский институт ОММ

Согласно результатам изучения архивных документов, первое десятилетие своей деятельности Институт ОММ в Москве назывался ГНИОММ. В июле 1932 г. в упомянутом выше приказе Наркомздрава РСФСР об изменении структуры институт упоминается как Центральный научный институт ОММ. В приказе Наркомздрава РСФСР от 4 сентября 1935 г. принято «Положение о государственных центральных и периферических институтах», согласно которому «центральным НИИ следует принять на себя методическое руководство научно-исследовательской работой соответствующих институтов, оказывая им содействие: консультациями, отправкой на места обслуживания, снабжением информацией, организацией периодических всероссийских совещаний. Методическое руководство ограничивается исключительно областью научно-исследовательской работы. Во всей остальной деятельности периферические НИИ сохраняют полную автономию»[18]18
  ГАРФ. Фонд А-482, оп. 1, дело 710, л. 201–219.


[Закрыть]
. В список центральных НИИ НКЗ РСФСР вошел и Институт ОММ им. В. П. Лебедевой, поскольку осуществлял главное в СССР методическое руководство работой организованных на периферии ряда институтов ОММ. В других исторических материалах Институт ОММ также упоминается как Центральный, в частности в годовом отчете Ф. И. Зборовской за 1933/34 гг. К сожалению, приказа о переименовании пока в архиве найти не удалось.

В 1940 г. ЦНИИОММ преобразовали в Институт педиатрии.

Таким образом, Институт ОММ функционировал с 1922 по 1940 г. В период его деятельности в зависимости от требований времени, ситуации в здравоохранении, целей и задач изменялись его название, структура, управление и штат.

Глава 3
Деятельность Института ОММ

Благодаря масштабной подготовительной организационной работе, развитию лабораторной службы и других научно-вспомогательных учреждений, устройству клинических отделений, тщательному подбору медперсонала в Институте начали выполнять намеченные цели, проводить большую научную, практическую и педагогическую работу. При этом следует отметить, что «функция обслуживания населения перешла целиком в учреждения Мосздрава», а клиники, амбулатории и консультации Института стали профилактическими и лечебными учреждениями, «поскольку это необходимо для научной работы и преподавания»[19]19
  ГАРФ. Фонд А-482, оп. 1, дело 620, ч. I, л. 162.


[Закрыть]
.

Однако работа Института была сопряжена с трудностями, так как он помещался в старых зданиях Императорского Московского воспитательного дома, построенных в 70–80‑е годы XVIII столетия. В 20‑е годы XX века эти здания не соответствовали «требованиям гигиены в смысле вентиляции, освещения, отопления, не говоря уже о неудобствах размещения отделений», – писал в своем годовом отчете за 1926/27 г. директор ГНИОММ Г. Н. Сперанский. Он указывал на неблагоприятные для Института обстоятельства, при которых «ветхость зданий заставляет тратить большую сумму на ремонты, и все-таки здания дают трещины и провалы, которые принуждают закрывать часть отделений. Разбросанность отделений и лабораторий заставляет работников Института затрачивать массу лишней энергии, затрудняет наблюдение и влечет за собой расходы по содержанию отдельных лабораторий и отделений, необходимых для непосредственной работы по исследованию детей. Палаты для женщин и детей являются достаточными, но вентиляция, освещение, отсутствие веранд и вспомогательных помещений для научно-исследовательской работы и помещений, связанных с педагогической работой, большим количеством врачей, в особенности в лабораториях Института, совершенно не соответствуют запросам… Отсутствие соответствующих помещений для подопытных животных не дает возможности поставить экспериментальную работу в тех размерах, которые требуются задачами Института и разрабатываемыми в нем вопросами. Что касается оборудования отделений, научных кабинетов и лабораторий Института, то оно является удовлетворяющим для текущей работы требованиям, но необходимы постоянные исправления и пополнения новыми приборами за счет отпускаемых на это средств. Нередко планомерной работе института мешает затруднительное сношение с заграницей»[20]20
  ГАРФ. Фонд А-482, оп. 10, дело 1157, л. 48–69.


[Закрыть]
.


Потребовалось еще много времени, чтобы, сокращая одни отделения, расширяя другие, создавая новые, производя внутреннюю перестройку, Институт смог полноценно функционировать.

Работа Института включала в себя лечебно-профилактическую, научно-исследовательскую и педагогическую деятельность.

На заседании коллегии НКЗ 6 июня 1928 г. с докладом о научной и педагогической работе ГНИОММ выступал профессор Г. Н. Сперанский. Было признано, что Институтом выполняется важная и разносторонняя работа по изучению женщины и ребенка раннего возраста, физиологии и патологии беременности и родов, послеродового периода, а также по выявлению причин неустойчивости детского организма. Было отмечено, что успешно проводится научно-практическая работа по вопросам консультации женщин, профилактике беременности, противозачаточным средствам, рационального вскармливания ребенка, его гигиены, борьбы с острыми и хроническими инфекциями, а также воспитания ребенка раннего возраста. На коллегии подчеркивалось, что сотрудниками Института проводится большая педагогическая работа по подготовке и специализации врачей по ОММ как стажеров, так и командированных с мест, а также по подготовке среднего медперсонала, включая акушерок и сестер ОММ [12].

3.1. Основные направления научно-практической деятельности института

В первые годы существования научная работа Института, проводившаяся согласно плану, вырабатываемому Советом учреждения под руководством директора и научной комиссии, касалась различных вопросов физиологии и патологии раннего детского возраста, гигиены родов и послеродового периода. Результаты работы докладывались на научных конференциях врачей женских и детских отделений, на Обществе детских врачей, Акушерско-гинекологическом обществе, на съездах специалистов. Научные работы печатались в «Журнале по изучению раннего детского возраста», а также в других советских и иностранных журналах. В общей сложности в течение двух лет врачами было выполнено более 60 работ.

3.1.1. Работа отделений

В основу работы всех отделений Института было положено изучение возрастных особенностей детского организма и его реактивности. Большое внимание уделялось сохранению жизни и выхаживанию новорожденных и недоношенных детей. В Институте развернули два физиологических отделения, люэтическое, санаторное для ослабленных детей и больных туберкулезом и другие, где проводилась лечебная и научная работа.

С целью эффективного изучения физиологии ребенка раннего возраста, его развития, рационального вскармливания и воспитания были организованы I и II физиологические отделения, руководителями которых являлись, соответственно, профессора Р. О. Лунц и А. И. Доброхотова. Возраст подавляющей части поступавших в отделение младенцев составлял от двух недель до одного месяца (табл. 1). По данным отчета I физиологического отделения, время пребывания в отделении каждого ребенка варьировало от 2 недель до 1,5–2 лет, в среднем 4 месяца. Всего через отделение проходило за год около 80 младенцев.


Таблица 1. Возрастной состав детей в физиологических отделениях в 1928–1929 гг. [21]21
  * – по Конюс Э. М. Клиническое течение гриппа у грудных детей в закрытом учреждении. Журнал по изучению раннего детского возраста. Москва. 1930; Х (5–6): 14–23.


[Закрыть]


Несмотря на то обстоятельство, что дети, поступавшие в физиологические отделения, считались здоровыми, однако из-за скученности часто страдали от перекрестной инфекции. В результате проводимых мероприятий большая скученность детей сменилась нормальным наполнением отделений, улучшились условия пребывания в отделении, гигиенический уход за детьми, качество питания; изменился характер протекавших инфекций; стали изживаться явления госпитализма, а «из этих факторов складывалось большее или меньшее благополучие детей и всего отделения»[22]22
  Доброхотова А. И. Пятилетний опыт II физиологического отделения ГНИОММ. Журнал по изучению раннего детского возраста. Москва: Госмедиздательство. 1928; VIII (3): 212–222.


[Закрыть]
. Кроме того, увеличилось количество медперсонала: если в 1922/23 гг. на одну медсестру приходилось по 20 детей, на 1 врача – 40–50 пациентов, то в 1926/27 гг. нагрузка на средний медперсонал уменьшилась в 3 раза, на врачей-ординаторов – в 6–7 раз [13].

Благодаря этим обстоятельствам значительно уменьшилась летальность среди детей. Так, если в 1922/23 гг. в I физиологическом отделении она составляла около 49 %, то в 1927/28 гг. – не превышала 4 % [14].

Во II физиологическом отделении в течение пяти лет летальность детей до одного года снизилась в 5,5 раз [14]. Динамика летальности детей представлена на рис. 5.

В структуре смертности детей преобладали острые и хронические расстройства питания (43 %), сепсис (38 %) и пневмонии (11 %), среди прочих заболеваний (8 %) – милиарный туберкулез, менингит, тяжелый грипп с диспепсией.



Примечание. * – по Доброхотова А. И. Пятилетний опыт II физиологического отделения ГНИОММ. Журнал по изучению раннего детского возраста. Москва: Госмедиздательство. 1928; VIII (3): 212–222.


Рис. 5. Динамика летальности детей до 1 года во II физиологическом отделении в течение пяти лет (с 1923 по 1927 г.)*


По результатам медицинского отчета за 1926/27 и 1927/28 гг., в структуре заболеваемости среди детей I физиологического отделения преимущественное место занимал грипп и его осложнения (табл. 2).


Таблица 2. Заболеваемость детей I физиологического отделения за 1926/27 и 1927/28 гг.


В структуре заболеваемости детей II физиологического отделения на первый план выступали риниты и назофарингиты, ангины и бронхиты, составлявшие в сумме 41 %, причем бактериологические исследования показывали, что в 71 % случаев высевался гемолитический стрептококк. В 1926 г. во II физиологическом отделении был зарегистрирован эпидемический грипп, поразивший 100 % детей [14].

Серьезное внимание доктора уделяли питанию детей. Заведующий I физиологическим отделением доктор Р. О. Лунц с целью снижения детской смертности впервые в стране предложил, а затем и реализовал принцип кормления младенцев сцеженным женским молоком вместо прикладывания к груди кормилиц в условиях стационаров и домов младенца. Каждый вновь поступавший ребенок в течение первых трех недель получал только сцеженное женское молоко, либо при необходимости к нему добавляли незначительное количество прикорма, затем переводили на кисломолочные смеси. Назначение цельного молока нередко тоже давало неплохие результаты, но при этом чаще наступали и тяжелее протекали диспепсии. Разведение молока (1:1) не давало никакого преимущества. В своих работах Р. О. Лунц обосновал внедрение в практику кисломолочных смесей, хотя уже тогда понимал, что ни одна из смесей не являлась полноценной, и продолжал работать со своими сотрудниками над проблемой рационального вскармливания грудных детей. Возглавляемое им I физиологическое отделение стало базой для успешного испытания новых смесей. В отделении впервые в отечественной педиатрии использовали обезжиренные молочные смеси для больных детей.

В начале 1930‑х годов в отделении проводили исследования кипяченого женского молока в диететике грудных детей и пришли к выводу, что процесс кипячения неблагоприятно отражается на усвояемости женского молока, особенно при вскармливании грудных младенцев первых недель жизни [15].

В 1928 г. при ГНИОММ открыли сборный пункт женского молока, где кормящие матери после предварительного обследования и гигиенической обработки сцеживали грудное молоко в стерильную посуду. Пункт отпускал только сырое сцеженное молоко, смешанное от разных матерей. Для предупреждения распространения возможной инфекции (туберкулез, сифилис и другие инфекционные заболевания) у кормящих матерей обязательно брали мазок на гонорею каждые 1–1,5 месяца, кровь на реакцию Вассермана каждые 3–4 месяца, а их дети также подвергались обязательному осмотру [15].

Критерием эффективности работы физиологических отделений являлось значительное снижение в них младенческой смертности.

В 1925 г. было выделено еще одно физиологическое отделение, названное педологическим и предназначенное для изучения и обоснования воспитательно-педагогической работы с детьми раннего возраста. Возглавил его профессор А. С. Дурново. Открытие педологического отделения было обусловлено пониманием того, что «успешная борьба с инфекциями, умелое вскармливание, правильный медико-гигиенический уход являются важной предпосылкой для успешного развития ребенка, однако необходимым условием при всем этом комплексе является еще и правильная организация воспитательной и педагогической работы… Было очевидным огромное отрицательное влияние на ребенка дефицита психических воздействий»[23]23
  Цимблер И. В. Изучение физиологии ребенка. Юбилейный сборник «XXV лет Института педиатрии (1922–1947). Под ред. Ф. И. Зборовской и Г. Н. Сперанского. Москва: Издательство АМН СССР. 1947. С. 26–35.


[Закрыть]
.

Отделение новорожденных было организовано из палаты для новорожденных Института акушерства и существовало с основания Института ОММ. Отделение новорожденных на 50 коек структурно относилось к женским отделениям и функционировало при родильном отделении. Заведовала отделением новорожденных первое время Т. Н. Чеботаревская, работавшая с новорожденными еще у А. Н. Рахманова в Институте акушерства. Ее сменила Е. А. Ивенская, после трагической гибели которой в 1933 г. руководство отделением было возложено на доктора Н. Ф. Альтгаузена, считавшего, что правильное обслуживание новорожденных является для Института задачей первоочередной важности.

С целью борьбы с инфекцией, снижения причин заболеваемости сепсисом и септическими состояниями в отделении Института был проведен ряд мероприятий, позволивших сократить смертность новорожденных не только в самом учреждении, но и в роддомах. Так, первый туалет новорожденного, оставление первородной смазки, наложение зажима на остаток пуповины и ряд других мер перенесли из родильной в специальную палату при отделении новорожденных с передачей их в руки детской медсестры. Кроме того, отделение новорожденных Института предложило и широко внедрило в практику по всей стране боксы в нормальном и сомнительном отделениях, соблюдение строжайших мер асептики и антисептики, использование отдельных предметов ухода для каждой детской кроватки.

В связи с большой нагрузкой на сестру и врача отделения новорожденных в роддомах сотрудники отделения Института (Н. Ф. Альтгаузен с коллегами) предложили способы рационализации работы медперсонала: конвейерный стол, вращающееся кресло и специальный умывальник. В дальнейшем сотрудники отделения внесли ряд полезных изменений в методику первого туалета новорожденного, в частности согревание новорожденного настольной электрической лампой, удаление первородной смазки 15 % мыльным спиртом с водой, наложение на остаток пуповины повязки из стерильной марлевой косынки без бинта [16].

С самого начала работы в отделении новорожденных Института была организована подготовка и повышение квалификации врачей-педиатров, акушеров и медсестер с периферии, которые, возвращаясь на места, строили свою работу по образцу коллег из Института ОММ и развивали идеи, пропагандировавшие деятельность отделения.

Отделение новорожденных Института наряду с организационными вопросами внутри отделения способствовало объединению опыта педиатров московских родильных домов, где далеко не всегда акушеры уделяли должное внимание новорожденным, а детское отделение занимало второстепенное место. Врачи отделения новорожденных ГНИОММ выступали на конференциях московских педиатров, публиковали свои научные труды. Так, Е. А. Ивенская в своей статье описала опыт вынужденной вакцинации против оспы всех находившихся в отделении новорожденных, в том числе недоношенных, когда в 1932 г. в одно из отделений Института была случайно занесена натуральная оспа.

В 1941 г. отделение новорожденных было закрыто, поскольку акушерская клиника прекратила свою деятельность в стенах Института педиатрии в связи с созданием в Москве Института акушерства и гинекологии всесоюзного значения [16].

Отделение для недоношенных было реорганизовано из шестого лазарета грудных отделений Воспитательного дома, предназначенного для недоношенных и очень слабых младенцев с массой тела менее 2300 г и длиной меньше 42 см. В 1918 г. после реорганизации Воспитательного дома в Дом охраны младенца отделение для недоношенных было расформировано, а дети распределены по физиологическим отделениям. «Однако два года спустя отделение для недоношенных было восстановлено, так как недоношенные младенцы, рассеянные между доношенными, давали высокую смертность и сильно усложняли работу персонала»[24]24
  Кравец Э. М. Физиология и патология недоношенного ребенка. Юбилейный сборник «XXV лет Института педиатрии (1922–1947). Под ред. Ф. И. Зборовской и Г. Н. Сперанского. Москва: Издательство АМН СССР. 1947. С. 39–42.


[Закрыть]
. В конце 1920 г. Н. Ф. Альтгаузену было поручено организовать отделение для недоношенных – единственное тогда во всей Советской республике. В 1921 г. руководство отделением возложили на Т. Н. Чеботаревскую, в 1924 г. ее сменила Е. А. Ивенская, проработавшая на этом посту до 1933 г., после чего заведующей отделением стала Э. М. Кравец.

В первые годы существования отделения более 50 % поступавших в него младенцев были резко истощенными, инфицированными, имели послеродовые травмы, пупочные грыжи.

С момента функционирования такого специализированного отделения началось изучение особенностей физиологии и патологии недоношенных детей с целью создания наиболее благоприятных условий для их жизни. В отделении было накоплено значительное количество сведений об особенностях организма недоношенного ребенка. Результаты этих исследований обобщила в своей монографии «К вопросу физиологии, патологии и клиники недоносков» Т. Н. Чеботаревская. Вопросом углубленного изучения пищевых смесей для недоношенных в течение ряда лет занималась Е. А. Ивенская, подытожившая результаты своей работы в монографии «Вскармливание недоношенных детей». На обширном клиническом материале автор подтвердила эффективность добавления к грудному молоку белка в различных его модификациях для более интенсивной прибавки в весе у недоношенных. Доктора отделения выработали основные правила по уходу за недоношенными и их вскармливанию. Они показали, что «широко распространенное мнение о необходимости частого вскармливания недоношенного ребенка ошибочно, что в целях обеспечения более длительного покоя, являющегося основным условием для интенсивного нарастания их в весе, целесообразнее кормление только 6–7 раз в сутки»[25]25
  Там же.


[Закрыть]
.

В начале 30‑х годов проводилась большая работа по изучению состояния гематоэнцефалического барьера недоношенных. Исследования продемонстрировали значительную лабильность и недостаточное развитие гематоэнцефалического барьера у недоношенных и отсутствие его эффективного функционирования с возрастом в связи с частыми болезнями, ослабляющими его регулирующую способность [17].

Э. М. Кравец со своими коллегами описала клинические особенности важнейших заболеваний недоношенных детей, в частности течение гриппа, клинические формы, его частоту в зависимости от веса и возраста. Проводились исследования пневмонии у недоношенных, стопроцентная летальность среди которых требовала изучения ранних диагностических симптомов и своевременного лечения. Этот многолетний клинический опыт был обобщен во второй главе учебника по болезням раннего детского возраста под редакцией Г. Н. Сперанского.

Благодаря деятельности докторов Н. Ф. Альтгаузена, Е. А. Ивенской, Т. Н. Чеботаревской, Э. М. Кравец удалось добиться значительных успехов в лечении пневмонии, анемии, рахита, пупочных грыж; внедрить разработанные методы диагностики и лечения в повседневную практику роддомов, домов ребенка в Москве и ряде других городов, что способствовало снижению высокой смертности среди недоношенных [18].

Клинические отделения были представлены терапевтическим, люэтическим, туберкулезным, психоневрологическим, инфекционным.

Терапевтическое отделение произошло из клинического отделения ДОМа, в свою очередь сформированного на базе бывшего 13‑го грудного отделения Московского воспитательного дома. Клинику ДОМа, в которую направляли тяжелобольных детей с расстройствами желудочно-кишечного тракта, заболеваниями дыхательных путей, нервной системы, с сепсисом, возглавил Г. Н. Сперанский, ставший руководителем терапевтического отделения института.

К числу первых достижений терапевтического отделения, вошедшего с 1932 г. после реструктуризации Института в состав сектора лечебной помощи детям (заведующий – проф. Г. Н. Сперанский), можно отнести организованное его руководителем комплексное изучение физиологии пищеварения и особенностей обмена веществ у детей раннего возраста, что позволило научно обосновать потребность ребенка в пищевых ингредиентах, витаминах и разработать диететику здоровых и больных детей первых трех лет жизни. В 1927 г. была опубликована предложенная профессором Г. Н. Сперанским классификация расстройств питания детей раннего возраста, представленная в табл. 3. На основании этой классификации удалось разработать основные принципы борьбы с острыми и хроническими расстройствами пищеварения, что позволило снизить детскую смертность в стране.


Таблица 3. Классификация расстройств питания детей раннего возраста [19]


Изучая значение парентеральной инфекции в генезе расстройств пищеварения и питания у детей раннего возраста, профессор Н. М. Николаев с соавторами выявил, что «при гипотрофиях часты находки внекишечных очагов воспаления, особенно в барабанных полостях, в ткани сосцевидного отростка, в легких». Он делает вывод о том, что «расстройства питания острого и хронического характера весьма часто обусловлены скрыто протекающими отитами и мастоидитами, клинически иногда не обнаруживаемыми»[26]26
  Николаев Н. М., Дергачёв И. С. Значение очагов парентеральной инфекции в генезе расстройств пищеварения и питания у детей раннего возраста. Сборник трудов, посвященный 35‑летию научной деятельности профессора Г. Н. Сперанского. Москва – Ленинград. 1934. С. 98.


[Закрыть]
.

Поскольку острые и хронические расстройства питания являлись «бичом детского населения летом», то исследования в этой области продолжались на протяжении всех 30‑х годов. В 1939 г. под редакцией Г. Н. Сперанского вышло пособие для врачей «Профилактика и лечение летних детских поносов», в первой части которого автор дал характеристику рационального вскармливания грудных младенцев и питания детей в возрасте 1–3 лет, а во второй – описал особенности патогенеза, клинических проявлений, лечения и профилактики острых расстройств питания (простая и токсическая диспепсия, дизентерия), этиологию и симптоматологию хронических расстройств питания (гипотрофии и атрофии), а также работу детской консультации и детских яслей по борьбе с этой патологией [20].

Другим «бичом детского населения», особенно в осеннее и зимнее время, являлись пневмонии. Начиная с 1924 г., в течение многих лет врачи Института занимались изучением этой патологии у детей, дали обстоятельное описание различных ее клинических форм, результаты испытаний различных препаратов с терапевтической целью.

По данным ГНИОММ, на секционном материале среди детей, умерших от разных заболеваний, пневмонии составляли 48 %. В связи с этим «проблема борьбы с пневмониями» стояла «во главе работы как практических, так и научно-исследовательских учреждений Наркомздрава». ГНИОММ организовал специальную небольшую научно-исследовательскую лабораторию для изучения пневмонии, благодаря деятельности которой, а также ранней госпитализации больных пневмонией, особенно с наиболее тяжелыми формами, удалось снизить летальность от пневмоний с 68 % в 1930 г. до 55 % в 1931 и 35 % – в 1932 г.[27]27
  Борисов С. П., Гамбург Р. Л. О заболеваемости пневмониями детей раннего возраста. Сборник трудов, посвященный 35‑летию научной деятельности профессора Г. Н. Сперанского. Москва – Ленинград. 1934. С. 137, 140.


[Закрыть]

В Институте наряду с проблемами острых пневмоний в 30‑е годы начали исследовать хронические заболевания органов дыхания. Изучали патогенез, а в дальнейшем создали классификацию пневмоний, в основу которой была положена реактивность организма ребенка. В Институте были разработаны и апробированы, а затем внедрены в широкую практику схемы эффективного лечения различных форм пневмоний. В частности, в терапевтическом отделении Института в конце 30‑х годов в одном из первых в стране стали применять сульфаниламиды для лечения пневмоний у детей раннего возраста. В период введения в терапию сульфаниламидов были обстоятельно изучены их положительные и отрицательные стороны, причем проводились комплексные исследования клинических и теоретических подразделений: отдела общей физиологии и патологии детского организма, общеклинической, микробиологической и биохимической лаборатории, патологоанатомического и рентгенологического отделений. Все это позволило резко снизить летальность от пневмоний, устранить гнойные осложнения [21].

Особое внимание в Институте обращали на детей с пневмонией, протекавшей на фоне «врожденного сифилиса, являвшегося одной из причин конституциональной неполноценности ребенка» и «фактора, предрасполагающего к заболеванию дыхательных путей». При этом исследователи не касались специфических пневмоний, от которых большинство младенцев погибало в первые дни и недели жизни, а чаще внутриутробно. Сотрудники люэтического отделения ГНИОММ обследовали с 1928 по 1931 г. 104 ребенка, 84,5 % которых были грудного возраста, 90,5 % – проживали в тяжелых жилищно-бытовых и санитарно-гигиенических условиях. Исследования продемонстрировали, что «наиболее тяжелое течение пневмоний и наибольшую смертность дают дети с тяжелой формой сифилиса, дети нелеченые, недоноски», поэтому важно было «лечение больных беременных женщин, а также своевременное лечение детей с lues cong[28]28
  Розенталь А. С. Пневмонии у детей с врожденным сифилисом. Сборник трудов, посвященный 35‑летию научной деятельности профессора Г. Н. Сперанского. Москва – Ленинград. 1934. С. 159, 170.


[Закрыть]
Этот контингент пациентов проходил обследование и лечение в люэтическом отделении.

Следует отметить, что ГНИОММ явился инициатором изучения врожденного сифилиса у детей, его ранней диагностики, профилактики и лечения в условиях специфического отделения, руководителем которого с основания Института была профессор М. М. Райц. Еще по отчетам Московского воспитательного дома было известно, что смертность среди детей, больных сифилисом, доходила до 90 %. Детская сифилидологическая клиника за все время своего существования, начиная с 1918 г. в Доме охраны младенца, работала над вопросами патогенеза, клинических проявлений, диагностики, профилактики и лечения врожденного сифилиса у детей грудного и раннего детского возраста. Особенно детально были разработаны вопросы, связанные с ранним распознаванием как явных, так и скрытых форм врожденного сифилиса, а также их дифференциальная диагностика. Благодаря М. М. Райц, в отделении Института, а затем и в других клиниках страны внедрили в практику рентгенодиагностику врожденного сифилиса по изменениям костной системы, а также систематическую офтальмоскопию глазного дна с диагностической целью. Раннее распознавание болезни и своевременное лечение имели большое значение для дальнейшего физического и психического развития ребенка. Большое внимание в отделении уделяли не только терапии врожденного сифилиса, но и вопросам профилактики, а также разработке мер предупреждения заноса сифилиса в детские учреждения. Предложенная М. М. Райц система мероприятий была положена органами здравоохранения в основу решений и инструкций по этим вопросам [22].

В результате деятельности отделения смертность детей с данной патологией удалось снизить с 30 % в 1919 г. до 5 % в 1940 [23].

Важной задачей для Института явилось изучение туберкулеза, так как летальность от него была громадной и даже абсолютной при туберкулезном менингите. В связи с этим возникла острая необходимость в наличии туберкулезного отделения, которое открыли в 1924 г. Отделением заведовал Н. Ф. Альтгаузен, с 1931 г. – И. В. Цимблер. В первые годы сотрудники отделения занимались изучением не только туберкулеза, но и хронической пневмонии, анемии, хронических расстройств питания, рахита, поэтому отделение сначала называли «для больных туберкулезом и ослабленных детей». С 1930 г. отделение целиком переключилось на исследование туберкулеза и получило название туберкулезной клиники [24]. «Тщательное обследование больных, ранняя диагностика, глубокое изучение патологоанатомических изменений умерших больных дали богатый материал для ясного представления о развитии этого заболевания у детей раннего возраста. Изучение туберкулиновых реакций, туберкулезной аллергии, вакцинации БЦЖ, поствакцинальных лимфаденитов и многих других вопросов, разрешение которых возможно только именно в детской клинике, оправдывали необходимость такого отделения, обеспечивавшего большие достижения в этой области. Летальность от туберкулеза была сведена до ничтожной цифры»[29]29
  Сперанский Г. Н. Вопросы педиатрии и роль Центрального института ОММ в развитии физиологии и патологии раннего детского возраста. Педиатрия. М.: Медицина. 1957; 10: 14.


[Закрыть]
.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации