154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Ты так прекрасна!"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 03:20


Автор книги: Эми Фетцер


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 21 страниц)

Эми Фетцер

Ты так прекрасна!

Выражаю особую признательность частному детективу Берту Лэйди, одному из последних могикан в его исчезающей профессии.

Глава 1

Хлеб у Виктории Мэйсон был нелегким. Освобожденные до суда под залог частенько исчезали в неизвестном направлении – их-то она и искала.

Тот, за которым она сейчас шла по следу, был, пожалуй, самым опасным из всех, кого ей когда-либо доводилось выслеживать. Настоящий маньяк, одержимый одной лишь страстью – убивать. При этом, однако, он обладал какой-то поразительной способностью принимать облик вполне нормального, благообразного джентльмена, к тому же не лишенного чисто человеческих слабостей – такой, к примеру, как пристрастие к дорогим костюмам от Армани.

– Алло, самурай, он у тебя на мушке? – прошептала Виктория в миниатюрный микрофон.

– Да, – раздался в наушнике мужской голос. В нем явно звучала досада. – Только очень уж тут темно.

– Но в сумерки всегда темно, не так ли, малыш?

– Шутница, – буркнул наушник. – Среди великих комиков мира ты, пожалуй, завоюешь главный приз.

Ее губы дрогнули в усмешке.

Подняв глаза к небу, Виктория увидела, что в безбрежной вышине уже загорелись лучистыми точками первые звезды.

– Подозреваю, Айви Лиг знает, что мы у него на хвосте, Коул.

– С чего ты взяла?

– А он не оглядывался?

– Нет, – с раздражением отозвался напарник. Надо поставить парня на место, решила Виктория.

– А разве он не закуривал? Его золотой портсигар – отличное зеркало.

– А .. Прямо сейчас и закурил.

– Не теряй бдительность! – резко выкрикнула Виктория в микрофон.

– Я уже большой, – недовольно пробасил Коул. Но уже через пару секунд вкрадчиво спросил: – Слушай, а как ты догадалась?

– Не знаю. Так уж на ум пришло.

– Временами у меня от тебя мороз по коже, девка.

– А меня от тебя жар разбирает.

Наушник смущенно хмыкнул, и Виктория пожалела о своих словах. Она хотела ответить комплиментом на комплимент, а на самом деле оскорбила Как-то они с Коулом – высоким красивым брюнетом – решили заняться любовью, однако из этого ничего не вышло. С тех пор они стали просто друзьями. Жаль, если он сейчас вспомнит именно о той ночи и обидится на нее.

– После этого дела мы наконец отправимся в отпуск? – прервала затянувшееся молчание Виктория.

– Все зависит…

– От чего?

– Покажешь ли ты мне свои ножки?

– Зачем, ты ведь уже все видел?

– А мне понравилось, – прохрипело в наушнике. Виктория не удержалась от улыбки.

– Он снова закуривает Наклоняется, отпирает чемодан .. О Боже!

– Что там? – встревожилась Виктория Оглядевшись по сторонам, она быстро скользнула вперед, в душе посетовав, что не захватила с собой прибор ночного видения

– У него в чемодане ребенок! Черт побери, совсем еще малютка.

– Белобрысый?

– Да Связан и с кляпом во рту. – Коул чертыхнулся – Это дочь сержанта Аллена!

– Не приближайся, Коул. – Виктория сделала короткую перебежку. – Если он связан, значит, жив.

«Пожалуйста, не умирай», – мысленно попросила она, чувствуя, как гулко забилось сердце Аллен был тем самым полицейским, что «вычислил» этого маньяка. Он первым связал воедино три зверских убийства в трех провинциальных городках. Позднее тот же почерк выявили в гибели еще восьми человек. Двенадцатая жертва стала последней – серийного убийцу удалось задержать, но без явных улик. В итоге адвокат добился, чтобы подозреваемого освободили под залог. Виктория, правда, не поверила ни одному из доводов адвоката. Шестое чувство подсказывало, что за Лигом надо следить – тогда, возможно, его застукают прямо на месте очередного преступления. Это-то шестое чувство и привело ее сюда, к государственной границе, на это Богом забытое место. Похоже, интуиция ее не обманула.

Теперь надо действовать быстро и решительно: малейшее промедление обернется еще одной смертью.

Будь она рядом с маньяком, без промедления выпустила бы в него всю обойму! Но увы .. Пока приходилось просто нестись по заброшенному хозяйственному двору, над которым черной тенью высилась огромная гора.

– Коул?

К ее удивлению, ответа не последовало.

– Коул!

– Я здесь.

– Черт! Больше не пугай меня так!

– Не знал, что ты ко мне неравнодушна, крошка.

– Где ты, тупая рожа?

Каким-то непостижимым образом она почувствовала, что он улыбнулся.

– Изучаю обстановку. Сейчас подберусь поближе.

– Нет. – Напарник не ответил, и она крикнула: – Будь осторожней, парень!

– Не бойся, я его не вспугну.

– Да, может, уже давно вспугнул!

– За нашей спиной – полиция всего штата.

– То, что мы можем вызвать по радио подмогу, еще ничего не значит. Этот малый хитер и ловок, ты вполне можешь оказаться его следующей жертвой.

В ответ из наушника донесся странный звук.

– Уже.

– Коул?..

Снова в наушнике послышалось что-то непонятное – словно бы раздался глухой звук падающего тела

– Коул!

Виктория вырвала из кармана портативную рацию, нажав кнопку, вызвала полицию и, несмотря на кромешную тьму, стремительно рванулась вперед.

– Ответь, черт бы тебя побрал' – прошипела она в микрофон, догадываясь, что это уже бесполезно. В наушнике слышался лишь жуткий хрип – Коул, видимо, пытался вдохнуть, но захлебывался в крови. Судя по всему, преступник проткнул ему грудь. «Еще немного, самурай, подожди… Я иду к тебе!» Виктория на миг попыталась представить искаженное болью лицо напарника: на губах его выступила кровавая пена. На тех самых губах, которые она целовала! От этой картины сердце ее пронзило острой болью.

И тут в ночной мгле раздался выстрел – негромкий, глуховатый. Коул! Он всегда использовал глушитель, якобы чтоб не пугать прохожих.

«Я уже близко, парень. Держись!»

– Я ранил… его, – раздался слабый голос в наушнике.

– Вот увидишь – тебя наградят медалью. Чувствительный микрофон донес до нее чьи-то удаляющиеся шаги.

Виктория осторожно скользнула в длинное ветхое строение и, прижавшись спиной к стене, огляделась. Повсюду лишь обломки старой мебели и мусор. Она медленно двинулась вперед и увидела в серебристом свете луны распростершееся на земле тело.

Боже!

Она тотчас выглянула в дверь – в аллее уже никого не было – и опустилась на колени.

– Я здесь, самурай.

На лбу Коула выступили капли пота, из уголка рта струилась кровь. На груди, прямо напротив сердца, зияла рваная рана. Виктория попыталась прикрыть рану краем одежды и вдруг заметила, как Коул жутко содрогнулся и затих.

Виктория усиленно заморгала, словно пытаясь прогнать прочь ужасное видение.

– О Боже, не надо!.. Нет! Сейчас подоспеет подмога!

Но помощь уже не требовалась: остановившийся взгляд напарника был красноречивее слов.

Виктория решительно опустила веки мертвеца и вскочила на ноги, переполненная горем, чувством вины и яростью. Пришлось изо всех сил стиснуть зубы, чтобы не разрыдаться.

Главное сейчас – забыть обо всем. О Коуле она будет горевать завтра – сегодня же надо догнать Айви Лига. «За эту кровь, мерзавец, ты дорого заплатишь!» Виктория попыталась отыскать хоть какой-нибудь след. На полу вокруг Коула валялись пустые жестянки, мусор и щенки; похоже, в этом сарае кто-то упражнялся в стрельбе. «И в таком вот неподходящем месте расстался с жизнью прекрасный человек!» – с горечью подумала Виктория.

Ее взгляд упал на брюки Коула. На них виднелась кровь, кровь убийцы. Значит, преступник серьезно ранен и его можно будет найти по кровавому следу.

Выхватив из кармана бывшего напарника фонарик, Виктория нетерпеливо щелкнула выключателем. Да, свет неяркий, но его все же хватит, чтобы освещать землю перед собой. Она вновь запоздало пожалела о том, что не захватила с собой прибор ночного видения. Свет фонаря мог ее выдать. Где-то далеко позади завыли полицейские сирены, через несколько минут ребята уже будут здесь. Вряд ли теперь мерзавец Лиг будет выжидать в каком-нибудь темном углу, чтобы нанести ей удар в спину. Нет, он скорее всего постарается унести подальше отсюда свои поганые ноги. Ноги, с которых капает кровь. «Хоть бы ты весь истек кровью, сукин сын!» И все же из-за темноты она теряла драгоценное время. Хорошо хоть за убийцей тянулся отчетливый кровавый след. «На сей раз удача тебе изменила, Лиг!»

Через полчаса Виктория остановилась у подножия крутого склона. Идти вверх не имело смысла – фонарик угасал и, как бы Виктория его ни трясла, большей мощности он выдать не мог. Далеко позади мигали огни полицейских машин, запрудивших хозяйственную площадку. Убедившись, что от гаснущего фонарика толку не будет, Виктория со злостью швырнула его в кусты и решительно двинулась назад. Она еще вернется, захватит с собой кое-какие вещи и обязательно вернется.

Углубившись в размышления, девушка не заметила, как по ее щекам медленно покатились слезы.

Подперев плечом стену, Виктория молча наблюдала, как деловито и равнодушно полицейские пихнули тело ее лучшего друга в мешок, а затем с размаха забросили его в фургон. В то же самое время погрузили в машину «скорой помощи» носилки с дочерью сержанта Аллена. Она все еще была без сознания.

Хорошо хоть осталась жива.

На сей раз Айви Лигу не удалось завершить свое черное дело, и он наверняка сейчас бесится от этого. Что ж, надо воспользоваться, ведь он явно утратит бдительность.

Подняв воротник от ветра, Виктория сунула руку в карман за сигаретами и, закуривая, машинально прислушалась к разговору полицейских. Скоро сюда прибудет ее новый напарник по работе, причем с лошадью – она передала свою просьбу по рации. Но где же, черт побери, его носит?

Виктория откинула со лба волосы и потерла воспаленные глаза. Ей, пожалуй, пора, а не то дорожная полиция и зеваки затопчут следы или появится отряд из отдела по спецоперациям ФБР и наверняка оттеснит ее в сторону. Драгоценное время стремительно убегало, минута за минутой, а ей приходилось топтаться на месте. Да еще к ней с бумагами в руках приближался полицейский. Не иначе как собирается снять показания. Чертова бумажная волокита! Дали бы ей сейчас возможность пойти по следу – преступник был бы пойман без всяких бумаг.

Полицейский подошел ближе, его морщинистое усталое лицо показалось Виктории знакомым. Ах да, это Марк Дэниеле, начальник полицейского участка.

– Возьми. – Дэниеле протянул ей наушники Коула. – Ты сделала свою работу.

«Если бы сделала, Коул был бы сейчас жив». Виктория мрачно сунула наушники в карман и направилась к своей машине.

Она медленно вынула из кармана ключи. Сюда машину вел Коул, и ей пришлось шарить в карманах его одежды, поэтому ключи еще были липкими от его крови.

Открыв багажник, Виктория отбросила в сторону книги Бергера Кинга и Тако Белла, достала свой рюкзак. Затем проверила, на месте ли нож, наушники, прибор ночного видения, миниатюрная камера, бутылка с водой, запасные джинсы, географические карты, а также специальная резина для изменения внешности. Переложив из мешка в рюкзак толстый конверт с бумагами, футболки и пластиковый пакет с нижним бельем, все оставшееся свободное место она заполнила плитками шоколада и пакетами с морожеными фруктами.

– Теперь ФБР ответственно за это дело, – неловко переминаясь с ноги на ногу, сказал ей подошедший Марк Дэниеле и попытался отговорить от преследования.

Виктория бросила на него быстрый взгляд.

– Это наше общее дело, Марк. Преступник уже почти пересек границу, и потому нужно действовать очень быстро. – Она решительно застегнула молнию. – Я должна идти.

Словно в подтверждение ее слов, в вышине застрекотал вертолет. С силой захлопнув крышку багажника, девушка повернулась к полицейскому:

– Я потеряла уйму времени. – Она кинула ему ключи от машины. – Бери себе. Можешь продать или выбросить, мне все равно. У меня такое чувство, что назад я не вернусь.

В глазах Дэниелса мелькнуло удивление.

– Что?!

– Это – мое последнее дело, Марк. Потом, может быть…

Может быть что? Выращивать розы? Когда-то она мечтала об этом. Но на спокойную старость собрать денег ей так и не удалось. За тех, кого она поймала, платили только тогда, когда суд признавал их преступниками, в противном же случае она не получала ничего. А суды были довольно милосердны – в результате Виктория едва сводила концы с концами. Она не скопила денег даже на собственный дом – последний год они с Коулом снимали небольшой домик на двоих. А теперь вот Коула не стало.

– Если захочешь разузнать обо мне, Марк, загляни в кабинет Коула. Там у него на полке стоит дело с надписью «Зубная боль».

Дэниеле растерянно посмотрел на нее. Для него Виктория была человеком, обладавшим сверхъестественными способностями в раскрытии преступлений, и именно поэтому он сейчас не решался ее остановить. Все, за что бы ни бралась девушка, она доводила до конца, – все без исключения. Даже в тех операциях, в которых была занята вся полиция штата, подобного результата добиться не удавалось. Если бы не этот частный детектив, великое множество преступников до сих пор разгуливало бы на свободе! Как она ухитрялась их ловить, оставалось для Марка загадкой, хотя когда-то они оба работали в одном полицейском участке. Она была мастером своего дела, особенно в искусстве изготовлять маски. Марк не раз чувствовал себя полным идиотом, когда не узнавал коллегу по работе, находясь прямо рядом с ней. Просто удивительно, как преображалась эта мрачноватая девушка с суховатыми манерами, за своей работой, казалось, забывшая обо всем, что составляет самую важную часть жизни любой другой женщины, – о доме, родных, встречах с друзьями. Виктория знать ничего не желала, кроме работы.

– Ничего не говори, – попросила его девушка, заметив жалость во взгляде. – Все это сейчас не играет никакой роли.

– Не буду. Но все же я надеюсь, что ты когда-нибудь наденешь свое лучшее платье и выберешься на встречу с моим младшим братом.

Виктория удивленно подняла брови:

– Так он вернулся из Лос-Анджелеса? О, нам есть о чем поговорить.

И тут их кто-то окликнул. Наконец-то! Закинув рюкзак за плечо, Виктория направилась к своему напарнику. Он привел-таки коня.

– Спасибо. Кейн. – произнесла она, перехватывая поводья.

– Если ты потеряешь лошадь, она сама вернется домой.

– Отлично. – Виктория забросила рюкзак на спину коня, но сесть в седло не успела – Дэниеле схватил ее за руку:

– В общем, помни, что обедаешь с Джэйни и его детьми в эту субботу.

Виктория кивнула, пытаясь справиться с охватившей ее на секунду слабостью. Семейный обед, смеющиеся дети, дом…

«Нет, расслабляться нельзя. Иначе станешь легкой добычей Айви Лига», – сказала себе она и, оттолкнув руку Дэниелса, решительно вскочила в седло.

Но сразу отправиться в путь не удалось – перед ней выросло препятствие в виде полицейского Джека Пало, Толстяка. Судя по его одышке, он бежал. По-видимому, сюда Толстяка доставил вертолет.

Джек схватился за поводья.

– И даже угроза увольнения тебя не остановит?

– Ты уже грозился уволить меня на прошлой неделе.

Джек свирепо фыркнул и вдруг заметил мешок в полицейском фургоне. Брови его медленно поползли вверх.

– Коул… – кивнула Виктория.

Даже в темноте было видно, как побелело лицо Пало. Он вопросительно взглянул в глаза Марка, словно ожидая от него подтверждения.

– Он умер у меня на руках, – сообщила Виктория дрогнувшим голосом.

– Как давно этот сукин сын слинял отсюда?

Она мысленно порадовалась, что Джек больше ее не останавливает – справиться с этим упрямцем порой стоило большого труда, – и ответила:

– Часа два назад, не меньше. Он ранен и, я думаю, делает не больше пяти миль в час.

– Ну, дай Бог, чтобы не больше, – буркнул Джек, освобождая путь. – Найди его.

– Через пару часов рассветет, – сказала Виктория, удерживая гарцующую лошадь. – Он ранен и не мог далеко уйти – тем более что дороги перекрыты. Впрочем, мы не знаем, насколько тяжело он ранен. – Она бросила взгляд на Дэниелса. – Здесь на пять миль тянется долгий спуск, затем начинаются окруженные лесом горы, а дальше лежит равни-. на. – Марк согласно кивнул. – Думаю, я сумею догнать мерзавца. – Кто-то из стоявших рядом полицейских попытался было ей возразить, но Виктория резко оборвала его: – Я шла за ним по следу целую милю, пока вы не приехали. – Она достала из рюкзака прибор ночного видения. – Если он доберется до равнины, мы его не достанем. Короче, можете следовать за мной, я не возражаю. – Она нахлобучила на голову пеструю ковбойскую шляпу. – Главное – успеть. Мне надо по крайней мере два часа.

– Час, только час, – решительно сказал Марк. – И ты будешь постоянно держать с нами контакт по радио. – Он протянул ей портативную рацию, откуда доносились чьи-то переговоры.

– Не надо, – отказалась она. – А что, если у него есть радио и оно настроено на полицейскую волну? – Виктория стегнула лошадь, заставляя полицейских отступить. – Криминалисты в одиннадцати убийствах не смогли найти его следов, значит, он дьявольски хитер.

Решив больше не задерживаться, девушка ринулась вперед. В конце концов, полицейские были ее друзьями, и они наверняка дадут ей нужное для погони время.

Все же Марк двинулся было следом, но Джек, остановив его, бросил:

– Поверь этой девке, Дэниеле. Она залезет туда, куда не залезет ни один из твоих парней, да ты и сам знаешь. Виктория нас не подведет.

– Но она всего лишь женщина, Пало! Джек усмехнулся:

– Да что ты говоришь!

Викторию больно кольнула реплика Марка, но она взяла себя в руки и сосредоточилась на преследовании. Тем более что лошадь все никак не успокаивалась, храпом реагируя на громкие голоса, доносящиеся из динамиков полицейских.

– Клянусь, я доставлю его! – шепнула Виктория. – Живым или мертвым.

Пришпорив кобылу, она направила ее на юг – именно в этом направлении исчез одержимый убийством маньяк.

Глава 2

Колорадо 1872 год

Шериф Крис Свифт стащил за шиворот вниз по лестнице чумазого паренька и остановился перед накрашенной женщиной с глубоким декольте.

– Это не ваше дело, шериф, – недовольно произнесла та, пренебрежительно уперев руки в бока.

– Почаще думай головой, Ди.

Женщина, фыркнув, набросила платок на голые плечи и, повернувшись, двинулась прочь.

Крис развернул парня к себе лицом и невольно поморщился – от того несло, как от мешка гнилой картошки, на голове – воронье гнездо: волосы давно не мыты и не чесаны. Угрюмо одернув рубаху, паренек зло посмотрел на шерифа и его помощника, равнодушно ковырявшего в зубах.

– Вы ведь не скажете родителям, шериф?

– Непременно скажу!

В глазах парня мелькнул страх.

– Если еще хотя бы раз увижу тебя ближе чем в двадцати ярдах отсюда. Я отведу тебя прямо к отцу.

Мальчишка удивленно захлопал глазами.

– Значит, я могу идти?

Шериф чуть кивнул, и тот метнулся прочь столь стремительно, словно за ним неслась стая гончих.

Только теперь помощник шерифа Ноубл Бичем вынул изо рта зубочистку.

– А чего ты ждал от девок этого салуна?

– Пусть по крайней мере не трогают сосунков.

– Эх, – тосклива вздохнул Ноубл. – Жаль, что меня мужчиной сделала не Ди.

Взгляд Криса стал жестким.

– Принимайся за работу, помощник. Нужно проверить, что здесь сегодня за публика.

Не выказывая никакого энтузиазма, Ноубл кивнул и, оторвавшись от столба, выпрямился.

– Не можешь же ты быть папочкой для всех сопляков.

– Этот парень нуждается в присмотре.

– Ты у нас мягкий, как воск, – буркнул Ноубл.

«Мягкий». Если бы так оно и было, он позволил бы парню остаться с проституткой. Придя к такому выводу, Крис двинулся прочь из салуна.

Они с Ноублом начали обычный вечерний обход, внимательно оглядывая темные закоулки и проверяя, хорошо ли заперты магазины. В городке было целых пятнадцать помощников шерифа, и тем не менее самым шустрым из горожан следовало напоминать, что в городе есть кому приглядывать за порядком.

В этот вечерний час по дорогам катилось множество экипажей – разряженные горожане возвращались в город с пикников. В воздухе плыла мелодичная музыка играющего в парке духового оркестра.

Навстречу Крису из магазина, прижимая к груди покупки, выпорхнули две совсем юные девушки. Следом показался его владелец и начал неторопливо закрывать дверь. Когда девушки проходили мимо, Крис почтительно приложил руку к шляпе. Застенчиво хихикнув, те кивнули в ответ.

– Чего это ты налетел на Ди? – внезапно донеслось откуда-то сверху. – У нее и в мыслях не было ничего плохого.

Крис тотчас поднял глаза, заметил рыжеволосую голову, высунувшуюся из окна, и слегка приподнял шляпу.

– Добрый вечер, Велвет.

– Какой там добрый! У меня три самые ядреные девки картами спасаются от скуки, – недовольно фыркнула хозяйка. – Может, хоть ты их позабавишь?

– Не сегодня.

– Вот, всегда ты так. – Она вдруг рассмеялась: – Шериф, а тебе компания твоей лошади не надоела?

Крис бросил взгляд на смирно поджидавшего его коня.

– Нет, что ты.

– У тебя камень между ног, мой ласковый!

Крис с трудом сохранил непроницаемое выражение лица.

– Ну ты и бесстыдница! Шлюха и должна быть такой.

Шерифу все же не удалось сдержать улыбку Уж в чем, в чем, а в откровенности Велвет Найт не откажешь Как. впрочем, и во многом другом Это была на удивление честная и добросердечная женщина, и репутация «мадам» публичного заведения ее совсем не смущала. Она вела себя так, словно была королевой Колорадо

– Ладно, доброй ночи, шериф.

Снова чуть заметно приложив пальцы к шляпе, Крис быстро двинулся дальше. Около заведения Велвет ему задерживаться не стоит – если горожане заметят его за беседой с хозяйкой публичного дома, пойдут разговоры и он потеряет авторитет Когда Крису требовалась женщина, он отправлялся в соседний город, к прелестной пухлой вдовушке по имени Анжела Бингхэм Она была примерно его возраста, но полностью сохранила свежесть и привлекательность молодости и отличалась на редкость независимым характером. После пятнадцати лет крайне неудачного брака отдавать себя во власть мужчине она больше не желала. Между ней и Крисом установился негласный договор – никаких обязательств и надежд на будущее, только холодная вежливость и секс без страсти и эмоций, освобождающий обоих от физического напряжения.

Однако Крису хотелось иного, порой даже до боли в сердце.

Звон разбитого стекла прервал его невеселые раздумья.

Шериф поднял голову Надо же, он остановился прямо у дверей салуна Сквозь дверной проем видно было, что салун переполнен – там главным образом отдыхали ковбои и работники серебряных рудников. На столах стояли бутылки, виски лилось рекой…

Этого еще не хватало! В конце прошлой недели салун так же был набит до отказа, и Крису едва удалось остановить большую драку. Причем трезветь пришлось отправить за решетку всех посетителей. Надо будет прислать сюда Ноубла – пусть грозный вид блюстителя закона остудит горячие головы. Драк в этом месяце, пожалуй, уже достаточно.


Соскочив с лошади, Виктория подняла с земли сухой лист и потянула носом воздух. Теперь сомнений не осталось: от бурого пятна на листе шел знакомый металлический запах – запах крови.

В ее памяти вновь вспыхнула картина умирающего окровавленного Коула, и ее тотчас охватила ярость. Девушка вновь рванулась вперед, несмотря на то что еще минутой раньше собиралась немного передохнуть.

Все же на некоторое время ей пришлось остановиться, чтобы достать прибор ночного видения (он, кстати, здорово напоминал голову киборга), натянуть его на себя и осмотреться.

Окружающие предметы стали намного различимее, но теплового пятна, свидетельствующего о присутствии человека, ей обнаружить так и не удалось.

Судя по его прыти, Айви Лиг ранен не в жизненно важный орган, но все же потеря крови рано или поздно обязательно скажется. В общем, Виктория рассчитывала догнать убийцу в течение ближайшего часа.

«Я непременно должна его поймать!» Уже одно воспоминание о мертвом Коуле, еще в недавнем прошлом веселом и красивом здоровяке – о таком любая девушка может только мечтать! – переполняло ее сердце ненавистью. Должно быть, этот подонок заранее отработал удар в сердце, иначе Коул не скончался бы так быстро.

Виктория постаралась отогнать тяжелые воспоминания, чтобы сосредоточиться и отыскать след. Капель крови почти не попадалось, но мягкая земля хранила рельеф подошв, а Иргам, где и этого не было, дорогу указывали сломанные сухие ветки и перевернутые, с мокрой поверхностью камешки. «Какие же четкие следы оставляют ботинки от Эрме на жирной плодородной земле Колорадо!» – удивленно отметила Виктория. Опустившись на колено, она внимательно осмотрела место, где Лиг споткнулся и упал. Судя по всему, он здорово ослаб и устал. А ведь он к тому же еще и должен испытывать жажду, решила Виктория, снова вскакивая на лошадь.

– Давай, девочка! – послала она кобылу вперед.

Повинуясь команде, лошадь медленно двинулась к по-• крытому редкими деревцами склону горы.

Виктория оглянулась назад – где-то далеко перемигивались огоньками полицейские машины. Задерживаться не стоило: ФБР наверняка уже идет следом.

– Но мы найдем его первыми, моя девочка, – негромко произнесла Виктория.

Высоко в темном небе негромко застрекотал вертолет. Машина прошла над головой и удалилась на северо-запад, оставив ее в полном одиночестве. Девушка снова вспомнила ' Коула, дом, в котором ей теперь придется жить одной, и глаза ее вспыхнули яростным огнем.

Вода. Лигу нужна вода.

Пока лошадь жадно пила холодную воду из узкой стремнины, Виктория задумчиво прогуливалась по берегу; иод ногами ее тихо шуршали мелкие камешки. Остановившись у крупного валуна, она, собираясь сесть, машинально провела рукой по его поверхности и тут же отдернула руку: на камне запеклась кровь.

– Какая удача! – прошептала Виктория, с изумлением и страхом глядя на ладонь.

Судя по всему, кровь залила весь ботинок Айви Лига, н он вылил ее прямо на булыжник.

Девушка внимательно оглядела все близлежащие камни. Капли крови темными точками тянулись к воде.

«Странно, на карте не было никакой реки», – внезапно вспомнила она. Это было тем более удивительно, что чуть дальше река срывалась вниз живописным водопадом, и уж на карте Национальной службы парков этому водопаду следовало бы быть обязательно. Впрочем, удивительно и другое: откуда здесь вообще мог взяться столь стремительный поток, ведь в округе, за исключением невысокой горы, расстилались одни равнины. Но нельзя же не верить своим глазам: река, вопреки всем картам, действительно существовала!

Виктория дотронулась до воды и тут же отдернула руку – ее обожгло ледяным холодом. Все же она зачерпнула пригоршню мгновенно занывшими пальцами, глотнула и только сейчас поняла, как нестерпимо хочет пить.

Напившись, девушка медленно вошла в воду и осторожно, чтобы быстрый поток не свалил ее с ног, двинулась вперед. Речка оказалась неглубокой, по пояс, и Виктория легко добралась до противоположного берега. К ее удивлению, на песке не оказалось ни единого следа.

Тогда Виктория вернулась и снова внимательно вгляде – лась в отпечатки ботинок негодяя. Они шли к водопаду и тут обрывались. Куда же Лиг мог отсюда исчезнуть?

Нахмурив брови, девушка попыталась представить себе стоящего у реки Лига. Что он чувствовал в ту минуту? Боль, страх, желание где-нибудь затаиться, чтобы переждать погоню? Может, он спрятался в водопаде?

Виктория внимательно вгляделась в чуть сверкающие на рассвете струи. Не слишком ли легкий ответ она пытается получить на свой вопрос? Тем не менее надо проверить.

Вынув из ножен кинжал и прижавшись спиной к гранитной стене, она медленно двинулась мимо водной завесы.

– Боже милосердный! – вырвалось у нее из груди, Когда гранитная стена внезапно кончилась и она едва не упала в темноту.

Сделав шаг назад, Виктория огляделась. Она находилась в пещере, вход в которую снаружи был закрыт падающим потоком. На стенах и неровном полу пещеры чуть поблескивали капельки росы. Пробивающееся сквозь воду утреннее солнце разными цветами играло на стенах.

Отерев рукавом лицо, детектив опустилась на колено и стала внимательно вглядываться в поверхность земли. Проведя по каменистому полу рукой, она коснулась еле заметного пятнышка и довольно улыбнулась – это была кровь Айви Лига.

Тряхнув головой, Виктория выпрямилась, подняла с пола кинжал и шагнула вперед. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как едва не ослепла от внезапно брызнувшего откуда-то яркого света. Крепко зажмурившись, она поспешно отшатнулась. Так и не поняв, в чем дело, она вернулась к водопаду и, скользнув мимо его струй, выбралась на берег реки.

Здесь все осталось на своих местах – лошадь, берег и камень с бурой кровью Айви Лига. Придя в себя и собравшись с духом, Виктория решила повторить свое путешествие. Она снова прошла под струями и снова всего через несколько шагов отшатнулась от яркого света. Пещера оказалась проходом в скале!

Выбравшись из прохода, Виктория на мгновение замерла от изумления. Перед ней расстилалась совсем незнакомая земля: удивительно каменистая, сухая, покрытая серой пылью. Утреннее солнце – если это был не оптический обман – ярко светило из самого зенита. Удивительным было и то, что в пыли вокруг не наблюдалось ни единого следа Айви Лига. Ни отпечатка подошвы, ни капли крови. Он словно сквозь землю провалился.

Только тут Виктория почувствовала дикую усталость. Мокрые джинсы, словно гири, тянули вниз, в ботинках хлюпала вода, а волосы на голове слиплись в бесформенную массу…

Развязывая шнурки, чтобы вылить воду из ботинок, девушка все время прикидывала, куда мог деться преступник. Судя по выжженной траве, дождь не посещал эти места долгие недели. Солнце буквально палило, и, чтобы не ослепнуть, Виктории пришлось прикрыть глаза рукой. Окружающая местность была совершенно незнакомой, и вместе с тем что-то смутно угадывалось в этих разбросанных вокруг булыжниках и в гигантской гранитной горе, напоминавшей упавший с небес кулак, расколовший скалы на мелкие булыжники.

Внезапно взгляд Виктории задержался на одном из камней. Подойдя ближе, она чуть-чуть поскребла его поверхность и, помочив кончики Пальцев о мокрые волосы, растерла крошки в этой влаге. Вода вмиг порозовела. Теперь сомнений не осталось: кровь. Запекшаяся, но кровь.

С трудом передвигая негнущиеся ноги, Виктория принялась медленно шарить вокруг. Несколько колючек-впились ей в руку, но она все же нашла то, что искала, – тоненькую серую ниточку, застрявшую на колючем кусте. А дальше ей и вовсе улыбнулась удача – она увидела отпечаток подошвы.

«Очень уж ты любишь свои ботинки за тысячу баксов, Айви Лиг. Это пижонство – надевать их каждый раз, когда идешь на дело».


Огонь наконец разгорелся, ветки затрещали, и вверх взметнулся сноп искр.

У костра, погруженный в глубокий сон, лежал Быстрая Стрела. Лес благоухал ароматами, из чащи доносились крики птиц, и все это, переносясь в сон, делало его достоверным.

Быстрой Стреле снилось, что он стоит у лагеря отца; дорогу ему преградили индейские воины. Он умоляет их пропустить его, но тщетно, и потому он поворачивает и идет назад, в мир белых людей.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации