» » » онлайн чтение - страница 4

Текст книги "Смертельная игра"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 20:22

Автор книги: Айрис Джоансен


Жанр: Современные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 25 страниц)

Шрифт:
- 100% +

3

– Неплохо, неплохо… – Сандра оглядела небольшой коттедж и сарай для лодок, стоявший чуть ниже, на самом берегу. – Мне здесь нравится.

– Отчего же ты не приезжала, когда я приглашал? – спросил Джо, выгружая вещи Евы из багажника.

– Ты же знаешь, я родилась и выросла в городе, и на природу меня редко тянет. – Сандра глубоко вдохнула свежий озерный воздух. – Впрочем, здесь бы я вытерпела с недельку. Если бы Ева рассказала мне, как здесь красиво и какие здесь виды…

– Я рассказывала, – вставила Ева. – Но ты заявила, что тебя это не интересует.

– Правда? – Сандра нисколько не смутилась. – Ну, может быть, я тебя просто не поняла. Кроме того, здесь как-то уж очень безлюдно. Разве на озере никто больше не живет?

– Нет. Джо купил все озеро с прилегающими к нему землями и не хочет продать ни акра.

Сандра улыбнулась Джо.

– Вообще-то это называется асоциальным поведением, – заметила она. – Вот не знала, что ты можешь быть таким… необщительным.

– Я специально приезжаю сюда, когда мне необходимо побыть одному и нет охоты ни с кем общаться. – Джо захлопнул багажник. – Мне вполне хватает тех людей, с которыми я сталкиваюсь в городе. К счастью, мне хватило ума сохранить сделку в тайне, и теперь мало кто знает, что я владею этим домом и землей. Даже в управлении это неизвестно… – Он улыбнулся Еве. – Я привожу сюда только самых близких друзей.

– Что ж, по крайней мере сам дом не похож на мрачную берлогу отшельника, – заметила Сандра. – Он такой… миленький.

Еве тоже всегда нравились коттеджи под высокой, «французской» крышей, опирающейся прямо на фундамент. Они были небольшими и очень уютными, зато в них всегда было достаточно света и свежего воздуха.

– Подожди, – сказала она, – ты еще не была внутри.

– Мне нужно поскорее вернуться в город, – возразила Сандра. – Рон всегда очень волнуется, если я не прихожу домой к ужину.

– Ты могла бы позвонить ему.

Но Сандра покачала головой.

– Я не хочу, чтобы Рон привыкал ужинать один. Это может навести его на мысли о том, что и он не обязан передо мной отчитываться… – Она лукаво улыбнулась. – Я позвоню тебе завтра, и мы поговорим. Может быть, ты даже навестишь меня, мы с Роном будем рады видеть тебя у нас. – Сандра крепко обняла дочь, потом отступила на шаг и посмотрела на Джо. – Подбросить тебя до города?

– У меня здесь машина, – ответил он. – Впрочем, спасибо за заботу.

– Как хочешь. – Сандра слегка пожала плечами и вернулась за руль «Олдсмобиля». – Ну тогда до завтра.

Она отъехала. Ева смотрела вслед матери, пока ее машина не скрылась за поворотом посыпанной гравием подъездной дорожки, потом стала помогать Джо, который носил ее вещи к крыльцу. Когда работа была закончена, Джо выпрямился.

– Слушай, – сказал он, – может быть, я чего-то не понимаю, но… Ведь вы с Сандрой не виделись почти год. Как она могла уехать, даже не поговорив с тобой толком? Ведь то, что она сказала о своем приятеле, который, видите ли, «волнуется», это даже не предлог и не отговорка. Это просто…

– Тебе и не нужно ничего понимать, – перебила Ева. – Достаточно того, что мы с мамой прекрасно понимаем друг друга.

Она покачала головой. Джо кое-что знал о ее кошмарном детстве, но для того, чтобы что-то понять, он должен был видеть все своими собственными глазами и испытать все на своей шкуре, как испытала это она. Нет, Ева ничего не забыла. Шрамы, которые оставило в ее детской душе «общение» с матерью, никуда не делись, но им с Сандрой удалось преодолеть давние обиды и начать все сначала.

– Насколько я знаю, – добавила Ева, – у мамы еще никогда не было настоящей любви, и она имеет право защищать ее всеми способами. Ведь она действительно любит, разве ты не видишь?

– Вижу. – Джо достал ключи и отпер входную дверь. – Я бы сказал, она просто помешалась на своем Роне.

– Не вижу в этом ничего плохого, – решительно сказала Ева и добавила:

– Странно, но мне все время кажется, что твоя Диана вот-вот выйдет нам навстречу. Должно быть, это от того, что она очень хорошо вписывалась в здешнюю обстановку.

– Действительно странно, – согласился Джо, занося вещи в прихожую. – Ведь тебе приходилось бывать здесь еще до того, как я женился. Кроме того, Диане никогда здесь не нравилось. Она, как и твоя мать, предпочитает блага так называемой цивилизации красотам дикой природы.

– А Джордж? Где он? – снова спросила Ева, припомнив, как в этой самой прихожей ее встречал ретривер Джо. – Ты оставил его в городской квартире?

– Нет, Джордж теперь живет у Ди. Он стал слишком стар, к тому же я редко бываю дома. С Дианой ему намного лучше.

– Тебе, наверное, трудно было с ним расстаться?

– Да уж нелегко, я любил старину Джорджа. – Джо отворил дверь в гостиную и жестом пригласил Еву войти. – Взгляни-ка!

– Вот это да! – Ева обвела взглядом цифровые видеокамеры на треногах, компьютер, рабочий стол с разложенными на нем штихелями и лопатками, запасы скульптурной глины, коробки с пластилином и вращающуюся подставку-пьедестал. – Где ты все это взял?

– Из твоей городской мастерской. Я перевез сюда все оборудование, которое страховая компания предоставила тебе взамен разбитого в позапрошлом году. По-моему, здесь есть все, что необходимо.

– И даже больше, – кивнула Ева. – Ты ничего не упустил, Джо.

– Я всегда стараюсь ничего не упускать, – заметил он небрежно. – Между прочим, я завез столько продуктов, что тебе хватит до следующей зимы. Правда, здесь немного холодновато, но сейчас мы это исправим… – Он опустился на одно колено перед камином, в котором были сложены березовые поленья, и чиркнул зажигалкой. Оранжевый язычок пламени побежал по бересте и по пропитанной жидкостью для растопки бумаге, и вскоре в камине уже весело пылал огонь. – Вот так, – с удовлетворением сказал Джо, вставая. – Теперь тебе будет тепло и уютно.

– Разве ты не останешься? – спросила Ева. Джо отрицательно покачал головой.

– Репортеры все еще охотятся за тобой. Разыскать эту хижину трудно, но не невозможно, поэтому я хочу подстраховаться. Надо направить их на ложный след, чтобы ты могла спокойно работать. Кстати, может, я скажу Сандре, чтобы она не приезжала сюда, пока ты не закончишь работу? Кто-то может выследить ее, и тогда… В общем, если тебе захочется поболтать с матерью, позвони ей, ладно?

– Ладно. – Ева невольно подумала, что Джо предупредил ее буквально обо всем, кроме самого важного.

– А когда мне привезут череп?

– Завтра. Он все еще в университете Джорджии у доктора Комдена, который дал предварительное заключение по скелету. Я получу предписание в управлении, заберу череп и привезу его завтра во второй половине дня. Если что-нибудь изменится или я задержусь, я тебе позвоню. – Джо шагнул к двери. – Постарайся выспаться, пока меня не будет, о'кей? Готов поспорить, что за прошедшие сутки ты спала всего несколько часов.

– Хорошо, только сначала я позвоню Логану и скажу, что мы добрались благополучно.

– Он не ждет твоего звонка.

– Но он сумеет его оценить. Я не хочу просто взять и выбросить его из своей жизни только потому, что мы больше не вместе. Логан этого не заслуживает.

Джо пожал плечами.

– Я не собираюсь с тобой спорить. Просто не позволяй ему расстроить себя. Тебе необходим отдых.

– Я отдохну.

– Нет, я серьезно… – Джо нахмурился. – Ведь ни ты, ни я не знаем, как ты будешь реагировать, когда этот… череп окажется у тебя в руках. И если ты будешь вымотана… ты можешь просто начать разваливаться на кусочки.

– Если ты имеешь в виду, что я буду не в состоянии работать…

– И это, и многое другое. Поспи, – повторил он и вышел, захлопнув за собой дверь.

Ева подошла к окну. Она видела, как Джо обогнул дом и скрылся в гараже. Вскоре оттуда выкатился на дорожку его черный джип. Ева проводила машину взглядом и вернулась к столу.

Она была одна.

Солнечный свет, падавший в окна, неожиданно показался ей совсем жидким, холодным. Сосны и ели на противоположном берегу озера отбрасывали густую тень, в которой невозможно было различить даже очертаний береговой линии. Отчего-то Еве стало не по себе; она вздрогнула как от холода и подошла поближе к камину, хотя и сознавала, что температура воздуха здесь ни при чем. Тем не менее у камина ее озноб прошел, и, протягивая руки к огню, Ева подумала, что во всем виновато ее воображение.

Что же еще? Ведь все здесь было точно таким же, как и до отъезда Сандры и Джо. Возможно, Ева просто не привыкла к одиночеству. На острове она никогда не оставалась одна. Даже во время работы, когда она уединялась в своей мастерской на берегу, Ева ощущала присутствие Логана. Стоило позвать, и он тотчас пришел бы…

Определенно во всем виновато ее разыгравшееся воображение. Воображение и… страх. Джо был прав: она и вправду нервничала. Сейчас Ева не могла бы с уверенностью сказать, как она будет реагировать, когда у нее в руках окажется этот череп. Сможет ли она удержать себя в руках? Сумеет ли отрешиться от ужаса, отгородиться от воспоминаний и работать над ним спокойно и хладнокровно, как подобает профессионалу?

Сумеет. Должна суметь хотя бы ради Бонни или любого другого ребенка, кому может принадлежать этот череп. Не стоит думать о найденном в Талладеге скелете как о Бонни, иначе руки и голова могут ее подвести. Она сможет позволить себе эмоции, только когда работа будет закончена, не раньше. Иначе она снова окажется на дне глубокого колодца, в котором нет ничего, кроме безысходности и муки.

Но что это? – спросила себя Ева. Неужели она уже начинает терять самообладание? Нет, так не пойдет. Необходимо отвлечься. Нужно найти какое-нибудь дело, которое занимало бы все ее свободное время и не позволяло задумываться о том, что ждет впереди. Иначе она просто сойдет с ума.

Подумав об этом, Ева достала из сумки сотовый телефон и позвонила Логану. Но на острове никто не отвечал.

– Привет, Логан, – сказала Ева, дождавшись, пока включится автоответчик. – Я звоню, чтобы сообщить тебе, что мы добрались нормально и что я остановилась в загородном коттедже Джо. Завтра привезут череп, и я начну работать. Не волнуйся за меня – я думаю, что все будет хорошо. Надеюсь, у тебя тоже. Береги себя.

Повесив трубку, Ева почувствовала себя еще более одинокой от того, что разговор с Логаном не состоялся. Ее разумная, спокойная и безопасная жизнь на острове неожиданно показалась такой далекой, что глаза Евы защипало от подступивших слез. Но она не позволила им пролиться. Кляня себя за слабость, Ева вскочила с дивана и заметалась по комнате.

Только не думать!.. Все, что угодно, только не думать ни о чем и ни о ком. Сейчас лучшим выходом для нее будет пойти погулять вдоль берега озера, поужинать и лечь спать, а там посмотрим. Как говорится, утро вечера мудренее.

На этом Ева и остановилась, однако, когда она попробовала осуществить свое намерение, возникло неожиданное затруднение. Одежда, которую Ева привезла с собой, годилась только для жаркой погоды. Ей пришлось отправиться в спальню Джо и порыться в его вещах. В конце концов она нашла какие-то старые джинсы и верхнюю рубашку из теплой фланели. И то, и другое ей было велико, но Ева рассудила, что это не имеет значения, коль скоро здесь ее все равно никто не увидит, и, Подвернув штанины и рукава, она сняла с вешалки штормовку Джо и вышла из коттеджа.

* * *

Она была совершенно одна.

Дон подумал об этом, глядя, как Ева Дункан быстро шагает вдоль берега, засунув руки в карманы штормовки и нахмурившись. Она показалась ему несколько выше ростом, чем он помнил. Она также выглядела более хрупкой и уязвимой, но, возможно, это впечатление появилось у него только из-за того, что одежда была ей слишком велика. Нет, конечно же, она не была ни слабой, ни хрупкой. Он ясно видел это по тому, как решительно она двигалась и как высоко держала подбородок. Дон уже давно понял, что сила – это качество духа, а не тела. Некоторые из его жертв, хоть и субтильные с виду, боролись отчаянно и яростно и не сдавались до последней минуты. И Ева Дункан наверняка принадлежала к тому же племени несгибаемых.

О том, что она будет ему достойным противником, говорило и то, как ловко она ускользнула от журналистов в аэропорту. Правда, Дон не попался на эту уловку, но его вообще было очень трудно провести – для этого он был слишком опытен и умел предвидеть каждый шаг намеченной жертвы.

Только в этом был залог успеха, а в своем успехе Дон не сомневался. Он узнал, где скрывается Ева Дункан. Можно было начинать игру.


Университет штата Джорджия

– Доброе утро, Джо. Можешь уделить мне минутку?

Услышав этот голос и увидев знакомую долговязую фигуру, отделившуюся от стены лабораторно-исследовательского корпуса университета, Джо невольно напрягся.

– Я не собираюсь отвечать ни на какие вопросы, Марк.

Марк Грунард широко улыбнулся.

– Я хотел просто потолковать с тобой, а не брать интервью. Впрочем, если тебе захочется излить душу, я возражать не стану.

– Что ты здесь делаешь?

– Жду тебя. Я знал, что ты явишься сюда за черепом, решил разыграть верную карту, пока мои коллеги ищут ветра в поле, а точнее – пытаются выследить Еву.

Джо мысленно проклял пресс-службу управления полиции

Атланты, которая сообщила прессе о том, что скелеты будут направлены на исследование в антропологическую лабораторию университета Джорджии.

– Никаких комментариев не будет, Марк. Ты меня знаешь.

Журналист покачал головой.

– Ты не будешь возражать, если я провожу тебя до лаборатории доктора Комдена? Нам действительно нужно поговорить: у меня есть одно предложение, которое, возможно, тебя заинтересует.

– Что у тебя на уме, Марк?

– Нечто такое, что может оказаться интересным для нас обоих. – Он отступил в сторону, давая Джо пройти, и зашагал рядом. – Ты согласен меня выслушать?

Джо немного подумал. Марк Грунард был честен и умен, и Джо всегда относился к нему с симпатией.

– Ладно… Выкладывай, что там у тебя.

* * *

– Вы приехали за девочкой? – Доктор Фил Комден поднялся из-за стола и пожал руку Джо. – Извините, если мой отчет показался вам не слишком подробным, но я привык опираться на факты, а их, увы, немного. – С этими словами он повел Джо к дверям в конце коридора. – Я читал, что реконструкцию по костям черепа будет проводить сама Ева Дункан. Это правда?

– Да.

– Но вам наверняка известно, что суд может не принять во внимание результаты черепно-лицевой реконструкции. Не лучше ли дождаться результатов анализа ДНК?

– На это уйдет слишком много времени.

– Здесь вы, пожалуй, правы. – Комден пропустил Джо в лабораторию, одну стену которой занимал многосекционный стальной рефрижератор, очень похожий на те, что используются в моргах, только меньших размеров.

– Вам нужен только череп? – уточнил врач.

– Да. Остальные кости вы можете вернуть в наш отдел судебно-медицинской экспертизы.

– Мисс Дункан уверена, что это ее дочь?

– Она полагает, что это вполне возможно.

– В таком случае у нее не нервы, а канаты. – Комден взялся за ручку одной из секций и потянул на себя. – Знаете, даже мне, постороннему человеку, бывает непросто работать с останками ребенка. Невольно начинаешь думать о том, как все это… Черт побери, куда он делся?!

Джо оттолкнул врача и заглянул в поддон холодильника.

* * *

Ева взяла трубку на первом звонке.

– Алло?

– Он исчез, – объявил Джо хрипло.

– Кто?

– Скелет.

Ева похолодела.

– Как это могло произойти?

– Откуда я знаю? Доктор Комден клянется, что вчера вечером, когда он уходил из лаборатории, скелет был на месте.

– Может, его забрали в отдел судебно-медицинской экспертизы? – предположила Ева.

– В таком случае Комден знал бы об этом. Ведь только он имеет право подписывать соответствующее разрешение.

– А вдруг они что-то перепутали и забрали скелет без…

– Я уже звонил Бэзилу. Он сказал, что управление не забирало скелета.

Ева постаралась справиться с внезапным головокружением.

– Но кто-то ведь должен…

– Я пытаюсь разобраться, что произошло. Мне просто не хотелось, чтобы ты ждала меня слишком долго, поэтому я и позвонил. Когда что-то прояснится, я дам тебе знать.

– Значит, Бонни… снова потерялась?

– Не волнуйся, я найду ее. Это может быть просто идиотская шутка. Ты ведь знаешь, в университетах порой учатся довольно странные личности.

– Ты считаешь, что скелет мог украсть кто-то из студентов?

– Вообще-то эту мысль подал мне доктор Комден.

– О боже!.. – Ева закрыла глаза.

– Не волнуйся, мы непременно отыщем ее и вернем, – повторил Джо. – Я допрашиваю всех и каждого, кто побывал в лаборатории вчера вечером и сегодня утром.

– Хорошо, – глухо сказала Ева.

– Я перезвоню, если будут новости, – пообещал Джо и повесил трубку.

Ева некоторое время постояла у телефона. Нет, она не будет паниковать. Доктор Комден, очевидно, прав: это просто неумная шутка какого-нибудь студента.

Телефон снова зазвонил. Уверенная, что это снова Джо, Ева схватила трубку.

– Ну что там? – спросила она нетерпеливо.

– Она была прелестной маленькой девочкой, не так ли?

– Что-что?

– Ты, наверное, очень гордилась своей Бонни?

Ева застыла.

– Кто это?

– Я едва ее вспомнил – их было так много… Странно, что я забыл ее, ведь она и впрямь оказалась особенной. Она боролась за жизнь до конца. Ты знаешь, что дети очень редко сопротивляются смерти? Чаще всего они смиряются с неизбежным и покоряются судьбе. Именно поэтому теперь я редко выбираю детей. Это все равно что убить беззащитную пичужку.

– Кто это говорит?

– …Птица сначала трепещет, но стоит сдавить ее посильнее, и она затихает. Твоя Бонни была не такой.

– Лживый сукин сын! – хрипло крикнула Ева. – Или ты псих?

– Уверяю тебя, я не болен. Или – не просто болен. Не так, как Фрейзер, хотя у меня тоже есть самолюбие. Во всяком случае, я никогда не приписывал себе чужие дела, как он.

У Евы подогнулись ноги, словно кто-то с силой ударил ее ногой в живот.

– Фрейзер убил мою дочь.

– Ты уверена? Тогда почему он не сказал тебе, где он ее зарыл? И где он закопал остальные тела?

– Потому что он был жестоким, бессердечным негодяем.

– Он этого просто не знал.

– Он знал. Просто он хотел, чтобы мы страдали и после его смерти.

– Это верно, но это не все. Фрейзеру ужасно хотелось прославиться, вот он и признавался в убийствах, которых не совершал. Сначала меня это даже разозлило, но потом я решил, что так будет лучше. Кстати, я разговаривал с ним, пока он был в тюрьме. Я представился репортером, и Фрейзер на это клюнул. Впоследствии он несколько раз перезванивал мне, и я сообщил ему кое-какие подробности, которые он открыл полиции.

– Но его взяли с поличным, когда он убивал Тедди Смайлса.

– Я не утверждаю, что Фрейзер – невинный ягненочек. На его совести Смайлс и еще четверо детей. Но все остальные – мои. – Неизвестный немного помолчал и добавил:

– Включая маленькую Бонни Дункан.

Еву трясло с такой силой, что она еле удерживала возле уха прыгающую телефонную трубку. Справиться с собой она не могла, хотя и уверяла себя в том, что это звонит обыкновенный псих, извращенец, которому доставляет удовольствие делать ей больно. Во время суда над Фрейзером она получила три или четыре подобных звонка, так что происходящее не было для нее совершенной новостью. И все же… все же в голосе незнакомого мужчины звучали какая-то непонятная уверенность и спокойствие, объяснить которые Ева не могла. Надо заставить его говорить, решила она. Только так она сможет убедиться, что он лжет.

– Но ты сказал, что тебе не нравится убивать детей, – промолвила она.

– Теперь не нравится. Но тогда я экспериментировал. Мне надо было узнать, стоит ли овчинка выделки. – Мужчина кашлянул. – Бонни почти убедила меня в том, что дети – имен то, что мне нужно, но следующие двое меня разочаровали.

– Но почему… зачем ты звонишь мне?

– Потому что мы с тобой накрепко связаны друг с другом. У нас есть Бонни.

– Ты лжешь, негодяй!

– То есть я хотел сказать, что Бонни есть у меня. Вот сейчас я гляжу на нее. Должен сказать, что, когда я предавал ее земле, она выглядела гораздо лучше. Как печально, что все мы в конце концов превратимся просто в кучу костей.

– Ты… ты смотришь на нее сейчас?

– Я помню, как она шла ко мне по дорожке парка, когда они с классом выехали на пикник. Она ела земляничное мороженое, и ее рыжие волосы сверкали на солнце словно медь. В ней было так много жизни… Я просто не смог удержаться.

Темнота. Темнота окружила ее. Только бы не потерять сознание!

– В тебе тоже есть эта искорка, этот огонек жизни – непокорный и смелый. Я уверен в этом. Только ты гораздо сильнее своей дочери.

– Я… я сейчас повешу трубку, – прерывистым голосом сказала Ева.

– Да, я уже давно заметил, что ты… там… немного не в себе. Должно быть, это от неожиданности. Но я уверен: ты скоро опомнишься, Ева Дункан. Не беспокойся, я обязательно позвоню тебе еще раз.

– Будь ты проклят! Зачем?!

Он молчал несколько секунд, потом сказал:

– Потому что так надо, Ева. Наш сегодняшний разговор только убедил меня в том, о чем я догадывался. Ты необходима мне. Я ощущаю твои чувства и эмоции как приливную волну, которая несет меня все быстрее, все выше… И это восхитительно – других слов я просто не подберу.

– А если я не стану подходить к телефону?

– Станешь. Обязательно станешь, потому что, только если ты будешь помогать мне, у тебя появится крошечный шанс вернуть свою девочку.

– Ты лжешь! – вспыхнула Ева. – Если ты убил еще многих детей, то почему в Талладеге оказалась только Бонни? Одна среди восьмерых взрослых?

– Я почти уверен, что полиция нашла не всех. Дай подумать… Насколько я помню, там должно быть еще как минимум двое детей. Два мальчика, Ева. Они были старше твоей Бонни, но ненамного. Им было лет по десять-двенадцать.

– Но в Талладеге нашли только один детский скелет.

– Говорю тебе: остальные они просто пропустили. Заставь копов пошарить в низине под холмом. Это совсем недалеко.

В трубке раздались короткие гудки, и Ева медленно сползла по стене на пол. Она ощущала только холод. Жуткий могильный холод.

Нужно что-то делать, подумала она, трясясь как в ознобе. Нельзя сидеть здесь и ждать неизвестно чего. Джо. Она должна позвонить Джо.

Дрожащей рукой Ева набрала номер его мобильника.

– Приезжай, – сказала Ева, когда он ответил. – Приезжай немедленно.

– Что случилось, Ева?

– Скорее, Джо!

– Но что случилось?!

Ева неожиданно вспомнила.

– Талладега! – почти крикнула она в трубку. – Скажи шерифу, пусть поищут в низине под холмом. Там должно быть еще два детских скелета, может быть, больше.

Она дала отбой и, прислонившись спиной к стене, возле которой сидела, запрокинула голову. Главное – не думать ни о чем. Хотя бы до тех пор, пока не вернется Джо.

* * *

Она все еще сидела на полу, когда примерно час спустя приехал Джо. Увидев ее, он в два прыжка пересек комнату и опустился рядом с ней.

– Что с тобой? Тебе плохо? Ты заболела?

– Нет.

– Тогда какого черта тебе понадобилось пугать меня до смерти? – резко спросил он. – Я чуть концы не отдал. Господи, почему у тебя такие холодные руки? И почему ты сидишь на полу?

– Он сказал, что я немного не в себе. Наверное, это действительно что-то вроде шока.

– Кто это – «он»? – Джо принялся растирать ей запястья.

– Человек, с которым я говорила… Сначала я думала, это обычный псих, извращенец вроде тех, что звонили мне после того, как Бонни… Ты звонил в Талладегу? – перебила она сама себя.

– Да. Говори, что случилось, не молчи.

– Это был не псих, – продолжила Ева. – Он сказал, что Бонни у него. Вернее – ее кости. Он говорил, что теперь она выглядит совсем не такой красивой, как когда-то, когда он… когда он ее…

Она не могла говорить. Шок понемногу отступал, и ее снова начало трясти. Ева закрыла глаза.

– Спокойнее, спокойнее… – Джо сдернул с ближайшего, кресла покрывало и закутал ее в плотную ткань. Потом вскочил и, бросившись на кухню, поставил кипятить воду для растворимого кофе. – Открой глаза. – Рядом стоял Джо. – Вот выпей…

Кофе был горячим и очень сладким. Она выпила полчашки.

– Ну как? Получше?

Ева судорожно кивнула.

– А теперь давай поговорим. Расскажи мне все с самого начала, только не торопись. Если будет невмоготу, лучше помолчи, договорились?

Еве пришлось трижды начинать свой рассказ, прежде чем она сумела добраться до конца. Джо слушал очень внимательно и почти не перебивал, а, выслушав, долго сидел молча.

– Это все? – спросил он наконец. – Ты все мне рассказала?

– Разве этого мало? – спросила она удивленно.

– Черт, ты права! – Он кивком головы указал на кружку с кофе. – Сделай еще несколько глотков.

– Он уже остыл.

– Я сейчас принесу еще. – Джо поднялся, чтобы идти на кухню.

– Он убил Бонни, Джо, – тихо сказала Ева.

– Это мог быть обычный извращенец.

Ева покачала головой.

– Нет. Он убил ее.

Настал черед Джо качать головой.

– Ты пережила сильное потрясение. Сначала тебе нужно успокоиться, чтобы потом как следует все обдумать.

– Я не смогу успокоиться, Джо! Он знал о мороженом!

– О мороженом? – Джо удивленно вскинул на нее взгляд.

– Он сказал, что в тот день в парке Бонни ела земляничное мороженое.

– Насколько я помню, – пробормотал Джо, – в газетах об этом ничего не писали.

– Но Фрейзер знал о мороженом. Он упоминал об этом на следствии.

– Фрейзер также описал, как она была одета.

– Но это-то как раз можно было узнать из газет.

– В газетах ничего не говорилось о родимом пятне на спине у Бонни.

Ева потерла виски. Джо был прав. Именно эти неизвестные журналистам подробности и убедили их, что убийцей Бонни был Фрейзер.

– Человек, который звонил мне, сказал, что он обманул Фрейзера. Он представился журналистом, а потом сообщил ему кое-какие детали. Ты считаешь, это возможно?

Джо задумался.

– Вообще-то да, – сказал он неохотно. – Фрейзер раздавал интервью всем, кто был согласен его слушать. Адвокатов защиты это просто сводило с ума. Кроме того, закон штата Джорджия запрещает прослушивание и запись телефонных разговоров без специального разрешения прокуратуры, поэтому Фрейзер и этот… человек могли разговаривать о чем угодно. Впрочем, содержание его бесед с корреспондентами никого не интересовало: Фрейзер уже сидел в тюрьме, он признался сразу в нескольких убийствах, и следствие уже считало дело закрытым.

– Но тела убитых им детей так и не нашли.

– Для следствия это не имело такого значения, как для тебя.

Ева кивнула. Она и сама это знала. В свое время она приложила колоссальные усилия, чтобы заставить копов продолжать! поиски жертв Фрейзера после того, как он признался, но было впустую. Ева билась головой в глухую каменную стену.

– И напрасно, – сказала она с горечью.

Джо кивнул.

– У суда и так хватало улик, чтобы приговорить Фрейзера смертной казни.

– Но мороженое…

– С тех пор прошло много времени, и мороженщик мог рассказать об этом своим знакомым.

– Но полиция велела ему держать рот на замке.

Джо пожал плечами.

– С тех пор прошло много времени. Для большинства людей дело Фрейзера было закрыто в тот день и в тот час, когда он сел на электрический стул.

– Хорошо, допустим… Но что, если продавец мороженого никому ничего не рассказывал? Что, если Бонни на самом деле убил не Фрейзер? Что, если ее убил этот подонок, который звонил мне сегодня? Что, если он украл скелет из лаборатории? Зачем ему это понадобилось, если он не…

– Ш-ш-ш! – Джо приложил палец к губам и протянул Еве чашку свежего кофе. – Я не знаю ответов на твои вопросы. Я возражаю только для того, чтобы с самого начала мы могли выработать разумную линию поведения.

Ева так и вскинулась.

– Разумную линию поведения?! – переспросила она звенящим голосом. – Мерзавец, который убил Бонни, не может быть разумным! Жаль, что ты не слышал его голоса! Ему нравилось измываться надо мной. Он все время бил в одну точку… Он жаждет моей крови, Джо!.. Я знаю это!

– О'кей, давай поговорим об этом мужчине. Какой у него голос?

– Не знаю. Не могу сказать. Его голос звучал так, словно он разговаривал со мной со дна шахты лифта.

– Понятно. – Джо кивнул. – Похоже, он воспользовался специальным приспособлением для искажения звука. А что ты можешь сказать о его речи? Как он строил фразы? Какие выражения употреблял? Может, ты заметила какое-нибудь словцо, характерное для профессионального сленга, или жаргонизм?

Ева задумалась. Ей было очень трудно отделить манеру говорить от слов незнакомца – слов, которые причинили ей такую боль.

– Нет, – ответила она наконец. – Его речь была уверенной, правильной, никакого акцента я не заметила. – Она покачала головой. – Не знаю… Как только он упомянул имя Бонни, я сразу перестала воспринимать то, как он говорит. В следующий раз я постараюсь быть внимательнее.

– Если он будет, этот следующий раз.

– Обязательно будет. – Ева сказала это с такой убежденностью, что Джо удивленно приподнял брови. – Он позвонит, не сомневайся. Одного раза ему мало. – Она машинально отхлебнула кофе, который снова успел остыть, и вдруг замерла. – Послушай, ты, кажется, говорил, что этот телефонный номер нигде не зарегистрирован. Как он мог его узнать?

– Гораздо больше меня интересует, как он узнал, что ты находишься именно здесь.

– Может быть, выследил?

– Возможно. Впрочем, нельзя исключить и то, что все это просто гнусная шутка какого-то недоноска-студента.

Ева отрицательно покачала головой.

– Нет.

– В таком случае почему бы не предположить, что это все-таки убийца, который причастен к гибели людей, найденных в Талладеге? Допустим, он не убивал Бонни, просто ему хочется потешить свое "я" и взять на себя и ее смерть, как это в свое время сделал Фрейзер…

– Он знал о мороженом, – повторила Ева.

– Но ведь существует довольно много психически больных людей, которые признаются во всех известных громких убийствах, хотя на самом деле они никогда никого не убивали.

– Ты не веришь мне, – сказала Ева. – Но ты поверишь когда они найдут еще два скелета в Талладеге.

– Поиски уже идут. Я позвонил шерифу Босуорту и Роту Спайро, как только поговорил с тобой.

– Кто такой – этот твой Роберт Спайро?

– Он из ФБР, работает в отделе психологического профилирования. Роб входит в группу, которая занималась Талладегой с самого начала. Он неплохой парень.

– Ты его знаешь?

– Когда-то мы вместе работали. Через год после того, как я ушел из ФБР, он перевелся в отдел психопрофилирования. Мы договорились, что Роб позвонит мне, если они что-то найдут.

– Нет. – Ева поставила чашку с недопитым кофе на пол. – Я сама поеду в Талладегу.

– Но тебе нужно прийти в себя.

– Ерунда, я в порядке. Я должна быть там, Джо, чтобы не дать им совершить ошибку. Ведь один раз они уже пропустил эти тела. – С этими словами она с трудом поднялась с пола. Ноги отказывались ей служить, подгибались, но Ева была уверена, что разойдется. Главное – не сидеть без дела, не ждать"

– Можно я возьму твой джип?

– Если ты думаешь, что я отпущу тебя одну, то ты ошибешься. – Джо снова надел куртку, которую бросил на кресло. – Подожди, я приготовлю кофе, наполним термос. И оденься потеплее – на улице похолодало. Это тебе не Таити.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации