154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 13

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 8 декабря 2018, 14:40


Автор книги: Александр Башибузук


Жанр: Попаданцы, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 13 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 13 страниц]

– Очень неплохо. Но надо чаще стрелять. Тогда вообще отлично получится.

– Принесешь мне еще патроны? – гречанка стала доставать из сумки плошки с едой и раскладывать на валуне, застеленным чистым полотенцем. – Вот, сама готовила. Здесь красиво. Вкусно будет кушать…

– Принесу.

– Надо выпить, – Ясмина плеснула из маленького бурдюка в глиняный стакан терпко пахнущего вина кроваво-красного цвета и подала мне.

– За что будем пить?

– Сам придумай… – хихикнула гречанка. – Ты же мужчина.

– Тогда за тебя… – я опрокинул в себя стакан, подождал, пока выпьет Ясмина, а потом крепко поцеловал ее в сладкие от вина губы.

Гречанка вздрогнула, замерла, а через мгновение очень неумело ответила мне. А когда мы наконец оторвались друг от друга, застенчиво пряча глаза, спросила:

– Ты очень добрый ко мне. Почему?

– Почему я должен быть злой?

– Ответь… – потребовала гречанка, добавляя в стакан вина. – Оттого, что хочешь меня как женщину?

– И это тоже.

– А что еще? – Ясмина доверчиво прижалась ко мне. – Хотя не надо, не отвечай. Время покажет. Целуй еще…

И целовал. Но ничего большего она мне не позволила. Впрочем, я не особо настаивал. Давно уже не подросток протубертатного периода и прекрасно понимаю, что подготовка к действу может приносить не меньше удовольствия, чем само действо. В общем, пока меня все устраивает.

Остаток вечера провел за изучением документов, изъятых у поляков, и систематизацией данных, полученных группой. И наброском будущего доклада Врангелю. Надо же как-то зарисоваться уже в должности резидента. И да, мысли о том, что вполне пора прихватить золотишко и свалить куда подальше, никуда не делись. Но я решил сделать это немного позже. Почему? Да потому что спинным мозгом чувствую – время еще не пришло. А к девяти часам вечера покинул пансион и без происшествий добрался до конспиративной квартиры.

Вся группа, за исключением Суровцевой, тоже была на месте.

Под потолком комнаты витали клубы сизого папиросного дыма, переливаясь причудливыми цветами в мягком домашнем свете керосиновой лампы. Синицын, Пуговкин и Игнашевич резались за столом в картишки, а сотник, вальяжно развалившись на диване, лениво перебирал струны гитары, повязанной по грифу шикарным атласным алым бантом. Увидев, как я вошел, все собрались встать, но я жестом их становил.

– Пока отдыхайте, господа. Только форточку приоткройте, дыма столько, что топор вешать можно. Что нового?

– Грешат на кемалистов лягушатники, – язвительно сообщил Тетюха. – Весь город на уши поставили, окаянцы.

– Аресты идут полным ходом, – добавил вахмистр, лихо шлепнув картой об стол. – И пальба была, сам слышал. Видать, кто-то не очень хотел арестовываться.

– У нас очень мало сведений по кемалистскому подполью, – задумчиво морща лоб, сказал штабс-капитан. – Хотя, думаю, оно уже разгромлено французами.

– Не знаю, как насчет всего подполья… – Игнашевич скрипнул форточкой и обернулся ко мне. – Но их ячейку в доках точно прихлопнули. Восемнадцать человек арестовали.

– Пусть резвятся, – я снял пальто и присел в кресло-качалку. – Чай у нас здесь присутствует? Кстати, что по полякам?

– Мой человечек в городской полиции… – вахмистр поработал насосом, подкачав керосин в примусе, а потом поджег горелку и брякнул на него очень древний с виду медный чайник. – Сообщил, что трупы вчера вечером обнаружили. Но дело сразу забрали англичане. А как у них, увы, неизвестно. Может, Стрелка чего узнала. Я завтра с ней встречаюсь. И да, дом я снял. Небольшой, но с конюшней и садом. В очень удобном месте. На отшибе. Уже можно обживаться. Всего сто лир в месяц.

– А я машину приобрел! – гордо сообщил Синицын. – Это я вам скажу, не авто, а…

– Очень хорошо, Алексей Юрьевич. Не сомневаюсь, вы выбрали очень хороший автомобиль, – я его тактично прервал. – Но к этому мы вернемся чуть позже, а пока обсудим предстоящую акцию. Егор Наумович…

Сотник небрежно отложил жалобно зазвеневшую струнами гитару и сел на диване.

– Серж Полански возвращается к себе домой только после того, как проконтролирует сдачу выручки у кассиров в казино. Это обычно случается к четырем часам утра. В половину пятого – в пять он выезжает домой на своем автомобиле. Сам, без охраны. Иногда с ним бывает какая-нибудь девушка из кордебалета. Спиртным не увлекается, предпочитает гашиш и кокаин. Поговаривают, что он прилично работает ножом. Бывший офицер французского Иностранного Легиона. А вообще, серьезный тип. Гортензия говорила, что его побаивается сам хозяин заведения.

– Квартира у него на последнем этаже трехэтажного дома, – продолжил эсер. – Здесь, совсем рядом. Пару минут ходьбы проулками. Ночью парадное там закрыто. Его запирает портье, а сам уходит к себе в каморку. У всех жильцов есть ключи…

– Очень хорошо. Нам желательно попасть к нему в квартиру, но в случае невозможности Полански надо просто убить. Без особого шума. Если что, будем импровизировать. Уже на месте сориентируемся. Ну что, по капельке коньяка к чайку, господа офицеры? Во что играем? В подкидного? Н-да…

Глава 19

Бывшая Османская империя.

Константинополь. Район Пера

1 февраля по старому стилю. 1920 год. 10:00

Операция сорвалась.

Полански прикатил домой в сопровождении четырех вооруженных охранников, в буквальном смысле прикрывавших француза своими телами до того самого момента, как он дошел до парадного входа особняка.

Признаюсь, шансы у нас все-таки были, даже весьма немаленькие, потому что Игнашевич находился на позиции со своей трещоткой очень близко и мог, при должном везении, положить их всех одной очередью, но я все-таки отменил операцию. Дело в том, что француз появился уже к восьми часам утра, когда улица была полна народу и любая стрельба могла повлечь за собой кучу ненужных жертв. Да и патрули союзников никуда не делись. А устраивать бойню в самом центре Константинополя в мои планы не входило.

В общем, не сложилось.

Скорей всего, Полански уже связал гибель поляков с моей персоной и ждал возмездия. Так сказать, справедливой ответки за подлянку. Ну что же, этого и следовало ожидать, так как француз не показался мне глупым человеком.

Стало ясно, что в ближайшем обозримом будущем таким способом мы его не достанем, поэтому я не стал переносить акцию на последующие дни и скомандовал отбой.

«Что дальше делать будешь, твое высокоблагородие? – думал я, неспешным шагом возвращаясь в пансионат. – Хотя для начала не помешало бы хорошенько проанализировать ситуацию. Итак, что мы имеем… В первом варианте, прекрасно понимая, что отсидеться ему не получится и рано или поздно его достанут, Полански поднимает на уши свои связи в спецслужбах и сливает им информацию, что поляков пришил я. Господина Корфа начинают искать и первым делом выходят на баронессу Теодаракис, потому что именно она рекомендовала его в казино. А вот тут может выйти совсем неоднозначно. Гортензии, в свою очередь, меня рекомендовал ее ненаглядный Егорий, которого, скорей всего, она ни за что не захочет подставлять. И все – на этом месте ниточка рвется, потому что баронесса, с ее гигантскими связями в руководстве оккупационного контингента и в высшем свете Британии с Францией, мало кому по зубам.

Ладно, допустим, каким-то способом на меня все-таки вышли. И что? И опять ничего. Во-первых, Полански подставится сам, потому что история с похищением выплывет наружу, а во-вторых, можно будет самому перейти в наступление, списав все на немотивированные действия польской разведки. По факту, дружественной Югу России. Скандал выйдет грандиознейший. Особенно если я намекну, что пшек держал на крючке одного высокопоставленного офицера из союзнической миссии и получал от него важнейшую развединформацию. Хм… а получается не все так плохо, как казалось с самого начала. Но посмотрим, ближайшие пару дней все покажут. В любом случае с Сержем надо что-то решать…»

Приободрившись, я наконец вернул себе желание воспринимать окружающую действительность и сразу же наткнулся взглядом на витрину с манекенами в шикарнейших женских нарядах. Оформленная затейливыми виньетками вывеска гласила, что сие заведение есмь не что иное, как «Салон парижской моды» мадам Жизель Дюшамп. Именно той мадам, у которой одевались практически все дамы из европейского высшего общества Константинополя.

«Н-да… а почему бы и нет?»

Немного поколебавшись, я толкнул входную дверь в салон.

Мелодично звякнули колокольчики.

В салоне, обставленном элегантной вычурной мебелью, было пусто. В воздухе стоял легкий аромат слегка приторных женских духов, разбавленный запахом свежезаваренного кофе и… и пахло собакой. А точней, смердело.

Сама собачка, пушистая, как мне показалась, даже завитая, миниатюрная болонка с повязанным на шее розовым бантиком, обнаружилась возле большущего раскидистого фикуса, стоявшего в углу. Псина как раз задирала свою заднюю лапку и старательно мочилась на кадку.

Увидев меня, она залилась визгливым лаем, впрочем, не прекращая отправлять свои потребности.

– Бабетта, на кого ты лаешь, моя сладкая? – в салоне появилась полноватая дама в домашнем халате, с портняжным метром, висевшим на шее, и с чашечкой кофе в руках. Ой… – увидев меня, она слегка смутилась. – Ой, простите меня. Я как всегда забыла запереть дверь. Вы, очевидно, ошиблись? Магазин мужской одежды господина Брамса на другой стороне улицы…

– Нет, не ошибся, мадам Дюшамп, – я улыбнулся даме в ответ. Несмотря на то что даме было далеко за сорок, выглядела она просто обворожительно, олицетворяя собой хорошо выдержанную временем красоту.

– Даже так? – хозяйка очаровательно и лукаво улыбнулась. – Ну что же, мой бутик в вашем распоряжении, господин…

– Берг. Алекс Берг.

– Чашечку кофе?

– Пожалуй не откажусь…

Салон я покинул где-то через час, полиняв на двести пятьдесят франков задатка. Но зато мадам Жизель к завтрашнему полдню пообещала мне доставить в указанное место все, что может потребоваться молодой даме для того, чтобы, собственно, выглядеть как «дама». Что за дама? Ясмина, конечно. За каким чертом оно мне надо? Сам не знаю. Надо – и все. И вообще, стал замечать, что очень сильно поменялся после момента попадания в барона. Не то чтобы я был в восторге от этого, но все еще остаюсь самим собой.

Следующую остановку сделал уже в мужском салоне, где заказал себе новый смокинг, взамен безнадежно офоршмаченного кровью гордых, но уже покойных шляхтичей.

Ну а затем нанес визит вежливости господину Шмуклеровичу с супругой. Надо же проверить, сорвали мы планы франкам или нет.

Как очень скоро выяснилось, что все-таки сорвали. Рейс в Батум откладывался на неопределенное время, что повергло Израиля Львовича в нешуточное уныние.

– Нет, это возмутительно! – сварливо бурчал он. – Я уже набрал команду и пополнил запасы. И что теперь? Никому нельзя верить, никому.

– Думаю, вы что-то придумаете. Опять же, надо понимать, что неустойка…

– Пустое… – еврей быстро сменил тему разговора. – И таки да, Георгий Владимирович, просто замечательно, что вы зашли к нам.

– Что так?

– Ну, во-первых, – Шмуклерович состроил умильную рожу, – мы вам всегда рады!

– А во-вторых?

– Ну… – судовладелец явно смутился. – Тут такое дело… Мне поручили…

– …передать вам письмо… – закончила за него Циля Абрамовна, попутно окинув мужа строгим взглядом. – Вот… – она вышла из комнаты, через мгновение вернулась и передала мне маленький розовый конвертик.

«Кетеван? – слегка удивился я, уловив легкий жасминовый аромат, исходящий от запечатанного сургучом письма. – Ну и дела…»

– Увы, мы не знаем, от кого оно, – поспешил высказаться Израиль Львович. – Но поручение исходило от таких людей… – лицо еврея стало торжественно скорбным. – Что мы просто не могли отказаться…

– Ну что же, гляну на досуге, – я спрятал письмо во внутренний карман пиджака. – Кстати, Израиль Львович, тут сорока принесла на хвосте, что вы можете устроить выгодный обмен валюты? Так ли это?

– О каких суммах и о какой валюте речь? – еврей сразу подобрался и стал напоминать пойнтера в стойке.

– Суммы значительные. Весьма. А валюта… гм… любая. Доллары, франки, фунты стерлингов, золото. Туда, обратно и так далее.

– Я могу поспособствовать, – Шмуклерович солидно кивнул. – Причем выступить гарантом сделки. За совершенно незначительные проценты.

– Отлично. Думаю, в очень скором времени я обращусь к вам… – обменявшись с хозяевами парой ничего не значащих фраз, я поспешил откланяться. И уже в шлюпке, переправляясь на берег, вскрыл послание.

«Милый Жорж, – округлым убористым почерком писала Кетеван. – Браво, браво, я знала, что ты без особых проблем уладишь ту неожиданную неприятность с представителями известной нам страны. Увы, это отголоски дела, о котором я упоминала, и ничего с этим пока не поделаешь. Очень хочу тебя увидеть, но стеснена во времени и в обстоятельствах. Но, думаю, наша встреча очень скоро состоится. Не забывай заходить к нашим гостеприимным знакомым, связь через них на данный момент самая надежная. Твоя Кети.

Р.S. Целую!

P.P.S. Еще раз целую! С известным тебе инициатором наших неприятностей поступай как знаешь. Но учти, он уже пожалел о своей глупости и ищет примирения.

Р.Р.Р.S. Целую, целую, целую! Не вздумай никуда деваться из города…»

– М-да… – я разорвал листик бумаги на мелкие клочки и выбросил их за борт. – Ну что же, поглядим, посмотрим. В любом случае уезжать я пока не планирую.

Ясмины дома не было, и после обеда я опять засел за документы. Но как следует поработать не смог, потому что примчался Синицын.

– Георгий Владимирович… – штабс по своему обыкновению слямзил из плетеной корзинки на столе рогалик, откусил его половину и, только прожевав, продолжил: – Новости появились.

– Излагайте. Да не давитесь всухомятку. Налейте себе молока.

– Угу…

Если вкратце, Синицын сообщил, что Полански через баронессу ищет выходы на меня, чтобы загладить миром досадное происшествие. Гортензия уведомила об этом Тетюху, причем взяла на себя обеспечение безопасности встречи. Видимо, Серж сумел ее убедить в искренности своих намерений.

– Встретиться предлагают у баронессы в имении, сегодня в семь часов вечера, – подвел итог штабс-капитан и озабоченно добавил: – А нет ли здесь какого-нибудь умысла?

– Пока не знаю… – я слегка задумался. Ну что же, сведения, полученные от Кетеван, подтвердились. Серж оказался здравомыслящим человеком, реально оценил обстановку и понял, что мириться будет самым выгодным вариантом. Интересный расклад получается. От мертвого франка мне никакого проку нет. А вот от живого…

– Ну что же, Алексей Юрьевич. Поедем на встречу. Только вы и я. Игнашевича с Пуговкиным беспокоить не будем. Сотник уже там будет? Не думаю, что франк выкинет какой-нибудь фортель. Кстати, как там дела у его высокопревосходительства? Договаривайтесь о встрече. Пора явить на свет наши достижения. Вы ешьте, ешьте. А я пока соберусь.

Итак… Черный костюм-тройка или… Пожалуй, будет сборный вариант – встреча ведь неформальная. Черные брюки, серый твидовый пиджак и тонкий свитер из шотландской шерсти под горло. Полуботинки, пальто… нет, обойдусь плащом, на улице сегодня не холодно.

Кольт в кобуру под мышку, два полных магазина к нему в специальные кармашки. «Мелкого» американца на лодыжку, а стилет устроится в специальном карманчике.

А если озаботиться бронежилетом скрытого ношения? Конечно же, керамических защитных пластин я не изобрету, но большинство пистолетных и револьверных патронов сейчас не отличаются особой пробивной способностью, так что можно будет обойтись вкладышами из клееной кожи, либо тонкими стальными. Гм, а почему бы и нет? Пожалуй, займусь экспериментами в свободное время. Так… вроде всё…

Вилла баронессы располагалась на берегу моря, далеко за городом, и к ней мы добрались уже в сумерках. Встретила нас сама Гортензия.

– Я рада, что вы приняли предложение, – гречанка была непривычно собранна и деловита. – Уверяю, Серж уже раскаялся в своем глупом поступке. И да, можете быть спокойны. Здесь вам ничего не угрожает.

– У меня нет оснований сомневаться в ваших словах, но в чем ваш интерес, Гортензия? – я проводил взглядом парочку как на подбор коренастых охранников, явно греческой наружности, вооруженных короткими двустволками, прогуливавшихся по дорожкам сада.

Баронесса приостановилась и заглянула мне в глаза.

– Скажем так, меня связывают с Полански некие взаимовыгодные отношения. Исключительно деловые. И я не вижу смысла в их прекращении.

«Интересно, какие же?..» – подумал я про себя, но озвучил совсем другое.

– Пожалуй, я не против уладить инцидент, но насколько можно верить вашему протеже?

– У Сержа очень мало принципов… – усмехнулась гречанка. – Но если он дает слово, то будет держать его даже перед виселицей. Так что в этом плане вы можете быть спокойным. Идемте…

Баронесса Теодаракис привела меня в каминную залу, оформленную в средневековом рыцарском стиле. Тут же приоткрылась незаметная дверца в стене, и выглянул сотник, показывая, что он наготове.

Через минуту в зал вошел Серж и сел напротив, на диван. В первую нашу встречу он вызвал резкую антипатию у меня, что, впрочем, и неудивительно, но вот сейчас ничего подобного по отношению к нему я не испытывал. Черный костюм в тонкую серую полоску, белая рубашка с темно-бордовым шейным платком, умное лицо с тонкими чертами и пронзительные серо-стальные глаза, холодные как лед. Еще бы им вертикальный зрачок, точно выглядели бы как у змеи. У меня в моем нынешнем обличье глазки почти такие же, только голубые. Так сказать, нордические. Выглядит Серж совершенно спокойным, хотя чувствуется, что он слегка не в своей тарелке. Что тоже вполне нормально.

Баронесса Теодаракис подкатила к нам столик с напитками, после чего молча удалилась.

– Я пригласил вас на встречу, чтобы уладить возникшее между нами недоразумение… – Полански заговорил первым.

– Каким же образом? – я достал папиросу из портсигара и раскурил ее.

– Любым приемлемым, – коротко ответил начальник охраны казино. – Да, я совершил ошибку и готов дать вам удовлетворение.

– Интересно, а с чего вы взяли, что я собираюсь вас преследовать?

– Я до сих пор толком не знаю, кто вы, – усмехнулся француз. – Но предполагаю, что будете. Во всяком случае, так бы поступил я сам. Поляки уже расплатились за свою ошибку, а я не люблю ошибаться дважды подряд.

– Не имею никакого отношения к случившемуся с поляками. Кстати, а что с ними случилось?

– Месье Корф… – Полански покачал головой. – Мы все взрослые люди. Итак, чего вы хотите?

Я немного помолчал, делая вид, что занят исключительно курением, а потом коротко ответил:

– Ничего, месье Полански. Ничего.

– Как вас понимать, месье Корф?

– Мне ничего от вас не надо… – через паузу повторил я.

– Так просто? – француз великолепно владел собой, но по его лицу все-таки пробежала тень недоумения.

– Да, так просто. Все ошибаются, в том числе и я. Но не будем спешить. Давайте поговорим, выпьем, наконец.

– Вы меня удивили. Но пусть будет так… – Серж согласно качнул головой. – Я верю вам, месье Корф. Виски, коньяк, водка?

– Коньяк. И все-таки, с чего началась эта история? – я взял бокал и небрежно отсалютовал французу.

– Ну что же, я отвечу вам искренне… – на лице француза промелькнула досадливая гримаса. – Известные вам господа ввели меня в заблуждение. Можно даже сказать, обманули.

– А что вас с ними связывало?

– Фактически ничего… – пожал плечами француз. – Я познакомился с месье Опольским на почве увлечения раритетным холодным оружием. Отношения поддерживал, но старался не сходиться близко. Это не в моих правилах, к тому же я сразу заподозрил, что он имеет какое-то отношение к разведке своей страны.

Чувствовалось, что Полански что-то недоговаривает, но я не стал дожимать его.

– Так вот, – продолжил француз – Где-то с месяц назад он пообещал мне уступить скимитар[52]52
  Скимитар, также симитар и сцимитар – обобщённый европейский термин для различных восточных сабель.


[Закрыть]
четырнадцатого века из своей коллекции. Но взамен попросил оказать помощь в поисках нескольких людей. А именно: вас, правда, как Георгия фон Нотбека, и некоего Александра Зиберта. Объяснив тем, что вы мошенники и задолжали ему большую сумму денег. Признаюсь, я согласился, так как давно положил глаз на скимитар, к тому же должники, как бы это сказать… – Полански хищно улыбнулся. – Должники – это в некотором роде моя специализация. В общем, первое ваше посещение казино мои ребята прошляпили, а дальнейший ход событий вы примерно знаете.

– А женщина? Та, что подстрелила ваших охранников и скрылась.

Француз поморщился и нехотя ответил:

– На нее совпали заказы. Месье Опольского и… еще одного лица, имя которого, увы, я не могу вам сказать. Правда, поляк добавил ее в список всего пару недель назад. Позже вас. Но как вашу сообщницу. Что из этого получилось, вам тоже известно.

– А этот Зиберт, вам не попадался?

– Мелькнул в Константинополе такой человек, – совершенно неожиданно для меня признался Серж. – Но сразу же пропал. Он заложил в ломбард одного еврея кое-какие драгоценности, но не стал их выкупать. Имя свое он не называл, но хозяин опознал его по приметам. К сожалению или к счастью, уж не знаю, приходил Зиберт в ломбард за день до того, как был объявлен в розыск.

– Какие приметы? – как бы невзначай поинтересовался я.

– У него на кисти левой руки отсутствуют два пальца: мизинец и безымянный, а на левой стороне лица хорошо заметные следы осколочного ранения… – доложился Полански. – К тому же он рыжий. Огненно-рыжий. Согласитесь, не часто встречающиеся в такой комбинации приметы. Но дальнейшие поиски ничего не дали. Впрочем, я особо и не старался.

В голове немедленно появился образ худощавого рыжего мужчины с бородкой, скрывавшей изуродованную щеку. Он был одет в парадную форму капитана лейб-гвардии Преображенского полка и смотрел прямо мне в лицо. В глазах лейб-гвардейца было столько презрения и дикой ненависти, что я быстро прогнал видение и перевел разговор на другую тему.

– Так чем было вызвано ваше желание решить дело миром? Насколько я знаю, подобные поступки не в вашем стиле.

– Как раз в моем… – Полански слегка иронично улыбнулся. – Я до сих пор жив только потому, что сначала думаю, а потом делаю. За редким исключением. Дело развивалось следующим образом. О том, что поляки отправились в ад, я узнал вчера. Почти в тот же момент, как их нашли. Связать их смерть с вами, сами понимаете, особых трудов не составило. Признаюсь, сначала мне хотелось слить всю известную мне информацию в полицию, но некоторые факты заставили меня повременить с этим.

– И какие же?

– Во-первых, дело забрали англичане, с которыми я не имею и никогда не буду иметь дел… – с легким презрением отчеканил Полански. – Во-вторых – я никогда не поставляю сведений полиции. И наконец, после сопоставления некоторых фактов – мне стало ясно, что никакими долгами тут и не пахнет, а поляки меня обманули. Вот по каким причинам я не задействовал свои связи среди официальных структур. Устранить вас своими силами можно было уже не успеть, а значит, остался один вариант – договариваться. Поэтому я принял все возможные меры предосторожности и обратился к Гортензии за посредничеством, так как подозревал, что она найдет способ быстро на вас выйти.

– Ваши четыре бодигарда смотрелись довольно неуклюже, – я не смог удержаться и подколол француза. Одновременно давая понять, что в своих выводах он не ошибся.

Полански тут же с легкой улыбкой вернул мне подачу:

– Как бы охранники ни смотрелись, я до сих пор жив. А это значит, свою роль они исполнили. Итак, вы удовлетворены, месье Корф?

– Да.

– И все-таки я могу для вас что-нибудь сделать? – Полански открыто посмотрел на меня. – Так сказать, во ознаменование нашего мирового соглашения.

– Пожалуй… – я слегка задумался. – Пожалуй, можете. Найдите для меня Зиберта. Но не чувствуйте себя обязанным, это обыкновенная просьба.

– Хорошо, – через легкую паузу сказал Полански. При этом мне показалось, что он облегченно вздохнул. – Найти и… Что дальше?

– И всё. Найти и сообщить мне. Не более того.

Вот даже не знаю, для чего я это сделал. Как говаривал персонаж одного из моих любимых писателей: не иметь миллион и иметь миллион – это уже два миллиона. Больно уж сумма завлекательная, для того чтобы просто взять и отказаться от нее. В любом случае я не собираюсь форсировать ситуацию. Поглядим, что из всего этого выйдет. А вдруг получится?

Мы еще немного поговорили с французом, как мне показалось, даже пришлись друг другу на почве увлечений, затем он подарил мне бутылку жутко раритетного арманьяка «Тенарез» производства 1880 года с большой коробкой дорогущих кубинских сигарилл «Гурка», после чего я откланялся. На ужин не остался, хотя Гортензия активно меня к этому склоняла. Тоже та еще штучка эта баронесска. Совсем не удивлюсь, если она имеет какое-то отношение к спецслужбам. Но пусть ее. Время и место такое. Разведка на разведке и разведкой погоняет.

Дома опять засел за доклад Врангелю и все-таки закончил его к десяти часам вечера. Правда, пару раз пришлось переписывать. Ох уже эти «яти», черт бы их побрал. Но ничего, в итоге справился, остаточные рефлексы хозяина тушки помогли.

Лег около двенадцати ночи. Но заснуть долго не мог. Даже не помогла ударная доза коньяка. От нечего делать стал размышлять, что бы я, как нормальный попаданец, пользуясь своими знаниями из будущего, мог бы сделать для… Для белых конечно же. Красным помогать не надо. У них и так все в порядке.

Г-м… и что же?

Организовать производство какого-нибудь чудо-оружия из будущего, должного повергнуть в шок и трепет красных? Для этого надо знать конструкцию этой вундервафли. А это не ко мне. Да и производственные мощности со специалистами где возьмешь? То есть этот вариант сразу мимо.

Насоветовать командованию белых чего умного? И чего же? Из меня стратег, как из козы барабанщица. Опять пролет.

Тупо выбить путем терактов высшее звено красных? Тоже не поможет. У них резервов хватает. Сразу новые вожди нарисуются. Да еще получше прежних.

Всё не то. Пожалуй, надо начать с того, что сейчас творится на фронте. А на фронте все плохо, хуже некуда. Ростов вроде как уже сдали. Екатеринослав – насколько я помню – тоже. Да много чего белые сдали и в полном беспорядке откатываются к Новороссийску. В войсках полный разброд и шатание, если не сказать больше. При избытке снаряжения, амуниции и боеприпасов – до солдат все это не доходит. Хоть какая-нибудь организация тылового обеспечения вообще отсутствует. Авторитет Деникина как командующего упал ниже плинтуса. Донская и Кубанская армии, состоящие в основном из казаков, то и дело выходят из его подчинения. Единственной реальной боеспособной силой остается только Добровольческая армия. Но ее возможности весьма скромны.

Если подвести итог, становится совершенно ясно, что Белое движение на этом направлении бесповоротно обречено. Вот если бы нашелся человек, способный организовать и повести за собой людей…

Кто там у нас из высшего командного звена рулит? Кутепов, Шкуро, Сиротин, Мамонтов, Драгомиров… Слащев вроде еще… Нет, все не то. Отрицать не буду, они боевые командиры, возможно даже талантливые в военном деле, но ни один из них не годится на роль командующего. На вторых ролях, особенно при хорошем руководстве, за милую душу. Но только не как самостоятельные фигуры.

Остается Врангель. Этот да, способен. Но он сейчас в Царьграде прохлаждается, потому что вопрос с его назначением пока не решен. И когда будет решен, бог весть. Я этот момент как-то запамятовал. Но вроде как скоро.

Семимильными шагами грядет Новороссийская катастрофа. И предотвратить ее не сможет никто. Разве что сам Господь Бог. Хотя… А если там нарисуется барон? Весь в белом, так сказать. И грамотно организует эвакуацию? Но не заблаговременно, а в самый последний момент, чтобы все успели проникнуться ситуацией и попрощаться с жизнью. Это ему добавит такого авторитета, что с головой хватит для того, чтобы даже самые упоротые скептики уверовали в него как в избавителя и спасителя. И боевого духа войскам добавит.

М-да… а интересный вариант вырисовывается. Впрочем, сугубо фантастический. Для того чтобы организовать толковую эвакуацию, нужен транспорт. Много транспорта, так как группировка белых насчитывает около двадцати пяти тысяч штыков. И это не считая тяжелого вооружения с боеприпасами.

В реале пришлось обходиться теми посудинами, что нашлись в Новороссийском порту, да жалкой помощью союзников. Чего явно не хватило.

Уж не помню, сколько войск удалось увезти, но едва ли треть от общего числа личного состава. Если не меньше. Остальные пробивались сами. А тех, кто не смогли или не захотели, попросту вырезали красные.

Где барон еще кораблики возьмет? То-то же.

Так что даже нечего голову ломать. Ничем я помочь не могу. Хотя, если чисто гипотетически рассуждать…

Неожиданно в коридоре послышались тихие шелестящие шаги.

Все стратегические планы моментально вылетели из головы. Я сразу припомнил, что забыл запереть дверь в комнату, и сунул руку под подушку. Рубчатая рукоятка кольта удобно устроилась в ладони. Сухо клацнул автоматический предохранитель.

Пригревшийся в ногах Васька блеснул зелеными глазищами, успокаивающе мякнул, царапнул когтями плед и опять затих.

Не вставая, я приготовился стрелять. Но сразу опустил пистолет, так как догадался, кто это может быть.

Тихонечко скрипнула дверь. В дверном проеме возник женский силуэт. Я молча лежал, не в силах оторвать взгляда от просвечивающего через тонкую ткань смуглого тела.

Ясмина сделала несколько неуверенных шагов и застыла посередине комнаты. Еще через мгновение она повела плечом, перешагнула через соскользнувшую с нее ночную рубашку, наклонилась, придерживая рукой свои вьющиеся крупными кольцами, пахнущие ромашкой волосы, робко прикоснулась своими губами к моим губам и едва слышно прошептала.

– Ты ждал меня?

– Ждал.

– Ты хочешь меня?

– Хочу.

– Тогда бери…

Внимание! Это ознакомительный фрагмент книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента ООО "ЛитРес".
Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 7
Популярные книги за неделю

Рекомендации