» » » онлайн чтение - страница 8

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 8 декабря 2018, 14:40


Автор книги: Александр Башибузук


Жанр: Попаданцы, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 13 страниц]

Глава 11

Бывшая Османская империя.

Константинополь. Пера

28 января по старому стилю. 1920 год. 09:15

Пару дней я почти не выходил из дома, тщательно изучая добытую группой информацию. Руководство за это время никак не проявило себя, хотя сомневаться в том, что о моем предложении обеспечить группу средствами для работы самостоятельно уже было доложено по инстанции, было бы крайней глупостью. Ну не может быть по-другому. Впрочем, все к лучшему.

– Вот приглашение на один вечер на имя Корфа Георгия Арсеньевича, – Синицын выложил на стол маленький квадратик. – Тетюха уже запустил через баронессу Теодаракис необходимую легенду, так что готовьтесь к определенному интересу к вашей персоне. Ваше умение находить общий язык с красными определенно заинтересуют многих постоянных посетителей этого… этой…

– Не стесняйтесь, Алексей Юрьевич, – я взял в руки приглашение и машинально провел пальцем по золотому тиснению на мелованном картоне. – Вы хотели сказать – этой помойки? Увы, наша профессия начисто исключает чистоплюйство, так что незазорно будет покопаться даже в помойке.

– Вы правы, Георгий Владимирович, – согласно кивнул Синицын. – Но возник еще один неожиданный нюанс.

– Какой?

– Вам придется явиться туда с дамой.

– С какой стати?

– Увы, таковы условия вечеринки, на которую вы приглашены, – извиняющимся тоном сообщил штабс-капитан.

– Ну и где ее взять? Даму эту? В борделе напрокат позаимствовать?

Синицын вежливо улыбнулся и пожал плечами.

Вот тут, честно говоря, я нешуточно озадачился. Можно было бы Ясмину принарядить, девка на диво красива, но из нее простолюдинка прямо выпирает, да и общаюсь я с ней в основном жестами. А без коммуникации со спутницей в таком деле явно не обойтись. Остается только…

– А если…

– Вы об Аглае Викторовне? – штабс-капитан скептически покачал головой. – Боюсь, это не лучший вариант. Скорей всего, она откажется, так как категорически не выносит подобную публику. Опять же, вряд ли у нее найдутся подходящие наряды и драгоценности. А это очень немаловажный фактор.

– Что значит «откажется»? – рявкнул я в лучших традициях гвардейского офицера. – Живо ее сюда. А с нарядами и драгоценностями разберемся. На какое время приглашение? На девять вечера? Успеем. Чего на меня смотрите, штабс-капитан? Вперед! Стоять. Сначала забросите меня на пристань, а потом сами приезжайте туда же вместе с Суровцевой.

Через полтора часа я уже стоял на палубе «Димитрия». Шмуклерович отсутствовал, обтяпывая на берегу какие-то свои гешефты, но, к счастью, его жена оказалась на месте.

– О! Таки вы в добром здравии! – Циля Абрамовна откровенно обрадовалась мне. – Но присаживайтесь, присаживайтесь, поговорим за жизнь, пока я буду поить вас кофием.

– Я к вам по делу, Цецилия Абрамовна.

– Ну вот… – притворно вздохнула женщина. – А я только собралась пообщаться с интересным молодым мужчиной, пока муж договаривается там за какую-то мануфактуру, так сразу «по делу».

– Вы просто прелесть, Цецилия Абрамовна, – я бережно взял ее кисть в свои руки. – Я с большим удовольствием приударил бы за такой шикарной женщиной, но боюсь, ваш муж застрелит меня прямо в голову. И таки да, на его месте любой бы поступил бы точно так же.

– Вы отъявленный льстец, Георгий Владимирович, – жена судовладельца ласково мне улыбнулась. – Ну ладно, говорите уже, что вам надо?

– Самую малость. Надо пристойно одеть одну молодую женщину. Кто, как не вы, сможет это сделать? Я мог бы попробовать сам, но, увы, не знаю ни одного модного женского салона в Константинополе. Выручайте, ради бога!

– Для чего одеть? Светский раут, поход в ресторан, повседневные наряды? – Циля Абрамовна сразу засыпала меня вопросами. – Сколько вы на это выделяете денег? И самое главное, кто для вас эта девица?

В общем, все уладилось самым благоприятным образом. Я сдал Циле Абрамовне злую как тысяча диких кошек Аглаю, вручил ей двести пятьдесят франков на расходы, поручил Синицыну обеспечить дам транспортом, после чего сам отправился пройтись по Константинополю. А если точнее, мне очень хотелось посетить букинистическую лавку, под прикрытием которой обосновался один из красных резидентов, некто Фуляр Матфей Борухович. Дело в том, что, покопавшись в памяти, я случайно вспомнил о некоем, почти легендарном персонаже большевицкой разведки, как раз примерно в это время торговавшем старыми хасидскими книгами в Истамбуле. Да-да, я именно о нем. Может, и совпадение, но проверить не мешает. И чем черт не шутит, может как-нибудь и нахлобучить легенду. Ничего личного, просто обожаю схлестнуться с достойным противником.

А вообще, красных разведчиков в городе находится неприлично много. И мне совсем не помешало бы разобраться, кто из них работает от Разведупра, а кто от Иностранного отдела ВЧК[34]34
  Региструпр – Регистрационное управление Полевого штаба РВСР. Первый центральный орган военной агентурной разведки РККА и первый центральный орган военной контрразведки. В апреле 1921 года преобразовано в Разведывательное управление Штаба РККА (Разведупр) с включением в него отдела войсковой разведки.


[Закрыть]
. Или Региструпра[35]35
  ВЧК – Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете народных комиссаров РСФСР была создана 7 (20) декабря 1917 года. Упразднена 6 февраля 1922 года с передачей полномочий ГПУ при НКВД РСФСР.


[Закрыть]
? Увы, не помню, переименовали уже эту контору или нет. Да и не особо важно это. А ведь есть еще Коминтерн[36]36
  Коммунистический Интернационал (Коминтерн, III Интернационал) – международная организация, объединявшая коммунистические партии различных стран в 1919–1943 годах.


[Закрыть]
, представляющий для меня особый интерес. Конечно же финансовый интерес. Другими я никогда не руководствуюсь. Ну… почти не руководствуюсь.

Но, к сожалению, по каким-то причинам лавка на улице Галип-Деде оказалась закрыта, и я решил прогуляться в антикварный магазинчик на улочку Алтын-Бакал. Уже к полякам. Благо она располагается недалеко.

Тихонько звякнули серебряные колокольчики на дверях из почерневшего от времени дуба…

Знаете, я очень люблю антикварные магазины. У меня даже сложился некий стандарт подобных заведений. Мягкий свет, плотно зашторенные окна, слегка потертая, словно присыпанная пылью мебель и непередаваемый запах старины. И непременно пожилой сутулый продавец с взлохмаченной седой шевелюрой, в старомодных очках и нарукавниках.

Так вот, в этом заведении все соответствовало моим пожеланиям, кроме самого продавца. Антиквар оказался коренастым моложавым мужиком лет пятидесяти пяти, с лихо закрученными усами и короткой прической ежиком. Правда, в нарукавниках и очках. Но, честно говоря, он немного не соответствовал обстановке и лучше бы смотрелся в полковничьем военном мундире. Впрочем, мои впечатления находились очень недалеко от истины. Согласно данным Пуговкина, глава польской резидентуры Кшиштоф Опольский был кадровым военным и закончил в свое время Геодезическое отделение Николаевской академии Генштаба Российской империи.

Увидев посетителя, он не спеша встал с кресла-качалки, подошел к прилавку и обратился ко мне на правильном французском языке, но слегка проглатывая окончания слов.

– Приветствую вас в моем заведении. Ищете что-то конкретное или забрели просто посмотреть?

– Пожалуй, просто посмотреть, – небрежно ответил я ему и невольно поежился от внимательного, цепкого взгляда продавца. – Обожаю антикварные лавки. В них тебя словно обнимает история.

– Браво, – антиквар почтительно склонил голову. – Браво. Пожалуй, я сам лучше бы не выразился. Узнаю истинного ценителя. Разрешите представиться, Кшиштоф Опольский, хозяин сего заведения.

– Корф Георгий Арсеньевич.

– К вашим услугам, господин Корф… – польский резидент тут же перешел на русский язык. – Я немедля раскрою для вас свою сокровищницу. Имеете какие-нибудь предпочтения?

– Увы, я немного стеснен во времени. Но… – я сделал вид, что слегка задумался. – Пожалуй, не откажусь ознакомиться со старинным холодным оружием, если оно у вас присутствует.

Не знаю, зачем это было сказано, тем более что-либо покупать в мои планы не входило. Да, спору нет, в душе я заядлый коллекционер, но в данном случае, скорей всего, захотелось просто немного прочувствовать поляка.

– Конечно же присутствует, – с достоинством ответил Опольский. – Прошу вас…

Коллекция у него действительно оказалась впечатляющей. Некоторые экземпляры могли удовлетворить спрос самого взыскательного покупателя, но я тщательно изображал равнодушие. Хотя особо стараться не пришлось; в самом деле, на хрена мне сейчас все эти железяки? Да и денег особо нет шиковать.

Но когда он принес из подсобки небольшой сверток из зеленого бархата и развернул его на прилавке, я невольно судорожно сглотнул.

– Пружинный итальянский стилет, работы прославленного мастера Джузеппе Маури из Кампобассо, начало девятнадцатого века… – антиквар нажал на кнопку, и тут же, со звонким клацаньем, хищно блеснув сталью, из рукоятки выскочило длинное и узкое лезвие. – Длина клинка шесть дюймов, материал – дамасская сталь, форма – классический «байонет». Отделка ручки – черненое серебро и буйволиный рог. Состояние – близко к идеальному. Просто возьмите это чудо в руки, и вы не захотите его мне отдавать.

И действительно не захотел, даже несмотря на то, что чертов поляк заломил за стилет несусветную сумму в десять фунтов стерлингов. Впрочем, я его все-таки выторговал за семь и ничуточки не пожалел. Такой и для постоянной носки не помешает, благо пользоваться «мессерами» я умею совсем неплохо. Финка неплоха, но слишком массивна, а этот даже в обыкновенном кармане никто не заметит.

А вот сам поляк оказался очень опасным типом. Жестким, колючим и хитрым, как змей. Такой, в случае необходимости, завалит, даже не моргнет. Я подобные моменты очень хорошо чувствую. А еще очень не понравилось, как он при общении постоянно заглядывал мне в лицо, словно пытаясь вспомнить, где видел раньше. И самое пакостное, я сам ничего вспомнить из прошлого фон Нотбека не могу.

А еще больше информации к размышлению появилось, когда я обнаружил увязавшегося за мной от самой лавки «хвоста» – турецкого мальчонку лет двенадцати в замызганной овчинной кацавейке мехом наружу и обязательной феске на бритой наголо башке. М-да… этого еще не хватало.

Впрочем, очень скоро улицу заполонила длинная процессия дервишей в юбках, очумело крутящихся под дикий грохот барабанов, и мне удалось незаметно оторваться от соглядатая.

Убедившись, что «хвост» отрублен чисто, поймал извозчика, проехал до соседнего квартала, там пересел на другую пролетку и благополучно добрался до пансиона. Аглая с Синицыным еще не появились, и, наскоро пообедав, я начал готовиться к походу в казино.

Первым делом тщательно выбрился, попутно немного подняв себе настроение тем, что умудрился ни разу не порезаться. Потом плеснул в бокал коньяка, закурил и присел в кресло немного поразмыслить.

«Итак, что мы имеем? В первом, скверном варианте, пшек меня все-таки узнал. Что особо не удивительно, так как он в прошлом русский офицер и мог со мной пересекаться где-нибудь на маневрах или на фронте, к примеру. Или где-то там еще. Но, если и была встреча – то только мимолетная, так как хорошего знакомого антиквар не вспоминал бы столь долго. Во втором варианте, довольно неплохом, он меня не узнал, но все равно из-за чего-то насторожился и решил на всякий случай послать мальчонку проследить. Есть еще третий вариант, он же самый пакостный. Капитана фон Нотбека слил с потрохами кто-то из посвященных в мое назначение. И поляк, естественно, сделал стойку, опознав в посетителе резидента русской контрразведки. – Я отпил из бокала, погладил взобравшегося ко мне на колени котяру и продолжил: – Ну и что из всего этого следует? А ничего. Во всяком случае, никакого смысла отменять поход в казино я не вижу. Каких-то личных счетов у меня с ним, скорее всего, нет, к тому же мы, то есть белые, полякам на данный момент не враги, так что вряд ли меня сразу станут валить. А значит, как вариант, вполне можно будет еще раз ему подставиться. Для начала игры. Какой? А вот пока не знаю. Видно будет. Ладно… Где эта чертова Стрелка с Синим?..»

Суровцева и Синицын появились к половине седьмого вечера. Штабс был обвешан множеством коробок и пакетов, а Аглая выглядела слегка обалдевшей. От злости, совсем недавно сочившейся из нее крупными каплями, не осталось ни следа. Со своим неизменным платком она уже рассталась, заменив его шляпкой, похожей на перевёрнутый ночной горшок, который зачем-то обшили по краю мехом и присобачили к нему пучок перьев. Ее затертый редингот[37]37
  Редингот (англ. redingote coat) – длинное приталенное пальто широкого покроя.


[Закрыть]
тоже исчез, сменившись расклешенным кашемировым балахоном, несимметрично отделанным по подолу и воротнику каким-то пушистым мехом с очень длинной остью. Гм… Персидский тушкан или шанхайский барс? Откуда деньги, Зин? Неужто грохнули всю сумму?

– Быстро приводить себя в порядок… – начальственно рыкнул я на нее, справедливости ради отметив, что дева все-таки похорошела. – Я попросил хозяйку помочь вам.

– Георгий Владимирович… – Аглая виновато улыбнулась. – Цецилия Абрамовна просила передать, что вы остались должны ей пятьдесят три франка.

– Что?

Но вопрос не нашел адресата, потому что Суровцева уже сбежала из моей комнаты. Вот же…

Синицын потащил груду коробок вслед за ней, а я тоже принялся одеваться. Мля… как же меня задолбали эти подтяжки для носков…

Но справился быстро. Итак, белая рубашка со стоячим воротничком и черными пуговицами, серебряные квадратные запонки с перламутром, смокинг с шелковыми лацканами и лампасами на брюках, часы «Лонжин» на цепочке, черная бабочка, платочек ей в тон и черные туфли-оксфорды из кордована. И конечно же немного одеколона «Империал Герлен».

Американский клон бельгийского браунинга поместил в жилетный карман, а стилет устроил в рукаве, выпросив для подвеса шелковый шнурок у тетки Афины. Заставят сдать ствол, так хоть не совсем безоружным останусь. А в свете последних событий это немаловажно.

Повертелся перед зеркалом и решил, что выгляжу образцово-показательно. Прямо настоящий барон. Теперь осталось только спутницу дождаться. Опять приземлился в кресло и достал папиросу.

На глаза случайно попалась колода карт, которую по моей просьбе привез Синицын. Машинально взял ее в руки, пару раз вольтанул и, чертыхнувшись про себя, отложил в сторону. Плохо, очень плохо. Понимание игры никуда не делось, но мои нынешние руки придется тренировать не менее полугода. А одного глубокого знания теории может не хватить, так что придется воздержаться от серьезного «каталова», пока опять не приведу своих «кормильцев» в нужную кондицию. Тьфу ты, сапожник без сапог. Хотя со всеми повадками из прежней жизни придется рано или поздно заканчивать. Не для того мне судьба дала второй шанс, чтобы я снова пустился по старому пути. Добуду стартовый капиталец и хватит. Нет, твою же мать, ну где там…

Неожиданно скрипнула дверь, я поднял глаза и увидел на пороге незнакомую девушку. Очень симпатичную девушку.

Дева слегка помялась и, потупив глаза, нерешительно шагнула в комнату.

Нет, я, конечно, узнал свою подчиненную Суровцеву, но, черт побери, Стрелка изменилась до такой степени, что я сначала даже не поверил своим глазам.

Для начала Аглая оказалась обладательницей великолепной фигуры, правда несколько андрогинного типа, то есть без особых выпуклостей, но ее ногам и осанке позавидовала бы любая современная модель.

Длинное платье из темно-синего муарового шелка со свободной талией и черным кружевным палантином, причудливо укрепленным на плечах, необыкновенно шло ей, делая образ удивительно романтичным. Правда, волосы, волосок в волосок уложенные волнами во что-то наподобие прически «паж», ставшее очень симпатичным мертвенно-бледное лицо и кроваво-красная помада, нанесенная «бантиком» на губы, придавали этой романтичности некий зловещий, можно даже сказать, вампирский оттенок.

– Ну как, Георгий Владимирович? – со слегка истерическими нотками в голосе поинтересовалась Суровцева. Мне показалось, что еще чуть-чуть и она расплачется.

«Вот же дурища, такие достоинства прятала…» – подумал я, но рассыпаться в комплиментах не стал и скупо похвалил:

– Хорошо, Аглая Викторовна.

– Спасибо, Георгий Владимирович, – облегченно пискнула Суровцева.

– Где взяли драгоценности? – Девушке очень шел старинный по виду гарнитур из ожерелья, сережек и перстня с впечатляющими рубинами.

– Мои личные… – тихо ответила девушка. – Это все, что осталось мне от мамы…

– Сочувствую. А что у вас в сумочке? – В глаза бросилось, что ее небольшой ридикюль что-то распирает изнутри. Да и выглядел он сильно увесисто.

– Вот… – Аглая сунула руку в сумочку и вытащила из нее здоровенный «люгер».

– Вы что, с ума сошли?

– Без оружия не пойду! – категорично заявила Стрелка, свирепо сверкнув на меня глазами.

– Да ради бога. Но почему тогда не корабельное орудие? У вас же под боком Игнашевич. Подобрали бы что-нибудь компактное.

– Я привыкла к этому… – смущенно заявила Суровцева.

– М-да… – я поколебался, вытащил из жилетного карманчика и отдал ей свой маленький кольт. – Вот, держите. И смотрите, не про… не потеряйте, в общем. Пока присаживайтесь. Алексей Юрьевич, докладывайте.

– Все готово, – Синицын внушительно откашлялся. – Пуговкин со своей… как ее… джаз-бандой, уже в казино. Он вооружен и взял с собой кое-что для вас. Ну, на всякий случай. Музыкантов не досматривают. Я с Тетюхой и Игнашевичем будем снаружи неподалеку. Ежели последует «хвост» или какие другие осложнения, прикроем без вопросов.

– Хорошо, Алексей Юрьевич. Будем надеяться, что прикрытие не понадобится. Теперь такой вопрос, Аглая Викторовна. Какова вероятность того, что вы встретите в казино своих знакомых?

– Почти равна нулю, – спокойно ответила Суровцева. – Это не мой круг общения. Мое высшее начальство там может присутствовать, но такая вероятность тоже мала, к тому же оно почти никогда не удостаивает рядовых сотрудников своим вниманием. Так что вряд ли кто-нибудь меня узнает.

– Отлично. Но в любом случае вам придется сменить имя и фамилию. Скажем…

– Ниссен, – быстро сказала девушка. – Ниссен Аглая Германовна. Так звалась моя бабушка.

– Хорошо, Аглая Германовна. Идем дальше. Вы будете играть роль моей спутницы, без точного определения статуса. Но с некоторым намеком на близкие отношения…

Закончил я инструктаж ровно в половину девятого вечера. После чего мы присели на дорожку и отправились в казино…

Глава 12

Бывшая Османская империя.

Константинополь. Галата

28 января по старому стилю. 1920 год. 21:55

Казино располагалось в трехэтажном особняке, построенном в стиле псевдобарокко, окруженном небольшим садом и высоким забором с фигурной ковкой. Внешне ничего не намекало на то, что здесь находилось игровое заведение, никаких вывесок, а все окна были плотно закрыты ставнями. Что и неудивительно, Константинополь как-никак мусульманский город, где под строгим запретом все азартные игры. Понятно, турки сейчас здесь не хозяева, но хотя бы внешне приличия соблюдаются.

Перед воротами прохаживалась пара охранников в штатском, тут же переминались с ноги на ногу несколько солдатиков в британской форме под командованием сержанта. Несколько подальше от них мялась группа французских зуавов[38]38
  Зуав (фр. zouave, от Zwāwa – название племенной группировки кабилов) – изначально название элитных частей лёгкой пехоты французских колониальных войск. Внешней особенностью зуавов служили короткие куртки, шаровары и головные уборы восточного типа, например турецкие фески.


[Закрыть]
в фесках и синих кушаках.

– Какие-то чины из оккупационного корпуса пожаловали… – шепнул Синицын и лихо подкатил к воротам.

Один из охранников быстро проверил по списку приглашение, после чего сопроводил меня с Аглаей к парадному входу. Синицына с машиной за забор не пустили, отправив ждать господ к другим автомобилям и экипажам, куда-то в переулок неподалеку.

На входе в особняк охраны не было вообще. Во всяком случае, я ее не заметил. Зато внутри нас встретил солидный пожилой мужик во фраке в сопровождении пары лакеев в белых куртках.

– Добрый вечер, мадам! Добрый вечер, месье! Меня зовут Франсуа Амьен! – щеголяя парижским грассированием, представился он. – Чрезвычайно рад приветствовать вас! Могу я попросить ваше…

Я напрочь его проигнорировал, сначала сгрузил лакею свое пальто и перчатки, помог раздеться Аглае и только потом сунул французу приглашение.

– Рад приветствовать вас, мадам Ниссен, месье Корф, в нашем заведении. Чувствуйте себя как дома, – Амьен вежливо поклонился. – Я проведу вас с вашей спутницей к баронессе Теодаракис. Но прежде вынужден рекомендовать оставить у охраны оружие, если таковое имеется. Смею уверить, здесь совершенно безопасно.

Так как он обращался именно ко мне, а не к Аглае, я с чистым сердцем признался, что оружием не обладаю. А стилет… Ну какое это оружие? Так, яблочко почистить.

Естественно, как джентльмену, мне поверили на слово и даже не подумали ничего проверять. А потом появилась та самая баронесса Гортензия Теодаракис, она же «Горгона», устроившая мне приглашение. Хотя, скорее всего, баронесса даже сама не догадывалась, что состоит на связи у Тетюхи под таким псевдонимом. Сотник использовал ее втемную, пребывая в статусе любовника. Но от этого ценность баронессы как агента ничуть не падала.

И знаете, я даже слегка позавидовал казачине. Экую бабенку отхватил, чертяка!

Крепкая спортивная фигура, смуглая кожа, огромные изумрудные глаза, буйная грива иссиня-черных волнистых волос – она действительно слегка напоминала Горгону и выглядела просто великолепно. Даже несмотря на то, что, судя по всему, возраст баронессы уже давно перевалил за отметку сорока лет. Правда, ее внешний вид слегка портило дикое обилие драгоценностей и несколько кричащий наряд, но, в общем-то, все это вполне гармонично укладывалось в облик горячей страстной южанки.

Гречанка стрельнула глазами в Аглаю и остановила взгляд на мне, задержав его на чуть большее время, чем определяли приличия. После чего быстро бросила на французском языке:

– Баронесса Гортензия Виолетта Теодаракис. А вы, как я понимаю, тот самый загадочный товарищ моего Егория?

Последние слова баронесса произнесла с нежным придыханием, что выдало с головой ее глубокую привязанность к сотнику, и одновременно с некоторой хозяйской небрежностью, словно относя его к своему имуществу.

– Он самый, баронесса, – я обозначил поцелуй на протянутой руке Гортензии. – Георг Корф. Разрешите представить, моя спутница, Аглая Ниссен.

– Рада знакомству, госпожа баронесса, – Суровцева по всем правилам исполнила книксен.

– Ой, да бросьте, – отмахнулась женщина и по-дружески приобняла ее. – Теперь я вижу, кто увел сегодня прямо из-под моего носа платье в салоне мадам Жизель. И признаюсь, оно вам удивительно идет. Гораздо больше, чем шло бы мне. Итак, я представлю вас своим друзьям. Но хочу сразу предупредить, девиз нашего клуба: эксцентричность, эксцентричность и еще раз эксцентричность. Отбросьте предрассудки и чопорность в сторону. Они у нас не в моде. Непосредственность и неординарность гораздо в большей цене.

– Тем лучше, – вдруг пролепетала Суровцева. – Мне надоело сдерживаться, когда вдруг возникает желание ущипнуть своего мужчину за задницу.

На мгновение повисла пауза.

Я похолодел. Да что там, Аглая сама испугалась того, что ляпнула, и смертельно побледнела. Твою ж мать! Конечно, время переломное, все нравственные устои прямым ходом маршируют кобыле под хвост, но это уже слишком.

Но неожиданно баронесса весело расхохоталась. Отсмеявшись, она промокнула кружевным платочком уголки глаз и заявила:

– Прелестно! Вижу, что вы с нами очень быстро сойдетесь. Браво, браво! Аглая, вы будете не против, если я украду вашу шутку? Честное слово, я сегодня взорву ей все женское общество Константинополя. Ну пожалуйста, пожалуйста!

– Не буду возражать, – прошептала Суровцева. – Могу еще…

Я облегченно выдохнул и про себя пообещал выдрать как сидорову козу клятую Аглаю. Хотя о чем это я? Умница девка, в момент прочувствовала ситуацию. Талант, однако. Пожалуй, надо будет даже премировать ее какой-нибудь мелочишкой. На шляпки и булавки.

– Ну идемте, идемте!.. – поторопила нас баронесса. – Признаюсь, я уже немного растрезвонила о появлении новых интересных людей в нашем обществе, так что не стоит медлить с вашим представлением.

Честно говоря, внутри казино мне очень понравилось. Уютный антураж в стиле позднего модерна[39]39
  Модерн (от фр. moderne – современный) – художественное направление в архитектуре, декоративно-прикладном и изобразительном искусстве, наиболее распространённое в последнем десятилетии XIX – начале XX века. Отличительными особенностями модерна является отказ от прямых линий и углов в пользу более естественных, «природных» линий, расцвет прикладного искусства.


[Закрыть]
, шикарная мебель из дорогого дерева, картины работы интересных мастеров, витражи, пастельные мягкие цвета в декорах – чувствовалось, что хозяин заведения не пожалел денег и нанял хорошего специалиста по интерьерам.

Надо сказать, что заведение оказалось в первую очередь клубом, хотя уютный игровой зал на несколько столов все-таки присутствовал.

Публика… а что публика…

– Рады знакомству…

– Очень приятно…

– Рады знакомству…

– Очень приятно…

Все они были отменно вежливы и вели себя показательно нейтрально, но во взглядах все же просматривался неподдельный интерес. И да, Синицын угадал, среди посетителей затесалось несколько высших офицеров оккупационного корпуса, в частности полковник Стенли, заместитель военного коменданта Константинополя. Но баронесса нас с ними не знакомила, так что перемолвиться словечком не удалось.

Суровцева блистала идеальными манерами и смотрелась на фоне усыпанных драгоценностями и одетых по последней парижской моде местных дам более чем достойно, но чего это ей стоило, я мог только догадываться. Не знаю, что пережила Аглая в прошлом, но сейчас в ее глазах плескались мучительное страдание и дикая ненависть ко всем окружающим нас людям.

А я мысленно облизывался, чувствуя себя лисом в курятнике. Несколько человек из досье Синицына я уже опознал, даже прикинул схемы работы с ними, но решил пока не торопить события и подождать, пока фигуранты сами сделают первые шаги. А они их сделают, уж будьте уверены. Если не сегодня, то в следующее посещение этого богоугодного заведения уж точно.

Представив нас своему кругу, баронесса забрала Аглаю и куда-то утащила ее, напоследок намекнув мне, что народ собрался далеко еще не весь и все самое интересное начнется позже.

Я слегка послонялся по клубу, послушал музыкантов под руководством Пуговкина, развлекавших народ легкими джазовыми мелодиями, подхватил у официанта бокал отменного шампанского и переместился в игровой зал. В самом деле, ну а куда еще мне перемещаться?

Итак, все вполне обычно. Три стола для блэкджека, по два для покера с баккарой и две французские рулетки. Неплохо, неплохо. Думаю, пора бы мне уже слегка отметиться. Но только слегка, потому что честным образом крупно обыграть казино фактически невозможно. Слишком уж многое здесь завязано на банальном везении. А вот поднять немного денежек вполне по силам даже обычному игроку. Тут главное обладать чувством игры и иметь чувство меры. Без этого никак.

Я подошел к кассе и разменял десять фунтов стерлингов на фишки по фунту и еще десятку на цветные пестрые кругляши номиналом по шиллингу.

Игровой зал пока еще был полупустой, но возле одного из рулеточных столов все-таки уже собралось несколько человек. Три солидных хорошо подвыпивших господина, явно неевропейской наружности в фесках, но в смокингах, явно задавшихся целью выиграть, но не вполне понимающих, как это сделать, и четвертый, довольно молодой французский офицер. Эдакий еще безусый юноша с взглядом горящим, в парадном лейтенантском мундире. Вот этот как раз был совершенно трезв и воплощал в жизнь какую-то игровую тактику, но, судя по побледневшему лицу, не очень преуспевал в этом.

Н-да… стратегий и тактик игры в рулетку множество, порой весьма сложных, даже основанных на математических расчётах. Не буду спорить об их достоинствах, но я просто знаю, что классный крупье по своему желанию забрасывает шарик в любой из секторов игрового поля на свое усмотрение в четырех случаях из пяти. И конечно же никогда не станет попадать в чрезмерно загруженный фишками участок. А этот дилер, судя по всему, как раз относится к мастерам своего дела. Поэтому вопрос, куда ставить, для меня уже решен.

Я понаблюдал немного за игрой, глянул написанные мелом на дощечке лимиты ставок и скромно примостил пять одношиллинговых фишек в сектор из четырех цифр, на наименее занятом участке игрового поля.

– Ставки сделаны, господа! – крупье элегантным отточенным движением запустил шарик по колесу.

С легким жужжанием костяной кругляш метнулся по бортику из полированного красного дерева, несколько раз звякнул, подскакивая словно живой по перегородкам, на мгновение замер и, окончательно угомонившись, наконец провалился в ячейку.

– Десять, черное, четное, господа! – хорошо поставленным голосом объявил крупье и аккуратно поставил хрустальный маркер на пустой квадратик рядом с моей фишкой.

Турки возбужденно загомонили, одна из их ставок все-таки цепляла выигрышный номер. Тот факт, что они одновременно с этим проиграли раз в десять больше своего выигрыша, османов, похоже, совсем не беспокоил. Французский офицер остался внешне бесстрастным, но по плеснувшейся в глазах злости стало ясно, что и в этот раз фортуна благополучно его миновала.

Дилер умело сгреб фишки с проигравших номеров к себе в базу, а затем, виртуозно отсчитав выигрыш, подвинул его лопаточкой ко мне.

«Ну вот, что и требовалось доказать. Не бог весть какой приемчик, но при должном везении бабла слегка срубить можно. Тридцать пять шиллингов, почти два фунта чистого дохода…» – машинально отметил я и подвинул крупье фишку чаевых. Никогда не жмотничаю и другим не советую, потому что понятие ответной благодарности персонала тоже реально. Ну что, продолжим?

Через сорок минут игры мой капитал увеличился на шесть фунтов с небольшим, после чего, посчитав свою миссию выполненной, я решил прерваться и немного осмотреться. Гораздо больше рулетки меня интересовало место, где игроки играют сами с собой без участия казино. Аглаи все еще не было видно, и ноги сами принесли меня в бар. Ну а куда еще?

Едва сделал заказ, как рядом со мной у стойки приземлился лейтенантик. Сказать, что он был опечален, это ничего не сказать; по юной, еще неиспорченной армейскими пороками мордашке в буквальном смысле бродили тучи.

Я молча поприветствовал его бокалом с коньяком Lafontaine десятилетней выдержки.

Француз пришел в себя, цапнул рукой поданную барменом рюмку мятного ликера, ответил мне тем же и представился:

– Эмиль де Лувиньяк, лейтенант армии Французской республики.

– Георг Корф.

– Вы немец? – мгновенно насторожился Эмиль.

Я мягко улыбнулся:

– Русский, месье лейтенант, русский. Хотя, если углубиться в мое генеалогическое древо, пожалуй, там сыщется датский след.

– Прошу прощения, месье Корф, – француз слегка смутился. И тут же вежливо сподхалимничал: – Мне очень понравилась ваша тактика игры…

Между нами завязался достаточно приятный непринужденный разговор, во время которого я дал лейтенанту несколько советов игры в рулетку и одновременно выведал, что он служит во французском штабе оккупационного контингента, где занимается банальной бухгалтерией. А еще то, что де Лувиньяк собирается сегодня непременно крупно выиграть, а на рулетке просто разминался.

– Это обыкновенная математика, – с жаром втолковывал он мне. – Не более того. А я, между прочим, закончил математический факультет Сорбонны. Так что, граф Сальваторе будет сегодня повержен в пух и прах.

Первым моим желанием было образумить раздухарившегося юношу, больно уж пришелся он мне по душе своей чистой наивностью, но уже через мгновение я взял себя в руки и мысленно обругал последними словами.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 7
Популярные книги за неделю

Рекомендации