Электронная библиотека » Дикси Браунинг » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Шанс полюбить"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 15:25


Автор книги: Дикси Браунинг


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 11 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Дикси Браунинг

Шанс полюбить

Пролог

Уже довольно долго Джейк наблюдал за этой блондинкой с огромным животом. Откровенно говоря, он даже не знал, почему. Самой красивой женщиной в зале ее никак не назовешь. Может, дело тут в том, что на подобных вечеринках не часто встретишь беременную. А уж такую беременную и подавно. Похоже, она относила не девять месяцев, а все двенадцать.

Он обвел взглядом ее столик. Из четверых, сидевших там, двоих он знал. Чарлзу Элдерхолту вот уже два раза не удавалось стать губернатором. Если бы старина Чарли соображал чуточку лучше, он не стал бы оборачивать вокруг своего пятидесятидюймового брюха широкий клетчатый пояс. Черт побери, он выглядел даже более беременным, чем блондинка.

Рядом восседал Уолт Портер; какая-то красотка с затуманенным взором висла у него на шее. Семья Портеров – одна из самых старых в Релифе. Как и все люди одного круга, Джейк и Уолт были знакомы. Джейк где-то слышал, что Портер недавно женился. Да уж, выбрал он себе не Бог весть что; впрочем, два сапога пара. Если бы Элдерхолт чуточку лучше соображал, он не стал бы шататься по чужим столикам, бросив свою жену с этой подвыпившей парочкой. Похоже, будущую мамочку сейчас стошнит.

Джейк отыскал глазами рослого мужчину в клетчатом поясе; он только что встал из-за одного столика и направился к другому, даже не взглянув на свою беременную жену и изрядно нагрузившихся приятелей. Старине Чарли сейчас никак не меньше шестидесяти. Кто бы мог подумать, что ему взбредет в голову снова жениться, да еще произвести на свет новую пару маленьких Элдерхолтов.

Рассеянно скользя взглядом по компании Портеров – Элдерхолтов, Джейк думал о своей собственной семье. Интересно, что-то они сейчас делают. Его жена, с пятилетним сыном и няней, недавно отправилась на побережье. Он собирался присоединиться к ним, если, конечно, выберет время.

Зря он с ними не поехал. Джонни устает от долгих путешествий, няня сама почти ребенок, а Кэсс никогда не отличалась терпением. Послать бы к чертям всю эту благотворительность! Но Кэсс купила билеты, а в последний момент, когда вежливый отказ был уже невозможен, у нее вдруг изменились планы. Лучше бы он удвоил размер своего ежегодного вклада, отправил бы его почтой, а сам поехал бы на побережье, присматривать за Джонни; но Кэсс заявила, что одному из них необходимо лично присутствовать на вечере, и, как всегда, ему проще было согласиться, чем настоять на своем.

Разумеется, Кэсс ведет свою игру. К этому давно пора привыкнуть, но ему все как-то не удается. Имя этой игры – «охота»; вскоре после свадьбы он понял, что Кэсс счастлива лишь в погоне за добычей, а, поймав ее, тут же начинает скучать. Он надеялся, все изменится после рождения Джонни, но, как выяснилось, напрасно.

Взгляд Джейка опять упал на блондинку. Интересно, ей действительно до такой степени не по себе или она просто решила проучить немного беднягу Чарли, показать, как скверно с его стороны не обращать на нее внимания. Черт побери, но ведь она же сама сюда явилась. В свободном жакете из дорогого магазина и с трехкаратовым бриллиантом на маленькой пухлой руке.

Похоже, Чарли подцепил ее от скуки. Зачем было жениться на девчонке, если она так быстро ему надоела? Вот Кэсс, та бы не потерпела подобного обращения. Все особи мужского пола, вне зависимости от возраста, семейного положения и уровня доходов, обязаны увиваться вокруг нее.

Джейк тихонько рыгнул. Нет, французская кухня ему не по нутру. Он нетерпеливо ерзал на стуле, ожидая, пока последний оратор истощит запас своего красноречия, люди за столиками придут в движение и он сможет выскользнуть в боковую дверь, с честью выполнив свой ежегодный филантропический долг.

Джейк выложил бы еще сотню баксов, лишь бы не есть эти проклятые черные шарики с омерзительной желтой подливкой. Другую сотню он выложил бы за кусок хорошего мяса и пиво.

Ага. Блондинка явно чувствует себя не в своей тарелке, а папы и след простыл. Портеру и его жене уже ни до чего нет дела – видно, она вытворяет под столом такое, что он, как говорится, сдался hors de combat.[1]

Джейк презрительно фыркнул. Ему-то, конечно, наплевать, чем они там занимаются, но, похоже, маленькая мама родит прямо сейчас, посреди танцевального зала.

Прищурившись, он внимательно наблюдал за ней. Конечно, его дело сторона. Бог свидетель, у него достаточно проблем со своей собственной женой, и ввязываться в проблемы Чарли Эддерхолта ему совершенно ни к чему, но, кажется, без этого не обойтись.

Черт возьми, куда запропастился Чарли? Джейк обвел взглядом зал, потом опять посмотрел на блондинку. Бедная маленькая дурочка, здесь для нее вовсе не подходящее место. И если у нее не хватает ума, чтобы понять это, Чарли следовало бы соображать получше.

Наклонившись к Портеру, блондинка потянула его за рукав. В глазах ее, таких темных на бледном лице, зажегся панический огонек; бессознательно Джейк начал отодвигать свой стул от стола. Вместе с ним сидела малознакомая парочка; оба они, как только начались выступления, развернулись лицом к ораторам.

Ну же, Портер, очнись, отыщи своего приятеля, дай ему хорошего пинка под зад и заставь отвезти свою жену домой.

Но Портер, обнимая свою собственную женщину, просто-напросто стряхнул руку блондинки со своего рукава, словно какое-то насекомое.

Ублюдок вонючий, хладнокровно подумал Джейк. Пусть ему нет до нее дела, но все же мужчина не должен так обращаться с женщиной, особенно с женщиной в таком положении.

Поднявшись, Джейк начал пробираться между столиками; надо, чтобы жена Портера заметила наконец, что ее соседка чувствует себя не лучшим образом. Уж конечно, женщина не отмахнется от нее, как это сделал Портер. Но тут раздались жидкие хлопки, и все в зале пришли в движение.

Шумная компания – Джейк смутно припоминал, что пару раз где-то встречал их всех, – преградила ему путь. Какая-то женщина, фигурой напоминающая шариковую ручку, окликнула Джейка по имени, забарабанила по его груди сверкающими от колец кулачками и подставила щеку для поцелуя; когда Джейку удалось от нее вырваться, маленькая мама была почти у выхода.

– Миссис Элдерхолт! – окликнул он, прокладывая себе локтями путь сквозь мельтешащую толпу.

Догнать блондинку было не трудно. Живот ее так бросался в глаза, что толпа расступалась перед ней, словно Красное море.

– Миссис Элдерхолт! – опять позвал он; у тяжелой стеклянной двери он нагнал ее и схватил за руку.

Черт возьми, куда подевался швейцар? И где, в конце концов, этот проклятый Чарли? К тому же бедняга, кажется, еще и глуха.

– Миссис Элдерхолт, если вы не возражаете…

– Вы обращаетесь ко мне?

Ее глаза напоминали влажные дубовые листья. Темно-зеленые, непрозрачные – правда, сейчас веки у нее покраснели и внизу растеклись темные пятна туши. Прищурившись, она многозначительно взглянула на руку Джейка, и он торопливо отдернул ее.

– На улице дождь, – выдавил он из себя; только теперь, догнав ее, он понял, в какую идиотскую ситуацию себя поставил.

– Да, – она вызывающе вздернула подбородок, словно в ее власти было не только остановить дождь, но и превратить тыкву в карету, а беднягу Чарли – в прекрасного принца.

– Миссис Элдерхолт, извините, но я случайно заметил, что вам… немного не по себе.

Черт, где только были его мозги! Сунулся не в свое дело, теперь расхлебывай. И все же, если она собирается родить, вовсе ни к чему ей околачиваться здесь весь вечер, ожидая, пока Элдерхолт наконец о ней вспомнит.

– Извините, моя фамилия вовсе не Элдерхолт, – сухо произнесла она. – Но все равно, спасибо за беспокойство.

В тоне ее чувствовалась натянутость, и потому Джейку было особенно неловко.

– Мадам, если вы подождете здесь… или нет, пожалуй, вам лучше присесть. Я быстренько отыщу Чарли… но вы говорите, вы не миссис Элдерхолт?

– Нет, я не миссис Элдерхолт, но буду вам очень признательна, если вы поймаете для меня такси, – невозмутимо произнесла она.

Джейк отлично видел, что невозмутимость эта напускная. Достоинство, с которым она держалась, не вязалось с покрасневшими глазами, раздутым животом и распухшими ногами. Джейк никогда не противоречил женщинам. Особенно незнакомкам. А уж беременным незнакомкам и подавно.

Он отправился раздобывать ей такси. Разыскал швейцара, сунул ему сложенную купюру и пробурчал:

– Такси. Чтобы через пять минут машина была здесь, понятно?

После этого ему оставалось лишь беспомощно топтаться вокруг беременной леди, с которой он непонятно зачем связался. К счастью, машина подоспела прежде, чем он успел пообещать ей отправиться вместе в клинику, своим присутствием облегчить ей родовые муки и впоследствии, если возникнет нужда, помочь ее ребенку делать уроки по математике.

Дожидаясь, пока подгонят его собственную машину, Джейк смотрел на огни фар, отражающиеся в мокром асфальте. Он бормотал себе под нос проклятия. Какого черта он решил разыграть Дон Кихота перед чужой женой? Разве у него мало проблем со своей собственной?

Глава первая

– Вот и она, во всей красе и славе, – промурлыкала Либби, разглядывая собственное отражение в зеркале. Белокурые с легкой проседью волосы убраны в высокую прическу, черное шелковое платье из дорогого магазина, купленное еще до беременности, на черных чулках ни одной спущенной петли, а талия на целых девять дюймов уже, чем бедра. Почему же ей по-прежнему кажется, что из зеркала смотрит на нее упакованная в старомодный полиэстер толстуха с конским хвостом, толстуха, у которой вообще нет талии?

– Мама, я возьму…

– Можно мне взять, Дэвид, – механически поправила Либби.

– Можно Билли и я возьмем…

Либби открыла рот, но так ничего и не сказала.

– …воздушной кукурузы?

– Вы с Билли можете полакомиться воздушной кукурузой после ужина. Конечно, если Билли решит, что ты заслужил это удовольствие.

Кажется, строгости достаточно? Ни к чему настаивать на том, чтобы Дэвид опустошил тарелку и вовремя отправился спать. Она все время учится, как вести себя с сыном, и дается это нелегко. Быть матерью вообще нелегкая работа, но, по крайней мере, сейчас она не опасается, что кто-то другой сведет на нет все ее усилия. Если бы ей удалось стать Дэвиду не только хорошей матерью, но и хорошим отцом, у него появился бы шанс вырасти уравновешенным человеком, а не превратиться в точную копию своего отца, на которого он так похож.

Либби чмокнула сына и, стараясь не замечать мелькнувшее в глазах Дэвида паническое выражение, дала последние указания Билли – своей кузине, которая время от времени выполняла обязанности приходящей няни. С тех пор как Дэвид в первый раз сел в школьный автобус без слез, прошло пять недель. И только после этого она начала раз или два в месяц оставлять его на попечение Билли.

– Ну, я пошла. Пока, крокодил.

– Мама, не крокодил, а аллигатор. – Дэвид даже застонал от возмущения, и она с притворной досадой стукнула себя по лбу.

Мотор завелся с третьей попытки, что было не так уж плохо. Либби внимательно следила за ухабистой дорогой, чтобы вовремя избежать мячей, палок, велосипедистов и других опасностей; время от времени она обеспокоено втягивала носом воздух. Может, у этих духов слишком резкий запах? Лучше бы она посоветовалась с Билли.

Нажимая на тормоза, она нагнулась и почувствовала, как черный кружевной лифчик режет под мышками; почему бы ей не носить более удобное белье, подумала Либби. Господи, будто кто-то видит, какого цвета ее лифчики.

Через двадцать пять минут Либби оказалась в городе; отель она отыскала без труда. Где он находится, она выяснила еще на прошлой неделе, когда возила Дэвида к дантисту. Правда, днем отель выглядел менее… впечатляюще. А сейчас автостоянка заполнена до отказа и повсюду сверкают и переливаются огни.

Длинная темная машина плавно подъехала к украшенному козырьком подъезду, и швейцар поспешил распахнуть дверь. Другой служащий, получив чаевые, скользнул в машину и отогнал ее на стоянку. Либби наблюдала, как парочка входит в двери отеля; интересно, думала она, может, они тоже на вечер встречи выпускников. И может, она даже знает их.

А еще интересно, действительно ли расшатался каблук у ее нарядных туфель из шелковистой кожи, купленных десять лет назад, или ей это только кажется? В моде ли сейчас остроносые туфли, или они выглядят смешными?

Вот еще неудача. Лучше бы она вела машину в спортивных туфлях; правда, тогда она наверняка забыла бы переобуться и явилась бы в них в отель. Вот уж неудача так неудача.

Либби устала от унизительных ситуаций. Ее муж, с которым она прожила двенадцать лет, был опытным специалистом по части унижений, а уж о бракоразводном процессе, который вел самый дорогой адвокат, лучше и не вспоминать; когда все это осталось позади, она поклялась, что никогда больше…

И вот она здесь, сидит, притаившись, в машине. Бесхарактерная тряпка. Боится войти, боится, что не найдет там знакомых, и еще больше боится найти их, боится, что вновь превратится в бесформенную толстуху, мишень для всеобщих издевательств.

Лучше ей вернуться домой. Но вечер стоил слишком многих затрат. Зря она, что ли, выложила за французскую туалетную воду деньги, которых ей хватило бы на продукты на целую неделю?

Насупившись, она сидела в своем уже лет пять отслужившем микроавтобусе, между белым «Мерседесом» и огромным черным «фордом», и уговаривала себя:

– Послушай, не будь идиоткой. О тебе все и думать забыли.

– Надейся, надейся.

– А если кто-нибудь тебя помнит, ты, конечно, уверена – он от восторга умрет на месте, увидев, как неотразима толстуха Либби Двиггинс в дорогом платье, с перетянутой талией, с ног до головы обрызганная туалетной водой.

Устав от бесплодных споров с собой, Либби свернулась в комочек, обхватив руками плечи. Потом, глубоко вздохнув, уже потянулась, было к дверной ручке, но, внезапно передумав, принялась ловить по приемнику местную программу новостей, убеждая себя, что неплохо бы прослушать прогноз погоды. Когда живешь за городом, погода – дело важное.

Вздыхая, она понемногу слизывала помаду с губ; вдруг кто-то наклонился над полуоткрытым окном машины, обдав Либби запахом виски.

– Привет, милашка, что, скучаешь в одиночестве? Старина Пит не из тех, кто заставляет женщину скучать! Почему бы тебе не выйти, а?

Либби принялась торопливо поднимать стекло, но пьяный мешал ей, сунув в окно локоть.

– Ну, детка, не придуривайся. Со стариной Питом ты отлично проведешь время. Старина Пит не прочь…

Вдруг старина Пит распластался на тротуаре; рядом, отряхивая руки, стоял высокий мужчина в темном костюме.

Сквозь полуоткрытое окно Либби уставилась на незнакомца. Не сводя с него глаз, она наблюдала, как он выволок пьяного с автостоянки, прислонил его к одной из черных мраморных колонн около входа, придав ему вполне пристойную позу, и направился назад к микроавтобусу.

Тут она обрела, наконец, дар речи и выдавила из себя слова благодарности.

– Ерунда, – отрезал незнакомец.

…Джейк сидел в своей машине, когда блондинка притормозила рядом. Погруженный в собственные мысли, он бросил на нее беглый взгляд; потом взглянул еще раз, уже внимательнее. Любопытно, знает он ее или нет? А вдруг они даже близко знакомы? Если это так, может выйти неловкость, он ведь совершенно не помнит ее имени.

С самого начала идея пойти на этот проклятый вечер совершенно его не прельщала. Получив приглашение, он тут же отправил его в мусорную корзинку, но потом, после целого дня раздумий, все же вернулся в офис и извлек это несчастное письмо из корзинки прежде, чем пришли уборщицы. Виной всему было одно псевдофилософское утверждение, которое застряло у него в голове, – если ты боишься взглянуть в лицо прошлому, у тебя нет шансов построить будущее.

В сущности, это полная чушь. Свое будущее он уже построил. По крайней мере, сейчас он к этому куда ближе, чем мог рассчитывать несколько лет назад.

Джейк вновь бросил взгляд на блондинку. Так все же знает он ее или нет? В отеле толчется полно народу, но, разумеется, далеко не все явились на этот вечер встречи; впрочем, она-то как раз подходила по возрасту. Джейку исполнилось сорок. Ей вроде бы на несколько лет меньше, но ведь в школе Джейк отстал от своих ровесников – мальчишеская бравада собственной смелостью стоила ему сломанной шеи и пары потерянных лет.

Откинувшись на сиденье машины, Джон Хэтчер Хили, он же Джейк Хэтчер, изучал блондинку, ярко освещенную розоватым светом неоновых фонарей; давно он уже не разглядывал женщину с таким интересом. Прическа у нее не особенно удачна, ее волосы слишком тяжелы для такой. Прямые, гладкие волосы всегда проигрывают, когда их зачесывают наверх для торжественного случая. Но, в общем, смотрится прическа неплохо. Шея у нее длинная, стройная, на редкость изящная. Джейк вовсе не считал эту деталь самой важной для женской внешности, но благодаря полученным зачаткам классического образования мог по достоинству оценить шею блондинки.

Так знает он ее или нет? Скорее всего, нет. Вряд ли он забыл бы ее, будь они действительно знакомы.

Словно почувствовав на себе его пристальный взгляд, она чуть вздернула свой точеный подбородок. И тут, словно колокольчик тихонько зазвонил в глубине его памяти.

Да, конечно, в этом жесте было что-то знакомое. Он мог забыть ее имя, даже ее лицо – в конце концов, за те двадцать лет, что минули со дня выпуска, жизнь хорошо его потрепала. И он многое поклялся забыть.

Но этот подбородок он где-то видел. Но где же, когда, ломал он себе голову, и тут вдруг заметил, что какой-то подвыпивший субъект, наклонившись к машине блондинки, начал приставать к ней. Движением подбородка она словно попыталась отогнать опасность, и в этом тоже было что-то знакомое. Забулдыга совсем распоясался, и Джейк решил – пора сказать блондинке, что она напрашивается на неприятности.

Двери отеля распахнулись, и оттуда вышли несколько человек, сопровождаемые звуками шумного веселья, доносившимися из танцевального зала. Ну, хорошо, Хэтчер, давай все же решим. Войдешь ты, наконец, в отель? Или весь вечер проторчишь на автостоянке?

Подняв с сиденья свое крупное шестифутовое тело, Джейк направился, было к отелю, но внезапно повернулся к блондинке в микроавтобусе. Разделавшись с забулдыгой и решив, что на этом дело не кончено, он наклонился к окну ее машины и прорычал:

– Леди, не хочу лезть в ваши дела, но если вы собираетесь здесь рассиживаться, влипнете в серьезную неприятность.

– Нет… я… я сейчас пойду в отель. Вечер встречи выпускников. Я только…

– Детка, – мягко сказал Джейк, с интересом наблюдая, как она вздернула свой изящный точеный подбородок. Может, на кого-то это и производит впечатление. На пьяного, однако, не произвело. Ну, а на него тем более, сказал себе Джейк. Сам не понимая, какого черта ему от нее надо, он дернул дверцу машины и опустился на сиденье рядом с ней.

– Что вам нужно?.. Убирайтесь вон!

– Вы, леди, видно, плохо соображаете. Каких приключений вы еще ждете, сидя здесь в незапертой машине? Мама в детстве не научила вас вести себя?

От неожиданности у нее раскрылся рот; уж точно ее маме, когда она была ребенком, стоило побеспокоиться и исправить ей прикус. Передние зубы у нее наезжают один на другой – впрочем, возможно, это придает ее улыбке изюминку. Если только она умеет улыбаться.

– Я же сказала, я сейчас пойду в отель.

– И правильно, – протянул он. – Только зачем вы битых двадцать минут просидели здесь? Соображали, с какой ноги лучше пойти?

– Вы всегда пристаете к незнакомым женщинам на стоянках?

– Милая, вы не из тех незнакомок. Хотя и строите из себя недотрогу…

Схватив сумочку, Либби уже приготовилась, было выскочить из машины, но его следующая фраза заставила ее остановиться.

– Извините. Обычно я не позволяю себе соваться в чужие дела, но…

– Разве? А действуете вы так уверенно, как человек с большим опытом.

Хотя ее слова пришлись ему не слишком по душе, Джейк усмехнулся:

– Возможно, вы правы.

– Я должна вас поблагодарить. Я, в самом деле, очень вам признательна. Ну, за пьяного. Незачем было оставлять окно открытым, но…

Но благодаря Дэвиду ее машина пахла, как мокрые спортивные тапки.

– Незачем было оставлять окно открытым и дверцу незапертой. И вообще незачем вам было сюда приезжать.

– Я и сама так думаю. Ну, насчет того, стоило ли сюда приезжать. Нечего возвращаться в прошлое. Это ни к чему хорошему не приведет.

– Вечер встречи выпускников?

– Да. Встречается мой класс, но…

Украдкой Либби наблюдала за незнакомцем, который развалился на соседнем сиденье. Пока что он не сделал ни одного угрожающего движения – не считая, конечно, того, что вломился в машину. С другой стороны, не окажись он здесь несколько минут назад, ей самой пришлось бы разбираться с пьяным. Либби не сомневалась, что справилась бы – распахнула бы резко дверцу, сбив пьяного с ног, а потом заперлась бы и нажала на гудок, – и все же этот человек избавил ее от серьезной неприятности, и она должна быть ему признательна.

– Я тоже на этот вечер встречи, – признался он, дав Либби, повод повернуться и рассмотреть его как следует.

– Так мы с вами, наверное, знакомы?

Черные волосы, довольно сильно поседевшие. Глаза темные – карие, а может, и нет. Рот…

На ум ей сразу пришло слово «горький»; она попыталась отыскать другое, более точное определение, но, так ничего и, не подобрав, вновь принялась обшаривать закоулки своей памяти. Похоже, в свое время жизнь хорошо его потрепала; но, в конце концов, он многого добился, судя, во всяком случае, по костюму.

Либби была настоящим знатоком по части мужской одежды. Уолт, ее бывший муж, за месяц тратил на себя больше, чем они с Дэвидом тратят за год. Для выходца из семьи, несколько поколений, которой купались в деньгах, Уолт отличался удивительной скупостью во всем, что касалось его жены и сына. Да, это было одним из тех маленьких издевательств, которые доставляли ему столько удовольствия. Заставлять ее выпрашивать каждое пенни, а потом упрекать за то, что она не умеет одеваться.

– Ну что, припоминаете меня?

Вздрогнув, Либби покачала головой и принялась втыкать вылезшие из прически шпильки.

– Нет, извините. Столько лет прошло, да и зрение у меня тогда было неважное.

А теперь она носит линзы.

– Удивляться нечему. Если вы все же решитесь войти, вам сегодня еще много раз придется обмениваться подобными извинениями.

– А вы? – осторожно спросила Либби. Может, она почувствует себя увереннее, если хотя бы в первые минуты будет там не одна.

– А вы? – повторил он ее вопрос.

– Но в чем же дело, неужели вы робеете?

– Вы же сами сказали, прошло столько лет. Вряд ли я кого-нибудь узнаю, тем более что со своими бывшими приятелями я не поддерживаю никакой связи.

– Так зачем тогда вы сюда пришли?

Джейк пожал плечами. Выйдя сегодня вечером из дома, он уже много раз задавал себе этот вопрос. И до сих пор на него не ответил. Пожалуй, он придавал этому вечеру какое-то символическое значение, но будь он проклят, если пустится в объяснения перед домашней хозяйкой средних лет, нарядившейся в свое лучшее платье.

– Знаете, если вы не против, давайте зайдем туда вместе, посмотрим, как там веселится эта шайка, и уйдем со спокойной совестью и сознанием выполненного долга – по крайней мере, на ближайшие двадцать лет.

– Хорошо, давайте, – согласилась Либби. – Честно говоря, мне не слишком хочется, чтобы все эти волнения и траты оказались впустую.

Билет стоил сущие гроши. Джейк подсчитал, что цена его едва-едва покрывает расходы на вечер. Словно прочтя его мысли, она добавила:

– Я имею в виду траты не только на билет, но и на новые духи. Кажется, я ими злоупотребила.

Нагнувшись, он с сосредоточенным видом потянул носом воздух у ее щеки.

– В самый раз. «Je Reviens»?

Даже в сгустившихся сумерках он разглядел, как глаза ее изумленно расширились. Большие глаза, кажется, зеленые, опушенные темными ресницами – интересно, они от природы такие темные или она хорошенько обработала их тушью? Почему-то он был уверен, что от природы. Светлые белокурые волосы, блестящие – крашеные никогда не будут так блестеть, темные брови и ресницы. Кэсси душу бы продала дьяволу за такое сочетание.

– Вы очень добры, – вырвалось у Либби. Может, и так, а может, он просто умеет обращаться с женщинами.

– Джейк Хэтчер, – представился он. – Видите, мы с вами оказались в выгодном положении – у каждого из нас на этой вечеринке уже есть один знакомый.

Либби улыбнулась, и Джейк отметил, что не ошибся насчет ее зубов. В них действительно что-то было не так.

– Либби Портер, – произнесла она. – В школе меня звали Либби Двиггинс.

Насчет ее имени он тоже не ошибся. Оно не говорило ему ровным счетом ничего.


Приглашающим жестом он выставил согнутую в локте руку, и она на нее оперлась.

Оркестр наяривал что было мочи, Либби даже вздрогнула. К удивлению Джейка, музыканты оказались не так уж плохи. Нагнувшись, Джейк сказал ей на ухо:

– Наверное, посетителям здесь полагаются затычки в уши. Надо спросить.

Сразу видно, в ночных клубах она не частая гостья. В общем-то уровень децибел самый средний.

– О, глядите-ка, да здесь надо брать карточки с именами. Может, как-нибудь проскользнем мимо.

– Я, кажется, узнала женщину, которая их выдает. Если не ошибаюсь, проскользнуть нам не удастся. Бессменная староста, секретарь всех возможных обществ и самая большая ябеда в школе.

– И, правда, знакомая физиономия. Кажется, она как-то застукала меня, когда я приделывал к шляпе старины Гарри табличку с надписью: «Продается». Старина Гарри был директором школы.

Наградив приблизившуюся к ним женщину лучезарной улыбкой, Джейк взял две первые попавшиеся карточки, не обращая внимания на ее недоуменный взгляд.

– Благодарю вас, мы возьмем вот эти. – Повернувшись к Либби, он озабоченно нахмурился, разглядывая ее платье с остроконечным вырезом, модными подкладными плечами, туго перетянутое в талии. – Куда мне это деть?

– Думаю, в мусорную корзину – вон она, около стойки.

– Отлично.

Джейк выбросил карточки и после непродолжительных переговоров с барменом вернулся с двумя стаканами:

– Не возражаете против белого вина?

В его собственном стакане была сельтерская. С оливкой. Джейк уже давно объявил себе сухой закон. Некоторые уроки не проходят для мужчины даром.

Они смешались с толпой; вглядываясь в чужие карточки и объясняя, что с их собственными вышло небольшое недоразумение, которое вскоре будет исправлено. Примерно через полчаса Джейк подвел Либби к скамье около зимнего сада.

– Не хочу вам навязываться, Либби. Если вы намерены упорхнуть, не смею вас задерживать. Теперь я здесь осмотрелся и, надеюсь, не пропаду.

Либби старалась скрыть разочарование. Разумеется, это не первая отставка, которую ей пришлось получить; по крайней мере на сей раз, она сделана в вежливой форме.

– Конечно. Теперь я тоже не пропаду. – Она улыбнулась, хотя на самом деле ей хотелось нырнуть под ближайшую пальму. – Спасибо вам за все, Джейк. Я имею в виду – там, на стоянке, и здесь…

Она неопределенно махнула рукой в сторону танцующих пар.

– Если вы хотите потанцевать или… – начал было Джейк, но Либби торопливо затрясла головой.

– Нет, нет! Спасибо, но я вовсе не хочу.

– Со мной или вообще?

– Я просто не умею. Ну, или почти не умею.

Пожав плечами, Джейк успел подхватить одну из шпилек Либби прежде, чем она упала на пол; собственноручно водворив ее на место, он отступил на шаг и вежливо возразил:

– В это невозможно поверить.

– Уж поверьте. Я страшно неуклюжая, знаете, как говорится – родилась с двумя левыми ногами.

Джейк опустил глаза на ее изящные ноги в нарядных шелковистых туфельках. Он ничего не сказал, лишь приподнял свои густые черные брови.

– Не хочу вас задерживать, Джейк. Кстати, обратите внимание вон на ту женщину с длинными рыжими волосами, в зеленом платье с блестками. Я давно за ней наблюдаю. Танцует она потрясающе. По-моему, зовут ее Кэнди или что-то в этом роде. Почему бы вам не подойти к ней и не возобновить старое знакомство?

Джейк кинул взгляд на женщину, о которой говорила Либби, и опять пожал плечами. Если она хочет от него отделаться, тем лучше. Он вовсе не собирался брать ее под опеку.

– Что-то я не припоминаю этой рыжеволосой.

– Уверена, она-то вас сразу припомнит, – мягко заверила его Либби.

Джейк только пожал плечами; в следующее мгновение он уже пересекал танцевальную площадку, пробираясь между танцующими. Хотя не прошло и часа с тех пор, как она познакомилась с Джейком Хэтчером, кое в чем Либби не сомневалась. Он не из тех, кого женщины забывают, если им хоть раз удалось испытать, как сильна его мужская привлекательность. Самоуверенных мужчин Либби встречала и раньше. Взять хотя бы Уолта, ее бывшего мужа. Но она чувствовала, что самоуверенность Джейка иного рода – она зависела не от его кошелька, а от него самого.

Наблюдая, как рыжеволосая красотка в зеленом платье встрепенулась при виде Джейка, Либби повторяла себе, что в ее жизни есть место лишь для одного-единственного мужчины, и этот мужчина – ее сын Дэвид. Зря она явилась на этот вечер. Конечно, будь у нее в школе настоящие друзья, все вышло бы иначе. Но в школе она была жуткой недотепой, излюбленной мишенью для всеобщих шуток.

– По-моему, эта белокурая грива мне знакома. Либби Двиггинс?

Либби обернулась на звук приветливого голоса. Глаза ее удивленно расширились:

– Кенни? Кенни Смит!

– Смотри-ка, не забыла меня!

– Как же я забуду единственного человека в классе, который хорошо ко мне относился, когда хорошо относиться к Либби Двиггинс считалось дурным тоном! О Кенни, расскажи мне скорей, как поживаешь?

Обняв Либби за плечи, он увлек ее в сторонку, рассматривая с пристальным вниманием, как бы желая польстить.

– О, погляди-ка! Я знал, надо было выставить свою кандидатуру прежде, чем выстроится целая очередь.

Взяв ее левую руку, он коснулся кольца на безымянном пальце. Это недорогое кольцо она купила сама – она звала его кольцом свободы. То, что подарил Уолт, дорогое, безвкусное, с бриллиантом, она припрятала для Дэвида, но без кольца на безымянном пальце левой руки ей было как-то неуютно.

Они немного рассказали друг другу о себе – Кенни работал по найму в Нью-Джерси; Либби сообщила, что вновь живет в своем старом доме; потом, заливаясь смехом, они стали выискивать знакомые лица. Вот та, в розовом, со слащавой улыбкой, она ведь была старостой класса? А этот, с огромным брюхом, неужели самая яркая звезда их школы? Он до сих пор носил баки, которые были в моде в дни их юности, и Либби посмотрела на него с неожиданным сочувствием.

– Слушай, это не Тэд Смит, лучший защитник школьной футбольной команды?

– По-моему, да. Кажется, сейчас у него свой гараж.

– Когда-то я была от него без ума, – призналась Либби.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации