154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 20 апреля 2017, 03:14


Автор книги: Альманах


Жанр: Журналы, Периодические издания


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Альманах «Российский колокол» № 3 2015

Слово редактора

Юлия Поселеннова,


поэт, прозаик, публицист.



Что такое осень?

Осенний марафон, или О вечном детстве

Дорогие друзья!

Вы держите в руках очередной спецвыпуск альманаха «Российский колокол» – «Осенний марафон».

Почему именно «Осенний марафон»? Многие молодые люди, которым сейчас чуть меньше или чуть больше 20-ти, возможно, и не знают такого фильма. Сейчас в моде все больше красивые спецэффекты. Но и сейчас этот фильм прекрасного режиссера Георгия Данелии не потерял свою актуальность.

Можно много говорить, о чем он. Критики-кинематографисты давно уже все разжевали и сказали.

Я, например, вижу в главном герое вечного ребенка. И хоть он уже не в весне и даже не в лете своей жизни, он стоит на пороге осени, но в душе он так и не повзрослел. Он все просит

родителей (читай – Бога, социум или другие определения) разрешения иметь и ту, и другую игрушку. И жену хочу, хотя она мне надоела, и любовницу. Этот мишка все равно мой, хоть я с ним больше не сплю, не дам его выбросить. А эта кукла нарядно одета, я с ней играть хочу…

А когда находится кто-то более сильный, чья настойчивость подавляет детскую волю, он не в силах противиться. Ему неприятно, он недоволен, но все равно действует так, как ему говорят, пока совсем не съедет с катушек.

Взрослость определяется не наличием седины или морщин, не дорогими автомобилями, купленными за свои деньги, а ответственностью – за себя, за принятые решения, за близких. Это умение сказать «нет» соблазнам, когда они могут навредить, или сделать выбор, а не стоять на распутье с потерянным видом.

Осень – как жизни, так и года – прекрасное время для творчества, для подведения итогов или даже смены сферы деятельности.

Осень прекрасна! Она наполняет души светлой грустью, от которой хочется писать, петь или тихонечко брести по парку с фотоаппаратом в руках.

Приятного чтения!


Юлия Поселеннова,

шеф-редактор журнала «Российский колокол».

Поэзия

Виктор Авин

Родился в Ленинградской области, окончил Ленинградский государственный университет, живет в Санкт-Петербурге, женат, двое детей. В 2012 году в издательстве МГО СПР опубликовал трехтомник стихов и прозы «Миграция души» (первый том – 252 с., второй – 200 с., третий – 212 с.). В мае-июне 2013 года в составе делегации Продюсерского центра Александра Гриценко принимал участие в работе Всемирной книжной выставки в Нью-Йорке.

Школы – поехали! Крыши открываются!.
 
Кто выходит в школу —
Кол получит скоро
Будет драться кольями
Стульями, застольями
Кто-то, спецодетый
Из кола ракету
Сделает «Поехали!»
Кто-то кол осиновый
Пули в магазины.
Но основная масса
Из «а», «б», «в», «г» класса
Детей идет не в школу
Они идут в пятёрню
А потом в пекарню —
«ЕГ» плодит бездарных
И умных, не узнаешь,
Из какого теста —
Хранят все тайны тесты.
Но без стали их, коржа
Ракеты, пирога
Не получишь, ни куя
И не грызя гранит науки.
Как светлы будут муки
Полеты, детвора
Когда вы побежите
Со школьного двора…
Звонок! Урок труда…
 

01.09.15

Дом уходящих кочевников
 
Мы, твои дети, покинули дом, мама!
Идем по Планете и ком на ком лезем
А дом соседа стоит рядом, странно
Тоже пустой, и мы заселиться в нем грезим.
И ни разу не мучает совесть нас, мама!
Почему же по дому идешь привидением
Вслед за Солнцем по стенам, готовя нам манну
И комья размешивает вокруг дома растение
Но не может, у нас древо жизни —
Бессмысленный папоротник
На земле в запустении.
 

14.08.15. Стих создан по мотивам песни всех времен и народов «Дом восходящего Солнца», группы «Enimals»

Петербургский палач
 
Погода стойко переносит непогоду
Перетерпела Петербургская грозу
Блокаду помня, к унижению народа
Не добавляет свои сопли на лету.
За то, что грязно оплевали за Победу
За то, что русский не отдал им Крым родной
Кровью политый, она измажет грязью
Побьет камнями ИЗУВЕРА, ад разинет
И в головешки превратит, а подкидного
Хохла и брата-дурака лишит же крова
За смертный его грех – отказ от брата
Откажет в разуме не на день, а навеки
Вырождением в родные ему свиньи —
Они по генам подошедшие отныне.
 
 
Погода – часть от Бога, его плоти!
И, распавлинив хвост, надутая Европа
Пересядет с пепелищ своих на плотики.
Погодой проклятый Обама и народ его
Черномазый от пожарищ, свои дротики
Рабами вспомнит, вокруг своих костров
В огне являя отвратительные лица.
 
 
Пошли войной бы ради НЕ своей землицы
Так нет, куда там, подло врать кудахтать
Всем стадом, стаей, унижать и мерзко мстить
Являя дно нечеловеческой природы?
Природа их за это будет бить
Честно, не предвзято, по делам их
Не из-за угла, открыто, с неба
 
 
С боку, сзади и из-под земли.
Начнут юлить, вертеться, извиняться
Льстить, увидев настоящего Хозяина
Но он карающий, уже поздняк метаться
Было ваше время извращаться. Собой
Открыть изнанку Бога? – Не простит.
Наступит час жестоко отплатить.
 
 
Погода стойко переносит непогоду
Но не прощает подлецов-народов
И будут прокляты они в аду век жить
В грязи, в камнях, в огне на холоду.
 
 
Погода Петербурга за все жертвы
Целенаправленно, виновных, не у церкви
Казнит во исполненье приговора
Бога. Топорами всех воздушных масс
И пропастями, трясками подземными
До каждого дотянется.
 
 
Наверное
Ей останется мешать – вокруг мутить…
 
 
Война погод – то дьявольская жизнь.
Пока не поздно – все утихомирьтесь.
Тогда, быть может, Бог вас и простит.
Сняв палача с себя, повесит нам на щит
Плащ свой, и меч поставит в скит.
 

27.08.15

Тому, кто первым поймет
 
Переключили как будто скорость, и наступает жара внезапно
Это всемирное потепление души? – Это практика
«Минимакса»
Теория Авина из модели, которую сделал еще в опнадцатом
На основе абстрактной системы, из логики, с названьем
«шахматы»
С приложением для экономики, экологии и военных,
потому что в ее основе
Лежат «защита и «нападение» – Притяжение и Отталкивание.
Застолбил и закопирайтил. На столе в кабинете Устинова[1]1
  быль.


[Закрыть]

Переключили на скорость «холодно», Авин бегал потом
огородами
Меж початков бобовых и «СОИ»[2]2
  тоже быль.


[Закрыть]
бесноватых, бюджеты
освоить…
Плюс 13, холодно, Август. Опять внезапно. Земля враскачку
Коса пошла урожай собрать. А кто не спрятался из виноватых? —
Получит выигрыш – водокачку тот, кто первым устанет
врать.
 

17.08.19

Александр Анайкин

Родился в 1948 году в Самаре, где безвыездно прожил всю жизнь, не считая срочной службы. Служил в Московском военном округе в строительных частях в качестве инструктора передовых методов труда. Говоря обычным языком – работал преподавателем штукатурного дела, потому что имел строительное образование. Читал лекции по субботам, в остальные дни читал и писал статьи в ротную стенгазету и боевые листки. После службы окончил плановый институт. Работал и на заводах Самары и на стройках.

Писал больше для себя, чем для публикаций. Печататься начал после развала СССР в местных изданиях и даже выпустил сборник стихов под названием «Глаза кошачьи». В данный момент на пенсии. Печатается в социальных сетях. Был принят в Союз писателей. Творческим стимулом является семья. Очень много стихов посвящено жене. Написано большое количество детских рассказов, весьма весёлых, которые хорошо воспринимаются детьми.

Листья по цвету чистейшая медь
 
Листья по цвету чистейшая медь.
Кажется, будут под ветром звенеть.
Вот запоют миллионы листов
Бархатным звоном на сотни ладов,
Тесно сбиваясь в аккордные стаи,
Чтобы близ солнца тихонько растаять.
Только ничто не колышется в штиль,
Тихо чеканка кружится без сил.
Падает, падает неторопливо
В пику народу, что мчит суетливо.
Нет удивленья в глазах у прохожих.
В спешке бездушной на роботов схожи.
Вот и не видят пейзажных творений,
Чувства закрыты ненужным волненьям.
Не понимают, что счастье не в гонке.
Счастье – понятие более тонкое.
Счастье и в том, чтоб услышать суметь
В листьях осенних поющую медь.
Даже в безветрие, полную тишь,
Думать забывши про дутый престиж.
 
Люблю я осени спокойные мгновенья
 
Люблю я осени спокойные мгновенья,
Когда ветра не проявляют буйства, рвенья.
Прохладный воздух после ночи свеж и чист,
И чудом держится скорёжившийся лист.
Он не торопится срываться с милой ветки,
Напоминая новогоднюю конфетку,
Что смотрится нелепостью среди иголок.
Так наш листок, он одиночеством неловок.
Зато вороны, как гусыни, толсты, важны,
Гуляют по дворам беспечно и отважно
И не глядят на розовеющее небо,
Где рядом с солнцем, белым оком щурясь слепо,
Луна, как парадокс загадочный природы
Глядится в окна, как зеркальной глади воды
Блестят они калейдоскопом броско, ярко.
И странно, что сейчас, как в августе, не жарко.
Не жарко, несмотря на солнце и луну,
И нереальную, как в сказке, тишину.
 
Воздух звонче балалайки
 
Воздух звонче балалайки,
Небо чище родника,
Лишь вдали бесшумной стайкой
Проплывают облака.
Как плывут они? Не ясно.
Ведь вокруг полнейший штиль,
Даже путник всею массой
Не способен стронуть пыль,
Что густым и плотным слоем
По грунтовому пути,
Как покрытье вековое,
Толстым панцирем блестит.
Но, однако, аномально
Дышит лёгкостью простор.
Только что же столь печально
Сыпет листиками бор?
 
Поле осеннее как аксамит
 
Поле осеннее как аксамит.
Золото нитей по ворсу сквозит.
А солнце в далёкой и нежной лазури
Совсем не пророчит ненастья и бури.
И в этом приволье, где тишь и покой,
Где ты одинок, но совсем не изгой,
Так славно шагать по ковру из травы,
Под этим шатром из сплошной синевы,
Так славно шагать и хмелеть от простора,
В котором скрывается столько задора.
 
Ольга Бахарева

«Стихи начала писать в 18 лет, после сложной, удачной операции на ноги. У меня ДЦП. Во время наркоза увидела мир по ту сторону. Во мне всё перевернулось. Через какой-то промежуток времени стала слышать голос. Он диктовал мне строчки. Первая публикация была в районной газете Колы шлея

«Трудовая честь» в августе 1999 года. Сейчас студентка 3-го курса Московского государственного социально-гуманитарного института, факультета «Книгоиздание и редактирование». Мои стихи отмечены дипломом в номинации «Духовность» на Московском молодёжном фестивале «Фестос-2009» в конкурсе «Авторское слово». 3-е место в Пензенском поэтическом конкурсе литературного журнала «Сура» по голосованию читателей на онлайн-странице».

Ночная осенняя мгла
 
Ночная осенняя мгла
Пролегла над Москвой
До рассвета…
Спорю с тобой, судьба:
Меняю твои сюжеты!
И стоят на столе в пыли
Нетронутые капли
Привычные…
Беседую до утренней зари
С Богом на тему Вечности!
Ночная осенняя мгла
Пролегла над Москвой
до рассвета…
Спорю с тобой, судьба,
Меняю твои сюжеты!
 

Москва, сентябрь 2014 г.

Душа тобой очарована
 
Душа тобой очарована,
Тело поцелуи хранит,
Сердце алмазом горит!
Смятые белые простыни
Заливает луна серебром!
Не спросим у осени:
«Что будет потом?!»
За окном льет дождь.
От твоих прикосновений
По телу пробегает дрожь!
 

Москва. Май 2015 г.

На краю бездны стою…
 
На краю бездны стою…
Спорю с жизнью и смертью,
Прячу острые ножи,
Чтобы вены не испачкать кровью.
Ты в толпе ей цветы дарил,
Которые мне нравятся!
А мне казалось, рухнул мир!
И земля под ногами шатается.
Проплачу весенним дождем.
Встретимся с тобою, быть может,
Только осенний дождь
Тебя однажды потревожит!
 

Москва, апрель 2015 г.

Александр Вершков

«Окончил среднюю школу в бывшем городе Богородск, часто спорил с учительницей по физике, что хоть по никому неизвестным формулам решил предложенную ей задачу – решил её верно, так как получил правильный ответ, но она со мной не соглашалась, поэтому всегда ставила мне за полугодие три балла. Когда попробовал решать таким же способом задачи при защитах лабораторных работ и сдаче зачётов, которые выходили за рамки пройденного материала, будучи студентом первого курса МИСиСа, то в срочном порядке был созван Учёный совет ВУЗа, какой признал все написанные мной формулы истинными. Но, зная, что уже больше 60 лет никто не может доказуемо создать ни одну формулу в области физики, Нобелевский комитет за это время ни одной своей премии не присудил по данной дисциплине за какое-нибудь уравнение, хотя раньше очень часто за это награждал Нобелевской премией, поэтому профессора МИСиСа решили, что не может необразованный человек ни при каких обстоятельствах создавать в переполненной аудитории за несколько минут шедевры уровня Нобелевской премии по физике, в связи с чем с мотивировкой «американский шпион» я был отчислен из указанного учебного учреждения. После моих многочисленных жалоб в различные инстанции через пять месяцев был восстановлен, и больше ко мне никогда не приставали решать задачи по материалу, выходящему за рамки изученного. После получения диплома сразу был зачислен в аспирантуру, которую за год окончил, оформив докторскую диссертацию, – написал математическую модель по прогнозированию свойств будущих химических соединений, то есть решил более сложную проблему, чем Менделеев, какой это сделал только для химических элементов. Так как в ФСБ существует директива не давать работать тем, кого они подозревают в связях с террористами, некоторые сотрудники указанной организации, какие основную зарплату получают в ЦРУ – двойные агенты-шпионы устроили вблизи меня 9 терактов, пока я не стал подавать жалобы в прокуратуру и в следственный комитет, чтобы афишируемые лица прекратили проводить в присутствии меня теракты, из-за каких до сих пор мне не дают заниматься научной деятельностью, да и вообще где-нибудь нормальным образом трудиться. Безусловно, если бы мне не мешали заниматься наукой, то учитывая то, что я смог сделать в течение нескольких часов, безусловно, в настоящее время люди могли бы в течение нескольких секунд перемещаться свободно из одной галактики в другую, даже очень далёких друг от друга в масштабе Вселенной, как это делают инопланетяне. Надеюсь, что ЦРУ с помощью своей агентуры в ФСБ не возобновит проведение терактов, каким я буду свидетелем».

Подруга
 
Моя любимая ветла
Всё ниже клонится рекою,
Дорога водная светла,
Припасть к ней хочется щекою.
Текущая лазурь опрятна,
Оближет тягостное тело,
А ночью трёт усердно пятна,
И утром видишь, как умело.
В часы незыблемые ветром
Рисует бренные картины,
И точит берег метр за метром,
Пугаясь вездесущей тины.
Ветлу обманывает ласка,
С какой река питает крону,
Обворожительная маска
Погубит белую ворону.
Любил умыться под ветвями
Её живительной росою
И отдохнуть под сенью днями,
Примять траву ногой босою
Над умилёнными корнями.
Теперь останется всё прошлым,
Уничтожающая жалость
Наполнит впечатленьем пошлым
Облагородившую малость.
Печаль когда-то растворится,
Забуду верную подругу,
Ну что сейчас в душе творится,
Воспоминанья мчат по кругу!
Зачем ты – голубая нитка —
Задушишь дерево живое,
Ты – эксцентричная ланитка,
За что раненье ножевое?!
 
Ксения Бам

Родилась 26 сентября 1977 года на Дальнем Востоке. В 2003 году переехала в Москву. Образование высшее, «финансовый менеджмент». Активно участвует в организации праздничных концертов для ветеранов войны, является сценаристом, режиссером, ведущей. Занимается вокалом. Поэзия – часть жизни, которая совсем недавно стала проявляться открыто. Первое стихотворение было опубликовано в Интернете к 70-летию Великой Победы, оно должно было стать эпиграфом к книге о ветеранах, но стало началом поэтической дороги автора. 7 августа 2015 года состоялась первая авторская встреча с читателями и поэтами Тамбовской области в Центральной межпоселенческой Староюрьевской библиотеке. После этого Ксения получила приглашение от нескольких библиотек провести авторские встречи.

Лауреат конкурсов «Мастер на все руки» – представляет работы в различных техниках прикладного творчества.

Судьба и Случай
 
Однажды встретились Судьба и Случай
И завязали интересный разговор.
Судьба сказала: «Ты такой везучий!»
А Случай отвечал: «Все это вздор!»
 
 
Судьба пыталась объяснить примером,
Что не случайно встретились пути,
А Случай уповал на Веру:
«Поверить в это не могу, прости…»
 
 
Судьба молила: «Оглянись! Подумай!
Встречается такое в жизни раз!»
А Случай головой кивал угрюмо,
Его «Не спорь!» звучало как приказ…
 
 
Мораль здесь такова, что нам, пожалуй,
Не стоит на Судьбу свою пенять,
Когда мы Случай свой не замечаем
И счастье не желаем в жизнь впускать.
 
 
Бывает, в гневе создаем мы сложность,
Скрываясь под невидимой личиной,
Им вместе поискать бы ту возможность,
Но кто-то отыскал себе причину.
 
 
Пройдут года, сотрет преграды время,
И Случай, вспоминая о Судьбе,
Быть может, скажет: «Жаль, что это бремя
Не захотел приобрести себе…»
 
 
Всплакнет Судьба украдкой, вспомнит Случай,
Когда могла пойти наперекор,
Могла сказать ему: «Какой же ты везучий!»
Но он ответил зря: «Все это вздор…»
 
Людмила Денисова

Закончила Новосибирский государственный университет. Кандидат химических наук. В настоящее время работает в Германии, в Мюнхене. Серьёзно писать стихи и немного прозы начала именно в Германии. Стихи выставляет на литературных сайтах. Есть несколько публикаций в журналах «Союз писателей».

Аисты
 
В этой бедной избушке никто не живёт,
Спит хозяйка давно на погосте.
Только белые птицы сюда каждый год
Прилетают домой, а не в гости.
 
 
Здесь у аистов свито большое гнездо
На дырявой рассохшейся крыше.
Старый дом. А когда-то вокруг всё цвело
И мальчишеский смех был тут слышен.
 
 
Для хозяйки счастливее не было дней,
Но ударила жизнь, словно розги.
В сорок первом она, проводив сыновей,
Долго слёзы лила у берёзки.
 
 
А потом у лампадки, лишенная сна,
В ненавистные длинные ночки
Перед старой иконой молилась она,
Чтоб живыми остались сыночки.
 
 
Но не ведала мать средь ночной тишины,
Что один из сынов в жутком мраке
Упадёт в васильки уж в начале войны,
Захлебнувшись в кровавой атаке.
 
 
А второму, Ивану, чуть-чуть повезло:
Он с победой дойдёт до Берлина,
Но, увы, не вернётся в родное село,
По дороге домой где-то сгинув.
 
 
Но от веры своей не уйдя ни на пядь
(Ведь случается, врут похоронки),
Всё ждала и молилась с надеждою мать
И сама угасала тихонько.
 
 
Старый дом на краю. У пригорка зажат.
Здесь покой и сейчас не нарушен.
И весною над ним, как и прежде, кружат,
Может, птицы, а может быть… души.
 
Из бабушкиного детства
 
День весенний чист и ясен,
Гром войны не слышен тут.
Нас сегодня целым классом
Дружно в госпиталь ведут.
 
 
Дали каждому по книжке,
Карандашик и тетрадь.
«Помогите, ребятишки,
Письма раненым писать».
 
 
Подошла к кровати робко,
Там солдатик занемог.
Только что-то он короткий.
Боже мой! Да он без ног!
 
 
Видно, взгляд мой выдал жалость.
Не смогла её сдержать.
«Что, сестрёнка, растерялась?
Ничего, давай писать.
 
 
Напиши: был бой кровавый,
И вокруг снарядов шквал.
Я на ДЗОТ свой танк направил,
Но снаряд в него попал.
 
 
Загорелся, думал, крышка,
Что умру я, не пожив.
Но напарник мой, братишка,
Спас меня, а сам погиб.
 
 
Что без ног и нет силёнки,
Ты пока что не пиши.
Приходи ещё, сестрёнка,
Завтра что-нибудь решим…»
 
 
Я пришла, кровать – пустая.
«Где солдат, ну тот, без ног?»
А бойцы мне отвечают:
«Умер ночью твой дружок».
 
Марусенька
 
Клубы дыма висят над пожарищем.
Их развеять не в силах ветра.
Мы сегодня хороним товарищей,
Смертью павших в сраженьи вчера.
 
 
Сколько их, ты бы знала, стороночка,
Жизнь отдавших за Родину-мать!
Ну, а ты почему здесь, девчоночка?
Рано, детка, тебе умирать.
 
 
Ты не вскинешь ресницы пушистые,
Не зардеются щёчки твои.
И признанья в любви не услышишь ты.
Кто ж такое с тобой сотворил?
 
 
Бой вчерашний. Меня – я контуженный —
Ты тащила сквозь адскую тьму.
Этой пуле в меня было нужно ведь,
А попала в тебя почему?
 
 
Мир сомкнулся до ленточки узенькой,
Что на лобик тебе положить.
Кто подскажет, как жить мне, Марусенька,
Коль не смог я тебя защитить?
 
 
Спи, сестричка, в покое безвременном.
Срок настанет – мы все будем там.
А пока, сколько жизни отмерено,
Будем мстить за любимых врагам.
 
Сирень
 
Тает ночь в рассветной тине,
Предвещая тихий день.
Будто нет войны в помине,
Да ещё цветёт сирень.
 
 
Тянет сладким ароматом.
Видно, сад там за рекой,
Лёгкой дымкою объятой.
Через час нам снова в бой.
 
 
Нервы словно кровоточат,
Но мандраж мне ни к чему.
Я, пожалуй, пару строчек
Маме быстренько черкну.
 
 
«Здравствуй, мама! На рассвете
Снова в бой. Конечно, мне
Погибать резона нету,
Ведь почти конец войне.
 
 
Знаю, молишься о сыне.
Я храню же образ твой.
Если счастье не покинет,
Я вернусь к тебе живой.
 
 
Коль паду я, умирая,
Средь ненаших деревень,
То прошу тебя, родная, —
Посади в саду сирень.
 
 
Пусть она в момент цветенья
Из войны протянет нить.
Буду запахом весенним
С ней незримо приходить.
 
 
Но прощай, уже ракета
Ввысь, шипя, взвилась стрелой…»
Я не знал ещё, что это
Для меня последний бой.
 
Солдатские вдовы
 
А в мае звонче птичьи трели
И в поле зеленеет рожь.
Уже салюты отгремели,
Конец войне – ты мужа ждёшь.
 
 
Он обещал назад вернуться,
Когда в июньские дожди
Ушёл туда, где бомбы рвутся,
Сказав прощаясь: «Верь и жди».
 
 
Ты ждёшь, а лето жаром дышит,
В зените злаки колося,
И аист свил гнездо на крыше,
Дитя тебе не принеся.
 
 
Бегут неделя за неделей:
В полях уже убрали рожь,
И птицы к югу полетели,
А ты всё ждёшь, а ты всё ждёшь…
 
 
И вот уж белые одежды
Зима надела, правя бал.
А ты ещё жива надеждой:
«Он обещал, он обещал…»
 
 
А старость рвётся понемногу
Коснуться тела твоего.
А ты всё смотришь на дорогу
И ждёшь его, и ждёшь его…
 
 
Могильный холмик – незаметно
Смерть и к тебе подобралась.
Ждала ты мужа беззаветно,
Но так его не дождалась.
 
 
Теперь ни зной, ни дождь, ни вьюга
Не смеют твой тревожить прах.
Ты на земле ждала супруга,
А он тебя – на небесах.
 
Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации