Электронная библиотека » Анна Федорова » » онлайн чтение - страница 3

Текст книги "Любовь без памяти"


  • Текст добавлен: 14 апреля 2016, 19:40


Автор книги: Анна Федорова


Жанр: Классические детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шрифт:
- 100% +
9

Не знаю, что со мной не так? Я похлопала себя по щекам, поправила прическу, расправила плечи. Вполне привлекательная девушка. Или беда как раз в смазливости? Степану так нравится мое тело, что сил на внимание к душе не остается?

– Надюш! – раздался нетерпеливый голос.

– Иду! – откликнулась я с легким раздражением.

Либо Степан сегодня соизволит поговорить после секса, либо я… Здесь, конечно, вариантов мало. Я не умею долго обижаться на Степу, бросить его не смогу, высказать претензии побоюсь. Хотя причин для страха нет. Уверена, Степа выслушал бы меня с большим вниманием. Выслушал бы и уснул. Пора признать, что меня обижает его безразличие к моим чувствам. Странно осознавать это и по-прежнему любить Степу. Любить… Как хочется, что бы он назвал меня любимой. На что я готова ради этого?

– Надюш, так долго находиться вдали от меня – это преступление, – Степа притянул меня к себе и жадно поцеловал.

– Мне тоже хочется всегда быть с тобой, – я отстранилась от него, глубоко вдохнула и еле слышно сказала, – любимый…

Степа не улыбнулся, не удивился, не обрадовался. С тем же успехом я могла назвать его по имени-отчеству. Степа похлопал по матрацу рядом с собой и подмигнул. Моего парня ничего не интересует, кроме ласк и поцелуев.

– Бросай его, – категорично заявила мама после того как я по глупости спросила, как вести себя со Степой.

– Это не вариант, – я нахмурилась и строго посмотрела на маму. Надеюсь, она сможет понять без ссоры, что расставаться со Степой я не собираюсь.

Можно, конечно, притвориться, что он мне наскучил. Не отвечать на звонки, переносить встречи – и посмотреть на его реакцию. Только, боюсь, он не станет обивать мой порог, умоляя о внимании. Сдается мне, окажись я несговорчивой, он меня без сожаления бросит. О своем предчувствии я маме не сказала. Если она узнает, что я униженно жду встреч, а не назначаю их сама, она посадит меня под домашний арест. Серьезно. Это в ее стиле. Силком удерживать от того, за кем я готова идти на край света.

– Мужчина должен добиваться женщину, – сказала мама, – а он приходит на все готовенькое. Он тебя использует.

– Ничего, что я его люблю и радуюсь нашим встречам?

– А подарки? – продолжила мама, не обращая на меня внимания. – Где хоть один подарок?

– Что за меркантильность! – возмутилась я.

– Надя! – мама всплеснула руками. – Когда ты любишь человека, ты делаешь ему подарки. Это не следование этикету, не обязанность, а естественное желание души – потребность сделать приятное любимому человеку!

– Он водит меня в рестораны, снимает хорошие номера в гостинице…

– А лучше бы пригласил домой и самостоятельно поджарил яичницу. Он собирается знакомить тебя с родителями?

– А без знакомства с родителями встречаться нельзя? – фыркнула я.

– Тобой пользуются, как вещью. Или того хуже, как проституткой.

– Что? – я вскочила на ноги и уперла руки в бока. – Как ты меня назвала?

– Я тебя никак не называла, – отрезала мама. – Я сказала, что этот Степан пользуется тобой, расплачиваясь ужином в ресторане. А ты мало того, что терпишь подобное отношение, так еще и любишь мерзавца.

– Забери свои слова обратно!

– А ты сначала докажи, что я не права! Чем вы занимаетесь во время встреч? Ходите в кино, в театр, на выставки, гуляете по парку, готовите шашлыки? Тысячу раз нет! Он не собирается тратить на тебя свое время! Он получил, что ему нужно и – всё, ты свободна. Могу поспорить, что он ни разу не интересовался твоей жизнью. Он не знает, что ты сейчас читаешь, какой цвет любишь, как твои дела на работе. Ведь так, он ни разу тебя об этом не спросил?

– Ему не нужно спрашивать, я сама все рассказываю!

– Тогда поинтересуйся, помнит ли он хоть что-нибудь из услышанного!

– Ты… Ты…

Я пнула стул и бросилась в свою комнату. Закуталась в плед, выпила снотворного, чтобы

Ничего не слышать,

Ничего не чувствовать.

Меня нет.

10

Не знаю, сколько это может продолжаться, но директриса снова улыбается. Уже несколько недель я делала пометки в календаре и выявила закономерность: каждый понедельник, а иногда и четверг, директриса пребывает в прекрасном расположении духа. Мне бы порадоваться за нее, но беда в том, что в остальные дни директриса приезжает злая и раздраженная. Злость срывает на работниках, в частности, на мне. Было бы гораздо удобнее, если бы понедельник был днем злости, как у большинства нормальных людей, а остальные дни были бы обычными. Но у директрисы не бывает ничего, как у нормального человека. Виной тому родовое проклятие или тяжелый характер – не знаю, но она опрделенно не похожа на среднестатистического гражданина. Гражданку. Она ведь женщина, кажется. Хотя чаще выглядит, как монстр неопределенного пола. Думаю, я не нравлюсь ей из-за своей молодости и привлекательности. Хотя, еще есть такой вариант, что ей противно само существование людей, как таковое.

– Это восхитительно! Чудесно! – директриса рывком поднесла мою руку к своим глазам. – Очень красивый браслет. Где ты его купила?

– Кхм… Мне подарили.

– Красный цвет. Мужчинам нравится красный, – задумчиво произнесла директриса и медленно отпустила мою руку.

Я не стала напоминать этой сумасбродной женщине, что вчера она устроила скандал из-за того, что я посмела появиться на рабочем месте с таким «чересчур ярким украшением». Сегодня я специально надела его снова, чтобы окончательно убедиться в теории «добрых понедельников».

– Ах да, Надя, – директриса приветливо улыбнулась, – в этом месяце план по продажам перевыполнен. Тебе полагается премия в двойном размере. Можешь прямо сейчас получить у Марины.

Да здравствует, добрый понедельник! Прежде двойную премию никогда не начисляли, хотя план перевыполняли не раз. Если директриса еще месяц-другой побудет доброй, может, и дополнительные дни к отпуску удастся выпросить.

Я получила премию, перекинулась парой фраз с Мариной и вернулась на рабочее место.

– Наденька, сегодня можешь уйти с работы по-раньше, – директриса поправила прическу. – До четырех поработай, а завтра к девяти утра.

Я рассыпалась в благодарностях, потом отправила смс Лене: «Сегодня освобожусь раньше», а затем…

Зазвучала итальянская песня – входящий вызов на мобильник директрисы. Она расплылась в улыбке и ответила на звонок. Улыбка сменилась гримасой. Телефон полетел в стену.

– Бардак! Везде бардак! – закричала директриса и смахнула со стола стопку футболок. Чую, дело будет плохо.

– Почему не выложила товар? – накинулась она на меня.

– Я ходила за премией.

– Сначала работа, потом все остальное!

– Но вы сами сказали…

– Молчать! – директриса стукнула кулаком по столу, подарочные фишки подпрыгнули. – Что это за вульгарный браслет в рабочее время? Здесь магазин одежды, а не публичный дом!

– Но…

– Лак? Розовый лак на ногтях? – директриса шумно выдохнула. – Никакого макияжа на работе! Ногти коротко подстрижены, покрыты бесцветным лаком. Никаких мини-юбок!

– Я в джинсах…

– Никаких каблуков!

– Я в кедах.

– Декольте! Побрякушки! Ни стыда, ни совести! Двадцать семь лет видите ли!

– Мне? Мне двадцать два.

– Двадцать два? – директриса оглядела меня с ног до головы и рявкнула: – Уволена!

– За что? – воскликнула я.

– За распутство! За вызывающий внешний вид! За отсутствие каких-либо моральных принципов! Пошла вон!

Я могла бы, конечно, высказать ей все, что у меня накипело за все время работы в этом магазине, но, боюсь, директриса устроит побоище. Я молча и быстро собрала вещи и покинула магазин. Вслед мне кричали абсолютную бессмыслицу: «Двадцать семь лет, понимаете ли! Фифа раскрашенная! Негодяи! Похотливая молодость! Вульгарщина!»

За неправильную парковку штрафуют, за переход в неположенном месте то же, за порчу чужого имущества необходимо платить, а почему за самодурство не предусмотрено наказания? Директриса погубила все мои нервные клетки. Если бы она заплатила за все свои оскорбления, моя жизнь была бы обеспечена лет на десять. А если бы еще и родители делали подарки каждый раз, когда пристают с нравоучениями, жить стало бы финансово легче.

Кстати, о родителях. Ох, и достанется мне от них! Мама с папой ни за что не поверят, что моей вины в увольнении нет. Опять заведут песню, будь внимательней, расторопней, не зевай. Существуют на белом свете родители, которые довольны своими детьми? Вот когда у меня появится ребенок, я не буду мучить его лекциями о прилежности и трудолюбии, аккуратности и ответственности. Пусть делают со своей жизнью, что угодно, лишь бы укладывались в рамки Конституции.

– Надюха! Привет! – гаркнул кто-то у меня над ухом.

Я повернулась и впала в ступор. Передо мной стоял довольный Санька из параллельной группы. Я встречалась с ним около месяца. Расстались довольно глупо. После одной из ночей, проведенных вместе, Саня ушел магазин за пирожными и не вернулся. Я два дня пыталась до него дозвониться, телефон был выключен. Через несколько дней в ответ на смс: «Саня, где ты? Я волнуюсь». Мне пришел ответ: «Все у меня ок. А это кто?» Мог бы изящней меня отшить, негодяй.

– Как жизнь? Сто лет не виделись! – улыбался Саня.

Я не могу поверить, что он может как ни в чем не бывало стоять и улыбаться! Ему следовало бы упасть на колени и вымаливать прощение. Но такой подвиг ему не под силам. Мог бы сделать вид, что не заметил меня и перейти на другую сторону улицы, такой вариант мне бы тоже подошел.

– Надюх, ты чего? – заволновался Саня.

В прежние времена я бы сказала несколько ничего не значащих фраз и пошла бы дальше. Но вчера мне испортил настроение Степа, сегодня – директриса, а вечером ожидается разборка с родителями. В общем, все было против Сани.

– Я смотрю, ты совсем оборзел, донжуан несчастный! – громко начала я и за минуту высказала ему, кто он такой, что ему с собой сделать и где его ждут.

А он, представляете, что он сделал? Саня обнял меня, погладил по голове и прошептал:

– Ну-ну, все будет хорошо.

– Слушай, ты! – я резко высвободилась из его объятий и ткнула кулаком в его грудь. – Тебе правда кажется нормальным, сначала бросить меня, а потом спрашивать, как дела, будто бы ничего не случилось?

– Бросить тебя? – удивился Саня. – А мы разве встречались?

– Что? – я отступила на шаг и внимательно посмотрела на парня. Удивлялся он искренне, может, я его с кем-то перепутала?

– Ты Александр Перепутьев?

– Ну, я, – подтвердил Саня.

– А я?

– А ты Надя, – рассмеялся он. – Что-то не пойму, что происходит.

– Знаешь, я тоже не понимаю. Давай восстановим картину событий.

– Может, для начала в кафе зайдем? – улыбаясь предложил Саня.

– Никуда я с тобой не пойду, пока не выясню, друг ты мне или враг.

– Ну, уж не враг это точно!

Мы присели на скамейку. Саня по-прежнему был весел и доброжелателен. Думать, что он подлый лицемер, у меня уже не получалось. И понять, как он мог забыть, что мы встречались, у меня тоже не выходит.

– Мы познакомились на дне рождения Лили, так?

– Так, – подтвердил Саня и добавил, – это было в январе. Мы еще соседей вроде затопили.

– На следующий день мы, а это значит, ты и я, пошли в кино, так?

– Так. На фильм ужасов, ты выбежала из кинозала посреди сеанса.

– Потом мы поехали к тебе.

Саня кивнул.

– Потом, то есть в последующие дни, мы часто встречались, ходили куда-нибудь, было?

– Было.

– А помнишь, как ты проснулся у меня дома после дня влюбленных?

– Помню, конечно. Я проснулся из-за того, что на меня упало большое бумажное сердце.

– И что было дальше?

– Я его убрал. Вроде, в шкаф затолкал.

– Потом я сказала, что хочу пирожных и ты…

– Видимо, пошел за пирожными.

– Что было потом?

– Потом? Я встретил Галю.

– Галю?

– Ну, мою девушку. Я рассказывал тебе на дне рождении.

– Твоя бывшая девушка?

– Почему бывшая?

– Так вот почему ты не вернулся!

Саня рассмеялся.

– Так ты на меня обиделась из-за того, что я не принес пирожные? Надя, ну, здесь нет ничего удивительного. Я встретил Галю, мы помирились, мне было не до сладостей.

– Мог бы рассказать мне, что помирился с Галей!

– Зачем? – удивился Саня.

– И телефон выключил!

– У меня его украли, как раз у кондитерской.

– А когда я отправила смс «Где ты?», ты спросил, кто это?

– Так украли же телефон! Сим-карту я восстановил, но все контакты были в памяти телефона. Наизусть я твой номер не помню.

– Почему ты мне больше не звонил?

– Я помирился с Галей. Как я могу с тобой видеться, если я помирился со своей девушкой?

– Ах, она твоя девушка! А я тогда кем была?

– Подругой.

– То есть все время я была для тебя просто подругой?

– Да, лучшая подруга. – Саня коротко рассмеялся, а потом внимательно на меня посмотрел: – Надь, ты не шутишь? Ты правда думала, что я тебя бросил? В смысле, будто бы мы встречались?

– Да, – я растерялась.

Спокойный голос Сани, внимательный взгляд сделали свое дело.

Я сидела на скамейке в зеленом-презеленом парке, щурясь от солнца. Мимо проходили мамы с колясками, лаяли смешные маленькие собачки. День казался чудесным, а все люди – хорошими. И мне стало казаться, что с Саней у нас был просто секс по дружбе… И в эту минуту мне все было ясно и понятно, и не хотелось злиться.

Саня еще немного поболтал о всякой ерунде, потом откланялся и широким шагом пошел к новому кинотеатру, на свидание с Галей.

А я не знаю, что делать. Не в том смысле, какие дела придется решать, куда идти, чем заниматься. Я не могу понять, что со мной не так. Почему я влюбляюсь в каждого, кто мне улыбнется. Мне ни разу не приходило в голову, что я для них всего лишь друг, знакомая, кто угодно, только не любимая. Мысли о человеческом несовершенстве так сильно увлекли меня, что я не заметила, как пришла домой. Родители были в хорошем настроении, мама суетилась на кухне, папа носил в квартиру соседские стулья. Оказывается, родители все-таки решили отметить годовщину знакомства. Как-никак юбилей – тридцать лет. Надо же, познакомились в четырнадцатилетнем возрасте и до сих пор вместе. А ведь по ним не скажешь, что они терпеливые люди.

К счастью, я уже вышла из того возраста, когда на каждом празднике надо читать стихи, петь, плясать, чтобы гости умилились умному и артистичному ребенку. Наоборот, теперь меня неохотно пускают к гостям. Дескать, я много говорю, а думаю наоборот мало. Меня устраивает, что родители не зовут меня на праздник, где собираются их коллеги, начальники и прочий скучный народ.

Я надела красную майку, белые шорты, босоножки и отправилась навстречу с Леной. Мы договорились устроить соревнование по поеданию мороженого. Люблю Ленку за то, что с ней не нужно быть взрослым человеком. Достаточно вести себя по-человечески, и все, больше никаких критериев нет.

– Как тебе удалось вырваться с работы так рано? – спросила Лена, бросив сумочку на соседний стул.

– Да ничего сложного – меня уволили.

– Вот как? – удивилась Лена. – А я думала, когда люди планируют освободится пораньше, они просто отпрашиваются у начальства, а не увольняются. Предупредила бы хоть, я бы принесла тебе утешительный подарок.

– Ну, знаешь ли, я не планировала, что меня уволят. Все как-то быстро и неожиданно произошло. С утра директриса была ангелочком. Один телефонный звонок, и она превратилась в монстра. Оно и к лучшему, что я лишилась работы. Давно пора подыскать более теплое местечко, а я все никак не решалась. Откладывала до своего дня рождения, до маминого, до папиного, до праздников. Так сама бы и не собралась.

– Хочешь, поговорю с папой? Он может тебя устроить в нашу фирму.

– Кем?

– А кем хочешь?

– Финансовым директором.

– Финансовым директором не получится, – серьезно ответила Лена. – А если секретаршей финдиректора?

– Похожие вакансии, – усмехнулась я. – Нет, Лен, спасибо. А то вдруг мне придется дружить с тобой не из-за схожести интересов, а из-за боязни потерять работу.

– Как это? – удивилась Лена.

– Как это? – переспросила я. – Тебя, что, никогда не обманывали, не использовали в корыстных целях?

– Не знаю. Вроде бы нет.

– Наивный ты человек, – вздохнула я. – Просто не верится. А ведь все говорят, что наивней меня нет никого!

– Кто говорит?

– Всякие-разные.

– А почему ты слушаешь всяких-разных?

– Ой, Лен, давай уже есть мороженое.

Лена пожала плечами, открыла сумочку, достала фотографию:

– Это мой брат.

– Совсем не похожи, – я поднесла фотографию ближе к глазам, силясь найти хоть одну похожую черту у Лены и запечатленного на фотографии парня.

– Он мне не родной. Мой папа раньше жил с его мамой. Мне было пять, а Тимуру восемь. Я по нему очень скучаю.

– Почему не встретишься?

– Он не хочет. Первое время после развода родителей мы часто виделись. Потом он получил травму, у него проблемы с ногами. Уже полгода он в инвалидной коляске. Сказал, пока не встанет на ноги, никого не хочет видеть.

– А если он вообще никогда не встанет?

– Он выздоровеет.

– Что говорят врачи?

– Не знаю, он не рассказывает.

– Ты не знаешь, какое у него здоровье и уверена, что он выздоровеет?

– Я знаю, какой у него характер.

Лена убрала фотографию в сумочку и задумчиво посмотрела на меня.

– Ты поможешь мне с ним встретиться? То есть, просто побудешь рядом со мной? Мне страшно, что если я буду одна, он меня прогонит.

– Думаешь, я его смогу отановить?

– Он очень вежливый! Если я буду не одна, он обязательно меня выслушает. Пожалуйста, Надя, мне больше некого просить.

– Да без проблем. Когда ты хочешь с ним увидеться?

– Примерно через неделю.

– Договорились.

– Тогда приступим к поеданию мороженого! – радостно сказала Лена.

Ее так легко обрадовать! Или, может, она сама по себе счастливый человек? В конце концов, каждый сам ответственен за свое поведение. Стоит помедитировать на то, что я становлюсь разумной и счастливой. Вдруг поможет.

Почетное звание «Пожиратель мороженого» было присвоено Лене. Она слопала семь порций, а я осилила только пять.

В награду я спела Лене шуточный гимн и вручила упаковку активированного угля.

Затем мы бродили по улицам, рассказывали необычные истории из собственной жизни. Вернее, рассказывала Лена, а я внимательно слушала. Лена младше меня на целый год, а повидала столько, будто родилась на два десятилетия раньше.

Мы гуляли до десяти часов вечера. Когда я пришла домой, ноги гудели, будто я все это время бегала, а не прогуливалась пару часиков. Надо бы заняться физической подготовкой.

Дома продолжалось гуляние, поэтому никому не было до меня дела. А нет, вру. Андрей Иванович попытался вытащить меня потанцевать, за что был сурово отчитан женой. Чтобы больше никого не смущать своим присутствием (вдруг еще кто-нибудь захочет пригласить меня на танец), я ушла к себе в спальню, предварительно прихватив вкусной еды.

Никогда не понимала тех, кто советует бороться с депрессией физическими упражнениями, а не шоколадками. Бывает, такая тоска навалится, что и сидишь-то с трудом, какие уж тут могут быть приседания, наклоны и повороты. И вообще, может все счастливые люди – глупцы, которые никогда не размышляют о смысле жизни, о превратностях судьбы. Та же Лена никогда не анализирует поступки других людей. Верит всем без разбору и не задумывается, хорошо ли развиваются события или все идет хуже некуда.

Так и не поймешь, как жить правильно. Вот и идешь все время наугад, ошибаешься, пробуешь снова. А ведь столько времени можно было бы сэкономить, зная правила верного поведения и следствия поступков.

Я решила позвонить Степе. Если он снова занят, я хотя бы пожелаю ему спокойной ночи. Мне необходимо услышать его голос.

Длинные гудки. Отбой. Через десять минут смс: «Улетел в Италию. Через две недели увидимся». Что? Какая Италия? Он обещал, что завтра мы поедем на открытие ресторана… Мы и так толком не виделись почти месяц!

Сообщение от Тумана.

Туман: Привет, Надя! Как настроение?

Я: Ужасное! Препротивное настроение! Все мужики – гады и козлы!

Туман: Кто тебя обидел?

Я: Никто не обидел. Просто я констатирую факт, что весь мужской род – сборище эгоистов и идиотов!

Туман: тише, Надюш…

О! Может, увидеться с Туманом? Пусть Степа знает, что на нем свет клином не сошелся!

Я: Слушай, а давай завтра встретимся? Мы уже так долго переписываемся, а виделись только один раз.

Туман: Надя, я бы с большим-пребольшим удовольствием, но завтра никак не могу.

Я: Понятно.

Туман: Я серьезно. Завтра очень много дел. И все неотложные.

Я: Конечно.

Все, больше не буду ему писать!

Он тоже молчит.

Через десять минут я уже собралась попрощаться с ним навсегда, как он наконец отправил сообщение.

Туман: давай сходим в кино?

Я: Когда? Лет через десять?

Туман: Завтра.

Я: У тебя же много дел!

Туман: Придумаю что-нибудь. Когда ты свободна?

Я: Если в кино, то пойдем на комедию! Забыла название. Ну, посмотришь в интернете. Сеанс в восемнадцать ноль-ноль, кинотеатр на улице Тютчева.

Туман: Договорились.

Может, начать встречаться с Туманом? А что? Он интересный собеседник, симпатичный. Даже чем-то на Степу похож. Внешностью, разумеется, а не общением. Закручу роман с Туманом, пройдусь с ним под ручку перед Степой. Пусть Степан увидит, что, кроме него, есть в этом городе красавцы-блондины. Вот только… Мне на миг представилось, как Степа прогуливается с какой-нибудь девицей. Сразу стало одиноко, холодно и тоскливо.

А ведь он может. То есть, возможно, что он меня обманывает. Вдруг он отправляет смс, пока его пассия в ванной комнате. Тайно приглашает других девушек. И я ничего не могу сделать. Я даже не знаю, чем он занимается. Кем работает, где живет. Он никогда не рассказывал, хотя я спрашивала его об этом много раз! То промолчит, то отшутится, то сменит тему разговора. Степе все равно, что я чувствую.

Никогда. Никогда я не обману того, кто влюбится в меня. Если он будет мне не интересен, так и скажу. Если я буду в отношениях с другим – не скрою. Только не врать. Ни себе, ни другим.

Я набрала текст сообщения. «Очень тебя люблю, Степа! Возвращайся скорее!» и стерла. Потом снова набрала и, зажмурившись, отправила. Ведь он все равно знает, что я его люблю, только бы мне догадаться, как он относится ко мне. Только бы почувствовать, что он мной дорожит. Или пренебрегает… Нет! Лучше оставаться в неведении, чем узнать о своей ненужности.

Туман… О нем я тоже толком ничего не знаю. Если подумать, то станет ясно, что я всегда мало что знала о своих партнерах. Так может не в мужчинах дело? Вдруг, это со мной что-нибудь не так, если для большинства, я всего лишь человек женского пола, а не личность. Может, со мной и заняться нечем, кроме секса? Поэтому и заканчиваются мои романы, едва начавшись. Хотя, постойте! Туман не посягает на мою постель! Внимательно относится ко мне. Почему же у меня не учащается сердцебиение от его имени? Что, без боли не интересно?


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации