» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Грезы о будущем"


  • Текст добавлен: 29 ноября 2013, 03:01


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Джейн Харри


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Джейн Харри

Грезы о будущем

1

Хлопнула дверца автомобиля, и по асфальту нетерпеливо застучали каблучки. Стеклянные двери высокой башни, где располагался офис компании, распахнулись, и охранник привстал со своего места. На лице его отразилось некоторое замешательство.

– Мисс Лэндон… а мы ждали вас только через десять дней…

Но Эшли Лэндон уже стремительно шагала к лифтам, оставив мужчину стоять с разинутым ртом. Наконец он медленно вернулся в свою кабинку.

– Похоже, кому-то сейчас достанется на орехи, – заметил он, ни к кому не обращаясь.

Лифт остановился на шестом этаже, и двери медленно поползли в стороны, выпуская одинокую пассажирку. Это была тоненькая черноволосая девушка чуть выше среднего роста. Модельная короткая стрижка подчеркивала изящный овал ее лица. Одета она была дорого, однако с едва заметной небрежностью, словно, собираясь, думала о чем-то другом. Да и грязно-бежевый цвет юбки и жакета не слишком шел к ее белоснежной коже и зеленым глазам.

Подойдя к двери с табличкой «Секретарь компании», она решительно распахнула ее и, прошествовав мимо ошеломленной машинистки, без стука вошла прямо в кабинет.

Генри Бретт разговаривал по телефону. Удивленный столь бесцеремонным вторжением, он недовольно поднял голову. Однако при виде посетительницы лицо его сразу прояснилось.

Поспешно извинившись перед собеседником, он опустил трубку на рычаг, вышел из-за стола и направился к девушке, протягивая руку.

– Эшли, дорогая, ты уже здесь. Это же просто замечательно!

– Я бы так не сказала. Мне пришлось прервать свой первый за три года отпуск, – сухо отозвалась она. – Но сигналы были уж слишком тревожными. Что, черт возьми, происходит, Генри?

Бретт со вздохом усадил ее в кресло:

– Нас хотят сожрать, – коротко сообщил он. – Маршаллы снова точат зубы на наши акции.

– Они, должно быть, просто сошли с ума. – Эшли опустила сумку на пол рядом с собой. – По-моему, им в прошлый раз все было ясно сказано, а с тех пор ничего не изменилось.

– Боюсь, что ты ошибаешься, – ровным тоном отозвался Генри. Нажав кнопку, он вызвал секретаршу: – Джин, принесите нам, пожалуйста, кофе.

– Мне не надо, – быстро сказала Эшли.

– После того, как ты меня выслушаешь, тебе потребуется что-нибудь подкрепляющее, – мягко заметил Генри. Его открытое лицо было очень серьезным. – Я не буду ничего скрывать, Эшли. На этот раз Маршаллы настроены весьма решительно и, похоже, имеют все шансы на успех. Судя по тому, что мне довелось слышать в последнее время, в нашем Совете директоров их могут поддержать.

Эшли была потрясена. Наконец она заговорила:

– Генри, такого не может быть! В прошлый раз весь Совет горой стоял за «Лэндонс».

– Они поддерживали твоего отца, – мрачно отозвался Генри. – Но Сайласа уже два года нет с нами, дорогая. Не говоря уже о том, что он был сильной личностью, большинство членов Совета чувствовали себя обязанными ему – кому, как не тебе, это знать. В конце концов, большинство из них стали теми, кто они есть, исключительно благодаря твоему отцу. И с этим им приходилось считаться… до сих пор.

– Но теперь все изменилось. – Горло Эшли болезненно сжалось. – Боже мой, Генри, я понимаю, мне далеко до отца, да и вообще я такой, как он, никогда не стану, но я старалась вести дела компании в точности так, как это было при нем…

– Никто и не говорит, что ты не старалась, – сочувственно глядя на девушку, отозвался Генри, присаживаясь на подлокотник ее кресла. – Ты сделала все, что могла, и даже больше, но факт остается фактом…

– Все дело в том, что я не мужчина, – невесело усмехнулась Эшли. – А наш Совет директоров – сплошные узколобые консерваторы, и они не верят, что женщина в моем возрасте способна управлять строительной компанией такого масштаба, как «Лэндонс».

– Дорогая, Сайлас и сам так считал, и ты это прекрасно знаешь. – Бретт был явно смущен.

– О да, – глухо произнесла девушка. – Но я старалась заменить ему сына, которого он так мечтал иметь!

– И у тебя это замечательно получалось, – тепло заверил ее Генри. – Просто Сайлас не хотел взваливать на твои хрупкие плечи такую ответственность. Но то, что твой дед завещал, чтобы у руля компании всегда стоял член семьи, связывало ему руки. Поэтому-то он и хотел… – Он неожиданно осекся. – Ох, прости, Эшли!

– Ничего страшного, – ровным тоном отозвалась она. – Можешь говорить спокойно, я не упаду в обморок. Это же было больше трех лет назад!

– Что ж, хорошо, – спокойно продолжал Бретт. – Поэтому он и хотел, чтобы ты вышла замуж за Джо Мэррика. Став членом семьи, тот смог бы стать председателем. Совету требовался сильный мужчина.

– Да, Джо был идеальной кандидатурой. – Эшли закусила губу. – Только на роль мужа никак не годился. Ладно, это все в прошлом. Теперь он обосновался в Штатах и, наверное, уже зарабатывает второй миллион.

– Если не третий, – сухо заметил Генри и, помолчав, добавил: – Я рад, что ты уже пережила эту грустную историю. Мне ведь пришлось десять раз подумать, прежде чем вызывать тебя сюда.

– Почему? – удивилась Эшли. – Дело срочное и не терпит отлагательства. Конечно, я должна быть здесь.

Генри смущенно кашлянул.

– Видишь ли, тут есть еще кое-что. Всего через несколько дней после твоего отъезда на Карибы Джайлс Мэррик скоропостижно скончался.

– Кузен Джо? – Эшли наморщила лоб. – Жаль, это был хороший человек. – Девушка вдруг запнулась. – О, понимаю! Джо приехал на похороны?

– И не только. – Голос Генри Бретта звучал жестко. – Ходят слухи, что он намерен осесть здесь надолго. Он ведь наследник Джайлса, и теперь Грин-холл и все земли принадлежат ему, хотя вдове, кажется, оставлена какая-то доля пожизненно.

– Да. – Эшли с трудом заставила себя отвечать. – По крайней мере, пока она вторично не выйдет замуж.

– Скорее всего, этого долго ждать не придется, – усмехнулся Генри. – Красивая женщина, много моложе покойного мужа…

– Вот именно, – откликнулась Эшли.

Во время их недолгой помолвки Джо объяснил ей, как обстоят дела, и девушке почему-то всегда было неприятно думать о том, что когда он станет владельцем прекрасного дома в георгианском стиле, Эрика по-прежнему будет в нем жить. Эрика! Знойная красавица-блондинка с роскошными формами и острым, как змеиное жало, язычком.

Эшли заставила себя встряхнуться. Гринхолл ее больше не интересует. Сейчас нужно было позаботиться о «Лэндонс».

– Не надо так волноваться, Генри, – решительно заявила она. – Джо я переболела давным-давно. Давайте-ка лучше о деле. Откуда вам стало известно, что Маршаллы снова пошли в атаку?

– По движению акций. Кроме того, Клайв Фарнсворт по секрету сообщил мне, что на него оказывают давление, заставляя продать свою долю. Он предупредил, что большинство членов Совета собираются голосовать за то, чтобы принять предложение Маршаллов.

– Просто не верится! – Эшли с отвращением пожала плечами. – Давно ведь известно, какого мнения об этих Маршаллах придерживался отец. Он как-то сказал, что это горе-строители, способные штамповать разве что современные трущобы.

– Сайлас знал, что говорит, – с горечью согласился Генри. – Поэтому-то они так и вцепились в «Лэндонс». Хотят придать своим делишкам хоть каплю респектабельности. Им нужен не только капитал компании, но и ее безупречная репутация. Причем их главный козырь – новый управляющий. Судя по тому, что я слышал, это настоящая торпеда. Видимо, он чем-то напоминает самым пожилым членам Совета молодого Сайласа Лэндона. Они тоскуют по твердой мужской руке, к которой так привыкли.

– Те еще взгляды! – фыркнула Эшли. – Времен царя Гороха.

– Согласен, но мы не можем с ними не считаться. – Он посмотрел ей прямо в лицо. – Мы действительно в тяжелом положении, Эшли. И дело не только в том, что в Совете сидит кучка престарелых консерваторов со своими предрассудками. Все обеспокоены результатами наших последних сделок.

Вошла Джин Херст с подносом, и он замолчал.

Да, кофе мне и в самом деле не помешает, мрачно подумала Эшли, с благодарностью принимая из рук секретарши чашку с густой темной жидкостью и делая глоток.

Когда они снова остались одни, она спросила:

– Маршаллы специально дожидались, пока я уеду отдыхать, чтобы сделать свое очередное предложение?

Генри выглядел несколько озадаченным.

– Возможно. Скорее всего, им известно, что в Совете все еще многие сохраняют верность памяти Сайласа.

– Что ж, будем драться, – вздернула подбородок Эшли. – Что нас ждет, если дело дойдет до открытой стычки?

– Боюсь, что поражение, – негромко произнес он и увидел, как она вздрогнула.

– Этого я не вынесу! Видеть, как все, что с таким трудом создавали мои дед и отец, попадет в лапы каких-то недоумков Маршаллов! Господи, да я на все готова, только бы не допустить этого! Абсолютно на все!

– Надеюсь, ты не собираешься менять пол? – попытался сострить Генри.

– Этого будет недостаточно. Придется попросить хирургов еще и состарить меня лет на десять, – поморщилась Эшли.

– Ты просто не то, к чему они привыкли, – устало пояснил Генри. – Для большинства людей их поколения женщины могут быть только женами или, в крайнем случае, секретаршами. – Он помолчал. – Боюсь, многие из них даже считают, что разрыв твоей помолвки с Джо Мэрриком – одно из проявлений женской слабости и непостоянства. И они опасаются, что такие черты характера помешают руководителю крупной компании.

– Да ничего подобного, – возмутилась Эшли. – Такие вещи, как разрыв помолвки, случаются не так часто, и я молю Бога, чтобы это никогда не повторилось. – Она поставила чашку на поднос. – Хотя отец так и не смог меня понять, а тем более – простить. Он считал, что цель оправдывает средства и я делаю из мухи слона. Он же не знал… – Девушка внезапно замолчала.

– Чего? – сочувственно переспросил Генри.

– Насколько мы с Джо не подходим друг другу, после короткой заминки отозвалась Эшли и, поднимаясь, улыбнулась. – Я еду домой, Генри. Мне надо подумать. Спасибо за то, что своевременно меня предупредили. Было бы крайне неприятно, если бы Совет стал плести интриги за моей спиной.

– Я так и подумал, – с несчастным видом откликнулся он. – Директора настаивают на внеочередном заседании в следующий четверг. За это время я постараюсь переманить кого-нибудь из них на нашу сторону. – Он вздохнул. – Но битва предстоит нешуточная.

– Мы победим, – решительно заявила Эшли. – Мы просто обязаны это сделать.

В этих словах звучала уверенность, которой она вовсе не испытывала.


Домой Эшли ехала в состоянии, близком к отчаянию. Она никогда не стремилась к тому, чтобы возглавить «Лэндонс», но и видеть, как компания уплывает у нее из рук, ей вовсе не улыбалось.

Ах, папа, с горечью подумала она, почему ты не подготовил меня к таким ситуациям!

Возможно, он так бы и поступил, доведись ему дожить до преклонного возраста. Его бодрый внешний вид, несокрушимая энергия, – все говорило о том, что так и будет. Однако сердечный приступ настиг Сайласа Лэндона прямо на строительной площадке, и час спустя он умер в отделении интенсивной терапии. Эшли даже не успела вовремя доехать до больницы.

Первое, что она сделала, приняв на себя управление компанией, – это довела до конца ту злосчастную сделку, которую не успел закончить отец. Само по себе это не было подвигом, зато показало всем, что жизнь продолжается и бизнес идет своим чередом.

Квартира Эшли располагалась на верхнем этаже большого здания, возведенного «Лэндонс» лет десять назад, и это был ее первый более или менее настоящий дом.

Мать Эшли умерла при родах, и убитый горем Сайлас тут же продал дом, в котором они жили вместе. Первыми впечатлениями маленькой девочки стали нескончаемая череда гостиничных номеров и беспрерывно меняющиеся лица нянек. Ее отец постоянно кочевал по стране, и она поневоле путешествовала вместе с ним до тех пор, пока не пришло время отдать ее в пансион.

Она очень рано поняла, что отец чувствует себя с ней неуютно: возможно, из-за ее сходства с матерью. Со временем, однако, до нее дошло, в чем дело. Сайлас Лэндон, хотя и не признавался в этом даже себе самому, очень болезненно воспринимал тот факт, что его единственное дитя – не мальчик. Впрочем, он никогда не делал попыток исправить положение, вступив в повторный брак, хотя и сменил множество подружек, не особенно это афишируя. Казалось, его вполне устраивала холостяцкая жизнь, в которой единственным неудобством была необходимость держать при себе Эшли.

Девочка провела множество тоскливых дней за чтением или телевизором. Она в одиночестве бродила по улицам незнакомых городов, наблюдая чужую жизнь со стороны, пока наконец в шестнадцать лет не взбунтовалась, потребовав от отца, чтобы тот брал ее с собой на строительные площадки. Сначала Сайлас воспротивился, однако, увидев, что дочь действительно интересует его работа, сдался, и с тех пор между ними установились новые отношения. Он скептически относился к ее любопытству, но всегда давал исчерпывающие ответы на вопросы, и Эшли многое почерпнула, просто находясь рядом с ним.

Однако Сайлас не собирался готовить дочь к роли своей преемницы. К своему немалому огорчению, Эшли вскоре обнаружила, что у него совсем другие планы по поводу ее будущего.


Добравшись до дома, девушка немедленно отправилась в ванную, разделась и долго стояла под душем, подставляя лицо под струи теплой воды. Затем она неторопливо вытерлась, завернулась в большое пушистое полотенце и, войдя в спальню, вытянулась на кровати.

Эшли очень устала, но сон никак не шел к ней. Слишком о многом приходится думать, вздохнула девушка, взбивая подушку. И, говоря откровенно, в первую очередь ее заботили вовсе не дела компании.

Итак, Джо вернулся и собирается обосноваться здесь. Когда-то Эшли искренне надеялась, что больше никогда его не увидит, но в нынешней ситуации рассчитывать на это не приходилось. Городок был слишком маленьким. Уехать она тоже не могла – ведь здесь находилась головная контора «Лэндонс», и бежать ей было некуда.

Ты рассуждаешь нелогично, упрекнула себя девушка. Почему бы, в конце концов, им с Джо не встретиться как цивилизованным людям? Она уже сто лет назад избавилась от детской любви к нему. Больше он не сможет причинить ей боль, так чего же бояться?

Хороший вопрос, иронически усмехнулась Эшли и закусила губу.

Может, она и провалилась в роли будущей жены Джо, зато в качестве преемницы Сайласа Лэндона кое-чего все же добилась. Сначала ей было страшно одиноко. Однако Эшли умела слушать и постаралась извлечь всю пользу из предложенных ей советов и помощи.

Она тяжело вздохнула. Несмотря на все усилия, Совет директоров не жаловал ее своим доверием, и теперь глубоко запрятанная неуверенность в себе медленно поднималась на поверхность.

Ведь мне нет еще и двадцати двух лет, и опыта для борьбы за свои акции на бирже у меня маловато, – не могла не признать она.

На это, очевидно, и рассчитывают Маршаллы. К тому же Совет, по-видимому, считал поглощение компании делом решенным, и, честно говоря, Эшли не видела реального выхода из сложившейся ситуации.

Самое неприятное, что моими противниками стали Маршаллы, с тоской подумала девушка. Они прославились в своей отрасли сомнительными сделками, претенциозностью и низкой квалификацией. Популярный сатирический журнал опубликовал довольно злую статью о построенном ими новом торговом центре, который грозил вот-вот рухнуть. Маршаллы подали в суд и выиграли процесс, но было уже поздно, – они стали всеобщим посмешищем.

Денег, чтобы нацеливаться на «Лэндонс», у них было достаточно. Маршаллы прекрасно понимали, что у них есть лишь один способ добиться успеха – сыграть на человеческой жадности. А члены Совета «Лэндонс» были обычными людьми, со всеми присущими им слабостями.


Резкий звонок телефона оторвал Эшли от размышлений, и она раздраженно воззрилась на аппарат, жалея, что не сообразила отключить его. Она подождала в надежде, что на том конце линии устанут ждать и повесят трубку, но телефон не умолкал.

Эшли вдруг пришло в голову, что почти никто еще не знает, что она вернулась. Может быть, это Генри с какими-нибудь конструктивными предложениями? Телефон все не унимался, и ей пришлось снять трубку.

– Алло, – сердито произнесла она.

– Стало быть, ты вернулась, – раздался голос Джо, низкий и насмешливый. – Я не ошибся, предположив, что старина Генри забьет тревогу.

– Ты не ошибся номером? – растерянно спросила девушка. – Не понимаю, о чем ты…

– Еще как понимаешь, Эш, не увиливай. Ходят слухи, что у «Лэндонс» серьезные проблемы. По-моему, нам стоит поговорить.

– А по-моему, нет. – Голос девушки невольно задрожал: то, как он назвал ее, всколыхнуло тягостные воспоминания. – Мне твоя помощь не нужна.

– Я думал, что за эти три года ты повзрослела, Эш, – поддел он ее. – Но, похоже, ты так и осталась пугливой школьницей со своей уязвленной гордостью. Ради этого ты даже готова покорно смотреть, как «Лэндонс» идет ко дну. Ты меня просто поражаешь!

– Это неправда, – упрямо возразила Эшли. – Но если у тебя есть какие-то дельные предложения, то обратись лучше к Генри. Уверена, он будет рад тебя выслушать.

– В отличие от тебя, – засмеялся Джо. – Что ж, в сложившихся обстоятельствах трудно было ожидать чего-то другого. Но ты еще услышишь обо мне, Эш, и даже раньше, чем думаешь. Я всегда восхищался твоим отцом и не намерен смотреть, как его компания разваливается только из-за того, что мы с тобой когда-то не поняли друг друга.

– Мне нравится это «не поняли», – презрительно фыркнула она. – Хорошее выражение, чтобы прикрыть меркантильную сделку с моим отцом, а заодно и твою отвратительную измену!

– Оно прикрывает нечто гораздо большее, – безмятежно отозвался Джо. – Но я рад, что ты меня хоть в чем-то одобряешь. Для начала и это уже неплохо. Что ж, до скорого. – И в трубке раздались короткие гудки.

Что ж, подумала Эшли, он никогда не любил подолгу прощаться. Она села и нервно натянула на себя полотенце, словно Джо был здесь, в комнате, лаская полуобнаженное тело тем чувственным взглядом, который всегда выводил ее из душевного равновесия во время их злополучной помолвки.

Он назвал ее пугливой школьницей, и в этих словах была доля истины. Эшли хорошо помнила, как отшатывалась каждый раз, когда Джо заходил слишком далеко в своих притязаниях. И хотя она была влюблена в него без памяти, любая попытка физического сближения приводила ее в панику, и она ничего не могла с собой поделать.

Она пугалась страсти, скрытой в этом гибком, сильном мужском теле, а еще больше – собственной реакции на малейшее прикосновение Джо. И некому было объяснить невинной девочке, что кроется за этими новыми потрясающими ощущениями. Уроки сексуального воспитания в школе были посвящены в основном технической стороне дела, но в них не упоминалось о чувствах, ему сопутствующих, а домоправительница, работавшая в их доме, – единственная женщина, с которой общалась Эшли, ограничивалась лишь туманными намеками, вроде того, что «рано тебе еще заводить мужика». Кроме того, она обожала цитировать статистику изнасилований и постоянно твердила девушке, что нужно «блюсти себя до свадьбы».

Как выяснилось, Сайлас тоже придерживался на этот счет старомодных взглядов. Когда Эшли отважилась заговорить с отцом на эту тему, он без обиняков заявил, что мужчина ценит в будущей жене прежде всего целомудрие, а всему остальному предпочитает научить ее после свадьбы.

Поэтому, когда Джо крепко прижимал Эшли к себе, девушку охватывало смятение. Чувства боролись с разумом, и все это сплеталось в какой-то немыслимый комок ощущений.

Разумнее всего было держать его на расстоянии. И она пыталась, но ей это удавалось с трудом.

Эшли наивно полагала, что отец прав и как только они с Джо поженятся, все будет по-другому. Когда она будет носить обручальное кольцо и получит право именоваться его женой, все встанет на свои места. К сожалению, ей так и не представилась возможность в этом убедиться.

До свадьбы оставалось всего несколько недель, когда она узнала настоящую цену мужчине, за которого собиралась замуж.


Проведя вечер в театре, они несколько дней не виделись. После спектакля Джо предложил поехать к нему домой выпить по рюмке вина, и Эшли испугалась. Она не доверяла себе.

Девушка пробормотала что-то невразумительное, чувствуя, что ее отказ звучит не слишком убедительно. Понял это и Джо, но ничего не сказал. Он отвез Эшли домой, с подчеркнутой вежливостью довел до квартиры и холодно попрощался, не удосужившись даже поцеловать в щеку.

Он ведет себя просто нелепо, убеждала себя девушка. Но она не собиралась первой делать какие-то шаги к примирению. Однако дни шли, от Джо не было никаких вестей, и отчаянная тревога пересилила гордость. Эшли набралась мужества и позвонила ему. В городской квартире телефон не отвечал, и она решила, что Джо, по-видимому, уехал в Гринхолл, куда его часто приглашал Джайлс.

Эшли отправилась за город, но обнаружила там лишь Эрику Мэррик. Та сидела в большой гостиной и вышивала по канве.

Уже позднее, когда она уже могла без слез вспоминать тот кошмарный вечер и все, что за ним последовало, перед глазами Эшли всегда вставала мелькающая игла, и у девушки было такое ощущение, словно она пронзала ее собственную кожу.

– Жаль, что вы напрасно потратили время, – сказала Эрика после обычного обмена приветствиями. – Наверное, было бы разумнее позвонить и выяснить, здесь ли Джо.

Эшли, естественно, не стала сообщать, что уже два дня не может дозвониться жениху.

– И вы, конечно, не знаете, где он? – как можно более небрежным тоном спросила она.

– Не имею ни малейшего представления. – Эрика выбрала нить другого цвета. – Джайлс – всего лишь кузен, а не опекун Джо, а тот уже взрослый мужчина. Он приезжает и уезжает, когда захочет, и мы стараемся не задавать ему нескромных вопросов. – Игла снова замелькала в ее пальцах. – К тому же, вы ведь знаете, Джо здесь пока еще не живет.

– Знаю, – отозвалась Эшли. – Но я подумала… у меня создалось впечатление, что в последнее время он бывает здесь гораздо чаще, чем в своей квартире.

– Отнюдь. – Игла вонзилась в канву. – В конце концов, ему недолго осталось ходить в холостяках, и, насколько я понимаю, он хочет насладиться последними днями свободы. Джо и так уже многим пожертвовал, – как бы невзначай бросила она. – Надеюсь, «Лэндонс» того стоит.

– Боюсь, я не совсем вас понимаю, – сдвинула брови Эшли.

– И правильно делаете, – промурлыкала Эрика. – Мы с вами принадлежим к обществу, в котором принято соблюдать условности. Так что гораздо лучше сделать вид, что тебя взяли в жены – какое емкое выражение, мне оно всегда нравилось – по любви, а не из материальных соображений.

Эшли вдруг почувствовала, как ее горло словно сдавила ледяная рука.

– Вы намекаете, что Джо женится на мне только ради того, чтобы получить свою долю в «Лэндонс»?

– Ради какой-то там доли он не стал бы стараться, дорогая. – Эрика невозмутимо продолжала вышивать. – Вы ведь, по сути, дитя, лишенное каких бы то ни было способностей или интеллекта, и не можете стать… э-э… промышленным магнатом. Естественно, вашему отцу нужен человек, которому он мог бы оставить свое дело. Зять – как нельзя более подходящая для этого кандидатура. Джо очень честолюбив, а вы готовы хоть сейчас бежать с ним к алтарю… Так что все останутся довольны.

Последовало молчание. Затем Эшли резко заявила:

– Я вам не верю.

– Еще бы, – засмеялась Эрика. – Да и с какой стати? К тому же, вам не о чем беспокоиться. Джо – порядочный малый, он никогда не забудет о том, что вы папенькина дочка, которой он многим обязан, так что его внимание и. забота вам обеспечены. Но сейчас вам следует дать ему – как бы это сказать – порезвиться, прежде чем он наденет на шею хомут. Так что будьте умницей, отправляйтесь домой и ждите звонка. Он обязательно позвонит, пусть даже и не скоро. У Джо очень хорошо развито чувство долга.

Должно быть, в течение всего пути из Грин-холла к квартире жениха над Эшли витал, оберегая ее, ангел-хранитель, ибо она не помнила, как вела машину.

– Этого не может быть, это неправда, – шептала девушка.

Однако сомнение, раз посеянное, уже дало свои ядовитые всходы. Оно разрасталось, как сорняк, и душило Эшли. Ей было отчаянно необходимо увидеться с Джо и поговорить с ним, чтобы раз и навсегда выяснить правду.

Ибо, как она была вынуждена признать, их роман действительно развивался как-то уж очень стремительно. Джо она знала с детства, но виделась с ним очень редко. И только когда Сайлас решил наконец осесть недалеко от головной конторы фирмы, молодые люди стали встречаться регулярно.

Сначала этот мужчина вызывал у Эшли лишь робкое восхищение. В его присутствии она смущалась и немела, чувствуя себя неловкой и неуклюжей. Но поскольку у него с отцом были общие деловые интересы, эти встречи становились все более частыми. Джо держался с ней по-разному: то был приветлив и ласков, то немилосердно дразнил ее. Постепенно и незаметно для нее самой восхищение переросло в преклонение: Джо стал казаться ей сказочным героем.

Очень скоро девушка обнаружила, что уже не может и дня прожить без своего возлюбленного. И когда он впервые подбросил Эшли до дома из библиотеки, она была на седьмом небе от счастья, которое омрачало только то обстоятельство, что на переднем сиденье его машины восседала роскошная длинноногая блондинка.

Впрочем, Эшли никогда больше ее не видела. По роду своей работы Джо часто разъезжал, и, судя по всему, ту девушку быстро сменила какая-то другая.

– Он далеко пойдет, этот парень, – не раз с удовлетворением отмечал Сайлас.

Однако для Эшли ни профессиональные способности, ни амбиции ничего не значили. Джо стал для нее сказочным принцем из девичьих грез, и, когда однажды он позвонил и пригласил ее поужинать, девушка едва не умерла от счастья.

Для нее наступило время райского блаженства. Он водил ее в рестораны, танцевал с ней, играл в теннис, вывозил на пикники, в театры и кино.

И когда после шести недель этой безоблачной идиллии Джо предложил ей руку и сердце, Эшли, не раздумывая, ответила согласием, готовая, по злорадному выражению Эрики, «хоть сейчас бежать с ним к алтарю».

Девушка поежилась, вспомнив эти слова. Однако от правды никуда не денешься. Слепая наивная дурочка, она попалась в ловушку, устроенную ей двумя мужчинами, и была счастлива, не зная, что отдает себя в обмен на империю «Лэндонс».

После разговора с Эрикой Эшли впервые задумалась над этим, и все части головоломки стали складываться в одно целое с устрашающей ясностью. Она снова вспомнила жадное нетерпение Джо и его разочарование при виде ее испуга. Какая резкая перемена по сравнению с нежной сдержанностью, которую он демонстрировал в первые дни их встреч!

Он был осторожен, пока не закрепил ее за собой, злорадно подсказал Эшли внутренний голос.

Если бы Джо любил меня по-настоящему, то сделал бы скидку на мою неопытность, разве не так?

Но хуже всего было то, что он ни разу не признался ей в любви. Он явно стремился к близости, но, когда Эшли приняла его предложение, всего лишь сказал:

– Эш, родная, я постараюсь сделать тебя счастливой.

В то время девушке было вполне довольно и этих слов, но сегодня они показались ей исполненными мрачного значения.

Добравшись до квартиры Джо, Эшли позвонила. Ответа долго не было, и девушка уже собиралась уйти, решив, что его все еще нет дома, как вдруг дверь распахнулась.

Какой у него жуткий вид, ужаснулась она. Джо стоял в домашнем халате, накинутом на голое тело, с бледным как мел лицом и глазами, налитыми кровью.

– Ты заболел? – встревоженно спросила Эшли и бросилась к нему, но тут же замерла – от Джо разило перегаром.

Девушка еще ни разу не видела его в таком виде, и ее охватила паника.

Он смотрел на нее, словно не узнавая, но постепенно его глаза стали наполняться ужасом.

И в эту минуту раздался капризный женский голос:

– Радость моя, ты когда-нибудь ляжешь в постель? Гони их там в шею и… – Из спальни появилась голая девица, довольно небрежно завернутая в простыню.

Горло Эшли снова сжала ледяная рука.

Девица между тем подошла, встала рядом с Джо и смерила Эшли тяжелым взглядом голубых глаз.

– Вообще-то мы не договаривались о сексе втроем. Но если ты настаиваешь…

Он с глухим стоном привалился к дверному косяку.

Эшли хотелось кричать и топать ногами. Она готова была вцепиться в эту парочку и разорвать их на куски. Сделать так, чтобы они на всю жизнь запомнили этот вечер, растоптать их, как они растоптали ее.

К горлу ее подступила тошнота. Она повернулась и, не дожидаясь лифта, помчалась вниз по ступенькам. Выскочив в холодную, сырую ночь, Эшли прислонилась к машине, истерически рыдая. Ей было наплевать на то, что ее могут увидеть. Наконец справившись с собой, она забралась на водительское сиденье и завела машину.

Эшли отправилась за город, на реку, в то самое место, где Джо сделал ей предложение, и просидела там до рассвета с застывшим лицом и сухими горящими глазами.

Вернувшись утром домой, она решительно отмела упреки и тревожные расспросы отца, заявив, что ей необходимо было побыть одной, чтобы обо всем хорошенько поразмыслить. А потом добавила, что не собирается выходить замуж за Джо Мэррика. И тут между ней и отцом произошла самая страшная в их жизни ссора.

– Ты не можешь бросить его из какого-то пустого каприза! – кричал взбешенный Сайлас. – Еще вчера он был для тебя словно свет в окошке! Пойми, мне позарез необходим сильный мужчина, которому я смогу передать управление «Лэндонс». В качестве твоего мужа Джо сможет стать президентом. Я с первого взгляда на этого парня понял, что это тот, кто мне нужен!

– Для меня или для «Лэндонс»? – содрогнувшись, спросила Эшли.

Но отец даже не услышал ее вопроса.

Роскошное бриллиантовое кольцо, подаренное ей Джо по случаю помолвки, девушка отослала ему с курьером компании, короткой запиской уведомляя, что больше не желает его видеть.

Она действительно больше ничего о нем не знала – до сегодняшнего звонка, прозвучавшего, как гром среди ясного неба. И теперь опасность грозила не только компании, но и ее хрупкому душевному равновесию. А это было в сто раз хуже.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации