Электронная библиотека » Артур Дойл » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 31 марта 2017, 00:20


Автор книги: Артур Дойл


Жанр: Классические детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Артур Конан Дойл
Дело о золотом пенсне

Когда я смотрю на три увесистых тома с подробными записями о нашей работе в 1894 году, я вынужден признать, что, несмотря на обилие материала, мне трудно выбрать дела, которые были бы интересны сами по себе и в то же время в полной мере отражали необычайные способности моего знаменитого друга. Вот я листаю страницы и наталкиваюсь на жуткую историю о красной пиявке, вот рассказ о страшной кончине банкира Кросби, вот записи о трагедии в Эддлтоне и о том, какие странные вещи были найдены в древнем кургане. К этому году относится и прогремевшее дело о наследниках Смит-Мортимера, тогда же мы выследили и арестовали Юрэ – злодея, который орудовал на парижских бульварах. Между прочим, за это дело Холмс получил благодарственное письмо от президента Франции и орден Почетного легиона. Каждое из этих дел могло бы лечь в основу повествования, но все же самым необычным, на мой взгляд, было происшествие в Йоксли-Олд-плейс. В этом деле поражает не только загадочная смерть молодого Уиллоби Смита, но и дальнейшие события, открывшие нам совершенно удивительный мотив этого преступления.

Стоял конец ноября, и в тот день разразилась страшная буря. Время близилось к ночи. Весь вечер мы с Холмсом провели в молчании. Холмс, вооружившись сильной лупой, пытался разобрать остатки первоначального текста на палимпсесте[1]1
  © Перевод. Г. Веснина, 2009. // Древняя рукопись, обычно пергаментная, с которой стерт первоначальный текст, а на его месте написан новый.


[Закрыть]
, а я углубился в трактат о новейших достижениях в хирургии. На обезлюдевшей Бейкер-стрит бесновался ветер, дождь яростно хлестал в оконные стекла. Как странно, подумал я, ощущать железную хватку природы в самом сердце большого города, где на каждом клочке пространства на десять миль вокруг громоздятся творения человеческих рук; как странно сознавать, что могущественная примитивная стихия может смести с лица земли весь Лондон, как какой-нибудь кротовый холмик в чистом поле. Я выглянул в окно и посмотрел на пустынную улицу. Редкие фонари освещали раскисшую дорогу и блестящий от дождя тротуар. Со стороны Оксфорд-стрит, поднимая фонтаны брызг, катил в нашу сторону одинокий кеб.

– Хорошо, что нам не пришлось выходить из дома в такое ненастье, – сказал Холмс, откладывая в сторону лупу и сворачивая в рулон палимпсест. – На сегодня с меня хватит. Это занятие слишком утомительно для глаз. Насколько я понимаю, этот палимпсест представляет собой нечто вроде расходной книги Вестминстерского аббатства второй половины пятнадцатого века. Ба! Ба! Ба! Что это там?

Сквозь завывание и свист ветра я расслышал стук конских копыт и затем резкий скрежет колес. Кеб, который я ранее видел в окно, остановился у нашей двери, и на тротуар спрыгнул мужчина.

– Что ему могло понадобиться в такую погоду? – воскликнул я.

– Что! Ему понадобились мы! А нам, мой бедный Уотсон, понадобятся плащи, шарфы, галоши и прочие средства защиты от непогоды, придуманные человеком. Погодите-ка! Он отпустил кеб! Значит, есть надежда остаться дома. Если бы он хотел, чтобы мы поехали вместе с ним, он попросил бы кебмена подождать. Бегите вниз, мой дорогой друг, и откройте дверь, потому что слуги давно уже спят.

Как только ночной посетитель вошел в тускло освещенный холл, я сразу узнал его. Это был молодой, но подающий надежды детектив Стэнли Хопкинс. Холмс неоднократно принимал участие в его расследованиях.

– Он дома? – с надеждой спросил гость.

– Входите, уважаемый, – послышался сверху голос Холмса. – Надеюсь, вы не собираетесь тащить нас на улицу в такую ночь.

Детектив поднялся по лестнице, его непромокаемый плащ блестел под лампой. Я помог ему снять его, а Холмс пошевелил дрова в камине, от чего они вспыхнули ярким пламенем.

– Садитесь, мой дорогой Хопкинс, у камина и вытягивайте ноги к огню. Вам необходимо согреться, – сказал Холмс. – Вот вам сигара, а доктор знает рецепт средства, в которое входят вода и лимон, – очень полезного в такую ночь, как сегодня. Что же вас выгнало из дома в такое ненастье? Вероятно, это нечто действительное серьезное.

– Это правда, мистер Холмс. У меня был нелегкий денек. Преступление совершено в Кенте, в семи милях от Чатэма и в трех милях от станции. В три пятнадцать мне телеграфировали, в пять я был уже в Йоксли-Олд-плейс, провел там расследование, последним поездом вернулся на вокзал Чаринг-Кросс и оттуда сразу к вам. Вы уже читали о происшествии в Йоксли?

– Сегодня я не читал ничего свежее пятнадцатого века.

– Ну, не беда. Там был всего один абзац, да и то все неправда. Вы ничего не потеряли. А я потерял впустую целый день.

– Из чего я делаю вывод, что пока вы не пришли к определенному заключению?

– Я в полном недоумении. Просто не представляю, с какого конца взяться за дело. Это самый сложный случай из всех, что у меня были, хотя на первый взгляд дело проще простого. Нет никакого мотива – вот что не дает мне покоя, мистер Холмс, – полное отсутствие мотива. Есть убитый – это не подлежит сомнению, но нет ни малейших указаний на то, чтобы кто-нибудь мог желать ему зла.

Холмс раскурил сигару и откинулся на спинку стула.

– Изложите все факты, – сказал он.

– Факты очень просты, – сказал Стэнли Хопкинс. – Хотелось бы только понять, что за ними скрывается. А предыстория, насколько я выяснил, такова.

Несколько лет назад этот загородный дом – Йоксли-Олд-плейс – достался пожилому профессору по фамилии Корэм. Профессор – тяжелобольной человек, обычно полдня проводит в постели. По дому передвигается только с помощью палки. Иногда садовник вывозит его погулять в инвалидной коляске. Соседи, проживающие неподалеку, относятся к нему хорошо и считают его очень ученым человеком. Вместе с ним в доме проживают пожилая экономка миссис Маркер и горничная Сьюзен Тарлтон. Обе служат у него с момента его появления в доме, и обе отличаются чрезвычайно покладистым характером. Профессор пишет серьезный научный труд. Где-то около года назад он почувствовал, что ему необходим помощник, и нанял секретаря, однако вскоре уволил его за недостаточное усердие. Затем уволил и второго, но третий секретарь – очень молодой человек по имени Уиллоби Смит, поступивший к профессору прямо с университетской скамьи, оказался сущей находкой и блестяще справлялся со всеми обязанностями. По утрам он должен был вести записи под диктовку профессора, а по вечерам занимался подборкой различных ссылок и фактов, необходимых профессору для работы на следующий день. За Уиллоби Смитом не водилось никаких грехов, впрочем, как и за его предшественниками – выпускниками Кембриджа и Аппингема. Я видел его рекомендации – очень приличный, тихий, трудолюбивый юноша с абсолютно безупречной репутацией. И вот этот молодой человек встретил сегодня утром свою смерть при таких обстоятельствах, что иначе, как убийством, я это назвать не могу.

За окнами по-прежнему неистовствовал ветер. Мы с Холмсом придвинулись ближе к огню, а молодой инспектор продолжил свое неторопливое повествование.

– Обыщите хоть всю Англию, – сказал он, – вы вряд ли найдете людей, которые жили бы так обособленно от всего остального мира. Они могут неделями не выходить за калитку сада. Профессор полностью погружен в работу, и больше для него ничего не существует. Молодой Смит не успел перезнакомиться с соседями и потому был вынужден вести такой же затворнический образ жизни, как и его наниматель. Женщин вообще невозможно вытащить из дома. Есть еще садовник Мортимер, который вывозит профессора на коляске подышать свежим воздухом. Чудесный малый – отставной военный, ветеран крымской войны. Он живет в трехкомнатном коттедже в дальнем конце сада. Вот и все обитатели Йоксли-Олд-плейс. Дом окружен небольшим садом, садовая калитка находится всего в ста ярдах от основной дороги, что ведет из Лондона в Чатэм. Калитка запирается на обычную щеколду, так что посторонние при желании могут беспрепятственно проникнуть на территорию сада.

А теперь я изложу вам показания Сьюзен Тарлтон – она единственная, кто может хоть что-то сказать по этому делу. Трагедия произошла около полудня, между одиннадцатью и двенадцатью часами. Горничная развешивала шторы в спальне на верхнем этаже. Профессор еще не вставал с постели; в плохую погоду он поднимается во второй половине дня. Экономка занималась делами в задней части дома. Уиллоби Смит находился у себя в спальне, заменявшей ему и гостиную. Но затем горничная услышала, как он прошел по коридору и спустился в кабинет, который расположен как раз под той комнатой, где в тот момент находилась горничная. Она не видела молодого человека, но уверяет, что хорошо знает его быструю, уверенную походку. Она не слышала, как захлопнулась дверь кабинета, но минуту спустя оттуда послышался душераздирающий крик. Это был дикий хриплый стон, настолько странный и неестественный, что она не могла понять, кто его издавал – мужчина или женщина. Потом она услышала, как что-то тяжело упало на пол, так что старый дом вздрогнул, и затем наступила тишина. На секунду служанка застыла, но потом, собравшись с духом, сбежала по ступенькам вниз. Дверь кабинета была закрыта, и она отворила ее. На полу комнаты лежало распростертое тело Уиллоби Смита. В первый момент она не заметила на нем никаких повреждений, но когда попыталась поднять его, увидела, что из горла молодого человека течет кровь. Рана была небольшой, но очень глубокой, сонная артерия была перерезана. Орудие убийства лежало рядом на ковре. Им оказался маленький нож с рукояткой из слоновой кости, которым вскрывают конверты. Набор таких ножей лежал на старомодном письменном столе, за которым работал профессор.

Сначала горничная решила, что Уиллоби мертв, но когда она смочила ему лоб водой из графина, он мгновенно открыл глаза. «Профессор, – с трудом выговорил он, – это была она». Горничная клянется, что он произнес именно эти слова. Он силился сказать что-то еще и даже поднял руку, но тут же упал замертво.

Тем временем подоспела и экономка, но последних слов, сказанных молодым человеком, она уже не услышала. Оставив Сьюзен возле убитого, экономка поспешила к профессору. Он сидел в постели в ужасном волнении. Он тоже слышал крики и понял, что случилось нечто страшное. Миссис Маркер готова присягнуть на Библии, что профессор был в ночной пижаме и не мог переодеться самостоятельно, без помощи Мортимера, а Мортимеру было велено явиться в двенадцать часов. Профессор сказал, что слышал крик, но больше ему добавить нечего. Он не смог дать объяснения последним словам молодого человека «Профессор, это была она», но высказал предположение, что это было сказано в бреду. Он уверен, что у молодого человека не было врагов, и не имеет ни малейшего представления о причинах совершенного преступления. Как только ему стало известно об убийстве, он не медля послал садовника в полицию. Чуть позже начальник местной полиции послал за мной. До моего приезда ничего не трогали, всем были даны строгие указания не выходить из дома, дабы не уничтожить возможные следы. Это был великолепный шанс, мистер Шерлок Холмс, чтобы применить ваш метод на практике. Лучшего и желать нельзя.

– За исключением присутствия самого Шерлока Холмса, – с сожалением заметил мой приятель. – Прошу вас, рассказывайте дальше. К каким выводам вы пришли?

– Для начала я должен попросить вас взглянуть на этот план, он даст вам общее представление о расположении комнат в доме. Глядя на этот план, вам будет проще следить за ходом моей мысли.

Он развернул листок бумаги и показал нам грубо набросанный план, который я привожу ниже. Холмс положил листок на колени. Я встал и рассмотрел его из-за плеча Холмса.



– Конечно, это не совсем точный план, здесь изображены только те части дома и прилегающей территории, которые имеют значение для расследования. Все остальное вы позже увидите сами.

Сначала я попытался ответить на первый вопрос: если предположить, что преступник вошел в дом с улицы, то каким путем? Очевидно, что сделать это он мог, только пройдя по садовой дорожке через черный ход. Оттуда можно напрямую пройти в кабинет. Любой другой путь по сравнению с этим слишком сложен. Выйти из дома он должен был тем же способом, потому что два других выхода исключаются: с одной стороны по лестнице сбежала Сьюзен, а другой ведет в спальню профессора. Поэтому я сосредоточился на изучении садовой дорожки. Она сильно размокла после недавнего дождя, и я надеялся обнаружить на ней следы.

Исследовав тропинку, я пришел к выводу, что имею дело с весьма осторожным и умным преступником. На дорожке не было никаких следов. Мне стало ясно, что преступник прошел по полоске травы, которая тянется вдоль дорожки. Мне так и не удалось обнаружить ни одного отпечатка ноги, но там явно кто-то прошел – трава была заметно примята. И сделать это мог только убийца, потому что из дома в это утро никто не выходил, а дождь начался только ночью.

– Минуту, – сказал Холмс. – А куда ведет эта тропинка?

– К проезжей дороге.

– Какой она длины?

– Примерно сто ярдов.

– Неужели вы не обнаружили следов даже около калитки?

– К сожалению, это место выложено черепицей.

– А на проезжей дороге?

– Ну, там такая грязь, что вообще ничего не найти.

– Вот незадача! Ну а в какую сторону была примята трава: в сторону дома или калитки?

– Трудно сказать. Я не сумел проследить четкого направления.

– Ну вы хотя бы можете сказать, какого размера была нога: маленькая или большая?

– Нет, это невозможно определить.

Холмс издал нетерпеливый возглас.

– Сегодня весь вечер льет как из ведра и сумасшедший ветер, – сказал он. – Теперь обнаружить следы будет труднее, чем прочитать палимпсест. Ну что ж, ничего не попишешь. И как же вы поступили, Хопкинс, после того как обнаружили, что вам не удалось ничего обнаружить?

– Я думаю, кое-что обнаружить мне все-таки удалось, мистер Холмс. Я выяснил, что кто-то незаметно проник в дом с улицы. Я исследовал коридор. На полу его лежит покрытие из кокосового волокна, поэтому там тоже не осталось никаких отпечатков ног. Тогда я прошел в сам кабинет. Он представляет собой скудно обставленную комнату, главным предметом мебели в ней является большой письменный стол с секретером, который состоит из двух тумбочек с ящиками и небольшого шкафчика между ними. Ящики были открыты, а шкафчик закрыт на ключ. Насколько я понял, ящики никогда не закрывались, в них не хранилось ничего ценного. Кое-какие ценные документы хранились в шкафчике, но никаких признаков того, что он был вскрыт, я не заметил, и профессор подтвердил, что ничего не пропало. Следовательно, убийство не было связано с ограблением.

Теперь я перехожу к описанию тела молодого человека. Оно было найдено рядом с секретером, возле левой тумбочки, как помечено на рисунке. Удар был нанесен в шею с правой стороны сзади, поэтому маловероятно, что он мог пораниться сам.

– Если только не упал на нож, – сказал Холмс.

– Совершенно верно. Эта мысль приходила мне в голову. Но нож лежал в нескольких футах от тела, поэтому я отбросил это предположение. Кроме того, нам известны последние слова умирающего, ну и, наконец, самая важная улика, которую нам удалось обнаружить, – вот это пенсне, которое молодой человек сжимал в правой руке.

С этими словами Стэнли Хопкинс извлек из кармана небольшой бумажный сверток. Развернув его, он протянул Холмсу пенсне в золотой оправе на двойном черном шелковом шнурке, оба конца которого были оборваны.

– У Смита было отличное зрение, – добавил он, – следовательно, это пенсне он сорвал с убийцы.

Шерлок Холмс взял пенсне и изучил его с величайшим вниманием и интересом. Он попробовал надеть его на нос и попытался в нем читать, затем подошел к окну и посмотрел на улицу, потом снял и хорошенько рассмотрел его, встав под лампой, и наконец со смешком сел за стол и написал на чистом листке бумаги несколько строк.

– Это все, что я могу для вас сделать, – сказал он, протягивая Хопкинсу листок. – Возможно, вы сумеете извлечь из этого пользу.

Потрясенный детектив зачитал написанное вслух. Там было следующее:

«Разыскивается женщина: элегантно одетая, проживающая в хорошем районе, с толстым мясистым носом и близко посаженными глазами. Имеет привычку сутулиться, морщить лоб и щурить глаза. Есть основания полагать, что за последние полгода она как минимум дважды обращалась к специалисту по изготовлению очков. Поскольку специалистов таких немного, а линзы очень сильные, выяснить личность этой женщины не составит большого труда».


Холмс улыбнулся, видя растерянность на лице Хопкинса, которая, вероятно, отразилась и на моем лице.

– На самом деле ход моих рассуждений довольно прост, – сказал он. – Трудно представить, какой еще предмет может дать такой простор для установления личности человека, как очки, тем более столь примечательные. Тонкая оправа говорит о том, что пенсне принадлежит женщине, – это косвенно подтвердили и последние слова молодого человека. Определить, что эта женщина элегантно одета и живет в хорошем районе, было и вовсе несложно. Как вы можете видеть, линзы вставлены в изящную золотую оправу, что характеризует их обладательницу как женщину утонченную во всех отношениях. Потом я заметил, что внутренние зажимы расположены слишком широко, из чего заключил, что женщина имеет широкий у основания нос. Обычно такой нос бывает коротким и мясистым, но из этого правила есть достаточное количество исключений, поэтому на этом пункте описания я не настаиваю. Далее: у меня узкое лицо, и тем не менее, когда я надеваю это пенсне, я не могу сфокусировать взгляд, потому что центр стекол находится ближе к носу. Значит, у этой женщины на редкость близко посаженные глаза. Уотсон может подтвердить, что линзы пенсне вогнутые и очень сильные. Очень слабое зрение не могло не отразиться на внешности этой женщины. Сильно близорукие люди имеют привычку щуриться, морщить лоб и слегка сутулиться.

– Да, – сказал я, – ваши аргументы меня убедили. Но, признаюсь, мне все же непонятно, из чего вы сделали вывод, что эта женщина дважды посещала специалиста по изготовлению очков.

– Вы можете заметить, – с готовностью пояснил Холмс, – что зажимы с внутренней стороны снабжены пробковыми подушечками для того, чтобы ослабить давление на нос. Одна из них немного стерта и побледнела, тогда как другая выглядит совсем новой. Ясно, что одна из них отвалилась и вместо нее поставили новую. Но и старая была поставлена всего несколько месяцев назад. Обе подушечки совершенно идентичны, следовательно, оба раза женщина обращалась к одному и тому же специалисту.

– Вот это да! – воскликнул Хопкинс в полном восхищении. – Это просто чудо какое-то! Подумать только, что все эти факты находились в моем распоряжении, а я не сумел ими воспользоваться! Правда, у меня было намерение обойти все лондонские салоны по изготовлению очков.

– Это вам еще предстоит. А теперь расскажите, что вам еще известно о деле.

– Больше ничего, мистер Холмс. Я думаю, теперь вы знаете ровно столько же, сколько и я, а может быть, даже и больше. Мы опросили местных жителей – не встречался ли им кто-нибудь чужой на дороге или на станции, но пока никто ничего не вспомнил. Больше всего меня смущает полное отсутствие мотива. Нет даже тени какой-то зацепки.

– А-а! Тут я не могу вам помочь. Я полагаю, вы хотите, чтобы завтра мы вместе с вами отправились на место преступления?

– Если вы не сочтете это слишком большой смелостью с моей стороны. Поезд на Чатэм отходит с вокзала Чаринг-Кросс в шесть утра, значит в Йоксли-Олд-плейс мы будем между восемью и девятью.

– Решено, мы едем с вами. В этом деле есть несколько весьма интересных особенностей, и мне будет любопытно распутать его. О-о, скоро час ночи, нужно поспать хотя бы несколько часов. Я думаю, вы неплохо устроитесь на этом диване у камина. Утром перед отъездом я приготовлю вам на спиртовке кофе.

* * *

К утру распогодилось, но когда мы двинулись в путь, на улице было промозгло. Над угрюмыми заболоченными берегами Темзы вставало холодное зимнее солнце; надо сказать, что в моей памяти унылое речное пространство Темзы накрепко связано с погоней за островитянином с Андаманских островов на заре нашей деятельности.

После долгого утомительного путешествия мы прибыли на маленькую станцию, расположенную в нескольких милях от Чатэма. Пока во дворе местной гостиницы запрягали лошадь, мы наскоро перекусили, чтобы не тратить времени на завтрак в Йоксли-Олд-плейс, и прибыли на место в полной боевой готовности. У садовой калитки нас встретил констебль.

– Есть новости, Уилсон? – спросил его Хопкинс.

– Нет, сэр, никаких.

– Не слышно о каких-нибудь чужаках в этой местности?

– Нет, сэр. На станции мне сказали, что вчера не видели никого из чужих.

– А что говорят в местных гостиницах?

– Ничего такого, что могло бы нам пригодиться.

– Ну что ж, до Чатэма хоть и далековато, но в принципе можно дойти и пешком. Там преступник мог, не привлекая к себе внимания, остановиться в гостинице или уехать на поезде. Это та самая садовая дорожка, о которой я вам говорил, мистер Холмс. Я абсолютно уверен, что вчера на ней не было никаких следов.

– А с какой стороны дорожки была примята трава?

– Вот здесь, сэр. Видите: здесь совсем узкая полоска травы между дорожкой и цветником. Сейчас уже ничего не заметно, но вчера трава была примята.

– Так-так, здесь действительно кто-то прошел, – сказал Холмс, наклоняясь и рассматривая траву. – Эта женщина должна была ступать очень осторожно, чтобы случайно не наступить на дорожку и тем более на мягкую почву клумбы.

– Да, она, должно быть, хладнокровная особа.

Я заметил, что Холмс напряженно обдумывает какую-то мысль.

– Вы говорите, она должна была уйти тем же путем?

– Да, сэр, это единственный путь.

– По узкой полоске травы?

– Разумеется, мистер Холмс.

– Хм! Хотелось бы мне посмотреть на это зрелище. Ну-с, я думаю, здесь нам больше нечего делать. Идемте дальше. Эта дверь в сад, как я понимаю, никогда не запирается? То есть посетительница могла войти через нее беспрепятственно. Вероятно, она пришла сюда не за тем, чтобы убивать, потому что тогда она принесла бы оружие с собой, а не воспользовалась тем, что попалось под руку. Итак, она прошла по этому коридору, не оставив следов на кокосовом покрытии, и очутилась в кабинете. Как долго она там пробыла? Это нам пока неизвестно.

– Она пробыла там всего несколько минут, сэр. Я забыл вам сказать, что экономка, миссис Маркер, незадолго до убийства убирала кабинет. Она говорит, после ее ухода прошло не больше четверти часа.

– Тогда нам есть от чего оттолкнуться. Наша дама входит в кабинет, и что она делает? Она подходит к письменному столу. Зачем? В ящиках ей ничего не нужно. Если в комнате и было что-то ценное, то только в запертом шкафчике. Ба! А что это за царапина на нем? Посветите мне спичкой, Уотсон. Почему вы мне не сказали о ней, Хопкинс?

Царапина, которую он рассматривал, начиналась на бронзовой накладке вокруг замочной скважины и тянулась аж на четыре дюйма по лакированной деревянной поверхности дверцы.

– Я заметил ее, мистер Холмс, но рядом с замочной скважиной всегда есть царапины.

– Эта свежая, совсем свежая. Посмотрите: сама бронзовая накладка потемнела, а царапина ярко блестит. Если бы она была старой, она успела бы потемнеть и не бросалась в глаза. А теперь возьмите мою лупу. Видите, какая глубокая борозда на деревянной поверхности? По обеим сторонам видны даже крошки лака. А где сейчас миссис Маркер?

В комнату с грустным видом вошла пожилая женщина.

– Вы протирали пыль вчера утром?

– Да, сэр.

– Вы заметили эту царапину?

– Нет, сэр, ее здесь не было.

– Я тоже так думаю, потому что тогда эти крошки лака были бы стерты. У кого хранится ключ от бюро?

– Профессор носит ключ на цепочке для часов.

– Ключ простой или имеет какие-то особенности?

– Ключ непростой, здесь стоит патентованный замок.

– Очень хорошо, миссис Маркер, вы можете идти. Наконец-то мы немного продвинулись. Наша леди входит в комнату, подходит к бюро и открывает либо пытается его открыть. В этот момент появляется Уиллоби Смит. В спешке женщина делает неловкое движение и оставляет на дверце шкафчика царапину. Смит хватает ее, она шарит рукой по столу и, наткнувшись на нож, наносит Смиту удар ножом. По всей видимости, это не входило в ее планы, но другой возможности освободиться у нее не было. К сожалению, рана оказалась смертельной. Молодой человек падает, женщина выбегает из комнаты. Мы не знаем, успела она взять то, за чем пришла, или нет. А горничная Сьюзен здесь? Скажите, Сьюзен, кто-нибудь мог уйти через эту дверь после того, как вы услышали крик?

– Нет, сэр, никто не мог. Сбегая по лестнице, я увидела бы, если бы кто-то был в коридоре. К тому же я услышала бы, если бы кто открыл эту дверь.

– Значит, этот путь был перекрыт. Тогда наша леди, без сомнения, вышла через ту же дверь, что и вошла. Но здесь коридор расходится на две стороны. Насколько я понимаю, с этой стороны находится только спальня профессора? Других выходов нет?

– Нет, сэр.

– Тогда идемте знакомиться с профессором. Ах вот оно что! Какая важная деталь! Здесь тоже лежит покрытие из кокосового волокна!

– Ну да, сэр, и что это нам дает?

– Неужели вы не видите сами? Ну, хорошо, я не буду настаивать. Вероятно, я ошибаюсь. И все же это наводит меня на мысль, что… Ладно, идемте. Представьте меня профессору.

Мы прошли по коридору. Он был примерно такой же длины, как и тот, что вел к выходу в сад. В конце его поднимались вверх несколько ступенек, которые заканчивались у самой двери. Наш спутник постучал, и мы вошли в спальню профессора.

Это была очень большая комната с огромным количеством книг. Они громоздились не только на полках, но и в стопках на полу по углам и возле шкафов. В центре комнаты стояла кровать; на кровати, опершись на подушки, лежал владелец дома – человек с очень примечательной внешностью. У него было худое лицо с орлиным носом; пронзительные, глубоко посаженные темные глаза мрачно смотрели на нас из-под густых нависающих бровей. Волосы и борода у него были совершенно белые, если не считать желтого ореола на бороде вокруг рта. В зубах он держал сигарету, воздух в комнате был насквозь пропитан тяжелым табачным дымом. Он протянул руку Холмсу, и я заметил, что пальцы его тоже пожелтели от никотина.

– Курите, мистер Холмс? – спросил профессор на хорошем английском с едва уловимым жеманным акцентом. – Угощайтесь. А вы, сэр? Рекомендую, очень хорошие сигареты. Их поставляют мне из самой Александрии. Ионидес присылает мне по тысяче штук, и я должен с грустью сообщить вам, что вынужден посылать за новой партией каждые две недели. Я знаю, что это плохо, сэр, очень плохо, но у старого человека так мало удовольствий. Табак и работа – вот все, что у меня осталось.

Холмс зажег сигарету и как бы невзначай разглядывал комнату.

– Табак и работа, но теперь уже только табак, – воскликнул старик. – Увы! Какое печальное событие! Кто мог предвидеть эту катастрофу? Такой достойный молодой человек! Уверяю вас, за те несколько месяцев, что он у меня проработал, он стал мне великолепным помощником. А что вы думаете об этом деле, мистер Холмс?

– Я пока не пришел к определенному заключению.

– Я буду вам чрезвычайно обязан, если вы сумеете пролить свет на это темное дело. Для такого книжного червя и инвалида, как я, это страшный удар. Я почти утратил способность мыслить. Но вы – человек действия, и для вас подобные происшествия – будничная работа. Вы научились хранить самообладание в любых ситуациях. Как же нам повезло, что вы согласились помочь нам!

Пока профессор говорил, Холмс расхаживал по комнате. Я отметил, что он курит с необычайной быстротой. Вероятно, ему тоже пришлись по вкусу александрийские сигареты профессора.

– Да, сэр, для меня это сокрушительный удар, – повторил старик. – Вот эта груда бумаг на столе – мой великий труд «magnum opus». Это мой анализ документов, обнаруженных в коптских монастырях Сирии и Египта, он позволит глубже понять истоки нашей религии. Но теперь, когда я остался без помощника, я уже не уверен, что при моем состоянии здоровья смогу закончить его. Бог мой, мистер Холмс, я смотрю, вы курите еще больше, чем я!

Холмс улыбнулся.

– Да, я люблю табак, – сказал он, взял из коробки четвертую сигарету и раскурил ее от окурка только что выкуренной сигареты. – Я не стану вас утомлять долгими расспросами, профессор Корэм, поскольку вы в момент преступления находились в постели и вряд ли сможете многое рассказать. Я спрошу вас только об одном. Что, по-вашему, означали слова молодого человека: «Профессор – это была она»?

Профессор покачал головой.

– Сьюзен – деревенская девушка. Вы должны знать, какими глупыми бывают представители этого класса. Я думаю, бедняга пробормотал в бреду какую-то бессмыслицу, а она попыталась оформить этот бред в нечто осмысленное.

– Понятно. У вас нет предположений относительно причин трагедии?

– Возможно, это несчастный случай, а может быть – но это только между нами – самоубийство. Молодые люди часто скрывают свои проблемы, особенно сердечные. Мне кажется, это более вероятное предположение, чем убийство.

– А как же пенсне?

– Ах, я дилетант и мечтатель. Практическая сторона жизни всегда от меня ускользает. И все равно, друг мой, все мы знаем, какие странные формы принимает иногда любовь. Возьмите еще сигарету. Мне приятно, что вы оценили их. Перчатка, веер, пенсне – как знать, какой предмет может стать залогом любви? Вот этот джентльмен говорит о следах на траве, но ему могло просто показаться, что трава кем-то примята. То, что нож был найден вдали от тела, тоже ни о чем не говорит: падая, он мог отбросить его в сторону сам. Я допускаю, что вам мои рассуждения могут казаться наивными, но мне думается, Уиллоби Смит самостоятельно свел счеты с жизнью.

Мне показалось, что Холмса поразила выдвинутая профессором гипотеза. Какое-то время он продолжал ходить по комнате, погрузившись в размышления и выкуривая одну сигарету за другой.

– Скажите, профессор Корэм, – сказал он наконец, – а что у вас хранится в запертом шкафчике секретера?

– Ничего такого, что могло бы заинтересовать вора. Семейные документы, письма моей бедной жены, университетские грамоты. Вот ключ, вы можете взглянуть сами.

Холмс взял ключ, бросил на него беглый взгляд и вернул владельцу.

– Нет, я не вижу в этом необходимости. Я лучше выйду в сад и хорошенько все обдумаю. У меня есть определенные соображения относительно выдвинутой вами гипотезы самоубийства. Простите, что побеспокоили вас, профессор. Я обещаю, что до двух часов дня мы вас больше не потревожим. А в два часа, после ленча, мы заглянем к вам и расскажем, насколько нам удалось продвинуться в расследовании.

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!

Страницы книги >> 1

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации