Электронная библиотека » Антон Мамон » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Дневник Эда"


  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 08:27


Автор книги: Антон Мамон


Жанр: Приключения: прочее, Приключения


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Антон Мамон
Дневник Эда

23.06.17

И почему вода в бассейнах всегда такая холодная? Нет, серьезно! С едким запахом хлора, обжигающим ноздри, и наличием толстых тёток, по одной на дорожку, ещё хоть как-то можно смириться, но только не с этим… Я давно занимаюсь плаванием, в юношеские годы даже представлял школу на городских соревнованиях, но каждое погружение в воду для меня (простите за тавтологию) чистой воды пытка! Всегда втайне завидовал людям, способным летящей походкой достичь бортика, одним движением, со звонким шлепком, надеть шапочку и без лишних раздумий нырнуть в воду. Для меня эта миссия из разряда невыполнимых. Каждый раз мы с водой подолгу присматриваемся друг к другу, и каждый раз я не решаюсь сделать первый шаг. Порой этот странный ритуал продолжается так долго, что один из посетителей фитнес-клуба, в котором я занимаюсь, начинает пристально меня разглядывать, словно пытаясь убедиться в том, что все в порядке и мне не нужна помощь… В такие моменты я чувствую себя крайне неловко и, проклиная все на свете, с разбегу бросаюсь в ледяную пучину! Сегодня я, не изменяя традициям, битый час стоял у края и смотрел на своего двойника, отражающегося в подрагивающем зеркале водной глади.

– Хреново выглядишь, чувак! – бросил я ему вполголоса.

Двойник насмешливо молчал, не отрывая глаз, издевательски давая понять, что он уже давно в воде, а мне еще только предстоит в неё окунуться! Я легонько пнул гаденыша, притворившись, что проверяю температуру местного лягушатника. Там, к слову, было неприлично холодно! Что на этот счет говорит термометр? «Температура воздуха +24, температура воды +25».

– Что за наглая ложь? Того и гляди это болото покроется ледяной корочкой, тонкой, совсем прозрачной, как на лужах в конце ноября… Любили наступать на такие в детстве?! Я – да! Каждый раз взрывался от восторга, когда по дороге в школу удавалось найти целое, никем не тронутое белесое пятно, ярко выделяющееся на фоне черной, еще не покрытой снегом осенней земли… Вот уж где меня было не удержать, прыгал без раздумья, не то что сейчас…

Я вновь, словно невзначай, огляделся по сторонам и проверил, не наблюдает ли кто за мной, странным парнем, ведущим задушевные беседы с кем-то невидимым? Кажется, нет! «Все чисто, – заверил я себя шёпотом. – Есть в запасе минутка-другая!» В целом, если не считать вечно дремлющего инструктора в красных шортах и с покосившимся бейджем на груди, а также безразмерных бабушек, проводящих в бассейне добрую половину своей жизни, вокруг никого не было. Оно и понятно, час дня… Все приличные люди сейчас на работе, трудятся на благо отечества, и только отъявленные бездельники вроде меня могут позволить себе сомнительную радость дневного сеанса в бассейне…

Кстати, обо мне! Вероятно, я должен представиться… Меня зовут Эдгар Гигаури, мне 27 лет, и я алкоголик… шучу (наверное), я журналист, и это мой дневник. Вообще-то, я не планирую публиковать личные записи, но не представиться собеседнику, пусть даже и воображаемому, мне не позволяет чертово воспитание.

Почему я решил вести дневник? Сложный вопрос. Предыдущий опыт оказался не самым приятным. Тогда, лет в тринадцать, я так же начал письменно излагать свои будни… Вероятно, уже понимал, в какую профессиональную область меня занесет нелёгкая. Подход к этому занятию у меня был не по-детски серьёзным! Писал подробно, не пропуская ни единого события. Кто же знал, что моя сводная сестра так же подробно все это читала… И вот в один прекрасный день ей довелось узнать, что её родная мать (мне она приходилась мачехой) м-м-м… «особа с невыносимым характером»! Изначальный эпитет мне не позволяет привести совесть, даже в шутку! Разумеется, как любая порядочная сплетница, она тут же донесла мои мысли до Ирины Владимировны (собственно, мачеха), и та с большим недоумением в глазах и отцовским ремнём в руках пришла ко мне выяснять отношения.

Переговоры не задались с самого начала. На моё заявление о том, что мы живем в свободной стране, где каждый имеет право на собственное мнение, она ответила рукоприкладством, а я пригрозил ей обращением в суд по правам человека, за что получил ещё несколько бордовых полос на пятой точке. Сейчас мы часто вспоминаем этот случай за семейным столом, искренне смеемся, но тогда мне было совсем невесело! Я чертовски разозлился от такой несправедливости и в тот же вечер предал огню свои мемуары…

Так вот о чём это я? Ах да, дневник! Повторить данный опыт меня заставили странные сны, с завидной регулярностью посещающие мою кудрявую голову. К счастью или сожалению, «сонная память» мне досталась короче, чем у рыбки, она не насчитывает даже пяти секунд… Поэтому ничего конкретного я, если честно, не помню, но ощущение тревоги и постоянного напряжения не покидает уже давно… Один знакомый психолог посоветовал записывать всё, что удастся восстановить, а заодно и коротко описывать свои будни. Временами это можно перечитывать, авось докопаюсь до корня проблемы… Вообще-то он посоветовал не только это, но ещё и консультацию хорошего специалиста (возможно, намекая на себя), но я отверг эту идею сразу. Мало ли что он найдёт в моем «чердаке»… Сделает пару звоночков, и прощай, Эд-журналист, здравствуй, Эд-психопат, кидающийся на дверь в комнате, обитой мягкими подушками…

В конце концов, если все будет совсем плохо – обращусь к кому-нибудь, но точно не к Женьке! Будь он трижды успешным психологом, прежде всего он – мой товарищ. Неэтично и небезопасно (хороших мозгоправов куча, а хороших друзей – раз-два и обчёлся). Лучше попробую найти способ самостоятельно разобраться в сложившейся ситуации. Первый шаг – этот дневник…

«Великое стояние на бортике» всё никак не могло закончиться. В очередной раз обернувшись, я заметил пузатого дядьку, как-то странно на меня поглядывающего. Слава богу! Теперь можно без угрызений совести нырять в «жидкий азот». На работе я уже давно прослыл «тем чудны́м парнем», допускать этого в фитнес-центре нельзя категорически! Сделав глубокий вдох, я шагнул в воду и топориком ушел на дно. Первые судороги прошли довольно быстро, тело постепенно привыкало к холоду, и дрожь весьма неохотно, но всё же исчезла. Опустошив легкие, я не поспешил на поверхность, спокойно усевшись на дно. «Как же здесь тихо и уютно», – думал я, разглядывая мутные клеточки голубоватого кафеля вокруг. Сидеть бы тут и сидеть наедине со своими мыслями, оставив все дилеммы взрослой жизни кислородозависимым дуракам с поверхности! Хотя, скажу я вам, на дне, тоже есть свои проблемы и опасности. В любую секунду с твоим лицом может столкнуться чья-то шершавая пятка или, что еще хуже, безмятежно плывущий по своим делам пластырь… Бр-р! Хвала богам, ни того ни другого пока что не предвиделось, и я мог спокойно продолжать своё бессмысленное сидение на дне общественного бассейна.

Звучит мерзко, знаю… В какой-то момент мне стало интересно, как скоро меня хватится инструктор (он же, по идее, должен следить за моей безопасностью). Наверное, когда моё разбухшее тело начнут вытаскивать на поверхность при помощи импровизированных лассо. По большому счёту я не горел желанием быть спасённым. Ведь только в фильмах спасатели – сексапильные блондинки в красных купальниках… В жизни они больше похожи на любителей пива, без лишней скромности оголяющихся на пляже и натирающих свои волосатые плечи солнцезащитным кремом по указке строгих жён. Такие и по лестнице-то с одышкой поднимаются, а вытащить из воды такого лося, как я – вот уж вряд ли…

Мои излюбленные беседы с самим собой прервало отсутствие воздуха. Удушливая волна грубо схватила за горло и сдавила его изо всех сил, в глазах начало темнеть… Кажется, пора наверх!

На последних секундах сознания я резко появился из воды, жадно глотая воздух, словно самоубийца-неудачник, под весом которого предательски оборвалась верёвка (минутка чёрного юмора, ха-ха). Немного отдышавшись, я заметил пропажу главного купального аксессуара, в отсутствие которого любому пловцу грозит безапелляционное изгнание.

– Твою мать, а где шапочка?! – выпалил я, ощупав намокшую голову.

– Тридцать лет – ума нет… и не будет! – с философским спокойствием произнесла НинСемённа, словно я этого вовсе не слышал…

– Я бы попросил! Двадцать семь с половиной!

– Лучше попроси отца найти тебе работу… – с невозмутимым спокойствием парировала завсегдатай бассейна.

Ничего остроумного в ответ придумать я не смог и, осознав собственную ничтожность в неравном бою с этим тяжеловесом юмора (и не только), я ударил по воде. Несколько капель настигли противника со спины, приземлившись на его, точнее, её идеально сухие волосы. Да-да, у женщин за шестьдесят есть удивительный скил «плавать в бассейне весь день, не намочив при этом ни единого волоска». Я ликовал, хотя, кажется, Семённа даже не заметила моей подлой атаки. Вот же гадкая старушонка! Это я, конечно, шучу. Данный персонаж не вызывал во мне ничего, кроме бесконечного умиления и желания пофлиртовать (и даже сорок лет разницы в возрасте не казались помехой). Надо сказать, я сразу очаровался БабНиной, а точнее, её фирменными нуарными шуточками, на которые было грех обижаться. Да и как в принципе можно дуться на человека, не вылезающего из бассейна последние тысячу лет и при этом до сих пор не потерявшего ни одного из своих могучих ста двадцати килограммов?!

Помню нашу первую встречу в малейших деталях! Я, как всегда, стоял у воды, собираясь с мыслями, в то время как она взяла курс на сушу. При попытке покинуть владения Посейдона бабуля с мясом вырвала лестницу, ведущую из бассейна… Афина из неё, надо сказать, никудышная! Эффектное появление из волн – определённо не её конек, поэтому я не смог сдержать хохота… Данный курьёз никоим образом не смутил НинСемённу. Приделав лестницу обратно, она с большей осторожностью выбралась наверх. Мне было ужасно стыдно, но я продолжал раскатисто смеяться, за что немедленно получил первый в своей жизни укол от местной легенды:

– Милочка, кажется, вы забыли надеть верх от своего купальника… у нас так не принято! – слегка прищурившись и ехидно улыбнувшись, выдала Семённа.

Подобная шутка застала меня врасплох! Смущённо я попытался закрыть грудь руками, а через секунду вспомнил, что её у меня нет, а сам я – никакая не милочка, а здоровый парень, со всеми первичными и вторичными половыми признаками… Так меня ещё никто и никогда не оскорблял! Это была любовь с первого взгляда! Такое чувство юмора… у женщины… в её-то годы! Разве это не бесценно?! Благо моя новая знакомая высмеивала не только других, но и над собой была пошутить не прочь. А посему уже на следующий день мы вместе смеялись над её спонтанной попыткой демонтировать оборудование бассейна.

Нащупав ногой плавательную шапочку, я достал её на поверхность, и пока меня не засёк инструктор, быстро нацепил аксессуар (задом наперед, разумеется). Страх быть пойманным с непокрытой головой – что-то родом из детства… Наш плаврук был помешан на этом правиле, и порой казалось, что можно плавать хоть без трусов, но шапка должна быть на месте!!!

Немного позалипав на проплывающую мимо женскую фигуру, я решил приняться за свою дневную норму дорожек… Звучит неоднозначно, но вы же поняли, о чем я?

Оттолкнувшись от бортика, я устремился вперед, представляя, что я – вовсе не я, а самая настоящая космическая ракета, которую отправили в рискованное путешествие на Марс в поисках нового пристанища для человеческой расы… Так я делал довольно часто: плыл, не поднимая лица из воды, периодически озвучивая про себя диалоги пассажиров, находящихся в брюшной части ракеты (то есть меня). Не судите строго, час в бассейне может свести с ума кого угодно, а я изначально немного того, что тут поделаешь? С другой стороны, это отличная возможность заняться делами. Обычно использую её для того, чтобы продумать очередную статью для журнала, в котором работаю (рекламировать название бесплатно отказываюсь ). Но иногда я прокручивал смешные ситуации из прошлого, сочинял стихи и даже пытался поспать… пару раз это чуть не закончилось трагедией.

Сегодня я думал о том, что напишу на первой странице дневника. Ничего путного в голову, увы, не пришло. Поэтому сейчас я импровизирую. Люблю в себе это качество! Если бы не оно – я бы даже школу не закончил… а ещё наверняка до сих пор оставался бы девственником. Но, на мою удачу, говорить много и красноречиво я умел с детства. Профессию журналиста мне определили ещё до того, как я узнал, что существуют такие дядьки и тётки, которым платят за изложение собственных, порой бредовых соображений на тот или иной счёт. Ужасная профессия, если честно, хуже проституции… Но ничего другого я делать, по сути, не умею, поэтому продолжаю строчить опусы и даже иногда получаю от этого удовольствие (чуть реже – деньги).

Проплыв стандартные пятьдесят дорожек, я ещё немного полежал на воде и наконец выбрался из бассейна. Сегодня был особенно ленивый день, поэтому, миновав душевую, я напрямую двинулся к шкафчику. И да, от меня все ещё пахнет хлоркой (нюхаю руку), чего не ценит моя девушка Саша. Она вообще мало что ценит кроме шопинга в ГУМе… Ладно, шучу, конечно. Она чудесный человек… жаль только обоняние у неё острее, чем у гончей. Думаю, есть ещё час-полтора до того, как она вернётся с работы (даже у моей девушки есть работа, fuck!), и дальше я буду сослан в душ . Что же, для первой заметки достаточно бредово, но в целом неплохо. Обещаю вернуться как можно скорее. Возможно, даже сегодня!

24.06.17

Доброе утро, дневник! Эта заметка будет очень короткой. Я ужасно проспал и прямо сейчас непростительно опаздываю на встречу с главредом a. k. a. ГлавВред. Не знаю, зачем он хочет меня видеть, надеюсь, не попросит «сдать значок и форму». Сегодня снова плохо спал. Проснулся в районе пяти часов утра со странным чувством тревоги и желанием бежать прочь из собственной постели. Бешено колотилось сердце. Саша утверждает, что я снова говорил во сне. Попросил её впредь запоминать всё, что я выдаю, по мере возможности буду добавлять полученную информацию сюда… собирать «вещдоки» воедино, так сказать… А ещё постараюсь успеть в бассейн сегодня… Недавний день рождения удался на славу… Пора приходить в форму! До вечера!

25.06.17

Псих, сумасшедший, чокнутый, шизик… Как часто мы употребляем эти слова в повседневной жизни, не вкладывая в них ничего дурного… Согласитесь, от них уже давно не веет ничем ужасным или опасным, скорее наоборот, они служат для выражения позитивных эмоций: «ты сводишь меня с ума» и «это безумно круто!». Сегодня я на собственной шкуре убедился в том, что ничего хорошего в психических расстройствах нет. Впервые в жизни я всерьёз начал опасаться за своё ментальное здоровье, и поверьте, на то были веские основания…

Но обо всём по порядку. Мне наконец удалось по-человечески выспаться, отчего новый день я встретил в чудесном расположении духа. Такие моменты всегда немного настораживают. «В чём-то здесь имеется подвох…» – мелькнуло в голове. Но уже через секунду я подумал, что всему виной наше дурацкое воспитание и вся та ерунда, которую нам внушают с детства. Ну, вы знаете, о чём я: «Всё хорошее когда-нибудь кончается», «не смейся много – плакать будешь», «слишком хорошо, чтобы быть правдой» и бла-бла-бла… Никогда не понимал этого декаданса, особенно когда речь заходит о воспитании детей и их неокрепшей психике… Но сейчас не об этом.

Отбросив внезапно нахлынувшую тревогу, я решил весь день посвятить занятию спортом. Пролистывая почту и отвечая на комментарии в «Инстаграме», я собрал рюкзак и уже через полчаса вошёл в двери фитнес-клуба. Всё было как обычно, ничего подозрительного. Пожалуй, опущу неинтересные подробности моего общения с ресепшеном, а также пустой болтовни в раздевалке и перейду непосредственно к делу.

Первое, что должно было меня насторожить (но по какой-то причине этого не случилось), – странное желание поскорее плюхнуться в воду… без моих идиотских прелюдий. Чуть ли не с разбегу прыгнул в бассейн и с непривычным воодушевлением поплыл. На одном дыхании я достиг противоположенного бортика, но почему-то решил ещё какое-то время оставаться под водой. Застряв где-то между небом и землёй (поверхностью и дном бассейна), я из последних сил держал дыхание. К тому моменту я уже не дышал минуты полторы, и было жутко любопытно, сколько ещё мне удастся протянуть. Слышал однажды, что мировой рекорд – двадцать две минуты (?!)… Нет, побить его я, конечно, не рассчитывал, но вот напугать Семёновну в очередной раз был не прочь. Она, как и любая порядочная старушонка, одним глазом всегда следила за тем, что происходит вокруг. А уж не заметить меня, сиганувшего в воду бомбочкой, было просто нереально…

Следующие секунд пятнадцать я злорадно хихикал, представляя её искромётную панику… Кажется, я даже успел подумать о пухлом инструкторе, спешно разыскивающем спасательный круг в огромном коробе всякого местного барахла. Что случилось дальше – объяснить я не могу. Списать это на кислородное голодание и сопутствующие ему глюки не получается. Клетчатое дно бассейна, в которое я так усердно всматривался, постепенно начало темнеть. В считаные секунды оно превратилось в смолу, а вместе с ним и всё окружающее пространство погрузилось во тьму. Я испугался, что вот-вот потеряю сознание из-за своих дурацких шуток, но никакого головокружения или слабости не ощущал. За исключением того, что мне уже критически не хватало воздуха, я чувствовал себя превосходно.

Так или иначе кромешный мрак вокруг не на шутку испугал меня, я попытался как можно быстрее подняться наверх, оттолкнувшись от дна. Но как я ни пытался, то самое дно отыскать мне не удавалось. К тому моменту у меня уже звенело в ушах от напряжения, я был готов полной грудью вдохнуть содержимое бассейна, наплевав на отсутствие жабр. Пришлось активно грести руками, но поверхность всё никак не желала показываться…

Словно погрузившись в зыбучие пески, проглатывающие жертву все глубже с каждым её движением, я неумолимо шёл ко дну. Равномерно погружаясь всё ниже в беспросветную пучину, я выпускал на поверхность остатки кислорода в виде мелких пузырьков воздуха, стремительно вылетавших изо рта. Кажется, я пытался что-то крикнуть, но к тому моменту баллоны моих лёгких были на нуле, превратив тело в неподъёмный свинцовый груз, стремительно падающий в бездну бассейна…?

Я чувствовал, как глаза медленно закрываются, а ноздри наполняются прохладными струйками жидкости. Не было никакой боли, я не захлёбывался и не бился в конвульсиях… Просто падал всё глубже на дно, которое, судя по всему, забыло о собственном существовании в корыте с максимальной глубиной два метра десять сантиметров. Именно так я и утонул. Среди пожилых дам и разноцветных пластмассовых кружочков, разделяющих плавательные дорожки и беззаботно покачивающихся на воде. Посреди белого дня и на глазах у десятка людей…

Очнуться пришлось от звонкой пощёчины и болезненных сокращений в области грудной клетки. Вода шла горлом и даже носом. Я не понимал, что происходит. Словно во сне, я слышал неразборчивые крики. Мне даже удалось различить пару мутных голосов: один низкий, мужской, вероятнее всего, принадлежал вечно сонному инструктору, а второй – чуть повыше, женский, его обладательницу было трудно не узнать… Я попытался открыть глаза, но вновь увидел перед собой ночное небо, в котором по какой-то неведомой причине разом потухли все звёзды… Вторая пощёчина оказалась более резкой и болезненной и, к счастью, ей удалось привести меня в чувства.

Пиксел за пикселом мрак отступал, покоряясь ярким солнечным лучам послеобеденного солнца, проникающим на территорию аквазоны через стеклянную крышу. Наконец я увидел своих спасателей… Как я и думал, это были местный надзиратель и Нина Семёновна. Их лица настолько перекосило от ужаса, что увидь я их в любой другой день – точно бы отправился к праотцам! Но не сегодня. Честно говоря, я был несказанно рад увидеть именно их, а не лик апостола Петра, к примеру…

– Эдик, ты меня слышишь?! Эдичка?! – Нина Семёновна неистово лупила меня по лицу.

– Во-первых, Эдик и Эдгар – имена принципиально разные, а во-вторых, то, что я утонул, ещё не значит, что вы можете портить мою прекрасную мордашку… – едва пробормотал я, пытаясь сфокусировать взгляд на ком-то одном.

– Ишь ты, шутить пытается, значит, жить будет! – усмехнувшись, произнёс инструктор, на груди у которого мне удалось разглядеть затёртую карточку с именем Василий (вот и познакомились!).

– Батюшки, как же я испугалась, Эдгар! Я же чуть вместе с тобой ко дну не пошла от страха! – театрально воскликнула старушка и упала мне на грудь.

– Нина Семёновна, вы, конечно, очаровательная женщина, но не совсем в моем вкусе… мы, кажется, это уже обсуждали! – постепенно приходя в себя, я расплылся в фирменной улыбке.

– Тьфу на тебя, окаянный! – крикнула в ответ Нина Семёновна и, натурально плюнув мне в лоб, начала подниматься с колен.

Следующий час я провёл в медицинской комнате, где, вопреки ожиданиям, меня встретила не Эвелина Блёданс в коротеньком белом халатике, а лысый, как куриное яйцо, мужик, на бейдже у которого чёрным по белому оказалось напечатано имя… Василий.

– Вы тут что, все тёзки, что ли? – изобразив подозрительный взгляд, начал я разговор с дежурным доктором.

– Ага… а ещё однофамильцы… – сухо ответил мужик, явно не оценив моей искромётной шутки.

Замерив все показатели моего тела, он сел передо мной на стул, достал маленький фонарик и попросил широко раскрыть глаза. Повинуясь детским воспоминаниям о врачах, я послушно вытаращился и слегка нагнулся в сторону Василия. Тот впервые за наш разговор улыбнулся и посветил мне в левый глаз. После чего спрятал фонарик (который оказался брелоком на ключах) обратно в карман и сделал вид, будто что-то записывает. Я попытался подглядеть. Заметив это, он ещё шире улыбнулся и начал по слогам озвучивать диагноз: значит, так и запишем, зрачки реагируют на свет… пациент бескомпромиссно жив и до неприличия здоров…

– И что это значит, док?! – уже осознав шутку, решил я подыграть местному эскулапу.

– Это значит, дорогой наш Эдгар, что ваш план по разрушению честной репутации нашего фитнес-клуба с треском провалился и вы не утонули. Как вам вообще удалось нахлебаться воды в этой детской ванночке?

– Честно говоря, не знаю! Все внезапно потемнело, я попытался всплыть, но меня точно щупальцами тянуло на дно…

– Щупальцами?! – Василий вскинул свои нелогично густые брови под самый потолок лба и посмотрел на меня с недоумением…

– Похоже на то! В любом случае это было нечто страшное, чему я не мог оказать сопротивления…

– Употребляете? – ироничный настрой доктора моментально выветрился.

– Нет, что вы! – поспешил оправдаться я. – Скорее, наоборот!

– Значит, распространяете? – тон Василия заиграл следовательскими нотками.

– Да нет же! Я ЗОЖник… почти. Если не считать срывы в «Макдоналдсе»…

– Это не объясняет ваших галлюцинаций, любезный! – мой собеседник филигранно переключился на режим психиатра.

– Это не важно… Знаете, я ведь чудовищно опаздываю домой! Моя девушка, наверное, с ума сходит! – пролепетал я, увидев тринадцать пропущенных звонков от абонента «Любимый Женщин». Тут и без всяких суеверий было понятно: я влип!

Доктор промолчал в ответ. Я быстренько собрал свои вещи и уже через двадцать минут оказался дома.

Саше пока ничего не рассказал, решил сначала поделиться с тобой, дневник… Все это, конечно, смешно, но не очень. Сегодняшнее происшествие уникально (в плохом смысле), такого со мной ещё никогда не было. Очень не хочу, чтоб это стало началом какой-то серьёзной болезни, как у Рассела Кроу в фильме «Игры разума»… Посмотрим, что ожидает меня во сне… До завтра!

P. S. Только что вернулся из душа, намылив всё тело, ощутил сильное жжение в районе ступней и лодыжек, промыв их водой, ужаснулся! Нижняя часть обеих ног, примерно до колена, покрыта неглубокими порезами и царапинами. Пока обрабатывал всё это хлоргексидином, ещё раз прокрутил события дня в голове. Нет, у меня определённо не было возможности получить эти увечья до или после того случая… Неужели всё это мне не почудилось? Начинаю активно бояться душевной болезни. На этом точно всё. Целую, Эдгар.


Страницы книги >> 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации