Электронная библиотека » Александр Баранов » » онлайн чтение - страница 4


  • Текст добавлен: 24 августа 2016, 14:50


Автор книги: Александр Баранов


Жанр: История, Наука и Образование


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шрифт:
- 100% +
3.2. Педагогическая деятельность Института

Одним из главных препятствий на пути развития государственной системы ОММ был дефицит квалифицированных медицинских кадров. Эту педагогическую работу начал Дом охраны младенца и продолжил Институт ОММ.

3.2.1. Необходимость в подготовке специалистов по ОММ

С первых лет функционирования Института возникла потребность в развитии педагогической работы. Обусловлено это было требованием Отдела ОММ Наркомздрава в масштабной подготовке квалифицированного медперсонала, поскольку специализация в области раннего детского возраста для врачей в то время не проводилась в университетах. Более того, в стране не существовало таких учреждений, которые могли бы дать систематическую подготовку в области микропедиатрии. Специалисты по изучению ребенка раннего возраста требовались для разрешения целого ряда важнейших проблем, которые ставила жизнь в вопросах по вскармливанию и питанию ребенка, по уходу за матерью во время беременности, родов и послеродового периода [1].

«Сама врачебная масса, по собственному почину, являлась в Институт с просьбой дать возможность подучиться для выполнения своей практической работы по ОММ. Поэтому педагогической работе в первые годы отведено было первое место», – писал Г. Н. Сперанский[42]42
  ГАРФ. Фонд А-482, оп. 1, дело 620, ч. I, л. 164.


[Закрыть]
.

В 1923/24 учебном году в ГНИОММ были открыты курсы специализации врачей по раннему детскому возрасту, в частности трехгодичная ординатура, по окончании которой высококвалифицированные специалисты уезжали работать на периферию в учреждения Отдела ОММ. В Институт Наркомздравом направлялись также врачи-стажеры из провинции для изучения раннего детского возраста и организации ОММ на 1 год и педиатры, командированные отделом ОММ из местных учреждений для усовершенствования и дальнейшей специализации на 3 месяца. Приезжали врачи-стажеры и в женские отделения. Всего в 1923/24 учебном году обучалось 155 врачей, а в первом полугодии 1924/25 г. – 85. Кроме того, в институте функционировала школа акушерок и курсы сестер-воспитательниц[43]43
  ГАРФ. Фонд А-259, оп. 9б, дело 643, л. 9.


[Закрыть]
.

Программа курсов усовершенствования врачей по раннему детскому возрасту на 1924/25 учебный год включала лекции Р. О. Лунца по «Физиологии раннего возраста с клиникой для изучения здорового ребенка»; занятия А. И. Доброхотовой по «Методике исследования грудного ребенка»; семинары Т. Н. Чеботаревской по «Физиологии и патологии новорожденного и уходу за ним» и Е. А. Ивенской «Недоноски и уход за ними»; клинические лекции по болезням и расстройствам питания Г. Н. Сперанского, по туберкулезу раннего возраста Н. Ф. Альтгаузена, по сифилису раннего возраста М. М. Райц; семинары А. С. Соколова «О диатезах в грудном возрасте» и А. И. Фельдмана «Заболевания уха, горла и носа у детей раннего возраста»; клинические лекции по острым инфекционным болезням раннего детского возраста Б. А. Эгиза; «Курс педологии и практической педагогики для детей раннего возраста» А. С. Дурново; «Демонстрационный курс общей патологии и патологической анатомии раннего возраста» Н. М. Николаева; «Курс общей физиологии в области нервной системы в связи с конституцией и общими процессами» В. И. Скворцова; «Бактериология применительно к заболеваниям детского возраста» С. С. Речменского; лекции «Молочная кухня и диететика грудного возраста» с практическими занятиями по приготовлению питательных смесей для детей Я. Ф. Жорно; «Методика и практика консультационной работы» А. А. Колтыпина и «Курс по охране материнства и младенчества» (с экскурсиями) А. А. Барона[44]44
  ГАРФ. Фонд А-259, оп. 9б, дело 643, л. 16.


[Закрыть]
.

Институт привлекал к себе массу врачей со всех концов страны, которые желали пополнить свои знания по уходу, питанию и лечению детей раннего возраста, по уходу за женщиной в период беременности и родов, а также по вопросам лечения послеродовых заболеваний, что доказывало громадную потребность в таком учреждении.

Постановка дел и квалификация персонала вполне отвечали современным для того времени требованиям науки, а результаты работы за короткое время существования Института и его способность к дальнейшему расширению и углублению работы была оценена Ученым медицинским советом НКЗ, который на своем заседании 13 июня 1925 г. постановил признать ГНИОММ высшим научно-учебным учреждением[45]45
  ГАРФ. Фонд А-259, оп. 9б, дело 643, л. 9–9 об.


[Закрыть]
. Так, ГНИОММ был причислен к высшим научно-исследовательским и педагогическим учреждениям с пятью кафедрами и всеми правами, присвоенными высшим учебным заведениям [3].

Программу педагогической работы ГНИОММ на 1927/28 учебный год решено было дополнить «расширением плана преподаваний врачам-стажерам по акушерству и женским болезням; введением курса по яслям в число обязательных предметов; созданием курсов для организаторов‑администраторов по ОММ (зав. п/отделами); изданием руководства по физиологии, гигиене и патологии раннего детского возраста»[46]46
  ГАРФ. Фонд А-482, оп. 1, дело 620, ч. I, л. 153.


[Закрыть]
.

Педагогической деятельностью занимались преподаватели кафедр, организованных в Институте ОММ; клинической базой для практических занятий служили отделения Института, где под руководством врачей и сестер учащиеся поддерживали свой практический стаж.

3.2.2. Работа кафедр Института ОММ

В 1925/1926 учебном году в Институте были учреждены пять кафедр, но фактически не все из них начали свою деятельность сразу; в 1929 г. стали функционировать еще две кафедры. Центральной считалась кафедра социальной гигиены матери и ребенка.

Кафедра социальной гигиены матери и ребенка начала функционировать с 1926 г. Являясь новой по своему внутреннему содержанию, она не имела достаточного числа штатных работников, тем не менее, ею выполнялась серьезная педагогическая и научно-исследовательская работа.

Кафедрой социальной гигиены женщины и ребенка раннего возраста руководила до конца 1930 г. профессор В. П. Лебедева. Эта кафедра, объединявшая все звенья сложной структуры института, считалась центральной. В 1926/27 учебном году работа кафедры носила главным образом педагогический характер. Штат кафедры социальной гигиены женщины и ребенка в 1927/28 бюджетном году был представлен одной ставкой профессора и одним ассистентом, но работали и внештатные сотрудники[47]47
  ГАРФ. Фонд А-482, оп. 10, дело 1157, л. 53.


[Закрыть]
. Так, в 1926/27 учебном году В. П. Лебедева читала курс из 8 лекций и 8 семинаров, а также практических занятий (48 ч) по «Социальной гигиене женщины и ребенка раннего возраста». Кроме нее лекции читали самостоятельные преподаватели: доктор Е. А. Федер по теме «Охрана женского труда и профессиональные вредности» и доктор П. А. Кувшинников по «Медицинской статистике». Практические занятия и семинары на кафедре вели доктора Б. С. Гинзбург, А. Б. Генс, Е. И. Гутина, А. Барон, Зилов, Э. М. Конюс [39].

Общее количество научных трудов, докладов на съездах, конференциях и заседаниях научных обществ, научно-популярных брошюр за 1926/27 учебный год составило 300. Большая часть этих работ, напечатанных в виде отдельных монографий и журнальных статей в российской и иностранной литературе, по своей тематике и общей характеристике способствовала углублению знаний в области охраны здоровья женщины-матери и ребенка, борьбе с высокой женской и детской заболеваемостью и смертностью, демонстрировала важность профилактических мер для предупреждения этих заболеваний.

Сотрудники кафедры публиковали свои статьи в «Журнале по изучению раннего детского возраста», основанном в Институте еще в 1922 г. и посвященном как научным, так и практическим вопросам. Научные труды профессора В. П. Лебедевой был помещены в Большой медицинской энциклопедии, изданы в виде самостоятельного сборника «Пройденные этапы» и касались самых разнообразных вопросов ОММ, общественного родовспоможения, роли сестер и акушерок. Доктор А. Б. Генс напечатал ряд статей по статистике смертности, вопросам о противозачаточных средствах и абортах, а также о летних яслях [39].

Со временем, кроме общих научно-исследовательских проблем, на кафедре стали изучать формы стандартизации типовых учреждений ОММ и проводить общее руководство всеми педагогическими работами института. Кроме того, на сотрудников кафедры была возложена организационная задача по взаимодействию отдельных подразделений Института и выработке общего плана работы. При кафедре открыли антропометрический кабинет, бюро стандартизации, статистический и кабинет социально-правовой охраны, большую выставку-музей, насчитывавшую свыше 1000 экспонатов, и довольно обширную научную библиотеку. При кафедре функционировали три консультации: женская, детская и юридическая, которые проводили работу по охране здоровья женщины и ребенка и защите их социальных прав.

В 1928–1929 годах сотрудники кафедры закончили 3 исследовательских работы, провели 8 научных конференций, выступили с докладами на съездах детских врачей, опубликовали две научные работы в российских и три в зарубежных изданиях. Кроме того, сотрудниками кафедры за счет специальных средств Наркомздрава и кооперации было организовано 6 экспедиций в несколько районов РСФСР для сбора материалов массового социально-бытового характера с целью освещения проблем материнства и младенчества в этих местностях. Для всех врачей, получавших квалификацию и переквалификацию в Институте, сотрудниками кафедры проведен общий курс по социальной гигиене матери и ребенка с дополнениями по вопросам социально-правовой охраны и санитарной статистике [5].

Кафедра педологии и практической педагогики раннего детского возраста являлась пионером в этой области, поскольку до начала ее функционирования не существовало ни педологического подхода к ребенку первых лет жизни, ни научных обоснований педагогического ухода за детьми. Психическая жизнь ребенка раннего возраста оставалась чистой страницей при изучении особенностей его организма. Под руководством профессора А. С. Дурново в первые годы функционирования кафедра проделала громадную планомерную работу [40].

В 1926 г. был опубликован I выпуск кафедрального сборника «Основы педологии и педагогики младенчества» под редакцией профессора А. С. Дурново, в котором подчеркивалось, что о педологии как науке о ребенке невозможно было говорить до XIX столетия, поскольку первоначальные заботы о детях первых трех лет жизни сводились исключительно к заботе о поддержании жизни младенца и защите его от внешних опасностей. Лишь впоследствии постепенно вырабатывавшиеся эмпирически различные виды ухода за ребенком стали систематизироваться, обобщаться и обосновываться научно, и вслед за заботой о теле стала формироваться забота о душе. Для изучения законов развития ребенка и формирования человеческой личности как индивидуума нельзя ограничиваться отдельным изучением морфологических особенностей детского организма и его психики. Необходимо учитывать, что ребенок есть существо, находящееся в непрерывном динамическом состоянии под перекрестным влиянием факторов природных (климат, рельеф местности и т. д.), биологических (наследственность, особенности конституции и т. д.) и социальных (среда, в которой воспитывается ребенок, окружающий мир взрослых и детей и т. д.). По мнению профессора А. С. Дурново, в задачи педологии входило «изучить внешние и внутренние факторы человеческого развития и определить, каким образом внутренние факторы изменяются под влиянием внешних»[48]48
  Дурново А. С. Основы педологии и педагогики младенчества. В сборнике «Вопросы педологии и педагогики раннего детского возраста». Москва: Издательство НКЗ ОММ. 1926. С. 42.


[Закрыть]
.

Кафедрой педологии и практической педагогики раннего детского возраста в 1926/27 учебном году прорабатывался ряд вопросов, касавшихся хода развития ребенка, производилось тестовое обследование, собирался материал для разработки темы «Морфология и поведение», проводился анализ результатов исследований прежних лет по дневникам и учету организационных занятий с детьми. Сотрудники кафедры во главе с профессором А. С. Дурново выпустили 26 печатных работ, как строго научных, так и практических и популярных, касавшихся педагогической работы с детьми раннего возраста. Результаты работ педологических отделений и педологического кабинета были освещены на IV Съезде детских врачей в Москве, а в 1927 г. были представлены доклады проф. А. С. Дурново и Стовичек «Об изучении социальных проявлений у детей раннего возраста», Дьяконовой, Снетковой и Катковой «О соотношении морфологии и поведения»[49]49
  ГАРФ. Фонд А-482, оп. 1, дело 620, ч. I, л. 170.


[Закрыть]
.

В 1928/29 г. при кафедре педологии и практической педагогики работали педологический кабинет, педологическое отделение на 40 детей, педологическая консультация и ясли. Профессор А. С. Дурново читал курс лекций для врачей, а также вел практические занятия вместе с ассистентом кафедры Н. Н. Дьяконовой. В течение года сотрудники кафедры провели 4 научных конференции, выполнили 5 исследовательских работ, участвовали в работе съездов и выступали с докладами. В 1929/30 учебном году кафедра осталась без руководителя ввиду его отъезда и временно перешла в ведение кафедры физиологии и гигиены детей раннего возраста [5].

24 декабря 1930 г. вышел Приказ НКЗ РСФСР № 819 за подписью Наркома здравоохранения М. Владимирского, согласно § 1 которого в состав Государственного научно-исследовательского института ОММ НКЗ была включена клиника педологии и невропатологии младенчества в Ленинграде. Клиника стала входить в состав Института как самостоятельная структурная часть со своим бюджетом и штатом работников. Руководил работой клиники профессор Н. М. Щелованов, ставший руководителем кафедры педологии и педагогики Института[50]50
  ГАРФ. Фонд А-482, оп. 1, дело 668, л. 15.


[Закрыть]
.

До 1931 г. Н. М. Щелованов, работая со своими коллегами на базе Института мозга имени В. М. Бехтерева в Ленинграде, проводил исследования высшей нервной деятельности и поведения детей с момента их рождения (Т. Касаткин, М. Кисляковская и другие), развития мозга на экспериментальных животных (Б. Клосовский, Б. Громов и другие), обмена веществ и газообмена мозга (М. Толкачевская, А. Кудрявцев и другие), не занимаясь практическими вопросами. Включившись в работу такого научного и отраслевого учреждения, как Институт ОММ в Москве, Н. М. Щелованов и его сотрудники не только продолжили научные исследования, но и стали применять полученные данные к практическому делу – воспитанию детей младенческого возраста.

Однако в декабре 1936 г. выходит в свет статья профессора Н. М. Щелованова в связи с принятым Постановлением ЦК ВКП (б) от 04.07.1936 «О педологических извращениях в системе Наркомпроса», разоблачившим «педологию как лженауку» и вскрывшим «уродливые явления в практике Наркомпросов и школы». В своей статье профессор Н. М. Щелованов пишет, что наряду с положительными результатами в области ясельного и преддошкольного воспитания им и его сотрудниками были допущены «грубые ошибки, источником которых является педология, вернее основная ее часть – психология детского возраста, поскольку в ней есть много ложных теорий и мало положительных данных, характеризующих нервно-психическое развитие детей»[51]51
  Щелованов Н. М. Педологические ошибки в работе с детьми раннего возраста. Вопросы материнства и младенчества. Москва: Биомедгиз. 1936; 12: 1–2.


[Закрыть]
.

В 30‑е годы кафедра педологии и практической педагогики прекратила свое существование, однако работа профессора Н. М. Щелованова с коллегами продолжалась на базе структурной единицы ГНИОММ – сектора психофизиологии.

Кафедра женских болезней и акушерства, имевшая свои корни в бывшем Родовспомогательном заведении и Институте акушерства, только в 20‑е годы вступила на научный путь, так как до этого работа шла главным образом в области практического акушерства и гинекологии, а педагогическая деятельность была направлена на образование среднего персонала – акушерок.

Работа кафедры касалась охраны здоровья женщины вообще и в частности во время беременности, а также здоровья матери и ее новорожденного. Наряду с этим в значительной степени учитывалась и антенатальная охрана младенца. Руководимая профессором С. А. Селицким кафедра проводила организационную и профилактическую, научную и преподавательскую работу.

Организационная и профилактическая работа кафедры акушерства и женских болезней заключалась главным образом в проработке заданий Отдела ОММ, выработке проектов, связанных с созданием системы родовспоможения как в городе, так и в деревне. Работа эта проводилась на основании опыта и клинического материала женских отделений ГНИОММ. Большой резонанс имел доклад С. А. Селицкого о консультациях для женщин, их значении и необходимых дальнейших реформах. Не окончательно разрешенный вопрос о типах родовспоможения прорабатывался в статье «О родовспоможении» Лурье и докладе «О значении поликлинического родовспоможения» С. А. Селицкого, который также занимался ранней профилактикой токсикоза беременных. Вопросы профессиональных вредностей у беременных женщин, профилактики беременности и ее осложнений изучали доктора Генс, Гиндман и Соколов.

Заведующая Отделом ОММ НКЗ В. П. Лебедева привлекала сотрудников кафедры и женских отделений к активному участию в комиссиях, организованных по ряду проблем в области ОММ: по регистрации родовспоможения в стране; об отпуске после преждевременных родов, после аборта; о ночном труде беременных. Немалую роль сыграла комиссия под председательством С. А. Селицкого по изучению противозачаточных средств, публиковавшая труды как своих, так и других авторов по данной тематике [39].

Характеризуя работу кафедры, следует отметить, что ее научная деятельность осуществлялась по определенному плану – клинической и экспериментальной разработке вопросов, связанных с охраной ОММ: изучение биологии, физиологии и патологии беременности, ее профилактики с целью понижения доли произвольного прерывания беременности, мертворождений, послеродовых заболеваний и смертности новорожденных. Кроме крупных работ, монографий, за 1926/27 годы было сделано 35 докладов и демонстраций на конференциях, многие из которых опубликованы в периодической печати.

Преподавательская работа кафедры «распадалась на три большие части:

1) подготовка высшего персонала – квалифицированных врачей (ординаторов, интернов, аспирантов) по ОММ;

2) занятия с врачами, направленными с участков, с врачами-стажерами, командированными из Союзных республик на 1–2 года для ознакомления с научной постановкой этой дисциплины и организацией родовспоможения;

3) подготовка среднего персонала – акушерок».

При ГНИОММ функционировал в то время Центральный медтехникум, при этом заведующий акушерским отделением являлся заведующим женскими отделениями, старшие врачи Института – преподавателями, более молодые – репетиторами по отдельным дисциплинам. В целях лучшей постановки преподавания было издано коллективное руководство по акушерству и женским болезням и ряд иностранных переводов по наиболее существенным вопросам в этой области[52]52
  ГАРФ. Фонд А-482, оп. 1, дело 620, ч. I, л. 166.


[Закрыть]
.

Помимо научной и педагогической сотрудники кафедры акушерства и женских болезней вели лечебную работу на базе клиники, существовавшей еще до революции в Родовспомогательном заведении и рассчитанной на 220 взрослых и детских коек. В 1929 г. сотрудники кафедры провели 18 научных конференций, выполнили 30 исследовательских работ и опубликовали 119 статей; подготовили около 120 врачей-стажеров, 160 акушерок и около 1360 человек на заочных курсах по усовершенствованию акушерской помощи.

В конце 30‑х годов кафедра была передана Центральному институту усовершенствования врачей.

Кафедра общей физиологии и биохимии в приложении к матери и ребенку и кафедра патологии раннего возраста были развернуты при отделениях для здоровых и больных детей, предыдущая работа которых заключалась в чисто практическом обслуживании населения по охране сирот и покинутых детей. Когда в Институте начали функционировать биохимическая, физиологическая, микробиологическая лаборатории с хорошим устройством и оборудованием и патологоанатомическое отделение, появилась прочная база для широкого развития научной деятельности.

В вопросах изучения организма ребенка раннего возраста на первый план выступало исследование его неустойчивости по отношению к вредным внешним условиям, следствием чего являлась высокая детская смертность. В основе этой неустойчивости лежали особенности функций отдельных органов, особенности биохимических процессов, обмена веществ и кроветворения, связанные между собой вегетативной нервной системой и функцией желез внутренней секреции[53]53
  ГАРФ. Фонд А-482, оп. 1, дело 620, ч. I, л. 163.


[Закрыть]
. Эти проблемы были в центре исследовательской работы кафедры физиологии и биохимии Института.

В 1926–1928 годах на кафедре проводились научные исследования белой и красной крови у детей раннего возраста. Так, результаты «Изучения пищеварительного лейкоцитоза» Соколова, Розенталь и других объединил доклад Г. Н. Сперанского на III Съезде педиатров, а Кононова и другие проводили «Исследование формулы крови детей раннего возраста». Исследования периферической крови в отношении ее морфологического состава, а также ферментативных особенностей (работа проф. Скворцова, Мелентьевой, Грязновой, Вальтер) и химических сторон (Цимблер, Бегам, Нейштадт) указывали на ее незрелость, ранимость и склонность к повышенным и ненормальным реакциям на внешние раздражающие агенты (инфекции острые и хронические, пищевые вредности), особенно в периоде недоношенности. Тесная связь между кроветворением (ретикулоэндотелиальной системой) и обменом веществ была установлена в работах Н. М. Николаева и учеников, которые считали, что «если картине крови нельзя придать специфического значения в отношении какого-либо заболевания, то оцениваемая как отражение процессов межуточного обмена, она должна найти себе применение в прогнозе заболевания в совокупности с другими данными клинических исследований»[54]54
  ГАРФ. Фонд А-482, оп. 1, дело 620, ч. I, л. 167.


[Закрыть]
.

Работы Соколова, Розенталь, Строковой по исследованию кровяного давления у детей выявили интересные данные, указывавшие на его связь с конституцией ребенка. Работы по физиологии отдельных органов и систем у детей раннего возраста (исследования органов дыхания, желудочного сока, поджелудочной железы, кишечника, мочи и содержания в ней азота) дали ценные указания для объяснения особенностей процессов, происходивших в нормальном и патологическом состоянии, а отсюда и практические выводы для гигиены и питания грудного ребенка.

Вопросами, касавшимися функции вегетативной нервной системы и желез внутренней секреции в связи с конституцией организма, был занят ряд врачей Института во главе с профессором В. И. Скворцовым, который подготовил доклад «Типы реакций на вегетативную нервную систему». В работах Москачёвой, Соколова и Розенталь, Пахитоновой и Астаховой, Каплан, Рабиновича были представлены особенности вегетативной нервной системы и щитовидной железы в патологии ребенка и женщины.

Проблемы питания и вскармливания, а также расстройства пищеварения и питания являлись основными вопросами раннего детского возраста. Нормальная постановка питания ребенка стояла во главе всех профилактических мероприятий по борьбе с детской смертностью. Несмотря на большое количество работ по этим вопросам во всех странах, взгляды на принципы и методы вскармливания детей с теоретической точки зрения подвергались многократным переменам, в силу чего в то время практическому врачу очень трудно было разобраться в выборе пути рационального вскармливания ребенка [39].

Недаром этот вопрос был обозначен программным на IV Всесоюзном съезде педиатров в мае 1927 г. Представленный профессором Г. Н. Сперанским доклад был основан на материалах Института и литературных данных. Докладчик показал «преимущества грудного вскармливания, поставил задачи дальнейшего изучения женского молока, выпукло выставил достоинства смешанного вскармливания для рабочей женщины и современные успехи искусственного вскармливания, давшие возможность резко понизить процент смертности детей в учреждениях и вне их. Насколько этот вопрос являлся злободневным и в Западной Европе, показывал доклад проф. Лангенштейна на съезде в Будапеште в сентябре 1927 г. на ту же тему: «Вскармливание ребенка lege artis», где автор приходил к тем же выводам, что и проф. Г. Н. Сперанский»[55]55
  ГАРФ. Фонд А-482, оп. 1, дело 620, ч. I, л. 169.


[Закрыть]
.

Вопросы расстройства питания и борьбы с детскими летними поносами являлись важной тематикой 1926/27 учебного года в работах Р. О. Лунца, А. С. Соколова, А. И. Доброхотовой, Е. П. Мелентьевой и других. В 1928/29 учебном году была создана самостоятельная кафедра физиологии, диететики и гигиены раннего возраста.

Еще одной важнейшей темой, по которой проводились крупные исследования сотрудниками кафедры патологии раннего детского возраста под руководством профессора Г. Н. Сперанского, являлись инфекции – «крупный этиологический момент слабости детского организма и причина его высокой заболеваемости и гибели. Из острых инфекций подвергались изучению: грипп – бич закрытых учреждений (работы Нарышкиной, Доброхотовой); цереброспинальный менингит (монография Богданова); дифтерия (Нарышкина и Речменский); varicella и кишечные инфекции. Но больше изучение касалось хронических инфекций у детей раннего возраста: lues’a, туберкулеза и других в специализированных отделениях Института»[56]56
  ГАРФ. Фонд А-482, оп. 1, дело 620, ч. I, л. 169.


[Закрыть]
.

Обстоятельное изучение врожденного сифилиса у детей проводилось в люэтической клинике и соответствующих лабораториях под руководством доктора М. М. Райц. Изучением клинической картины туберкулеза в раннем возрасте, классификацией туберкулеза в раннем возрасте, его лечением в Институте также занимался доктор Н. Ф. Альтгаузен, его сотрудники и ученики. Исследования особенностей кроветворения, ферментативных изменений и обмена веществ у люэтического ребенка, экспериментального сифилиса у кролика (работа C. C. Речменского) позволили значительно расширить круг знаний о врожденном сифилисе у детей и дали возможность разработать принципы рациональной борьбы с ним. Сотрудничество Института с вендиспансером, с комиссией по борьбе с врожденным сифилисом, с консультациями для женщин и детей, с комиссией по применению ВСG, а также участие в съездах и совещаниях по туберкулезу позволили научным сотрудникам, кафедральным работникам Института быть активными участниками в планомерной борьбе, которая велась органами здравоохранения с этой болезнью [39].

Клинической базой кафедры патологии раннего детского возраста служили 4 отделения: 1‑е клиническое (по общим детским заболеваниям) на 50 коек, 2‑е клиническое (туберкулезное) на 30 коек, недоносочное на 25 коек и люэтическое на 40 коек, в котором кроме больных детей лечились и матери, зараженные сифилисом. При клинических отделениях имелась люэтическая амбулатория, специально оборудованный рентгеновский и фтизиатрический кабинет. В течение 1928/29 учебного года сотрудники кафедры выполнили 30 исследовательских работ, провели 10 научных конференций, четверо выступали с докладами, опубликовали 46 научных работ, подготовили 120 врачей-стажеров и 20 детских медсестер. Кафедра физиологии и биохимии, имевшая специально оборудованную лабораторию, выполнила 4 научно-исследовательских работы и провела 10 конференций за тот же период.

В 1928/29 учебном году начала самостоятельно функционировать кафедра физиологии, диететики и гигиены раннего возраста под руководством профессора Р. О. Лунца, изучавшего организм здорового ребенка. Кафедра осуществляла свою деятельность на базе стационара, в котором под наблюдением находилось 50 детей, яслей на 45 малышей, а также молочной кухни и сборного пункта женского молока. За первый год функционирования сотрудники кафедры выполнили 9 исследовательских работ, сделали 7 докладов на съездах, опубликовали 3 научные работы, подготовили 120 врачей-стажеров и обучили 25 медсестер на молочной кухне.

В 1928/29 учебном году в Институте ОММ сформировали также кафедру общей и экспериментальной патологии под руководством профессора Н. М. Николаева. Кафедра имела специальную лабораторию, а в декабре 1929 г. открыли эндокринологическое отделение и эндокринологическую лабораторию. Врачи кафедры наблюдали несколько больных в стационаре (за неимением собственного помещения больные временно госпитализировались в консервативное отделение женской клиники) и вели амбулаторный прием. В 1928/29 годах сотрудники кафедры провели 20 научных конференций, выполнили 16 исследовательских работ и выпустили 3 монографии [5].

После закрытия кафедры общей и экспериментальной патологии в числе других кафедр в ГНИОММ научные исследования в этой области продолжились сотрудниками созданного отдела экспериментальной патологии под руководством проф. Н. М. Николаева. Эндокринологическое отделение ГНИОММ было передано вновь созданному Государственному институту обмена веществ и эндокринных расстройств, согласно Приказу Наркомздрава от 3 февраля 1932 г. № 67[57]57
  ГАРФ. Фонд А-482, оп. 1, дело 687, л. 354.


[Закрыть]
.

Таким образом, в ГНИОММ проводилась большая и активная научно-педагогическая работа, в которой, к примеру, в 1929 г. принимали участие 6 профессоров, 5 доцентов, 34 ассистента, 18 ординаторов, 3 аспиранта, 13 интернов и 28 экстернов. В Институте было проведено 106 научных конференций, выполнено 97 исследовательских работ, сделано 17 докладов на различных съездах и опубликовано 176 печатных работ.

Совместно с Наркомздравом Институт выпускал следующие печатные издания: «Журнал по изучению раннего детского возраста» и «Журнал охраны материнства и младенчества».

С 1932 г. кафедры продолжили свою деятельность в стенах Центрального института усовершенствования врачей.

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации