154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 11

Текст книги "Вспомни меня, любовь"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:01


Автор книги: Бертрис Смолл


Жанр: Зарубежные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 11 (всего у книги 29 страниц) [доступный отрывок для чтения: 20 страниц]

– Он дал мне тебя, – тихо сказал Вариан де Винтер, осторожно поднося руку к ее волосам. Сжав темную прядь, он играл ею, наслаждаясь легкостью и ароматом ее волос. Затем прижал локон к своим губам.

Нисса почувствовала, как ей сдавило горло, а сердце начало биться чуточку быстрее. Она вдруг очень хорошо осознала, что он совсем рядом.

Медленно и осторожно он начал расстегивать золотые пряжки на ее плаще, освобождая ее плечи от тяжелой ткани. Его рука бережно коснулась ее лица, затем задержалась на гладкой теплой стройной шее.

– Король приказал, чтобы мы сегодня же окончательно закрепили наш союз, Нисса. Если бы это было в моей власти, вначале я дал бы нам время лучше узнать друг друга. Я хотел ухаживать за тобой, как полагается, как мужчина ухаживает за девушкой, которой восхищается и на которой надеется жениться. Когда мы впервые встретились, я надеялся, что смогу поступить так, но твоя семья стояла на страже. Теперь мы стали законными супругами, но все это произошло совсем не так, как мне бы хотелось. Тем не менее завтра утром король потребует доказательств того, что наш брак осуществился. Если он не получит их, мы окончим наши дни в Тауэре.

– Как повезло Генриху Тюдору, – съязвила Нисса, – что герцог Клевский не потребовал у него самого подобных доказательств после женитьбы на принцессе Анне.

Она чувствовала нарастающее беспокойство. Вариан де Винтер хорош собой и с каждой минутой казался ей все обаятельнее, но ведь он – незнакомец для нее.

– Расскажи мне, что твоя мать говорила тебе об отношениях между мужем и женой, о супружеской страсти, – попросил Вариан де Винтер.

Выпустив ее из объятий, он бережно поставил ее на ноги и встал сам. Сняв с нее плащ, он бросил его на кресло, затем сделал то же самое со своим. Темно-зеленый бархат лег рядом с розовым, соболиный и горностаевый мех смешались.

Нисса взглянула на мужа широко раскрытыми глазами.

– Моя мать считала, что никакие такие знания не нужны мне, пока не будет обговорен брачный контракт. Придворные дамы, конечно, говорят об этом, но я не знаю, что из их болтовни правда, а что ложь. Боюсь, милорд, что я чудовищно невежественна в таких вещах. У меня никогда не было поклонника.

«Она по-настоящему целомудренна, – подумал он. – Да иначе и быть не могло: добропорядочная девица из уважаемой деревенской семьи».

Когда Вариан впервые поцеловал ее сегодня вечером, он сделал это, чтобы произвести впечатление на короля. Когда их губы на мгновение соприкоснулись во время венчания, это была дань обычаям. Но сейчас, слегка запрокинув ей голову, он поцеловал ее по-настоящему. Ее губы смягчились под его губами. Это хорошее начало.

Открыв глаза, он понял, что Нисса не закрывала свои, пока он целовал ее.

– Гораздо приятнее, если закроешь глаза, – объяснил Вариан.

– А почему? – удивилась Нисса.

Он задумался на мгновение; потом пожал плечами.

– Не знаю почему, Нисса, но это так. Давай попробуем еще раз с закрытыми глазами.

Вместо ответа она послушно закрыла глаза и подставила ему губы. Вариан довольно хмыкнул, и глаза девушки тут же распахнулись.

– Что такое? Почему вы смеетесь надо мной?

«Как будто я и без того мало нервничаю! – мысленно вознегодовала Нисса. – Как он чертовски самодоволен!»

– Я и не думал смеяться над тобой, – заверил ее граф. – Но ты так восхитительна, любимая, что заставляешь меня смеяться от счастья. А теперь, пожалуйста, еще раз закрой глаза.

Нисса послушалась, и он поцеловал ее нежно-нежно, осторожно прижимая к своей груди. Ему пришлось бороться с собой, чтобы с силой не сжать ее в своих объятиях. Вариан чувствовал, какую внутреннюю борьбу приходится выдерживать девушке, чтобы оставаться спокойной в этой новой и, без сомнения, пугающей ее ситуации.

Очень скоро у Ниссы закружилась голова, и она сама прильнула к нему, все сильнее прижимаясь к его теплым губам. Девушка перевела дыхание. С закрытыми глазами действительно оказалось гораздо приятнее, хотя, как и граф, она не смогла бы объяснить почему. В каком-то внезапном порыве она вдруг храбро обвила руками его шею. Зажав ее лицо в ладонях, Вариан осыпал его быстрыми легкими поцелуями. Его губы касались ее век, лба, щек, кончика носа, а потом вновь нашли ее рот. На сей раз он гораздо сильнее прижался к ее губам, но Нисса нашла это восхитительным. Она стояла на цыпочках, стремясь продлить эти чудесные мгновения. Все ее существо трепетало, ни разу в жизни не испытывала она такого… такого… о, почему не может она подыскать слова, чтобы описать то, что чувствует?

Вариан выпустил из ладоней ее голову, и тут же его руки сомкнулись вокруг ее талии. Он держал Ниссу так, чтобы она находилась вровень с ним; их поцелуи становились все глубже; потом граф на одно мгновение быстро поднял ее так, что Нисса взглянула ему в лицо сверху вниз, и тут же поставил на ноги.

– Ты никогда раньше не целовалась по-настоящему, правда? – спросил он и, не дожидаясь ответа, продолжил: – Ты быстро учишься, моя хорошая.

– Вы довольны этим или нет, милорд? – задыхаясь спросила Нисса. Ее сердце колотилось от восторга и возбуждения.

– Мне нравится, что ты наслаждаешься моими поцелуями и так быстро научилась возвращать их. Но я недоволен тем, что ты еще не научилась выговаривать мое имя. Мы муж и жена, мадам, а вы до сих пор ни разу не произнесли моего имени. Мне нравится твое имя, Нисса. Оно ведь греческое, не так ли?

– Да, – мягко подтвердила Нисса.

Он был так обезоруживающе обаятелен, но от этого не переставал казаться ей опасным. Нисса до сих пор не пришла к выводу, злодей он или безвинно оклеветанный. Так или иначе, теперь Вариан де Винтер ее муж, и она откровенно наслаждалась его поцелуями.

– Моя мать выбрала для меня имя еще до того, как я появился на свет, – сказал Вариан. – Она говорила отцу, что если родится мальчик, его нужно назвать Вариан, потому что мужчины непостоянны и изменчивы, как ветер. Так меня и назвали.

– Вариан, – тихо произнесла Нисса. – Мне нравится имя, и, мне кажется, ваша мать мне тоже понравилась бы. Жаль, что никто из нас не знал ее.

– Скажи еще раз, – напряженно потребовал он.

– Вариан, Вариан. Ох, Вариан! – Последний возглас был вызван тем, что Вариан попытался развязать ленты ее сорочки. Перехватив его руку, Нисса сжала ее в своих трепещущих ладонях.

– Не забывай, что я уже видел тебя обнаженной, – напомнил ей муж. – Я сам раздевал тебя сегодня, Нисса. – Он поднес ее руки к губам и поцеловал их. – Ты очень красива, любимая, – продолжал он, по очереди целуя каждый пальчик. Затем прижал ее ладонь к своей щеке и начал покрывать поцелуями вторую руку.

Новая теплая волна обожгла ее кожу, и Нисса зашептала так тихо, что Вариан должен был наклониться к ней, чтобы расслышать.

– Вариан, я не знаю, что делать. Вы всколыхнули все мои чувства, но я действительно полная невежда в любовных делах.

– Отныне, моя дорогая, – ответил он, высвободив руки и спуская сорочку с плеч Ниссы, – тебе ничего не нужно делать, ты будешь только принимать поклонение твоего потерявшего голову мужа.

Темная голова графа склонилась к ее плечу. «Как хорошо!» – думала Нисса, пока его теплые губы блуждали по ее коже, поднимались и опускались по стройной колонне шеи, ненадолго задержались в пульсирующей впадинке возле горла, быстро скользнули к другому шелковистому плечу. Когда Вариан стянул сорочку еще ниже и обнажилась ее юная грудь, у Ниссы невольно вырвался слабый протестующий возглас, но убаюкивающие движения его руки успокоили ее, в то время как другая свободная рука Вариана легла на маленький твердый холмик. Это нежное прикосновение произвело на Ниссу ошеломляющее действие. У нее подкосились ноги, и, если бы не поддерживающая ее рука мужа, она упала бы. Удивленным взглядом широко открытых глаз девушка следила, как набухает и твердеет ее сосок под массирующими движениями его пальцев.

– Вариан! – выдохнула Нисса, а когда их глаза встретились, она почувствовала одновременно и слабость, и какое-то властное желание, которого еще не могла понять.

Так это и называется заниматься любовью? Нет, это только начало любовной игры, догадалась Нисса. Но если таково начало, то остальное должно быть удивительно и прекрасно вдвойне. Прекрасно, но… страшно! Вариан улыбнулся ей, и она вновь ощутила странную слабость. Потом их губы встретились. Нисса совсем потеряла голову, растворяясь в его поцелуях, до боли наслаждаясь ими.

Ее пальцы ласкали его шею. Интересно, осознает ли она это, подумал Вариан. Сам он не мог припомнить, чтобы когда-нибудь с такой силой желал женщину. Эта девушка совершенно опьянила его. Но граф не хотел торопить их постепенного продвижения по дороге Эроса. Он хотел, чтобы первый любовный опыт Ниссы был ничем не омрачен, и к черту короля с его требованиями! В идеале Вариан предпочел бы подождать, пока она захочет его с той же силой, с какой он жаждет ее. Однако впереди у них почти целая ночь. Он должен идти вперед так медленно, как только это возможно, если хочет, чтобы она и в первый раз получила хоть какое-то наслаждение. Если только сам он не выдохнется раньше времени, оттого что так безумно желает ее…

Мягко заставив девушку отступить на шаг, Вариан стянул мягкую ткань с ее бедер. Сорочка с легким шелестом упала на пол. Одним быстрым движением граф сорвал с себя рубашку. Подхватив Ниссу на руки, он зарылся лицом в укромную впадинку между двумя прелестными маленькими грудями. Губами Вариан ощущал стремительное биение ее сердца. Глаза Нисса зажмурила – она боялась увидеть его обнаженным, ее пальцы с силой вцепились в его плечи, дыхание стало прерывистым. Опустив девушку так, что ее ноги коснулись пола, Вариан вновь начал целовать ее нежно и неспешно, обхватив ладонями голову.

Нисса почувствовала, что задыхается. Отшатнувшись от мужа, она устремила на него испуганный взгляд и прошептала:

– Мне дурно, милорд!

О матерь Божья! Действительно ли она хочет, чтобы это случилось между ними? Ее ноги подкашивались от страха. Ниссу ошеломило множество новых ощущений, о которых она раньше и не подозревала. Почему никто не объяснил ей, какая это могучая сила – любовная страсть? Может быть, от нее даже можно умереть?

Схватив Ниссу в объятия, Вариан бережно перенес ее в постель и сам лег рядом. Приподнявшись на локте, он заглянул ей в лицо.

– Хочешь вина? Может быть, оно поможет тебе немного успокоиться, любимая?

– Я не боюсь, – смутившись, солгала Нисса. – Просто… просто я не подготовлена к тому, что это так… сильно. Это всегда так, Вариан?

В тот короткий миг, когда он стоял возле кровати, она не успела отвести глаза. Его тело оставалось таинственным и незнакомым, но показалось ей, однако, красивым.

– Это еще сильней, когда двое по-настоящему любят друг друга, Нисса. В том, что ты чувствуешь сейчас, мне кажется, возбуждение смешалось с привлекательностью новизны. Ничего другого нельзя ожидать от девушки, которую вдруг неожиданно выдали замуж за незнакомца. Просто я могу возбудить твое тело, милая, своими ласками и поцелуями, – честно признался граф.

– А вы считаетесь хорошим любовником? – вдруг спросила Нисса. – Я уверена, что вы занимались этим со многими женщинами. – В ее голосе не было ревности, одно любопытство.

– Мне говорили, что я умею доставить женщине наслаждение, – сдержанно ответил Вариан.

«Это, безусловно, самая забавная беседа из всех, которые мне доводилось вести в постели», – подумал Вариан и усмехнулся.

Прижав палец к ее спелым, как вишни, губам, он заметил:

– Ты всегда так много болтаешь, милая? Между прочим, это наша брачная ночь.

– Просто есть вещи, которые мне нужно узнать, прежде чем… – начала Нисса, но он закрыл ей рот поцелуем.

– Если будешь бояться, скажи мне, – предупредил Вариан, возвращая инициативу в свои руки. Его губы слегка щекотали мочку ее уха. – Я не хочу, чтобы ты боялась меня, Нисса. – Он начал ласкать ее шею, и по телу девушки побежал холодок. – Сейчас мы уже лежим, так что нет опасности, что ты упадешь, – продолжал он. – Даже если почувствуешь слабость, не бойся. – Вариан легонько покусывал ее плечи, и опять по спине Ниссы пробежала приятная дрожь. – Ты изумительная, – проговорил он вдруг охрипшим голосом.

Нисса чувствовала слабость, но боится ли она? Нет. Кажется, она его уже не боится. Он так добр и ласков с ней. Инстинкт подсказывал Ниссе, что ей повезло, что другой мужчина вряд ли был бы столь внимателен и заботлив. Она тихо лежала, наблюдая сквозь полусомкнутые веки, как неторопливо и нежно исследует Вариан ее тело. Его губы пробежали по ее плечам, спустились вдоль рук, перецеловали по очереди каждый пальчик и вновь поднялись к шее.

У Ниссы снова перехватило дыхание, когда Вариан вдруг прижался к ее соску. Она, конечно, знала, что младенцы сосут материнскую грудь, но никогда не представляла, что так же поступают мужья со своими женами. Он с силой втянул в себя ее плоть, вызвав где-то в самой глубине существа новый мощный импульс наслаждения. Это что, так полагается?.. Это правильно? Нисса тихонько постанывала, вздрагивая и извиваясь в кольце удерживающих ее сильных рук. Какая разница, в конце концов, правильно это или неправильно?..

У Вариана тоже кружилась голова. Он не мог вспомнить другого случая, когда женщина настолько воспламенила бы его. Конечно, до сих пор он избегал иметь дело с девственницами, опасаясь ответственности. Почему же она приводит его в такой восторг? Потому ли, что она девственница, или потому, что он любит ее? Щекоча языком ее ароматную кожу, Вариан отчаянно старался сохранить контроль над собой. Он уже настолько распалился, что готов был прибегнуть к насилию, но его удерживала мысль о том, что девушки при первом любовном опыте испытывают тем меньшую боль, чем сильнее возбуждение. Губы Вариана прошлись по груди, бокам, спине, плоскому трепещущему животу Ниссы. Каждый кусочек ее тела начинал гореть и пульсировать под его поцелуями.

Ничего удивительного, что некоторые девушки жертвуют ради страсти своим добрым именем, мелькнуло в голове у Ниссы. Это так восхитительно! Ничего удивительного, что матери предостерегают от этого своих дочерей. Если бы все девушки знали, как это чудесно – заниматься любовью, родители не смогли бы удержать их от этого! Это, безусловно, самое приятное из запретных удовольствий, но, к счастью, это удовольствие не запретно для замужней женщины. Нисса глубоко вздохнула, наслаждаясь прикосновениями его языка и губ. Она начала гладить его плечи и спину, сначала осторожно, затем все смелее и смелее. Вариан вновь, все более неистово, целовал ее губы. Нисса запустила пальцы в его темные густые волосы.

– Приоткрой свои губки, – выдохнул он.

Она подчинилась и была потрясена тем, что он проник языком в глубь ее рта, нащупывая ее язычок. Вот они встретились и сплелись, заплясали в страстном порыве желания. Размягченная, как воск, Нисса вся горела. Вариан чувствовал, что вот-вот утратит контроль над собой.

– Я хочу ласкать тебя так же, как ты сейчас ласкаешь меня, – прошептала Нисса, нежно касаясь рукой лица мужа.

– А ты, оказывается, храбрая девочка, – поддразнил ее Вариан, заинтригованный тем, как далеко она осмелится зайти.

– Разве плохо, если жена не боится своего мужа? – спросила в ответ Нисса. – Твои прикосновения дарят мне наслаждение. Я тоже хочу доставить тебе удовольствие. – Она осмелилась провести рукой вдоль всей его спины и дотронуться до ягодиц. – Никогда не думала, что у мужчины может быть такая гладкая кожа, – удивленно протянула она.

На мгновение у него перехватило дыхание.

– Что вообще ты можешь знать о мужском теле, возлюбленная моя?

– Я знаю, что так же волную тебя, как, по-видимому, и ты меня, – откровенно сказала Нисса. – Позволь мне ласкать тебя, мой супруг! Пожалуйста! – Сжав ладонями голову Вариана, Нисса так же, как раньше он, покрыла его лицо поцелуями. – Пожалуйста!

Господи, неужели все девушки такие? Обезоруженный, он откинулся на спину и простонал:

– Делай со мной что хочешь, моя прелесть, только учти, что мое терпение на исходе.

– А что будет, когда оно кончится? – поинтересовалась Нисса, поднимаясь на локте и заглядывая в лицо графа.

Зеленые глаза Вариана вспыхнули. Нисса почуяла аромат опасности. Может быть, это и опасная игра, но от этого она становится еще более восхитительной. Страх, который Нисса на мгновение испытала, тут же улетучился, уступив место сознанию ее новой власти над ним.

– Когда мое терпение иссякнет, – медленно начал Вариан, осторожно подбирая слова, – тогда я взберусь на тебя, как жеребец на кобылу, и превращу тебя в женщину, которой тебе и предназначено стать.

Он притянул к себе ее голову, и их губы вновь слились в исступленном поцелуе.

Ниссе показалось, что его страстное возбуждение немного улеглось, и, чуть-чуть отодвинувшись, она смело улыбнулась графу. Заставив его слегка повернуть голову, она поцеловала Вариана в ухо, лаская и щекоча его языком. Нисса не могла сказать, откуда она знает, что нужно делать именно так, но эффект оказался именно таким, как ей хотелось. Вновь заставив Вариана лежать смирно, Нисса начала ласкать его шею, постепенно опускаясь к плечам и груди. Его кожа на вкус была чуть солоноватой, а исходящий от него легкий аромат отнюдь не был неприятен. Нисса склонилась над его сосками, а затем потянулась, чтобы поцеловать живот. И тут она увидела это. Задохнувшись, она повернулась к Вариану.

– Как это называется? – с благоговейным трепетом спросила Нисса. – И почему оно такое большое?

Протянув руку, она бесстрашно дотронулась до него.

– Мне казалось, у тебя есть братья, – заметил Вариан.

– Они гораздо младше меня и не разгуливают передо мной нагишом. Это то, что придворные дамы называют «мужской корень»?

Ее заворожило зрелище этого плотного, твердого отростка плоти, возвышавшегося над его животом. Он слегка покачивался и, казалось, жил своей собственной жизнью.

– Мое терпение на пределе, – напомнил Ниссе муж.

– Я еще не готова, – быстро ответила девушка, вдруг осознав, что все это не игра. По спине ее вновь пробежал холодок, и Нисса лихорадочно стала искать пути к отступлению.

– Как можешь ты это знать? – требовательно спросил Вариан, одним быстрым движением заставив их снова поменяться местами. – Сейчас, моя храбрая маленькая девственница, – предупредил он жену, – мы проверим, готова ли ты стать женщиной. – Его рука скользнула по ее телу, нащупав сомкнутые бедра. – Пусти меня, Нисса! – потребовал граф. – Не лишай нас блаженства, которое принесет нам соединение наших тел.

Его рука нежно, но твердо нажала на ее бедра, заставив их раскрыться, хотя инстинктивно Нисса пыталась помешать ему. И тут же его рука проникла в то место, до которого Нисса сама почти никогда не дотрагивалась. Простершись над ней, Вариан заглянул в ее порозовевшее от смущения лицо и прошептал, почти касаясь губами ее губ:

– Я чувствую, как твое пламя перетекает в мою руку. Ты ведь тоже ощущаешь это, любовь моя?

Широко распахнув глаза, Нисса кивнула. Несмотря на то что ситуация явно вышла из-под ее контроля, она вдруг перестала бояться. Он начал поглаживать место, где смыкались две складки нежной кожи, и гладил до тех пор, пока они не разомкнулись и его палец не проскользнул между ними. К удивлению Ниссы, там, внутри, оказалась влажная и скользкая плоть.

– Твои любовные соки уже начали выделяться, милая, – нежно сказал граф, целуя ее в ухо. – Вот откуда я знаю, что ты готова принять меня.

Его палец нащупал и начал ласкать ее сокровенный любовный бугорок.

Нисса громко задышала. Что с ней творится? Это необыкновенное, потрясающее ощущение, и с каждым мгновением оно становилось все приятнее.

– Мне кажется, я не могу больше выдержать! – отчаянно выдохнула Нисса и тут же вскрикнула, чувствуя, как что-то взорвалось у нее внутри. Ощущение оказалось таким сильным, что она чуть не разрыдалась.

Не в силах дольше терпеть, муж накрыл ее юное тело своим.

– Я должен взять тебя, любимая, – хрипло зашептал он. – Должен!

Ниссу вновь охватил страх. Она попыталась сбросить его, но Вариан крепко зажал ее тело мускулистыми ногами и, ухватив руки Ниссы, колотившие его в грудь, отвел их наверх, надежно удерживая у нее над головой. Склонившись, он нежно целовал ее, пытаясь успокоить.

– Не сопротивляйся мне, дорогая, не надо, – умолял Вариан.

– Нет! Пожалуйста, не надо! – стонала Нисса, вырываясь и отворачиваясь. – Я хочу любить того, за кого вышла замуж! О-о, пожалуйста, не надо!

– Тогда люби меня! Мы обвенчаны! – прохрипел он. – Ты моя жена, Нисса. Мы обязаны сегодня же скрепить наш брак. Это приказ короля. О, черт возьми, милая, только не сопротивляйся сейчас!

Нисса ощутила, как он проникает внутрь ее тела, и закричала. Наконец-то она поняла, для чего предназначен «мужской корень». Он заполнял ее собой! Вот, оказывается, как соединяются мужское и женское тела, чтобы создать новую жизнь. Нисса не была уверена, что не чувствует себя оскорбленной действиями мужа, но не могла не признать, что он изо всех сил старается быть с ней милым и терпеливым.

Несмотря на охвативший Ниссу ужас, она начала раскрываться навстречу ему, как цветок раскрывается навстречу солнцу. Медленно продвигаясь все дальше в жаркую глубину ее тела, Вариан чувствовал, что окончательно теряет голову. То, что он делал сейчас, он вынужден был делать по приказу короля, но… Боже милосердный! Как же он хотел, чтобы эта девушка, ставшая теперь его женой, любила его так же, как он любит ее! Внезапно его продвижение остановилось. Он натолкнулся на преграду ее девственности. Нисса заплакала, извиваясь и выгибаясь под ним. Граф знал, что теперь уже нет возможности покончить с этим безболезненно.

– Больно! – рыдала Нисса. – Пожалуйста, не надо больше! – умоляла она. – Прекратите!

Вместо ответа он слегка подался назад, но тут же вновь безжалостно вторгся в ее нежное тело. Ее крики кинжалами впивались в его сердце. При виде слез, струящихся по прелестным щекам, Вариан чувствовал себя чудовищем. Но теперь оставалось только действовать энергично и решительно. Ровными сильными толчками он начал продвигаться дальше, полностью погружаясь в нее, проникая все глубже и глубже, одновременно ощущая такое сладостное блаженство, что ему казалось, будто он вот-вот умрет от счастья обладания ею.

«Как он жесток!» – думала Нисса, всхлипывая от жгучей боли, возникавшей где-то внизу живота и разливавшейся по бедрам. Она бешено сопротивлялась, отчаянно и безнадежно стараясь сбросить его, чтобы прекратить эту ужасающую пытку. Но вдруг боль исчезла так же внезапно, как и вспыхнула, а вместо нее внутри появилось отчетливое ощущение его плоти. Она пульсировала, трепетала и двигалась где-то в сокровенной и жаркой глубине ее тела, и очень скоро у Ниссы закружилась голова. Ее захлестнуло блаженство, какого она никогда не знала раньше. Теперь она рыдала уже от счастья, упиваясь наслаждением, растворяясь в нем до тех пор, пока, насытившись им, они не остались лежать в объятиях друг друга, изнуренные, опустошенные, но испытывавшие, к изумлению Ниссы, чудесное умиротворение.

Вариан де Винтер соскользнул с Ниссы, но тут же вновь привлек ее к себе. Ни один из них еще не мог вымолвить ни слова. Вариан молча нежно гладил ее спутавшиеся волосы. Нисса, лежа на его груди, слушала, как под ее щекой бешено колотится его сердце. Постепенно его ритм замедлялся и наконец стал ровным и успокаивающим.

Ниссу совершенно ошеломили чувства, которые она испытала. Однако ее не покидала мысль: почему ее предусмотрительная мать никогда не говорила с ней о таких вещах? «Но как об этом рассказать?» – заговорил в Ниссе трезвый голос рассудка, и она вынуждена была признать, что нет слов, которыми Блейз могла бы объяснить дочери то, что только что произошло между ней и графом Марчем.

Как она себя чувствует сейчас? Сможет ли она когда-нибудь простить ему то, что было? Дрожащим от волнения голосом Вариан осмелился спросить:

– Как ты… как ты?.. Я знаю, что причинил тебе боль, но это неизбежно. Только так можно разрушить твою девственность. Но так бывает только первый раз, Нисса.

– Я не имела об этом ни малейшего представления, – тихо ответила она.

– Значит, ты прощаешь меня, любимая?

Приподняв голову, Нисса взглянула на мужа.

– Я знаю, что ты добр и терпелив со мной. Я прошу прощения за свои слезы. Вообще-то я не такая уж трусиха. – Она дотронулась пальцем до его щеки. – Оказывается, это такая могучая сила – страсть. Это всегда так?

– Да, если он и она страстно желают друг друга, любовь моя, – объяснил Вариан, ловя ее руку и целуя ладонь.

Кивнув, Нисса вновь опустила голову на его грудь.

– Будет ли король доволен, что мы исполнили свой долг?

– Да, Нисса, он останется доволен, – заверил граф.

Нисса ничего не ответила, и очень скоро Вариан догадался, что она заснула. Некоторое время он лежал, прислушиваясь к ее тихому дыханию, но вскоре, убаюканный им, тоже уснул, не выпуская ее из объятий.

Несколько часов спустя их разбудил громкий стук. Прежде чем Вариан успел встать и ответить, дверь распахнулась и в комнату вошел его дед. Вариан де Винтер поспешно набросил на жену покрывало.

– Уже светает, – без предисловий объявил герцог. – Ну что, дело сделано?

Он в упор посмотрел на Ниссу, но она не смутилась и ответила ему сердитым взглядом. Ее возмутило не столько его бесцеремонное вторжение, сколько оценивающий взгляд, брошенный на нее стариком, взгляд, который она сочла проявлением бестактности.

– Ну-с, милорд? Взял ты ее или нет? – нетерпеливо повторил герцог. – Она достаточно хороша, чтобы возбудить в тебе желание.

– Если вы сейчас покинете эту комнату, дедушка, – твердо сказал Вариан, – то я тотчас же вынесу вам требуемое доказательство, которое наверняка удовлетворит короля.

– Вначале нам надо кое-что обсудить, – невозмутимо отозвался Томас Говард. – Девочка, перестань глядеть на меня так, будто ты готова вонзить нож в мое сердце, – приказал он Ниссе. – Что сделано, то сделано, но сейчас нам надо придумать достойное объяснение вашей женитьбы, чтобы заставить злые языки замолчать.

– Вы столь искусно разрабатываете планы, милорд, – бесстрашно ответила Нисса, – что я предоставляю это вам. Что можно сказать людям, чтобы они поверили? Моя добродетель хорошо известна при дворе, где такое качество – редкость. Что же вы можете сказать? Что мной внезапно овладела роковая страсть к вашему внуку, а им – ко мне? Что мы бежали вдвоем? – Она улыбнулась с фальшивым простодушием.

– Все уже решено, мадам, – холодно произнес герцог. – Вы должны только твердо придерживаться той версии, которую я разработал и с которой уже согласились ваши тетя и дядя. Король тоже согласен, поскольку таким образом ему не придется стыдиться вашего безнравственного поведения.

– Моего безнравственного поведения! – угрожающе повторила Нисса. – Заклинаю вас, милорд, прекратите этот спектакль. Я знаю, каким образом оказалась этой ночью в спальне графа. Знаю и о вашем мерзком замысле в отношении бедняжки Кэт.

– Вот как? В таком случае, девочка, ты знаешь достаточно, чтобы крепко держать язык за зубами, иначе ты и твой муж закончите свои дни в Тауэре, – процедил герцог.

– Если бы не королева Анна, сэр, – воскликнула Нисса, – я уехала бы из Гринвича сегодня же!

– Вы вольны это сделать, мадам, – пожал плечами герцог.

– Нет уж, милорд, – ответила Нисса, – я не оставлю мою королеву одинокой и беззащитной. Я останусь с ней до конца. Его величество сказал, что пока я могу продолжать служить ей.

– Тогда наконец выслушайте вы оба то, что я скажу. Прошлой ночью Вариан де Винтер похитил тебя из спальни фрейлин и попытался изнасиловать. Ты вырвалась от него и бросилась к своим родственникам. Те обратились с протестом к королю, а он приказал немедленно вас поженить. Таким образом, мадам, ваша репутация остается неприкосновенной. Вы становитесь невинной жертвой.

– Какой, между прочим, я и являюсь на самом деле, – огрызнулась Нисса. – Но я не позволю вам таким образом навлечь позор на моего мужа! Это несправедливо! Неужели у вас совсем нет сердца, милорд герцог, если вы готовы так безжалостно очернить собственного внука?

– Его репутация, – ответил герцог, – вполне согласуется с таким объяснением произошедших событий. Так что вам, мадам, придется с этим смириться.

Нисса открыта было рот, чтобы возразить; она собиралась сказать, что знает правду о том, как была испорчена репутация ее мужа, знает, что он не виноват в том проступке, который ему приписывает молва.

Но Вариан вдруг с силой сжал ее руку под покрывалом. Нисса тут же замолчала и вопросительно взглянула на мужа. Он предостерегающе покачал головой. Значит, по каким-то причинам Вариан не хочет, чтобы она продолжала спор с его дедом. Нисса тотчас же вновь усомнилась в том, что ночью он сказал ей правду. Может быть, он солгал, чтобы завоевать ее симпатию?

– По крайней мере я надеюсь, дедушка, – начал граф, желая как-то разрядить обстановку, – что вы во всеуслышание объявите, что мной руководила страстная любовь к Ниссе.

– Учитывая привязанность короля ко мне, – язвительно осведомилась Нисса, – не покажется ли странным, что король не приказал заточить Вариана в Тауэр?

– Король – женатый мужчина, – возразил герцог, приходя в некоторое замешательство от упорства Ниссы. – Он не может открыто признать, что питает нежные чувства к другой женщине, мадам.

– Однако он сделал это для вашей племянницы Анны, милорд, примерно при таких же обстоятельствах, – парировала Нисса.

– Мадам, вы ступаете на зыбкую почву! – прикрикнул на нее герцог и обратился к внуку: – Похоже, я дал тебе в жены какую-то змею, Вариан. Наверное, я должен перед тобой извиниться.

– Ну конечно, – сердито кивнула Нисса. – Вы должны извиниться перед нами обоими. Вы – жестокий человек, милорд.

– Помолчи, моя милая, – шепнул ей граф.

– Вы знаете, что вам делать и как себя вести, – холодно заключил Томас Говард. – Я жду доказательства, Вариан. Поторопись! Король может проснуться с минуты на минуту. Надо поскорее покончить с этим.

Развернувшись, герцог покинул спальню, не забыв прикрыть за собой дверь.

– Как ты можешь оставаться преданным ему? – набросилась на мужа Нисса, едва они остались одни. – Он не задумываясь жертвует твоим добрым именем ради своих честолюбивых планов.

– Это в последний раз, обещаю, – тихо ответил граф.

Он искренне привязан к деду, но это действительно уже чересчур. Бедная Нисса и не подозревает, какой тенью ляжет на нее это выдуманное похищение, несмотря на ее всем известную добропорядочность.

– Ненавижу его! – заявила она. – Это злой человек.

– Но какое же еще объяснение можно придумать для нашей скоропалительной женитьбы, Нисса? – спросил граф. – До вчерашнего дня мы были едва-едва знакомы. Боюсь, что другого пути просто нет. Я заранее прошу прощения за все неприятности, которые будут с этим связаны.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2 Оценок: 4
Популярные книги за неделю

Рекомендации