Электронная библиотека » Геннадий Демарев » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 10 августа 2016, 18:50


Автор книги: Геннадий Демарев


Жанр: Героическая фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Геннадий Демарёв
Сказки для взрослых детей

За активную поддержку его творчества автор выражает благодарность госпоже Яровой Алёне Порфирьевне («Седна-Агро», г. Монастырище Черкасской области).



ВРАТА ДРАКОНА

Часть 1

В дебрях Азии находится обширная территория, где подлинными царями являются горы, высота которых достигает свыше шести тысяч метров. Этот край называется Тибет. Именно здесь начинаются такие великие реки, как Янцзы, Хуанхэ, Брахмапутра и Меконг. Из гигантских ледников, покрывающих горы, вытекают маленькие ручейки; потом они объединяются в речушки, а ещё ниже они сливаются в могучие потоки, которые пытаются даже бороться с горами. Постепенно, стекая по одному и тому же маршруту, вода вымывает глубокие ущелья, где никакие скалы не осмеливаются заграждать ей путь.

В верховьях Хуанхэ, где жёлто-бурые воды мчатся с ошеломляющей скоростью, есть место, где скалы оказались чрезвычайно крепкими. Они-то и создали порог, через который вода вынуждена перепрыгивать, создавая водовороты. А однажды случился обвал, вследствие которого десяток скал свалились несколько ниже порога. Получился целый каскад с водопадами, стремнинами и страшными водоворотами. В этом своеобразном аду вода ударяется о скалы с такой устрашающей силой, что вздрагивают близлежащие горы. Древние жители Тибета назвали это место Лунь-Мен, что значит «Врата Дракона».

* * *

Жил в Тибете юноша по имени Чжан, круглый сирота. Обыкновенно сироты и вообще люди с тяжелым детством рано приспособляются к жизни. Они учатся зарабатывать на хлеб насущный и много трудятся, чтобы достичь кое-какого состояния. Сколь ни странно, Чжан был невероятно ленивым. Такой ходячей лени еще не видела деревня, в которой он вырос. Пока он был маленьким, ему подавали кусок хлеба, потому что вид голодного ребёнка всегда пробуждает жалость у взрослых, – таков закон природы. Подрастая, он хотел кушать больше, но у каждого крестьянина были собственные дети, и потому люди не могли кормить чужого ребёнка, отнимая кусок хлеба у своего. Ему предлагали работу – выпасать коров или обрабатывать поля, – но мальчуган выполнял её как-нибудь. За такую работу становилось жаль кормить лентяя, потому Чжана прогоняли прочь. Случалось, его никто не встречал по несколько дней подряд, и это означало, что он отправился в одну из соседних деревень воровать. Его ловили на горячем и жестоко избивали за такие «подвиги», но от того было мало пользы.

Так или иначе, Чжан вырос и достиг двадцатидвухлетнего возраста. Другие юноши, ровесники нашего героя, давно зарабатывали на себя, строили собственные жилища и даже большие дома, нанимали прислугу и ухаживали за девушками. У Чжана не было даже жалкого шалаша, он не умел обслуживать себя, а о девушках и речи не могло быть, потому что те предпочитали обходить его десятой дорогой. Страдая от голода и колючих шуток народа, Чжан научился завидовать и ненавидеть. Но это нисколько не содействовало исправлению положения.

Однажды ему пришлось охотиться за горной козой, и он пробегал за ней с утра до вечера, не замечая скоротечности времени. Потому так случилось, что он забрел на далёкое плато, о котором прежде и не ведал. Козочка, воспользовавшись сумерками, убежала, что повергло горе-охотника в отчаянье; он едва не выбросил лук со стрелами прочь. Хотелось кушать, а вечер принёс с собой и холод. В поисках места для ночлега он забрёл в какие-то заросли кустарника, усыпанные ярко-красными ягодами. Таких ягод ему ещё не приходилось пробовать, потому он в течение нескольких минут пребывал в нерешительности: а вдруг они окажутся ядовитыми? Однако голод взял верх над благоразумием, и Чжан сорвал для пробы одну ягодку. Она казалась сочной, сладкой и съедобной; парень не выдержал и съел её. Однако спустя всего минуту он ощутил в животе резкую боль. Он вынужден был согнуться в три погибели и улечься на голую землю. Он простонал всю ночь, не находя себе места от боли, которая постепенно пошла на убыль, а к рассвету и вовсе отступила. Вместо болевых ощущений голова наполнилась какими-то неизвестными голосами. Чжан поднялся и ловкими хлопками по халату сбил с него пыль. Вдруг он услышал писклявые голоса:

– Ой, какое наглое чудовище!

– Оно повредило мне лапку!

Чжан оглянулся по сторонам, но никого не заметил.

– Кто это может быть? – спросил он себя. – Голоса слышны откуда-то снизу…

Присмотревшись внимательнее, он различил у самых ног двух муравьёв, которые беспомощно трепыхались на одном месте. Наверное, он сбросил их с себя вместе с пылью.

– Дружок, помоги мне добраться домой, – попросил раненый муравей здорового.

– Нет времени, – кичливо ответил тот. – Лучше я отгрызу тебе голову, как того требует обычай.

– Но я могу ещё вылечиться! – запротестовал первый.

Но спутник уже успел уцепиться в его шею. Чжан пожалел малютку и начал осторожно отрывать здорового от больного. Послышался возмущенный крик:

– Ах так? Как это чудовище посмело вмешиваться в чужие дела?!

Обиженный муравей укусил Чжана за палец.

– Да ты злой, как настоящий хищник! – вспылил парень и раздавил его. После этого он опустил раненного наземь, говоря:

– Ползи себе домой.

– Не могу, потому что ты покалечил мне лапку, – ответил муравей.

– А насколько далеко находится твой муравейник?

– Далеко. Три четверти дня ходу.

– Ого! – воскликнул Чжан удивлённо. – Не знал, что вы удаляетесь настолько далеко от дома…

Произнося эти слова, он осёкся, потому что даже своим скудным разумом осознал две вещи: во – первых, муравей имел в виду скорость своего передвижения, когда говорил о трёх четвертях дня, и во-вторых, он стал понимать речь животных.

– Послушай, муравей, – ответил он. – Я виноват в твоём ранении, потому отнесу тебя домой. Ты только указывай мне путь. А по дороге объясни мне, почему я стал понимать твою речь.

Указав направление, муравей спросил:

– Ты ел ягоды с кустов?

– Только одну. Но мне было так плохо!..

– Вот тебе и объяснение, почему ты стал понимать язык зверей. Действия одной ягоды достаточно на целый месяц, и не имеет значения, сколько ты съел за один раз – одну или ведро.

– Гм… А что это мне даст?

– Ты можешь теперь узнавать об интересных вещах, человек. Порою звери говорят о таком, что следовало бы знать людям.

– О чём, например?

Поразмыслив немного, муравей сказал:

– К примеру, о том, что царь людей пообещал отдать свою дочь замуж за дракона, если она в течение месяца не изберет себе мужа.

– А почему царь установил именно такой срок? – удивился парень.

– Потому что принцесса уже три года перебирает претендентов. Я вообще не понимаю ваших человеческих законов. Наши самки не упрямятся…

Вскоре они оказались у большого муравейника, в котором Чжан увидел бесчисленное множество норок.

– И в которую из них тебя посадить? – растерялся он.

– В ту, которая в восемнадцатом ряду сто двадцатая, если считать от того пня, – объяснил муравей.

Чжан осторожно усадил его на указанное место и уже хотел уходить, но спасённый остановил его:

– Ты погоди уходить. Сейчас с тобой поговорит мой генерал.

– Генерал?! – удивился Чжан. – Ну, хорошо.

Через несколько минут из норки вышла толпа муравьев, среди которых у одного были немного подлиннее усики, чем у остальных.

– О, кого я вижу! – вскричал он. – Да это же ленивый Чжан!

– Ты знаешь меня? – остолбенел тот. – Но откуда?

– Да о тебе знают все горы и леса, как и о других людях. Но не в том дело. Человек, сегодня ты спас очень ценного разведчика. За это я дам тебе ценный совет. Слушай меня внимательно.

– Я слушаю, – насторожился Чжан.

– Далеко отсюда, за тремя горами, река Хуанхе вырывается из – за поворотов и стремительно несется по прямому ущелью. Там она со страшной силой бросается на препятствие, называемое Лунь-Мен, или Врата Дракона.

– Мне приходилось слышать о том месте, – подтвердил Чжан.

– Хорошо, – продолжал муравьиный генерал. – Тебе следует прыгнуть в стремнину и преодолеть все пороги, составляющие Лунь-Мен. Благодаря этому ты станешь Драконом и сможешь управлять миром.

Чжан улыбнулся.

– Твой совет привлекателен, генерал, но человек непременно разобьётся и превратится в бездыханный труп, а не в Дракона.

– Дело твоё, человек. Как хочешь. Здесь всё зависит от того, какое у тебя сердце – смелое или трусливое.

Чжан задумался, а потом снова задал вопрос:

– Скажи, генерал, а раньше кому-либо приходилось пробовать совершить такой подвиг?

– Давным-давно это удалось одной рыбе. Из неё получился дракон. Но, к сожалению, у этого дракона остался рыбий разум, поэтому чудовище вскоре погибло. Ты – человек, а люди способны на всё. Прощай, Чжан.

– Прощай, генерал, – ответил парень и отправился в свою деревню.

Услышанное настолько поразило его, что он даже позабыл о голоде. Правда, проходя мимо кустарника, он на всякий случай сорвал ещё пригоршню волшебных ягод…

Часть 2

Как странно устроен этот мир! Порою знание, которое могло бы принести великую пользу всем людям или даже народам, достается в распоряжение одной никчёмной и беспутной личности. Так получилось и с тайной Врат Дракона.

С древних времён много азиатских народов поклоняются Дракону. Для них он – символ воды и плодородия, благосостояния и силы. Откуда взялся этот образ впервые, не ведает никто, потому обыватели воспринимают культ Дракона как своеобразную сказочку или как мы воспринимаем Бабу Ягу, Деда Мороза. Истина, как видите, оказалась иной…

По пути домой Чжан тщательно обдумывал возможное путешествие к Лунь-Мену. Необходимы многие вещи: еда на много дней, крепкая обувь, толстая одежда, – она хоть немного смягчила бы удары о скалы. Ничего из всего этого Чжан не имел, потому что на всё необходимы деньги. Ему только раз за всю жизнь посчастливилось держать в своих руках деньги, потому следовало изобрести другой способ обогащения. Почему месяц? Потому что такой срок установил царь. Конечно, девчонка полагает, что отец шутит и не станет искать жениха. И тут появится Дракон-Чжан, повелитель мира…

Всяческие фантазии такого рода то и дело мелькали в скудном сознании Чжана, пока его босые ноги царапались об острые камни, которых на пути в деревню было немало. Но он даже не замечал боли, – всё-таки в ближайшее время может кардинально измениться его судьба.

В размышлениях на тему поиска средств промелькнули несколько дней. Чжан бесцельно измерял улочки деревни ногами, не зная, что предпринять. У односельчан не своруешь, потому что почти все они бедны, как воробьи, а те, у кого можно было бы найти всё, что нужно, имеют крепких слуг, которые могут сильно избить вора.

Как-то в доме старшины остановился старый купец. Он пришел в сопровождении одних лишь вьючных животных, нагруженных товарами. И случилось так, что в час обеда голодный Чжан проходил мимо этого дома.

– Эй, Чжан! – окликнул его хозяин, чем парень был несказанно озадачен: до сих пор старшина, казалось, не замечал его.

– Чего стоишь, раскрыв рот? Иди сюда! – повторил начальник.

Чжан приблизился. Старшина восседал за столом, уставленным разнообразными блюдами, а рядом с ним – какой-то старичок.

– Чжан, хочешь хорошо заработать?

– Хочу.

– Это – купец Янь. Он нуждается в человеке, который присматривал бы за животными.

– А куда он идет? – поинтересовался парень.

– На север, через Лунь – Мен. – Пойдешь?

«Лунь-Мен! – воспрянул духом лентяй. – Это как раз то, что нужно. Купец старый, товаров очень много. Наверняка у старика водятся деньги…»

– Конечно, пойду, – ответил он вслух.

К сожалению, никто из присутствующих не заметил, как в его глазах промелькнул зловещий огонёк…

И на следующее утро они отправились в путь. Дедушка вёл себя несколько капризно, и всё время жаловался если не на слишком быстрый темп, то на жару или холод. Чжан терпел молча, поскольку имел тайные планы.

Наконец, спустя две недели, купец указал рукой вдаль, где в тумане виднелся горный перевал, и промолвил:

– Там – Лунь-Мен.

Прошла около недели ходьбы по труднопроходимой местности прежде, чем перед ними показалось широкое ущелье, по которому несла свои воды грязная и бурная Хуанхэ. К воде вела узенькая тропа, по которой караван спустился с большими предосторожностями. Чжан наконец воочию увидел пороги, и они его ужаснули. «Толстая одежда здесь будет бесполезна…» – заметил он про себя, глядя на то, как воды с силой разбиваются о камни.

– Слушай, юноша, – обратился к нему старик. – Несмотря на то, что мы с тобой договаривались только до этого места, предлагаю тебе продолжить путь вместе. Платить буду вдвое больше.

– Не хочу, дед. Мне домой надо, – ответил Чжан.

– Ну, что тебя там ждет? Старшина рассказывал мне, что ты беден. Деньги, которые ты сейчас получишь, вскоре закончатся, и что же дальше? Нищета, голод, беспутное существование… Я сам рос сиротой, потому по себе знаю, что тебя не ждет ничего приятного. А я предлагаю тебе одежду, еду, заработок. Если ты отправишься со мною в Европу, ты получишь возможность заработать много денег и, к тому же, увидишь много дивных стран…

– Нет, Янь, я не пойду.

– Ну, как знаешь… – пожал плечами дед.

Он повернулся к Чжану спиной, намереваясь идти. Воспользовавшись этим, лентяй ударил его по голове. Старик свалился на холодные камни, словно сноп, а Чжан занялся пересмотром товаров. Тюки оказались наполнены китайским шёлком, халатами из разных тканей, платками, шубами из шкур снежных барсов, соболей, лисиц. В одном из них были драгоценные изделия, прихватив которые, Чжан мог бы обеспечить себя на десять жизней; но, к сожалению, ничего не соображая в камнях и золоте, он подумал, что это дешевые вещи и отбросил их прочь.

Не найдя ничего интересного, он уселся на берегу и задумался. Только что он совершил тяжкое преступление, за которое полагается смертная казнь. Этот человек пытался помочь ему, ничтожному оборванцу, заработать денег и начать новую жизнь. Он убил старика напрасно; стало быть, отныне его станет мучить совесть. Чжану приходилось раньше слышать, что преступников обязательно мучает совесть. Он посмотрел в сторону трупа, и ему на миг действительно показалось, будто пронзительный взгляд покойника направлен на него.

Чжан поднялся и ещё раз посмотрел в сторону Лунь-Мена. На ближайшей скале сидели ястреб с орлом и о чём – то беседовали. «Интересно», – решил он и подошёл ближе.

– Двуногий только что убил сородича, – объяснял ястреб орлу. – Он хочет стать Драконом.

– Это ничтожество – Драконом?! – с ноткой презрения переспросила гордая птица. – Убить слабое существо, чтобы потом претендовать на мировую власть? Это мерзко, куманёк.

– Согласен. Но этот парень не дружит с разумом. Видишь ли, он сирота…

– Наверное, бедняк?

– Да.

– Теперь мне понятно, почему он хочет стать Драконом. Годы голода и унижений, притеснения, ущемлённость во всех отношениях… Превратившись в Дракона, он сумеет отплатить угнетателям и хорошо поесть. Во всяком случае, подобные мысли посещают его скудный ум. Смешно… Однако, не позавидую я человеческому обществу, если появится такой правитель…

– Он хочет прыгнуть в поток.

– Так почему он медлит?

– Он боится, что вода разобьёт его о скалы.

– В таком случае, у него действительно нет дружбы с умом. О, боги! Трус и глупец в одном лице станет правителем мира… Бедный мир!.. Пусть бы этот человек взял труп и держал перед собой. Все удары воды достанутся на долю мертвеца.

– Ты прав. Но ему не додуматься до такого, – заключил ястреб.

Не успев переварить услышанное в мыслях, Чжан не стал медлить и бросился к трупу. Птицы обменялись удивлёнными взглядами, но будущий повелитель мира уже не испытывал к гордым повелителям небес никакого интереса.

Чжан стянул тело Яня к воде и, держа его перед собой, бросился навстречу судьбе…

Часть 3

Сколько раз его швыряло о скалы и бросало в водяные вихри! От ужаса Чжан едва не лишился остатков разума. На протяжении жизни ему приходилось видеть реки, но только сейчас он получил представление о том, сколь могущественной бывает водная стихия. Перед последним, самым низким порогом, труп старика внезапно выскользнул из его рук, и Чжану пришлось ощутить всю прелесть поцелуя с камнем. Беспомощного парня швырнуло о встречную скалу, а потом увлекло в водяной вихрь. Каким образом ему удалось оттуда выбраться, осталось для него загадкой. Он опомнился лишь после того, как Хуанхэ выбросила его на гладкую площадку, похожую на причал. Чжан ощупал своё лицо, которым сильно ударился, и ногу, которую, казалось, камень и вода должны были превратить в месиво, но не обнаружил ни единой царапины. Это оказалось весьма приятной неожиданностью. Вместе с тем, нечто, доселе неизвестное, распирало его тело изнутри, в него вливалась некая могучая, нечеловеческая сила.

– У меня всё получилось! – промолвил он восхищенно. – Получилось! Эй, горы!..

Многократное эхо потревожило покой вершин-«семитысячников», обеспокоено вздрогнули молчаливые камни. Чжан почувствовал в себе такое излишек силы, что ему показалось, будто сумеет перевернуть землю, если бы нашлась крепкая опора. Он напрягся, словно перед прыжком в воду, и взлетел в небесную высь. Крыльев в обыкновенном понимании у него не было, однако он и не думал падать. В нём появилась доселе незнакомая уверенность и вера в себя.

– Я – властелин мира! Вы слышите, горы? – воскликнул он, описывая большие круги в поднебесье.

И горы как будто склонились перед ним. Или, быть может, так показалось Чжану?

Покинув Лунь-Мен, он полетел к столице.

Часть 4

Принцесса Тань была очень красивой девушкой, обладала миниатюрной фигурой, длинными волосами, выразительными чёрными глазами и маленькими стопами. На протяжении детства и ранней юности её ноги постоянно обували в специальные ботинки, которые сдерживали их рост. В Тибете и Китае девушка может не иметь красоты на лице, но если у неё маленькая ножка, её считают красивой.

В отличие от многих царских дочерей, Тань не была ни властолюбивой, ни спесивой, ни жадной. Напротив, принцесса характеризовалась как человек чувствительный, сострадательный, милосердный. Её уважали и любили. Но почему-то она не желала выходить замуж, и это настораживало окружающих. Впрочем, то, что для общества казалось загадкой, объяснялось очень просто: Тань хотела остаться свободной. Выйди замуж, муж начнёт тебя притеснять, командовать тобой, и защититься не поможет даже титул принцессы…

В тот момент, когда Дракон опустился на землю перед царским дворцом, Тань как раз беседовала с отцом. Тот пребывал в состоянии гнева, ведь означенный месячный срок заканчивался сегодня, а дочь вела себя так, словно и не собиралась выполнять его повеление.

– Ну, чем объяснить твоё непослушание? – грозным тоном спросил он.

– Папа, мне не хочется замуж, – спокойно ответила она, глядя ему в глаза.

– Почему?

– Потому что свобода мне нравится больше.

– Муж будет тебя любить, ты будешь счастлива…

– Нет, папа. Муж будет любить только власть, которую я ему подарю через брак. Зачем мне страдать? Я люблю заниматься науками…

– Да не интересует меня, чем ты любишь заниматься! – крикнул царь. – Смотри: сейчас тебе двадцать лет, спустя года два никакой мужчина не обратит на тебя внимания. Все твои ровесницы давно имеют детей, а ты… старая дева… Когда у меня будут внуки?

– А, так вот, чего ты хочешь! Так бы и сказал. Но разве тебе неизвестно, что для обзаведения внуками мне вовсе не обязательно выходить замуж?

– Что я слышу! Моя дочь желает покрыть моё имя позором!

– Отец, я не могу понять, чего же ты действительно хочешь: иметь зятя или внука? Я всегда любила тебя, но не собираюсь приносить себя в жертву ради твоих старческих капризов. Я не выйду замуж даже в том случае, если ты будешь запугивать меня драконом.

Этот разговор нарушил слуга, вошедший в кабинет с бледным видом.

– Пусть ваши величества простят меня… Только что пришёл человек, он просит руки принцессы…

– Ещё один!.. – в отчаянии воскликнула Тань.

В отличие от дочери, отец просиял. Он бодро поднялся с кресла и, потирая ладони, сказал:

– Хочешь или нет, но за этого претендента ты замуж-таки выйдешь!

С этими словами он проследовал в кабинет, где обыкновенно принимал гостей.

Лицо Чжана ему не понравилось с первого взгляда: плоское, в прыщах, лишённое признаков большого ума, оно словно говорило, что его владелец – глупец и лентяй. Однако во взгляде гостя он прочёл самоуверенность, которая, как известно, без каких-либо причин в глазах человека не появляется.

– Кто ты? – строго спросил царь.

– Я – Дракон, – с достоинством ответил тот. – Но до недавнего времени, когда я еще был человеком, меня называли Чжаном.

– Дракон? А чем ты это докажешь?

– Ещё вчера я прошел Лунь-Мен, а сегодня прилетел сюда.

– Вот как…

– Ты сомневаешься?

С этими словами гость усилием воли поднялся к потолку.

– Теперь ты веришь?

Пока происходил сей разговор, Тань следила за каждым словом и за каждым движением собеседников через щель в стене. Она часто прибегала к такому способу разведки, особенно в те дни, когда узнавала о прибытии очередных кандидатов на её руку. То, что ей только что пришлось увидеть, заставило девушку всерьёз испугаться. Она аккуратно прикрыла щель ковром и выбежала из дворца.

Спустя несколько минут она ворвалась в дом своего учителя. Это был мужчина лет тридцати пяти с умными глазами.

– Это ты, радость моя? – удивленно воскликнул он.

– Да, счастье моих глаз.

– Садись. Ты как будто испугана чем-то?..

– Так и есть. Слушай, Юань. Мы уже давно любим друг друга, но до тех пор, пока жив мой отец, я не могу сделать тебя своим мужем. Всем женихам я отказывала, потому что хочу остаться тебе верной.

– Я знаю об этом, Тань, и высоко это ценю.

– Так вот… Только что прибыл какой-то мужчина, который назвался Драконом. Он хочет стать моим мужем.

– Ты сказала «мужчина»? Разве он не в обличье Дракона?

– Нисколько. Обыкновенный человек с несколько глуповатым выражением лица… Только летать умеет…

– Летать? Ты видела это?

– Да. Что мне делать?

– Следует подумать. До сего дня мне казалось, что драконы существовали лишь в сказках.

Юань призадумался, а через минуту уже листал древние свитки папируса и пергамента.

– Нашёл! – наконец воскликнул он. – Здесь написано, каким должен быть настоящий Дракон. Если он похож на человека, значит он дракон лишь наполовину.

– Как это?

– Есть такой порог у верховья Хуанхэ, называется Вратами Дракона. Если кто-нибудь отважится преодолеть его и останется жив, Дух Воды превращает его в Дракона, воплощаясь в него. Он может всё на свете, ему доступны необыкновенные вершины знания, но его тело становится продолговатым, как у змеи. Он мудр, как все боги, вместе взятые, а в глазах его светится красным огнем великий разум.

– У того человека глаза самые обыкновенные, а не красные.

– Вот – вот. Это значит, что Дух Воды не воплотился в него, а только наделил некоторыми способностями. В свитке, который я сейчас держу в руке, написано, что такое создание не любит мудрёных загадок. Назначь ему несколько испытаний, и мы посмотрим, что получится.

– Испытаний?

– Да. Можешь потребовать, чтобы он сплёл верёвки из песка или солнечных лучей.

– Хорошо, Юань, попытаемся.

– Удачи тебе, дорогая.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации