» » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 14:36


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Джэсмин Крейг


Жанр: Современные любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 11 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Джэсмин Крейг

Любить – значит верить

1

Брук поставила тарелку с жидкой детской кашей перед Энди и вложила ему в ладошку ложку с изображением на ручке мультипликационной Большой Птицы. Он крепко стиснул ее в пухленьком кулачке и начал сосредоточенно черпать овсянку. Он гордился своим умением самостоятельно есть и так увлекся этим занятием, что его прищуренные глаза почти совсем закрылись.

Позабыв обо всем, Брук залюбовалась сынишкой, и, когда большая капля овсянки упала с его ложки ему на колени, она вдруг ощутила необъяснимый прилив горячей любви.

– Упала! – объявил Энди, широко раскрывая изумленные голубые глаза. – Опять упала! – добавил он, в качестве эксперимента отправив еще одну ложку прямо себе на колени.

Да, боюсь, что опять упала. – Брук вытерла липкую ложку и вручила ее обратно сыну. – Молодец, ты так хорошо ешь сам, Энди! Попробуй еще раз.

Она ласково погладила его светловолосую головенку и включила переносной телевизор. Как раз наступило время очередного выпуска новостей: какие именно террористы, где и что взорвали на этот раз. У нее уже несколько дней не было времени купить и почитать газету.

Положив пару ломтиков хлеба в тостер, она сладко зевнула, слушая, как комментатор объявляет новый экономический прогноз правительства на ближайшее будущее. Брук уже почти неделю не смотрела утренние новости, но и в прошлый раз говорилось точно то же самое. Она переключила каналы. На одном кто-то брал интервью у модельера, утверждавшего, что мужчинам следует перейти на длинные юбки. Модельер убеждал слушателей, что это необыкновенно элегантно. К тому же китайцы таким образом одевались очень долго. Брук решила остановиться на этой программе. В конце концов, слушать этого модельера было интереснее, чем лекцию относительно того, почему федеральный банк снова ошибся в оценках государственного дохода.

Брук дала Энди кружку яблочного сока, а себе налила кофе и снова зевнула. По экрану расхаживали мужчины-манекенщики, демонстрировавшие модели мужских юбок. До чего она устала! Накануне она смогла уйти с работы только в два часа ночи, а сегодня утром Энди разбудил ее, когда еще не было семи. Обхватив чашку с кофе ладонями, она вдыхала аромат и надеялась, что горячий крепкий напиток ее немного взбодрит.

Модельер наконец-то перестал пропагандировать экстравагантную одежду, и диктор местного бостонского телевидения приступил к сообщению новостей. Брук рассеянно слушала его. Но вдруг слова диктора дошли до ее сознания, руки у нее задрожали, и чашка кофе выпала на пол.

Она даже не заметила, как обжигающе горячая жидкость пропитала ее халат и коричневым пятном растеклась по всему подолу.

– Нет! – вскрикнула она, инстинктивно закрывая глаза, чтобы не видеть мерцающее на экране изображение. Брук автоматически выключила телевизор и недоуменно уставилась на погасший экран. Как только до нее дошло, что она зря это сделала, Брук поспешно включила телевизор снова. Было уже поздно. Диктор сообщал о подробностях новой системы оплаты пожарной команды города.

Она выбежала из кухни, не обращая внимания на Энди, который начал плакать, и, ничего не видя вокруг, прошла через тесную гостиную к входной двери. Выйдя на лестничную площадку, она постучала в дверь к соседке.

Джоан Краковски быстро открыла ей, и ее некрасивое лицо осветилось радостной улыбкой при виде гостьи.

– Брук, дорогая! Что это ты так рано встала?

– У тебя есть газета? – даже не поздоровавшись, спросила Брук.

Брук сознавала, что Джоан что-то сказала, но понятия не имела, что именно.

– Газета? Утренняя? – переспросила соседка.

– Да. Ты не можешь мне дать ее на минуту?

Джоан на секунду исчезла, а потом снова появилась, зажав газету под мышкой.

– Тебе повезло, что Джо не прихватил ее сегодня с собой.

Брук молча взяла газету. Уже отойдя от двери, она вдруг вспомнила о существовании соседки и повернулась к ней.

– Спасибо за газету.

Вернувшись к себе на кухню, она тяжело опустилась на стул. Лихорадочно переворачивая страницы, Брук не обращала внимания на крики Энди. Он не привык, чтобы его игнорировали, и его рыдания перешли в несмолкаемый жалобный вой.

Заметка оказалась на первой странице раздела, посвященного финансам. Частный самолет, на котором ученый Морган Кент летел в Калифорнию на конференцию, рухнул на военный полигон на границе штатов Аризона и Калифорния. В газете отмечалось, что Морган Кент был основателем и президентом бостонской компании «Кент Индастриз». В самолете находилось еще пять человек. В живых не осталось никого.

В живых не осталось никого!

Эти слова стучали в ее мозгу, заглушая все звуки. Когда кто-то прикоснулся к ее плечу, она вздрогнула от неожиданности. Над ней наклонилась встревоженная Джоан.

– Брук, лапочка, с тобой все в порядке? Ты только что вела себя как-то странно, а потом я услышала, как надрывается от крика Энди. У тебя просто ужасный вид. Побледнела как смерть. Я могу тебе чем-то помочь?

Слова Джоан заставили ее вернуться к реальности. Брук наконец заметила, что Энди вопит изо всех своих немалых сил. Он опрокинул себе на колени тарелку с овсянкой, а потом швырнул ее на пол, где она теперь и лежала посредине лужицы кофе, пролившегося из уроненной ею чашки. Малыш размазал кашу по лицу, комки овсянки застряли у него в волосах. Он то стучал кулачком по столу, пытаясь привлечь внимание матери, то пытался вытереть попавшую в глаза овсянку.

Вскочив, Брук вынула Энди из детского стульчика. Его вопли стихли как по волшебству. В кухне воцарилась гнетущая тишина.

В живых не осталось никого!

Эти слова снова застучали в ее мозгу, и Брук зарылась лицом в липкую от каши шейку Энди, словно это могло прогнать ужасные слова.

Джоан насильно усадила ее на стул.

– Брук, осторожнее! На тебе лица нет. Что такое? Что случилось?

Брук кашлянула, не зная, сможет ли говорить.

– Это мой муж, – сказала она, с трудом выталкивая слова. И тут же поправилась: – То есть я хотела сказать – бывший муж. Он погиб. – Ей показалось, что эти страшные слова эхом разнеслись по кухне. Брук подняла глаза, остекленевшие от шока. – Он погиб, – повторила она.

Джоан вообще впервые услышала от Брук о ее муже.

– Мне очень жаль, – сказала Джоан. – Хочешь, я немного посижу с Энди? Наверное, тебе хочется побыть одной.

– Большое спасибо, но не стоит. Со мной все будет в порядке.

И вдруг у нее из глаз заструились слезы. Начав плакать, она никак не могла успокоиться. Ей пришлось отвернуться: Брук не хотела, чтобы кто-то – даже Джоан – видела ее горе. Схватив пару бумажных носовых платков, она быстро вытерла мокрые щеки. «Это не горе, – настойчиво стала убеждать она себя. – Господи, я же не полная идиотка, чтобы оплакивать Моргана Кента! Я же не мазохистка!»

Брук заставила себя повернуться к соседке.

– Я не знала, что ты замужем. Нарушившие напряженную тишину слова Джоан повисли в воздухе между ними.

– Я больше не замужем, – наконец проговорила Брук. – Я не видела Моргана уже два года. Но это ничего не меняет… Просто объявление по телевизору было потрясением. Он всегда был настолько жизнелюбивым, что невозможно осмыслить его смерть…

«Настолько высокомерно жизнелюбивым, – подумала она. – Настолько уверенным в себе и своем месте в жизни!»

Джоан взяла Энди на руки.

– Я пойду его вымою, – объявила она. – У него все волосы в каше. Я это сделаю у себя, потому что мои близнецы сидят в манеже и я не могу оставлять их надолго.

У Джоан были две двухлетние девочки-близняшки и вдобавок еще шестимесячный сын.

– Спасибо, – вежливо отозвалась Брук, толком даже не расслышав слов соседки. Джоан направилась с Энди к входной двери, но там обернулась с озадаченным, немного виноватым выражением лица.

– А почему это о смерти твоего мужа вдруг объявили по телевизору… и напечатали в газете?

– Он возглавляет крупнейшую бостонскую компанию по производству компьютерных плат, – ответила Брук. – То есть возглавлял.

– Наверное, действительно важная персона.

– Да.

Джоан посадила Энди себе на бедро. Брук показалось, что ее подруга пытается понять, почему это бывшая жена такого влиятельного человека живет в крошечной квартирке в одном из беднейших районов Бостона.

– Заходи за Энди, когда сделаешь все дела, – только и сказала Джоан. – Я до ленча никуда не собираюсь. Раньше мне все равно с уборкой не управиться. Мои двойняшки определенно могут перевернуть комнату вверх дном быстрее, чем любые другие двое ребятишек.

Джоан ушла. Брук стояла в крошечной кухне, пытаясь сообразить, что ей теперь делать. Казалось, она попала в какое-то болото, где любые решения и поступки были одинаково невозможными. Ее нога наткнулась на упавшую кофейную чашку, и она нагнулась за ней, только сейчас заметив, что пол покрыт отвратительным месивом из холодной овсянки, яблочного сока и пролитого кофе.

Она час наводила порядок: вымыла всю посуду и пол, протерла мебель, и ее более чем скромная кухня засияла. Брук была рада работе, которая отвлекала ее от тяжелых мыслей, и огорчилась, когда ее закончила. Она сознавала, как важно было не давать себе времени, чтобы думать. Она не готова была к воспоминаниям. Сегодня не готова. А может, и никогда не будет готова.

Брук перешла в спальню и там застелила свою постель и расправила простыни на кроватке Энди. Она стерла кое-где пыль, хотя в квартире было достаточно чисто. Вскоре никаких дел по дому не осталось.

Но она не могла сидеть сложа руки! Обычно ей дня не хватало, чтобы успеть сделать все, что было необходимо. Мельком заметив в зеркале свое отражение, Брук поняла, что до сих пор не сняла залитого кофе халатика. Скинув его, она приняла душ, сделав воду обжигающе горячей. Заодно она помыла голову, хотя ее длинные каштановые волосы были совсем чистыми.

Где-то в подсознании Брук сознавала, что делает, сознавала, что пытается справиться с острой душевной мукой, спрятавшись за барьером мелких дел. До некоторой степени это притворство помогало. Несмотря на все, ей удавалось не вспоминать о Моргане.

Одевшись, она поспешно прошла по коридору в квартиру Джоан: ей страшно захотелось снова увидеть Энди. Она отведет его в парк. Так у нее не будет времени думать. С той поры, как Энди познал радость от быстрого бега, он пользовался каждой возможностью применить свое новое умение на деле. Если она будет поглощена наблюдением за подвижным малышом, ей не придется думать, чем заполнить пустоту, воцарившуюся в ее сердце.

Энди играл с близнецами: дожидался, пока сестренки построят из кубиков башню, а когда решал, что они создали монумент, достойный его внимания, радостно разрушал ее. Его ангельское личико было отмыто дочиста, а волосы так сияли, что казалось, будто в мягкую соломенную шевелюру вплетены серебряные нити.

– Спасибо, Джоан, ты сотворила чудеса, – сказала Брук.

– Мне это только в радость. Он такой славный ребенок. Иначе я не захотела бы брать его на ночь. Я раньше присматривала за сынком миссис Макконнел… Поверь мне, трех долларов в час за это было недостаточно.

– Обычно Энди ведет себя хорошо, – согласилась Брук. Она подхватила сына на руки прежде, чем он успел разрушить еще одну покосившуюся башню из кубиков. – Пошли, Энди, надо тебя одеть. Еще раз спасибо, что привела его в порядок.

– Ты сегодня пойдешь на работу? – спросила Джоан.

– Да, – не колеблясь, ответила Брук. – Мне нужны деньги. Если я не выхожу на работу, Тони мне не платит. Если можно, я подброшу тебе Энди в обычное время.

– Значит, до половины шестого. Брук одела Энди в вельветовый комбинезончик и теплый шерстяной свитер. День был солнечный, но в начале октября ветер часто приносил прохладу. Когда Брук разложила прогулочную коляску, Энди радостно в нее забрался: его явно обрадовала перспектива неожиданно ранней прогулки. Она провезла малыша по невзрачным улочкам их района, направляясь к его любимой игровой площадке. Парк располагался в более благополучном районе, и идти до него было неблизко, но Энди развлекался, разглядывая транспорт.

Время от времени мимо с ревом проносился тяжелый грузовик, и Энди наблюдал за его сизым выхлопом, широко раскрыв глазенки от удовольствия.

– Гузовик! – объявлял он в этом случае. – Большой гузовик. – А если Брук не откликалась в ту же секунду, то он повторял уже громче: – Мама, мотри гузовик!

Он прекрасно умел выражать свои мысли и желания, несмотря на ограниченный словарный запас. «Наверное, малыш генетически запрограммирован на то, чтобы отдавать приказы», – подумала вдруг Брук. Это умение он явно унаследовал от своего отца.

И вдруг перед ней предстала картина того, как тело Моргана Кента неподвижно лежит в обжигающем жаре аризонской пустыни, и отказалась исчезать. Брук так крепко стиснула ручки прогулочной коляски, что костяшки пальцев у нее побелели от напряжения. Последние два года она упорно старалась себя уговорить, что больше не хочет видеть Моргана Кента – никогда. Но уверенность в том, что ее желание наконец-то осуществилось, не доставила ей ни малейшей радости. Она почувствовала, что сердце ее стискивает обруч боли – такой тугой, что больно стало дышать. Все недоразумения и конфликты, горькие обвинения и ответные обиды – все это потеряло значение. Пропасть между ними превратилась в непреодолимую бездну, и, вопреки собственным ожиданиям, Брук не почувствовала при этом ни малейшего облегчения.

– Касиво.

Голос Энди прервал ее мучительные воспоминания, и Брук заметила, что уже не меньше пяти минут стоит перед цветочным магазином. Поддавшись порыву, который сама не понимала и не хотела пытаться объяснить, она быстро зашла в магазин.

– Что вы желали бы? – спросила молодая женщина, одетая в джинсы и халатик. Она составляла изящную композицию из осенних цветов, умело набирая по цветовой гамме коричневые и золотистые хризантемы.

Брук колебалась всего одну секунду.

– Я бы хотела отправить такой же букет, какой вы сейчас делаете, в один город в Нью-Гэмпшире. На… на похороны. Вы могли бы послать его сегодня?

– Да, конечно. Если вы сообщите мне подробный адрес и фамилию получателя, то я позвоню туда прямо сейчас. Надо полагать, местный магазин сможет доставить Цветы уже сегодня днем. Какой именно город?

Рендфорд. Адрес: Кент-Хауз, Кент-лейн, Рендфорд.

Женщина записала адрес.

– Если хотите, я могу попросить, чтобы они отправили настоящий венок. Большинство людей для похорон такого рода букеты не выбирают, – сказала она немного смущенно. – По правде говоря, это – букет для невесты. Свадьба будет сегодня днем.

– Не надо венка! – Голос Брук прозвучал неожиданно резко. Сделав глубокий вдох, она постаралась смягчить неприятное впечатление. – Я хотела бы отправить именно такой букет – пусть даже он и не очень традиционен.

– Вы хотите, чтобы на карточке было что-то написано? И надо ли адресовать карточку кому-то из членов семьи?

Тело Брук пронизал спазм острой физической боли.

– Напишите просто: «Моргану от Брук. В память». – Ощутив, что боль переходит в тошноту, она протянула продавщице свою кредитную карточку. – Вот. Вы не могли бы выписать счет как можно скорее?

– Гулять! – громко объявил Энди, пытаясь вывернуться из-под ремня, которым он был пристегнут к коляске. – Гулять! – Ему явно наскучило разглядывать цветы, которые так недавно он считал красивыми. Подыскав новые слова, чтобы выразить свое нетерпение, он приказал: – Уйти! Улица!

– Сейчас пойдем, – успокоила его Брук, получая кредитную карточку обратно.

– Я прослежу, чтобы цветы были доставлены сегодня, – пообещала продавщица.

– Спасибо. – Брук поспешила уйти из магазина, пока начавший нетерпеливо размахивать ручонками Энди чего-нибудь не сокрушил. Сделав над собой немалое усилие, она сосредоточилась на ребенке. – Смотри, Энди! – сказала Брук, указывая на дорогу. – Вон едет грузовик.

Энди удовлетворенно наблюдал за приближением любимого автомобиля.

– Большой гузовик, – сказал он, когда их с ревом миновала последняя пара Колес. – Большой-большой гузовик!

Они дошли до входа в парк, и Брук с облегчением вытащила его из коляски.

Давай играть в мяч, Энди, – предложила она.

Бегая за мячом по траве, она почувствовала, как холодное горе потери отступает, сворачиваясь в клубок под сердцем… ожидая той минуты, когда она останется одна.

2

Брук постаралась изобразить улыбку для двух новых посетителей, хотя был уже час ночи и она подозревала, что они сильно пьяны.

– Добро пожаловать в ночной клуб Тони, – вежливо проговорила она. Тони настаивал на том, чтобы его служащие были вежливы. «У меня тут классное заведение, – часто напоминал он им. – Когда работаете на меня, не забывайте о классе».

– С виду недурное местечко, – заметил один из вошедших. – И мы уж точно готовы, чтобы нас развлекли, лапуля.

Брук спрятала усталость за новой улыбкой. Прошло уже тридцать девять часов с тех пор, как она услышала известие о смерти Моргана, но ее душевная боль не только не уменьшилась, но и, казалось, стала сильнее.

– Прошу пройти за мной, джентльмены, – сказала она, отгоняя мысли о Моргане, и начала ловко пробираться через переполненный бар. Голова у нее болела от табачного дыма и несмолкающей громкой поп-музыки, но сегодня она была даже рада шуму и жизнерадостной вульгарности ночного клуба, в котором работала. Старшая распорядительница в баре. Ничуть не похоже на карьеру, о которой она когда-то мечтала, но она уже неплохо освоилась с этой работой. «У тебя есть то, что мне надо, – сказал ей Тони в конце прошлого месяца, поздравляя с повышением. – У тебя есть класс».

– Нам нужен столик поближе к сцене, – объявил посетитель, многозначительно ей подмигивая. – Говорят, тут недурное представление, лапонька, так что позаботься, чтобы мы оказались на передовой! – Покопавшись в заднем кармане, он вытащил оттуда смятую купюру. – Вот, лапуля, запихни себе в задний карман!

Тут он подтолкнул приятеля локтем, и оба радостно расхохотались шутке, разглядывая облегающую ткань черного атласного платья, открывавшего Брук всю спину.

Она стиснула зубы и не отвечала, пока не овладела собой.

– Спасибо, сэр, – проговорила она, принимая чаевые. – Прошу вас, идите за мной.

– Охотно, киска. За тобой – хоть на край света! – Посетители похлопали друг друга по плечам, полные пьяной жизнерадостности. – Идти за такой парой ножек – сплошное удовольствие!

Брук посмотрела на пятидолларовую бумажку, которую скомкала в кулаке. На один сумасшедший миг она попыталась представить себе, что будет, если она повернется и запихнет купюру прямо в широко разинутый рот клиента. Но благоразумие восторжествовало, и она только сильнее сжала кулак. Ей нужны деньги, а думать о собственном достоинстве немного поздновато. Интересно, что подумал бы Морган, если бы мог сейчас ее увидеть? Несомненно, он счел бы ее нынешнюю профессию подтверждением своих наихудших опасений. Тьфу, у мертвецов разве бывают опасения? Она заставила себя отбросить этот бессмысленный вопрос и в который раз напомнила себе, что о прошлом думать нельзя. Надо сосредоточиться на заботах нынешнего дня: например, где она найдет деньги, чтобы купить Энди одежду на зиму. Брук нашла посетителям пару свободных мест неподалеку от крошечной сцены и направилась обратно к главному входу в клуб. Тони жестом заставил ее остановиться.

– У тебя все нормально, Брук? Выглядишь ты отвратительно.

– Спасибо. – Ее губы изогнулись в невеселой улыбке. – Это у тебя новая манера делать комплименты, Тони? Если так, то я о ней невысокого мнения.

Он отвел взгляд и проследил за мелькающими зайчиками света, отражавшимися от вращающегося зеркального шара.

– Я слышал про Моргана Кента, – резко проговорил он. – Нелепая смерть.

Ее огромные, почти круглые глаза потрясение распахнулись.

– Как ты узнал? Кто тебе сказал про Моргана и… меня?

Тони снова повернулся к ней, и взгляд его оказался неожиданно добрым, так что его лицо на секунду потеряло привычно циничное выражение.

– Мое ремесло требует информированности. Я знаю, кого и о чем спрашивать. Но не тревожься. Я никому об этом не рассказывал.

Брук постаралась взять себя в руки, пряча смятение под привычной маской спокойствия.

– А тебе и нечего было рассказывать. Мы с Морганом были женаты меньше года и окончательно порвали все отношения больше двух лет тому назад.

– Готов в это поверить. – Блеснув золотыми медальонами, висевшими у него в открытом вороте фиолетовой рубашки, Тони отвернулся. – У двери новый парень, девочка. Пойди встреть его.

Брук была рада предлогу пройти по залу – подальше от слишком проницательного взгляда Тони. Она видела фигуру высокого мужчины в темном костюме, дожидавшегося у входа в клуб, который преграждала бархатная веревка. Посетители часто приходили к Тони поодиночке, и, насколько можно было судить в неярком освещении, пришедший был совершенно трезв. Усталым жестом пригладив волосы, Брук приклеила на губы дежурную улыбку и поспешила к новому гостю. По крайней мере, если он действительно трезв, у нее не будет с ним хлопот.

– Добрый вечер, сэр! Добро пожаловать к Тони.

При этих ее словах посетитель повернулся – и Брук смогла разглядеть его лицо. Она почувствовала, как у нее от щек отхлынула вся кровь, так что ее лицо под макияжем стало мертвенно-бледным.

«Он нисколько не переменился! – отчаянно подумала она. – Он все такой же заносчивый подонок!»

Черты его лица были такими же суровыми, какими она их помнила, а серые глаза, оценивающе скользнувшие по ее фигуре, блестели льдом. Губы у него были крепко сжаты, но Брук помнила – Боже, как хорошо она помнила! – эту предательскую чувственность его нижней губы. Красная лампа под потолком подсвечивала его коротко остриженные светлые волосы, создавая вокруг его лица огненный ореол, но этот теплый свет ничуть не согревал его взгляда.

– Привет, Брук, – негромко сказал он, и она содрогнулась при звуке знакомого голоса и манеры отрывисто произносить слова.

Облизав пересохшие губы кончиком языка, Брук с трудом проглотила вставший в горле комок.

– Нет… – проговорила она. – Ты же погиб! Неужели ты явился с того света, чтобы найти меня?

Брук не понимала, что происходит, сложная гамма чувств от облегчения до непередаваемого ужаса нахлынула на нее. Победил инстинкт самосохранения, и она отпрянула от него, готовясь бежать.

Он стремительно схватил ее за запястье.

– Я провожу тебя домой, – тихо сказал он. – Нам надо кое о чем поговорить.

– Нет! – снова вскрикнула она. – Ты меня не можешь заставить! – Мучительный возглас протеста вырвался у нее, прежде чем она успела себя остановить. Брук не хотела показаться такой беспомощной. В Америке больше двухсот двадцати шести миллионов жителей, но в течение двух лет она жила под страхом того дня, когда он снова ее найдет. Какая горькая ирония, что известие о его смерти заставило ее расслабиться, допустить брешь в надежной защите, позволить ему вторгнуться в новую жизнь, которую она строила. – Не смей меня касаться! – приказала она чуть слышно. – Нам абсолютно нечего сказать друг другу. Все было сказано два года тому назад.

– Нет, не все. Ты сбежала, прежде чем мы успели хоть что-то обсудить.

Она сделала глубокий вдох, превратившийся в изумленный горький смешок.

– Сбежала?! – воскликнула она. – Ты так все преподнес своим друзьям и родным? Что это я сбежала?

– Так оно и было, – спокойно сказал он.

– Я всегда знала, что ты подонок, Морган, но не думала, что ты к тому же и лжец.

В холле возник Тони. У него был безошибочный нюх на возможные неприятности.

– Здесь все в порядке, милая? – спросил он, с нескрываемым интересом рассматривая Моргана.

– Я Морган Кент. – Морган заговорил прежде, чем Брук успела сообразить, что делать. – Если вы не возражаете, я увезу мою жену домой. Она пережила некоторое потрясение и неважно себя чувствует.

– Приятно познакомиться, мистер Кент. – Тони с энтузиазмом пожал Моргану руку. Брук знала, что ее наниматель всегда любил встречаться со знаменитостями, а еще больше – хвастаться потом знакомством с ними. – Значит, вы все-таки не погибли при крушении того самолета.

– Как видите, нет, – сухо произнес Морган.

– Ничего себе ошибочки позволяют себе средства массовой информации! Как это вышло? Неужели эти тупицы-репортеры не могут отличить труп от живого человека?

Морган ответил не сразу. Брук даже показалось, что он вообще не станет отвечать. Помолчав некоторое время, он чуть заметно пожал плечами, но при этом продолжал со странным выражением пристально вглядываться в ее лицо.

– Я должен был делать в Сан-Диего доклад, – в конце концов снизошел он до объяснений. – В последнюю минуту выяснилось, что я ехать не могу, и я попросил брата занять мое место. К сожалению, мое имя, видимо, осталось в списке пассажиров. Самолет принадлежал нашей компании, так что, видимо, никто не удосужился сделать поправку.

– Твой б-брат занял твое место в самолете? – заикаясь, переспросила Брук. – Ты хочешь сказать, что это Эндрю погиб при крушении?!

– Да.

Если до этого момента Брук была бледна, то теперь лицо ее посерело. Она ни за что на свете не хотела бы встретиться с суровым гневным взглядом Моргана и поэтому уставилась на Тони, ухватившись за его руку в инстинктивной мольбе о поддержке. Он подтолкнул ее к единственному креслу, стоящему в просторном холле, но было уже поздно. Лицо его начало расплываться, так что ей пришлось опустить голову к коленям, чтобы справиться с беспамятством, подступавшим к ее сознанию.

Ей не было даровано даже нескольких секунд блаженного забытья. Головокружение прошло почти мгновенно. Тони был само внимание: клохча, словно курица-наседка, он увел Брук из холла к себе в кабинет. Усадив ее в кожаное кресло, он сразу же ушел, пробормотав что-то Моргану перед тем, как закрыть за собой дверь.

Брук заставила себя сесть прямее и не отвела глаза, встретившись с гневным взглядом Моргана. Она прекрасно знала причину его ярости.

– Выпей это, – отрывисто приказал он, подавая стакан с водой.

Она поспешно сделала несколько глотков, потому что при этом можно было молчать. Конечно, Морган неправильно истолковал причину ее потрясения. Ему не понять той сложной смеси страха, отчаяния и облегчения, которую она почувствовала, услышав о смерти Эндрю.

– Два года! – сказал Морган. Казалось, слова вырываются у него помимо его воли. – Ты не видела его два года, но чуть не упала в обморок, когда услышала весть о его гибели. Господи, Брук, если ты так сильно его любила, то почему ты не вышла за него замуж?

Она не должна говорить Моргану правду, если не собирается дать ему шанс нарушить хрупкую гармонию ее жизни с Энди. – Он не хотел на мне жениться, – соврала Брук. Ей удалось смахнуть со лба волосы вызывающим жестом, хотя перед глазами у нее снова все поплыло. – Ты же знаешь, каким легкомысленным человеком был твой брат, – добавила она. – Ему каждую пару месяцев нужно было менять возлюбленную.

Морган посмотрел на нее, не скрывая своего гнева и презрения.

– Тони пошел за твоим пальто, чтобы я мог отвезти тебя домой, – сказал он.

Брук ощущала леденящий холод, и к тому же ее так тошнило, что она почти потеряла способность думать. Но никаких умственных способностей не нужно было для того, чтобы знать: дорога домой вместе с ним будет невыносимой. Он ворвется в тихое убежище, которым стала для нее ее квартирка, заполнит ее всю воспоминаниями о своем присутствии, терзая ее напоминаниями о тех чувствах, которые когда-то между ними были.

– Я не хочу, чтобы ты отвозил меня домой, – прошептала она.

У Моргана гневно потемнело лицо.

– Зачем ты отправила мне те цветы, Брук?

– Не знаю.

Она постаралась напустить на себя полное равнодушие, хоть старалась не встречаться с Морганом глазами: она знала, что от его зоркого взгляда не укроются следы чувств, которые она хотела бы скрыть. Почему она разрешила себе на минуту убрать тщательно созданные барьеры? Почему она позволила себе вспомнить, как сильно любила его когда-то?

Он не удовлетворился ее уклончивым ответом и, подойдя к ней, обхватил ее лицо ладонями, заставив посмотреть себе прямо в лицо.

– Почему ты отправила мне цветы, Брук?

Знакомое прикосновение его рук заставило ее вздрогнуть, и она опустила ресницы, чтобы скрыть поднявшуюся в ней волну чувств. Она хотела бы оставить его вопрос без ответа, но слова вырвались у нее помимо ее воли:

– Потому что когда-то, очень давно, я тебя любила. Потому что… хоть и недолго… мы были очень счастливы.

Брук удивилась, услышав его резкий выдох, словно ему было важно, что именно она ответит, а он не знал, что услышит от нее.

– Я иногда начинал думать, что мои воспоминания о тех первых немногих неделях были обманчивыми, – резко проговорил он. – Я польщен тем, что даже ты считаешь, что когда-то между нами было нечто необыкновенное.

Он разжал ладони, и она отстранилась. Ей надо было, чтобы он не догадался, как сильно подействовало на нее его присутствие.

– Боюсь, что у меня нет времени копаться в пыльных воспоминаниях, Морган. – Она говорила недружелюбно, чтобы скрыть свое волнение. – Может, Тони и кажется добрячком, но на самом деле он платит только за работу.

На секунду она испугалась ярости, которую в нем разбудили ее слова, но Тони вошел в кабинет как раз в тот момент, когда она замолчала. Ярость, отразившаяся на лице Моргана, мгновенно сменилась вежливо-равнодушным выражением лица.

– Брук, вид у тебя стал еще хуже. Даже хуже, чем вчера ночью. – Голос Тони прорвался сквозь хаос ее испуганных мыслей. – Отправляйся с мистером Кентом домой, Брук. Джинни может сменить тебя у двери. Отдохни, а то доведешь себя до болезни. Я же вижу, что ты этой ночью не сомкнула глаз.

У нее не было сил спорить сразу с двумя людьми, да и в любом случае Брук сомневалась, что сможет продолжить работу. Ей было так холодно, что она даже решила, что больше никогда в жизни не согреется. Каким-то уголком мозга, не потерявшим способность мыслить, Брук понимала, что это результат шока и что она сейчас не в состоянии отвечать за свои поступки. Однако большая часть ее мозга совершенно потеряла способность думать о чем бы то ни было, и она послушно стояла, пока Тони застегивал ей пуговицы на пальто.

– Я вызову тебе такси, – предложил он.

– Спасибо, меня у входа дожидается машина, – ответил Морган.

Брук сдавленно хохотнула.

– Ну еще бы!

Тони посмотрел на нее, удивившись истерическим ноткам, прозвучавшим в ее словах. Как ей объяснить ему, что Морган Кент из тех людей, кого всегда дожидается машина, чтобы мчать его прямиком к цели? Другие могут увязнут в мелочах повседневной жизни – но Морган определенно знал, что ему нужно, и мог справиться с проблемами, которые других, более подверженных ошибкам людей, поставили бы в тупик. Брук на собственном опыте узнала, как именно он справлялся с проблемами. Она сама когда-то превратилась в проблему – и он выбросил ее из своей жизни решительно и безжалостно.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации