Электронная библиотека » Алексей Рогачев » » онлайн чтение - страница 30


  • Текст добавлен: 27 июня 2015, 15:30


Автор книги: Алексей Рогачев


Жанр: Архитектура, Искусство


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 30 (всего у книги 31 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

Шрифт:
- 100% +
Превращения ночлежки

Однако на остальном протяжении трассы новой магистрали дела шли ни шатко ни валко. Правда, некоторый сдвиг произошел в начале 1950-х годов. В сфере внимания градостроителей оказался отрезок от Садового кольца до Комсомольской площади, точнее, его самая середина. Здесь, перед восточным фасадом так и не завершенного к тому времени Дома книги, проектировалась площадь Кирова с памятником этому выдающемуся деятелю партии большевиков и Советского государства. Площади как таковой еще не существовало, ее территория была занята беспорядочным скоплением мелких построек, бывших ночлежек, среди которых выделялась выстроенная в конце XIX века биржа труда. Однако площадь начинала обретать видимые очертания – по ее сторонам возводились новые здания.

Этим Москва была в первую очередь обязана деятельности Министерства строительных материалов СССР. Сначала, в 1949–1952 годах, на южной стороне будущей площади, вдоль Орликова переулка, поднялся внушительный жилой дом (ныне № 8) на двести квартир для сотрудников этого ведомства. Его спроектировал коллектив архитектурной мастерской министерства, которую возглавлял архитектор Л. И. Лоповок. Статус министерства ко многому обязывал, так что в доме следовало использовать новейшие достижения строительной промышленности. И в самом деле, фасад дома одним из первых в Москве облицовывался керамическими плитами, изготовленными Кучинским и Лобненским заводами. Правда, широкий размах зодчего заставил заводчан выпускать 120 различных типов керамических деталей, что в значительной степени сводило на нет экономический эффект, полученный от прогрессивной отделки.


Ночлежный дом имени Ф. Я. Ермакова. Архитектор И. А. Иванов-Шиц. 1909 г.

На восточной стороне формировался административный комплекс. В его основе, как это ни странно, оказался бывший ночлежный дом имени Ф. Я. Ермакова (Орликов переулок, 5, строение 1). Это крупное здание было выстроено в 1909 году по проекту И. А. Иванова-Шица на средства, завещанные Ермаковым. На нижнем этаже шестиэтажного дома размещалась столовая, амбулатория и другие помещения общего назначения, а на остальных – расположенные по обе стороны от широкого коридора огромные палаты, рассчитанные на пятьдесят человек каждая. Такой типичной для рабочих казарм и ночлежных домов планировкой были обусловлены очень большие ширина корпуса (более 20 метров) и высота этажей. Когда Москва избавилась от потребности в ночлежках, капитальное строение использовалось для размещения различных организаций. В 1951–1953 годах его надстроили тремя этажами, переделали фасад, который приобрел вполне современный вид. Внутренняя перепланировка позволила разместить в объемах бывших спален для босяков просторные кабинеты с приемными комнатами, рабочие помещения, библиотеку, залы для собраний.


Вид проектируемой площади на Новокировском проспекте. Слева – строительство нового административного корпуса Министерства строительных материалов СССР. В центре – перестраиваемый ночлежный дом. Справа – жилой дом министерства

С 1952 года рядом сооружался новый корпус, соединенный с бывшим ночлежным домом. Так как фасад старой части комплекса отделали в соответствии с оформлением новой, сегодня обе части воспринимаются как единое целое. Автором проекта административного комплекса выступал тот же Лоповок[340]340
  Из практики проектирования и строительства. Ново-Кировская площадь // Архитектура и строительство Москвы. 1954. № 2.


[Закрыть]
. Он же разработал и проект дальнейшей застройки площади. На западной стороне следовало завершить (уже без башенной части) Дом книги, а северную должен был замкнуть еще один жилой дом, поставленный вдоль будущего проспекта. На формируемой площади, получавшей плановые очертания равнобедренной трапеции, дом занимал большее основание и подчинял себе всю остальную равновысокую застройку. Конечно, такой вариант выглядел более логичным, чем довоенные планы, в которых мощная башня Дома книги оказывалась на одной из боковых сторон трапеции.


Проект участка Новокировского проспекта. Макет. Архитектор Л. И. Лоповок. 1954 г. Цифрами обозначены: 1 – жилой дом Министерства строительных материалов СССР; 2 – административный корпус министерства; 3 – проектируемый жилой дом; 4 – достраиваемый Дом книги; 5 – формируемая площадь; 6 – Новокировский проспект; 7 – гостиница «Ленинградская». Трасса проспекта проложена южнее гостиницы

Но и этим замыслам также суждено было остаться на бумаге. От старой застройки площадь окончательно очистили лишь в 80-х годах XX века, но вскоре она вновь исчезла – здесь в нарушение всех градостроительных планов появилось высотное здание офисного центра. Безобразная новостройка лишила центр Москвы очень нужного в тесной городской среде свободного озелененного пространства, а новые тысячи расположенных в ней рабочих мест приведут к резкому увеличению транспортной и пешеходной нагрузки на и без того перегруженные окрестные улицы и переулки. Вследствие этого сооружение офисного центра следует расценивать как настоящее градостроительное преступление.

Не было выстроено и еще одно крупное сооружение, в начале 1950-х годов предполагавшееся к постановке на проспекте, вблизи его пересечения с Садовым кольцом. В 1951 году архитекторы Б. Мезенцев, Б. Палуй, М. Шульмейстер разработали проект грандиозного здания Министерства бумажной и деревообрабатывающей промышленности СССР. По общей композиции оно сильно напоминало здание КБ «Алмаз» на площади Развилки. К центральному десятиэтажному корпусу, по краям которого возвышались две декоративные башенки, примыкали семиэтажные крылья[341]341
  Земский А. Из практики Архитектурно-строительного совета // Архитектура и строительство Москвы. 1952. № 1.


[Закрыть]
. Комплекс выглядел весьма внушительно и неплохо сочетался бы с творениями Д. Ф. Фридмана, и потому жаль, что развития сей замысел не получил.

Опасный поворот

После этих свершений в процессе развития проспекта наступило довольно долгое затишье. Конечно, какие-то работы велись: постепенно достраивался Дом книги (таковым уже не являвшийся), возводились пристройки к бывшему Дому представительств ВЦИК, сносились мелкие постройки на трассе. Однако эти работы не оказывали существенного влияния на судьбу самого проспекта, который по-прежнему состоял из заасфальтированной площадки перед зданием Центросоюза – Наркомлегпрома – ЦСУ и пустыря с южной стороны гостиницы «Ленинградская».

Проектирование проспекта возобновилось лишь в середине 1960-х годов. К работе подключился авторский коллектив под руководством П. П. Штеллера. В него входили архитекторы В. Нестеров, П. Скокан, Р. Гвоздев, Ю. Африканов, Б. Бодэ, А. Гутнов, инженеры-экономисты Г. Маркус, М. Старосельская, инженеры-транспортники М. Могилянская, Н. Лавров, инженеры Т. Бом, М. Сорокина[342]342
  Архитектура. Работы проектных и научных институтов Москвы 1966–1969 гг. М., 1970.


[Закрыть]
.

Наброски коллектива Штеллера в основном следовали замыслам 1930-х годов. Проектируемая застройка начального участка проспекта от площади Дзержинского до Бульварного кольца должна была включать архитектурные памятники – католический храм Людовика, дом Юшкова и другие. Выросшие автомобильные потоки заставили обратить особое внимание на транспортную роль проспекта – в первую очередь строительства включалась транспортная развязка на пересечении с Садовым кольцом[343]343
  Штеллер П. П. Новокировский проспект // Городское хозяйство Москвы. 1969. № 1.


[Закрыть]
.


Вид на район Новокировского проспекта. В центре снимка – здание Госторга, слева – здание Наркомлегпрома. На втором плане справа – административные здания Минавиапрома с жилым домом Метростроя между ними. 1957 г.

Вид на Садовую-Спасскую улицу в месте пересечения с Новокировским проспектом. Слева – бывший доходный дом товарищества Липгарта (1914 г., архитектор И. В. Рыльский). Правее – малоэтажные домики, перекрывающие выход проспекта на Садовое кольцо. 1957 г.

Эскизный проект предусматривал расширение проспекта на участке между площадью Дзержинского и Садовым кольцом до 50 метров (согласно Генплану 1935 года – 40–42 метра), при этом ширина проезжей части должна была составить 30 метров. Далее, от Садового кольца до Комсомольской площади, проспект расширялся до 70 метров.

Столь значительная ширина не могла быть достигнута при пропуске проспекта в зарезервированный для него коридор южнее гостиницы «Ленинградская». Наряду с высотным зданием его окаймляли и другие капитальные сооружения, поэтому расширение с 40–45 до 70 метров было делом совершенно нереальным. В силу этого уже в середине 1950-х годов в среде проектировщиков возникла идея переноса трассы проспекта к северной стороне гостиницы. Стоявшие вдоль улицы Маши Порываевой дома, которые ранее казались имевшими приличную материальную стоимость, позднее, с ростом благосостояния страны, стали рассматриваться как малоценная застройка. Единственным более или менее солидным сооружением на этом участке был пятиэтажный доходный дом на Каланчевской улице, перекрывавший выход проспекта к площади.

Желание сохранить этот дом и некоторые другие относительно ценные постройки и наличие пустующего коридора к югу от гостиницы привели к возникновению и рассмотрению еще одного варианта трассы – двухлучевого. Будущий проспект на будущей площади перед бывшим Домом книги должен был разделиться на два рукава, один из которых направлялся по имеющемуся коридору, другой – прокладывался севернее гостиницы. Тем самым ширина северного луча могла быть сокращена до 35–40 метров, обеспечивалось бы наиболее органичное примыкание проспекта к Комсомольской площади. Однако при этом и гостиница, и прилегающий к ней жилой квартал оказывались бы на своеобразном острове, со всех сторон охваченном мощными транспортными потоками. Потому в конце концов остановились на варианте с обходом высотного здания с северной стороны, что стало важнейшим изменением по сравнению с наметками Генплана 1935 года и самым существенным образом отразилось на дальнейшей судьбе проспекта.

Перенос трассы резко изменял примыкание проспекта к Комсомольской площади. Если ранее предусматривалось, что он выйдет на площадь через существующие путепроводы под железнодорожной веткой, то теперь магистраль буквально упиралась в ее насыпь. Автомобильный поток с проспекта поворачивал на узкую Каланчевскую улицу. Тем самым на повестку дня выдвигался вопрос о коренной реконструкции Комсомольской площади и прилегающих территорий.


Проект трассы Новокировского проспекта. 1957 г. Цифрой 1 на плане обозначено высотное здание гостиницы. Проспект предполагается проложить южнее него

Проект планировки и застройки участка Новокировского проспекта. Макет. Архитекторы В. Нестеров, П. Скокан, Р. Гвоздев и др. 1969 г.

Форпроект перепланировки площади был выполнен коллективом в составе архитекторов В. Нестерова, Б. Кудрявцевой[344]344
  Архитектура. Работы проектных и научных институтов Москвы 1966–1969 гг. М., 1970.


[Закрыть]
. Главными идеями проекта стали перенос железнодорожной ветки в тоннель и пропуск всего транзитного транспортного потока через северную часть площади, над которой сооружалась обширная эспланада. Кроме того, предусматривалось сооружение объединенного вокзала северных направлений. Слишком грандиозный замысел, исполнение которого требовало серьезных изменений железнодорожной сети города в самом напряженном ее узле, имел мало шансов на реализацию. А без этого прокладка Новокировского в запроектированном варианте становилась неэффективной, не дающей реальной отдачи мерой. Потому очередной проект был положен на полку, а о проспекте снова как будто забыли – на сей раз до середины 1970-х годов.

Проспект банков

На возобновление работ самое непосредственное влияние оказало развитие международного сотрудничества Советского Союза, которое повлекло рост финансовых операций, выполняемых внешнеторговыми банками. К ним относились Международный банк экономического сотрудничества (МВЭС), учрежденный в 1963 году, и возникший в 1970 году Международный инвестиционный банк (МИБ), членами которых стали Болгария, Венгрия, ГДР, Куба, Монголия, Польша, Румыния, СССР, Чехословакия. Внешнеторговыми операциями занимался и Банк для внешней торговли СССР (Внешторгбанк СССР), основанный еще в 1924 году. Все три организации располагались в старых, плохо приспособленных для банковской работы зданиях. Уже в начале 1970-х годов потребность в новых помещениях для них стала очевидной. Рассматривались варианты строительства банковских зданий на Трубной или Каляевской улицах, на Крымском Валу, Октябрьской площади. В конце концов лучшим местом признали новый отрезок Новокировского проспекта, представлявший практически свободную площадку для сооружения крупных зданий столь ответственного назначения.

Новые функции магистрали потребовали пересмотра значительной части прежних проектных решений. Проектирование перешло к мастерской № 5 «Моспроекта-2», авторами всего комплекса стали архитекторы Д. Бурдин, В. Нестеров, В. Тальковский.


Проект планировки и застройки участка Новокировского проспекта. Архитекторы Д. Бурдин, В. Нестеров, В. Тальковский и др. Макет. Вид от Комсомольской площади

Здания МИБ и МВЭС проектировали архитекторы той же мастерской – И. Дьяченко, Т. Иткина, Л. Корнышева, А. Львов, Д. Бархин, С. Фирсов, Т. Синявская, конструкторы М. Швехман, И. Кричевская, А. Першин, Ю. Дубов. В разработке проекта здания Внешторгбанка с ними сотрудничали также архитекторы мастерской № 8 «Моспроекта-1» Ю. Кубацкий, Л. Совцова, инженер Г. Зильбер.

Проектом предусматривалось сооружение на левой стороне проспекта трех дугообразных в плане зданий, соединенных четырехэтажным стилобатом. За ним прятались объемы, в которых располагались конференц-залы и рестораны (для МИБ и МВЭС они были общими)[345]345
  Тальковский В. Новокировский проспект, комплекс банков // Строительство и архитектура Москвы. 1975. № 7.


[Закрыть]
.


Проект планировки и застройки участка Новокировского проспекта. Архитекторы Д. Бурдин, В. Нестеров, В. Тальковский и др. Макет. Вид от Садового кольца

Строительство комплекса было начато в 1980 году, в основном закончено в 1986. В нем участвовали иностранные подрядчики из стран-членов Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), при отделке фасадов и интерьеров были использованы импортные строительные материалы – стеклопакеты с тонированными стеклами, ценные породы камня – мрамор и гранит. Фасадные панели облицовывались румынским травертином, первые два этажа – гранитом. Ансамбль на Новокировском стал наиболее крупным банковским комплексом Москвы – общая площадь выстроенных зданий составила более 100 тысяч квадратных метров. В качестве заслуги проектировщиков и строителей следует отметить хорошо продуманное архитектурное решение, функциональную планировку, хорошую отделку, передовое инженерное оборудование – сантехника, электрика, системы вентиляции и кондиционирования, охраны, видеонаблюдения и пожаротушения.


Строительство комплекса банков на Новокировском проспекте. 1983 г.
Последние усилия

В конце 1970-х годов наконец-то взялись и за завершение участка проспекта между Бульварным и Садовым кольцами. Были снесены мелкие строения, загораживавшие выход проспекта на Тургеневскую площадь, вырублены деревья, которыми успела в отдельных местах зарасти трасса.

Но еще раньше развернулась грандиозная эпопея строительства административно-лабораторного комплекса НИИ Министерства электронной промышленности, который должен был встать на углу кольца и нового проспекта.

Уже в 1967 году архитектор Ф. Новиков предложил форпроект комплекса, включавшего три объема (из них два высотных), поставленных на общий стилобат. После некоторых изменений, внесенных в проект по итогам обсуждения, в 1969 году началось строительство. Однако в это же время набрала силу разнузданная кампания «по сохранению исторического облика» Москвы. Что подразумевалось по этим самым «обликом», кому и зачем он был нужен, внятно никто объяснить не мог. Однако под давлением напористых ревнителей старины городское руководство пришло к выводу о недопустимости постановки в центре города сооружений, высота которых сильно отличалась бы от среднего уровня застройки. Это сомнительное решение имело негативные последствия для нескольких шедших в те годы строек, однако наиболее тяжело оно отразилось на судьбе административно-лабораторного комплекса на будущем проспекте. Новикову пришлось отрабатывать и выносить на обсуждение все новые варианты проекта – то сниженной высоты, то в виде одного протяженного объема. Дело осложнялось и тем, что на стройплощадке уже были выполнены фундаменты под башни первоначального проекта.

Наконец, в 1977 году остановились на компромиссном решении, согласно которому три корпуса следовало соединить в общий массив с помощью вставок. Но сразу же спор разгорелся вновь – теперь по вопросу, нужно ли было повышать среднюю часть здания.

На разных стадиях проектирования в нем, помимо Новикова, принимали участие архитекторы И. Покровский (на начальном этапе), Н. Суслина и В. Воронцов (1976–1980), инженеры Ю. Ионов (1966–1968, 1977–1984), В. Гнедин (1969–1980), Н. Чертовских[346]346
  Новиков Ф. Хроника красного дома // Архитектура и строительство Москвы. 1987. № 5.


[Закрыть]
.

Бесконечные переделки проекта, совпавшие по времени с началом недоброй памяти перестройки, чрезвычайно затянули строительство. Монтаж был в основном завершен лишь в 1987 году. Но тут грянули страшные события наступления «демократии», и стройка вновь надолго замерла.

В конце 1990-х годов здание обрело нового хозяина – компанию ЛУКОЙЛ, которая решила внести в проект очередные изменения. Этим делом занялся уже не Новиков, а Д. Солопов.

После того как завершилась прокладка проспекта от Комсомольской площади до Бульварного кольца, магистраль была сформирована на большей части своей длины. К сожалению, застройка проспекта осталась незавершенной. Из-за новых представительных зданий выглядывает изнанка старых переулков Домниковки. По сторонам банковского комплекса и по сей день сохраняются пустыри. Другой бросающийся в глаза недостаток – отсутствие озеленения, в результате чего проспект с его разностильными административными зданиями кажется пустынным и неуютным, особенно осенью и зимой.

Не лучшим образом отразилось на облике, да и на судьбе проспекта отступление реально проложенной магистрали на завершающем участке – выходе к Комсомольской площади – от проекта 1935 года. Сформировавшаяся плотная и капитальная застройка зарезервированного еще в 1930-х годах коридора не позволяла в полной мере осуществить задуманный банковский комплекс – его пришлось бы оборвать на середине.


Так мог бы выглядеть выход Новокировского проспекта на Комсомольскую площадь при двухлучевом варианте. Проект. 1954 г.

Но перенос трассы вызвал множество осложнений. Поскольку вместо зарезервированного участка завершающий отрезок проспекта пробили через застроенные кварталы, заметно увеличился объем сносов. Среди прочих уничтожили и многоэтажный доходный дом, перекрывавший выход проспекта на Каланчевскую улицу. Планировочная структура прилегающих с севера кварталов была грубо нарушена. Наконец, самым печальным следствием стал крайне неудачный выход проспекта на Комсомольскую площадь. Ось его оказалась смещенной относительно существующих путепроводов под железнодорожной соединительной веткой, служащих въездами на площадь. Из-за этого организация движения в этом важном узле приобрела уродливые формы: для автомобилей, двигающихся с проспекта на площадь, оставлен всего один ряд, и они вынуждены описывать длинный зигзаг с выездом на Каланчевскую улицу. Устранение этих нелепостей потребует сооружения нового путепровода и полной реорганизации движения по Комсомольской площади.

Подводя итоги…

Новокировскому проспекту выпала самая трудная судьба среди всех новых магистралей Москвы. Идея его прокладки возникла ранее проектов остальных рассмотренных в настоящей книге магистралей, и первые здания на трассе будущего проспекта стали появляться уже в начале 1930-х годов. Но прокладка магистрали, создание которой всеми планами относилось к числу самых важных градостроительных мероприятий, затянулась на многие десятилетия и так и не была завершена. Прошло восемьдесят лет, а шансов, что это произойдет в обозримой перспективе, нет.

Вдобавок Новокировский стал средоточием многих существенных градостроительных просчетов. Первым из них стало отложенное на много лет раскрытие выходов готового участка магистрали к Бульварному и Садовому кольцам. Из-за этого обширная, очищенная от застройки площадка на трассе будущего проспекта оказалась выключенной из жизни города. Ряд ошибок был допущен и при возобновлении прокладки проспекта. Излишняя ширина, заложенная в проект новой части проспекта, привела к изменению его изначально задуманной трассы, что обусловило нелепое примыкание к Комсомольской площади.

В отличие от проспекта Калинина Новокировский так и не стал играть заметной роли в жизни города. Основной причиной этого является неудачный выбор функционального назначения застройки новой части. Широкая, парадная магистраль почти все время пуста – на ней нет предприятий торговли и обслуживания и всего два жилых дома. Не стал проспект и важной транспортной артерией. Обязательные для магистралей подобного уровня развязки на пересечениях с Садовым и Бульварным кольцами так и не были выстроены. А прекращение (судя по всему, окончательное) дальнейшей пробивки проспекта к центру города обрекает его на вечное существование в качестве нелепого следа прерванных на полпути попыток реализации правильного и широкого замысла.

Зато так и не завершенный проспект может рассматриваться в качестве своеобразного музея истории московского конструктивизма. Вдоль магистрали собрано несколько интереснейших произведений этого архитектурного стиля – здания Госторга, Наркомлегпрома, Наркомзема, Дома книги. Возможно, что именно здесь зодчим удалось бы наконец найти тот самый московский стиль…

Но притом, что в застройку проспекта входят лучшие образцы советской архитектуры, ансамбль магистрали так и не сложился. Даже комплексно застраивавшийся отрезок проспекта между Садовым кольцом и Комсомольской площадью не может рассматриваться в качестве удачного решения из-за ряда допущенных проектировщиками досадных просчетов.

Подобно тому, как героем реконструкции улицы Горького и Ленинского проспекта стал А. Г. Мордвинов, а большую часть зданий Кутузовского спроектировал З. М. Розенфельд, Новокировский вполне мог превратиться в «магистраль Великовского». С именем этого зодчего связаны истории трех важнейших сооружений. Именно он выиграл открытый конкурс на здание Центросоюза, он же стал автором дома Гострога, наконец, ему принадлежал изначальный проект Дома книги. Но… Дом Центросоюза выстроен по проекту Ле Корбюзье, Госторг оказался в стороне от нового проспекта, а Дом книги не суждено было достроить ни по проекту Великовского, ни по проекту сменившего его в качестве автора И. А. Голосова.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации