» » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 16 октября 2020, 19:03


Автор книги: Александр Тюрин


Жанр: Публицистика: прочее, Публицистика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 1 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Александр Тюрин
Идеология Русского мира против либеральных симулякров

1. Почему Русскому миру нужна идея?

Россия на протяжении веков был эффективной системой по окультуриванию пространств северной Евразии. Из куска неплодородной земли в медвежьем углу появился огромный Русский мир, увеличившись на два порядка в численности населения и по размерам территории[1]1
  Население России, насчитывавшее в конце 15 в. около 2 млн. чел., за последующие 4 века увеличилось до 170 млн. чел., причем отнюдь не за счет массовой иммиграции из других регионов планеты. Таких долговременных темпов неиммиграционного прироста не знала ни одна страна в мире.


[Закрыть]
, и мощное государство, которое захватило лидерство во многих важнейших направлениях науки, техники, культуры, первым вышло в космос, спасло десятки наций от истребления и человечество от газовых камер. И аналога этому нет, потому что ни одна другая страна не развивалась в условиях, подобных российским.

Век за веком у России нет естественных границ и она открыта для вторжений извне, а врагов у нее всегда хватает, что определяется уже размерами её территории. Её холодный климат укорачивает сельскохозяйственный период[2]2
  «Главной особенностью территории исторического ядра Российского государства с точки зрения аграрного развития является крайне ограниченный срок для полевых работ. Так называемый „беспашенный период“ составляет около семи месяцев. На протяжении многих веков русский крестьянин имел для земледельческих работ (с учетом запрета работ по воскресным дням) примерно 130 дней. Из них же на сенокос уходило около 30 дней», – пишет ак. Л. Милов в книге «Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса.». В Западной Европе из рабочего сезона выпадали лишь декабрь и январь. Даже в северной Германии, Англии, Нидерландах сельскохозяйственный период составлял 9–10 месяцев, благодаря Гольфстриму и атлантическим циклонам. На возделывание земледельческих культур, на заготовку сена, европейский крестьянин будет иметь примерно в два раза больше времени, чем русский крестьянин.


[Закрыть]
, что, в сочетании с засушливостью в южных регионах, является причиной бедных и неустойчивых урожаев, протяженные зимы удорожают стоимость капитального строительства и отопления, а сезонные и суточные перепады температур, промерзание грунта возлагает особые нагрузки на инфраструктуру. Низкая естественная продуктивность почв вынуждает земледельческое население разливаться по просторам северной Евразии, но огромные пространства понижают интенсивность хозяйственных взаимодействий, замедляют оборачиваемость средств.

Преодоление всех этих ограничений требовало постоянной мобилизации усилий, самоорганизации и самодисциплины народа. Можно сказать, что Россия сама вытаскивала себя за волосы из трясины природно-климатических и геополитических проблем. Своей устойчивостью Русский мир был обязан, в первую очередь, сильной соседской общине, которая могла оказать помощь крестьянскому хозяйству в критические моменты. Низовое народовластие, земское самоуправление, было, по сути, функцией выживания народа.[3]3
  Как пишет историк С. Г. Пушкарев: «Крестьянская община, с ее выборными органами – старостами, сотскими, десятскими и т. п., – была исконным русским учреждением и мы встречаем на территории великого княжества Московского уже в XIV–XV вв. крестьянские общины в качестве признаваемых государственной властью общественных союзов, имеющих судебно-административное и финансовое значение».


[Закрыть]
А слабая государственная власть оказалась бы слишком дорога для общества с минимальным выходом прибавочного продукта. Населению Северо-Восточной Руси требовалось сильное государство, способное защитить плоды земледельческого труда. Ведь при урожае ржи на душу населения в 15–20 пуд ржи эти скудные плоды надо было оборонять очень крепко. Такое государство, задуманное наверное еще Андреем Боголюбским, было создано негласным «общественным договором», как орган мобилизации общества.

Государство строило города и крепости, оборонительные черты и засечные полосы, поддерживало глубокую сторожевую (пограничную) службу, гонялось за кочевыми ордами в степи, отбивало или выкупало у них пленников. В условиях, когда земледелие поглощало весь прирост рабочей силы, а войско – почти весь прибавочный продукт, накоплением средств, созданием крупных производств, внедрением технических нововведений занималось у нас государство.

Именно успешность русской цивилизации, невозможность сломать ее открытыми военными способами привели к мощным и изощренным атакам Запада на сознание русских.

Враги смогли подорвать Русский мир, только внедрив в него разрушительные мифы о неполноценности русских, якобы «рабов и тиранов» на фоне «свободных» европейцев. К несчастью, в конце 20 века русские оказались беспомощны в борьбе идей. Социальная система без идеологии, оценивающей её роль, место и цели, становится кучей, а народ, не имеющий национального сознания, уподобляется олигофрену.

Результатом стали страшные потери Русского мира. Только за последние 25 лет число носителей русского языка в мире уменьшилось на 50 млн. чел., а число русских в экс-СССР сократилось на 16–18 млн. чел. – за счет принудительной ассимиляции, этноцида и геноцида, при том возникли миллионные толпы русофобских зомби и янычаров, в первую очередь на территории «Украины», было потеряно несколько миллионов кв. км российской территории, в несколько раз сократилась наша доля в мировой индустрии и науке. При том разрушение Русского мира не встречало никакого противодействия со стороны зависимых от Запада властей РФ; напротив, они оказывали действенную экономическую поддержку даже самым жестоким русофобским режимам, возникшим на обломках большой России-СССР.

Такова цена, которую заплатил Русский мир за утрату работоспособной идеологии.

2. Симулякры «свободы»

2.1. От рабства к рабству. История Запада

Так что европейцы, такие ли уж они исконно «свободные»? История говорит, что нет.

Запад – родина настоящего рабства. Именно Европа была регионом классического рабства, где человек, согласно чеканному определению Аристотеля, есть instrumentum vocale, говорящее орудие. В огромной Римской империи большинство населения являлась рабами (рабство было значительным и в предшествующих ей государствах: Римской республике, государственных образованиях италиков, галлов, иберов, греческих полисах и т. д.). И распространялась Римская империя на те территории, которые поныне являются самыми густо населенными в Европе; это Италия, Франция, Бельгия, Англия, Испания, Португалия, Австрия, Швейцария, Юго-Западная Германия и т. д. Большинство европейцев – потомки рабов.

С падением Западной Римской империи в социальных отношениях мало что изменилось, как убедительно показывает исследователь раннего средневековья Анри Пиренн. В наступившую эпоху поместья европейской знати переполнены рабами. Верден, Готланд, Прага – центры работорговли. Свободное население составляет меньшинство в варварских германских королевствах, обосновавшихся на месте распавшейся Западно-Римской империи: франков, остготов и вестготов, вандалов, бургундов и т. д., которые управляются абсолютными властителями с полным подражанием формам позднего римского правления. Основным товаром, которым торгуют раннесредневековые европейские (от англосаксонских до чешско-моравских) государства с Византией, самой развитой страной того времени, являются рабы.

«Величайший ум Запада, Григорий Великий, бывший папой римским с 590 по 604 г., в приветственном послании византийскому императору Фоке, направленном в 603 г., подчеркивал, что тот правит свободными людьми, в то время как короли на Западе – рабами: „Есть в самом деле различие между королем, правящим своим племенем, и императором, правящим обществом, потому что король является хозяином рабов, а император оберегает свободнорожденных людей“.»[4]4
  Анри Пиренн. Империя Карла Великого и арабский халифат. Конец античного мира. М., 2011.


[Закрыть]

Это Византия являлась страной, где даже низшие сословия обладали правами и возможностями, о которых в Западной Европе могли только мечтать. К 7–8 вв. в Византии на земле сидели преимущественно свободные общинники, которых поддерживали законы и императорская власть. Западная же Европа была миром рабства и темноты, западное общество представлял пирамиду вассалитета и зависимости. Более слабые, чтобы найти защиту, вступали в кабалу к более сильным (что обозначалось термином «коммендация»).

Как пишет историк Ф. Успенский о европейской пирамиде господства: «Одни вступали в зависимость к королю, другие – к частным лицам. Кто искал защиты, тот обязывался к послушанию и разного рода повинностям и службе; кто обещал защиту, тот давал согласие оберегать интересы защищаемых. Этот обычай был таким общераспространенным и так согласовался с условиями жизни, что тогдашние законы, по-видимому, не допускали иного состояния, как зависимое.» «… Бедность и невозможность пропитания, недостаток защиты от притеснений сильных соседей, тяжелые подати, воинская повинность и, наконец притеснения от местного сеньора-землевладельца, который творит неправый суд. Таковы были обстоятельства, точно указываемые в тогдашних кабальных и запродажных актах, которые приводили к коммендации.» Нижние слои должны были приносить верхним слоям в жертву свои пот или кровь, верхние защищать нижние от набегов враждебных феодальных кланов, сохраняя свою кормовую базу. В своем основании европейская феодальная пирамида опиралась на абсолютно бесправных простолюдинов. (Более всего это напоминает структуру нынешней оргпреступности.) Многие поколения европейцев прожили свои жизни в полной зависимости от прихотей господина.

К 8–9 вв. основная масса европейских рабов стала безгласным угнетаемым крестьянством, сохранив прежнее название – servi. Число сервов было значительно пополнено бывшими свободными людьми за счет коммендации. Начиная с империи Карла Великого начинается массовое закрепощение общинников-германцев. Прославляемые либералами документы начала 13 в., английская Магна Карта и венгерская Золотая булла, как и соответствующие им польские статуты через два века – это не основополагающие акты свободы, а акты порабощения для простонародья, предпринятые оккупационной элитой. Замечу, что в Англии тогда правит нормандская знать, включая королей, которая говорит на французском – после принятия Магна Карты происходит закрепощение английских крестьян, под наименованием «вилланов», которое закончится только с эпидемией Черной Смерти. Такой же оккупационный характер носила венгерская знать, правившая крестьянами-славянами, польская знать, захватившая древнерусские земли, немецкие бароны, правившие славянскими и балтскими земледельцами. Здесь простолюдин будет превращен практически в говорящий инструмент. Антикоролевские позиции знати означали лишь то, что король мог помешать беспредельной эксплуатации простонародья, а феодалы были достаточно сильны в военном отношении, чтобы не нуждаться в королевской поддержке и королевском войске.

Впрочем и настоящие рабы из Западной Европы не исчезли, среди них, к примеру, были даже слуги германского императора и королей – министериалы. И в 10 в. западные европейцы продают своих скованных соотечественников религиозным врагам – сарацинам. На окраинах Европы рабство обширно практиковалось и у скандинавов, и у чехов и ляхов. Прямое рабство на территории Европы не исчезает на протяжении всего Средневековья – в 14–16 вв. патрицианские торговые республики ведут торговлю рабами, поставляя их не только на Ближний Восток, но и в приморские европейские города. Всплеск европейской работорговли относится ко временам расцвета Генуэзской и Венецианской республик, разграбивших Византийскую империю; среди рабов было много славян, которых итальянцы приобретали в своих черноморских факториях у золотоордынцев.

Европа – кладбище народов. Истребление и ассимиляция покоренных народов были фирменным почерком Западного мира. Этнические карты Европы, сегодняшняя и 600-летней давности, кардинально отличаются. В Средние века Европа вступила с большим этническим многообразием, к Новому времени от него мало что осталось. Западный мир (который в средние века нередко называли собирательным именем «франки») вместе с внутренней колонизацией, осушением болот, распахиванием пустошей и вырубкой лесов, освоением полуостровов и островов, истреблял и принудительно ассимилировал коренные народы, в том числе и такие крупные как британские кельты, кельты Арморики, славяне Эльбы и Одера (коих до начала Тридцатилетней войны ещё насчитывалось 6–7 млн.). В европейский мартиролог входят провансальцы (окситанцы), ставшие жертвами альбигойских походов, славяне Паннонии, Карантании, Трансильвании, Померании, мориски и марраны, пруссы и другие балтские племена, ливы, пикты. Согласно историку Р. Бартлетту всё завоеванное считалось франками достойной добычей и законной собственностью – этот принцип торжествует и в западном капитализме; собственность становится «священной», когда попадает в руки жадных.

Начиная с 16 в. фактически весь мир оказался полем действия западных торгово-пиратских сообществ. Сутью этого действия был захват чужой собственности, а по выражению Р. Люксембург, насильственное похищение средств производства и рабочих сил. Без ограбления мелких и общинных собственников, без работорговли и плантационного рабства не обходился не один «очаг свободы». Также как без захвата торговых коммуникаций и торгового обмена, грабительских набегов и наглого присвоения чужих богатств в Ост– и Вест-Индиях, чему служил мощный пиратско-купеческий флот.

Первой жертвой торгово-пиратских сообществ являлось простонародье собственно метрополии. Приход буржуазии в сферу земельных отношений всегда начинался с того, что она захватывала собственность крестьянских общин, сгоняла людей с их земли (evictions). Ограбленный люд обязан был по сути не продать, а предоставить свой труд первому же хозяину-нанимателю по самой минимальной цене – на это были направлены и законы.

Людям, которых лишили собственных средств производства, приходилось выбирать между фабрикой и виселицей. С 16 в. Англии существовало свирепейшее уголовное законодательство, направленное против экспроприированных, бродяг и нищих, в котором смертная казнь назначалась за сотни преступлений, начиная с мелкой кражи на сумму в два шиллинга (стоимость курицы). В правление Генриха VIII на плаху было отправлено 72 тыс. чел., при Елизавете I – 90 тыс., при населении Англии в 2,5–3 млн. чел.[5]5
  W. Harrison. The description of England prefixed to the Holinshed's Chronicles, vol.I, 1807, p. 186.


[Закрыть]
Работные дома, куда бесправная рабочая сила направлялась принудительно, создаются королевским указами еще в начале 16 в. (и превращаются парламентским актом в настоящую систему трудовых лагерей в 1834). Для малолетних они были настоящими морильнями. Почти столь же жестокая система наказания царила и в Германской империи – Каролинский кодекс, Испании, Франции, в казалось бы благополучных торговых республиках Генуи и Венеции, где простонародье страдало от голода. Свирепые наказания стали той дрессировочной палкой, которая превратило население Запада в послушное полностью управляемое стадо. Любые девиации от предписанного властями образа поведения и образа мысли карались смертью – за «ведьмовство», «колдовство», «ересь»; в чем преуспевали и инквизиционные суды католической Европы, и светские в протестантских странах.

Трудящиеся фактически подвергались новой форме рабства – пролетарской, и в него загнано была большая часть населения в самых передовых европейских государствах. Совокупность английских законодательных актов на протяжении трех столетий сводилась к тому, что пролетаризированный труженик по сути является рабом, который не имеет права выбора и обязан наняться на любых условиях в кратчайшие сроки. В случае, если трудящиеся пытались искать более подходящего нанимателя, им угрожали обвинения в бродяжничестве с наказаниями в виде различных истязаний, длительное бичевание («пока тело его не будет все покрыто кровью»), заключение в исправительный дом (house of correction), где их ожидали плети и рабский труд от зари до зари, каторга и даже виселица. Согласно английской закону «о поселении» от 1662 г. (действовавшему до начала 19 в.), любой представитель простонародья – а это 90 % населения – мог быть подвергнут аресту, наказанию и изгнанию из любого прихода, кроме того, где он родился.

Дети уже во времена Даниэля Дефо начинали работать с четырех-пятилетнего возраста. В период промышленной революции десятилетние трудились на шахтах по 14 часов в день, таская по низким штрекам, где взрослому не разогнуться, вагонетки с углем. На лондонском трудовом рынке, располагавшемся в кварталах Уайт-Чепл и Бетнал-Грин, родители предлагали своих детей в возрасте от семи до десяти лет любому человеку на какую угодно работу с раннего утра до поздней ночи. (Первые законы по ограничению времени работы детей до 10 лет появятся только в 1850-х гг.)

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!
Страницы книги >> 1

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации