» » » онлайн чтение - страница 2

Текст книги "Деньги"


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 00:46


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Георгий Елизаветин


Жанр: Учебная литература, Детские книги


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 2 (всего у книги 19 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Каури. «Коп-коп». Собачьи зубы. Люди – деньги

Какие только предметы не служили деньгами! У народов-охотников – шкуры зверей, у земледельцев – зерно, вино, растительное масло.

Вначале это было делом случая, одни товары сменялись другими. Но всегда это был или наиболее важный из предметов, или такой, который легко отчуждается, то есть переходит от одного владельца к другому.

Для этой цели очень подходили шкуры. Они легки, долго сохраняются. Из них можно сделать одежду и обувь, обтянуть щит. Шкуры-деньги знали такие древние государства, как Спарта, Рим, Карфаген. Письменные памятники народов древней Скандинавии рассказывают, что и на этой земле, где в изобилии водились звери, деньгами служили шкуры. Ими расплачивались за покупки, платили штраф. В своде законов того времени говорится, что за оскорбление словом обидчик должен отдать лисью шкуру, за пощечину – куницу, за физическое увечье – соболя.

Следы эпохи, когда шкуры служили деньгами, остались в языке некоторых народов. По-эстонски «раха» – «деньги», а родственное лапландское слово означает «шкура», «кожа».

Еще совсем недавно шкуры играли роль денег на Аляске. Это было во времена Джека Лондона.

У многих порабощенных капитализмом народов подобные деньги дожили до нашего века.

В старой Монголии деньгами служил «кирпичный» чай. «Кирпичи» представляли собой пропитанную телячьей кровью, прессованную и высушенную в печи смесь листьев чайного куста и некоторых диких растений.

Знаменитый русский путешественник Пржевальский, побывавший в Монголии, рассказывал, что всякий желающий купить что-нибудь на базаре должен был тащить с собой мешок с тяжелыми чайными «кирпичами». Вес каждого «кирпича» составлял почти полтора килограмма.

Служили деньгами не только предметы первой необходимости, но и украшения. Они тоже созданы трудом, сложным и тонким.

Долог был путь развития человека, прежде чем он смог сделать первый рисунок на скале, на стене своей пещеры, слепить первую статуэтку.

Этот путь измеряется не только временем, но и количеством добытой пищи, обтесанных камней, собранных плодов.

Труд, борьба за существование развивали наблюдательность, способность запомнить виденное, а потом отобрать из него самое важное, характерное.

Но чтобы изобразить виденное, нужна еще и рука. Не та рука, что умела лишь грубо обработать камень или метать копье.

Для искусства требовалась кисть с послушными, чуткими пальцами, способными к мелким и точным движениям.

Вот в музее каменные орудия разных эпох. В начале ряда лежит почти бесформенный, чуть заостренный камень. Только при тщательном осмотре увидишь следы обработки.

А в другом конце – совсем современный топор, только что не металлический! Как разумны его формы, как чиста отделка! А ведь его возраст – несколько тысяч лет.

Разная рука делала эти топоры. Сменялось поколение за поколением людей, медленно развивалась в труде человеческая рука, делалась послушней, гибче, а вместе с ней совершенствовалось и то, что она творила.

Постигнув искусство изображения окружающего, первобытный охотник пустил его в ход в борьбе с природой. Он рисовал медведя и метал в изображение копья: это было колдовством, помогающим счастливой охоте, и в то же время упражнением, тренировкой.

Затейливые линии, круги и пятна покрыли человеческое тело, чтобы устрашать другие живые существа и непонятные природные силы…

И лишь много позже человек применил искусство для украшения собственной персоны.

Человеку казалось, что природа создала его самого недостаточно красивым: нет у него ни разноцветных перьев, ни играющей нежными красками чешуи, ни мягкой и теплой шерсти…

Но у человека были необыкновенные руки, они умели делать все, и он стал переносить на себя то, что видел у других живых существ. Фантазируя, он изменял виденное. С помощью красок он расписывал тело полосами, кругами и пятнами, украшал перьями, иглами дикобраза, цветными камнями, причудливой формы ракушками, кусочками коралла…

Сперва он удовлетворялся тем, что давала природа в готовом виде. Потом его вкус делался взыскательней: каждый стал искать то, чего нет у других, что является редкостью, говорит о каких-то особенных качествах владельца.

Акула – страшный хищник южных морей. Но находились доблестные охотники, которые с помощью ножа выходили победителями в схватке с ней. Как же не украсить грудь ожерельем из зубов убитой акулы? Или из когтей побежденного льва? Или редкой красивой ракушкой?…

Многие считают, что именно раковины были первыми деньгами. Среди них отличается каури. За свою форму она называется также змеиной головкой, ужовкой.



Необыкновенна судьба каури! Из сравнительно уединенного небольшого района Мальдивских и Лаккадивских островов она распространилась в качестве денег чуть ли не на все северное полушарие Земли. Ее знали Индия и Цейлон, Сиам и Африка. Ее находят в далеких от родины развалинах древней Ниневии, в славянских курганах, на берегах Балтийского моря, в могильниках древних Германии и Англии, Швеции и Франции.

Шли тысячелетия, а неказистая раковина царила на рынках многих стран мира. Любой товар можно было купить за каури, даже… человека! Пять «мешков» каури давали за молодую рабыню.

«Мешок» или десять «голов» содержал 200 тысяч штук раковин. Пятьдесят «шнуров» составляли одну «голову». «Шнур» – нитка, на которую нанизано сорок раковин.

Ходили в качестве денег у индейцев Северной Америки и кожаные пояса – вампум, на которые узором нашивались раковины цилиндрической формы.

Вампум ценился не только как украшение. Это был почетный знак. Вампум вождя племени был символом его власти.


«Слава, слава Мэджекивис!» —
Старцы, воины кричали
В день, когда он возвратился
И принес Священный Вампум
Из далеких стран Вабассо —
Царства кролика седого,
Царства Северного ветра.
Лонгфелло.

«Песнь о Гайавате»

Забавная и поучительная история произошла с раковинами у Калигулы. Этот римский император прославился необыкновенным даже для монархов сумасбродством. Властолюбивый деспот, он требовал, чтобы подданные воздавали ему почести как богу: отвешивали земные поклоны, целовали ноги. Своего коня он приводил на заседание сената и хотел провозгласить консулом Римской империи.



Расточительный, падкий до всякого рода роскоши, Калигула вконец разорил государственную казну.

И тогда самонадеянный правитель решил, что поправить дела можно очень просто. Он приказал собрать на морской побережье обычные ракушки и объявил их деньгами.

Но даже самый могущественный властелин не может по своему хотению «придумать» деньги. Раковины Калигулы не имели ценности, их никто не брал, и затея кончилась крахом.

Если верить рассказам арабских путешественников X века, то королеве Лаккадивских островов – родины каури, казалось бы, удавалось то, что не удалось Калигуле: когда ее казна пустела, она посылала подданных бросать в море ветки кокосовых пальм. В короткий срок к веткам прилипало множество моллюсков – носителей раковины каури. Оставалось их собрать, высушить, очистить от мякоти – и «деньги» готовы.

Но каури – это не раковины Калигулы. Они сравнительно редки, добыча и обработка их требует немало труда, народ их ценит как украшение.

Употреблялись в качестве денег и мелкие раковины «коп-коп». Их собирали на острове Ванкувер в Тихом океане. Формой они напоминают миниатюрный слоновый клык.

Служили деньгами и другие самые разнообразные предметы: собачьи зубы, черепа людей и животных, перец, солома, лопаты, хлопок, кусочки материи, листья табака…

На Каролинских островах существовали диковинные деньги – камни размером с мельничный жернов. Чтобы такой камень сдвинуть с места, нужно усилие нескольких человек. Добывались они на Палауских островах. Переправа оттуда морем была трудной и опасной. Естественно, чем больше камень, тем выше он ценился. Кроме крупных каменных денег, были еще и мелкие «разменные» камешки.



На Ново-Гебридских островах деньгами служили… «копченые циновки». Очевидец рассказывает, как изготовлялись такие деньги.

«С потолка хижины свисало восемь или десять циновок. Под ними все время поддерживали огонь. Постепенно циновки покрывались блестящим черным налетом»… В таком виде они употреблялись в качестве денег.

И, наконец, люди. Да, сами люди служили товаром и деньгами! С появлением частной собственности человечество познало постыдный вид торговли – рабами. Раб был живой вещью, к тому же очень полезной. Он мог делать все: копать землю, строить жилище, носить тяжести, пасти скот, возделывать поля, развлекать господина. Раба легко продать.

Как самый ходовой товар, рабы превратились в деньги.

Рабство и работорговля возникли в доисторическую эпоху, существовали в древних государствах – Египте, Риме, Элладе.

Занимались работорговлей и «цивилизованные» французы, англичане, американцы. Тысячами вывозили они на продажу негров в Европу и Америку. Юг Соединенных Штатов Америки до XX века был рабовладельческим. «Черное золото» – жестокое, но точное название раба-негра.

Еще совсем недавно в Центральной Африке раб был денежной единицей и приравнивался по стоимости к 30 кускам бумажной материи или к 6 быкам.

Сколько коров у королевы Виктории?

Ученые давно обратили внимание, что на многих языках мира деньги и скот обозначаются одним словом или схожими словами, имеющими общий корень. Например, у древних римлян это «пекуниа», у греков – «ктема».

Следы этого остались и в современных языках. Английское слово «импикъюниэс» значит «человек, не имеющий денег», в буквальном же переводе – «не имеющий скота».

У большинства народов мира скот был воплощением богатства.

В песнях Гомера состояние героев исчисляется скотом. У древнегерманских племен богатство тоже измерялось количеством голов скота.

Сохранилась древняя персидская такса оплаты услуг врачей: они получали гонорар скотом.

Во время путешествия по Африке Ливингстои часто рассказывал любознательным туземцам о своей родине: о ее могуществе, богатстве, кораблях, городах и людях.

На престоле в Лондоне в то время сидела королева Виктория.

Стремясь поразить воображение слушателей, Ливингстон говорил им о мудрости королевы, величии и блеске ее окружения, многочисленных поместьях, роскошных замках, богатых конюшнях.

Но все это не производило впечатления на африканцев. Как им понять, что такое замок, когда они не видели даже простого каменного дома.

Одно было ясно: королева Виктория – первое лицо у белых, она самая богатая. Но чему равно ее богатство? Чтобы выяснить это, они спрашивали Ливингстона: «А сколько коров у королевы Виктории? Больше, чем у нашего вождя?»

Скот долгое время был наиболее распространенным видом денег. Он дает пищу. Он дает молоко. Из его шерсти можно изготовить ткань для одежды, из костей и рогов – иглы, оружие и украшения, из кожи – обувь, боевые щиты, музыкальные инструменты, из жил – струны, нити, тетиву. Все идет в дело. Кроме того, быки, например, перевозят грузы, качают воду, помогают обрабатывать землю.

Скот нужен каждому, его можно долго хранить. Он сам передвигается да еще возит хозяина.

Металл побеждает

Шкурка соболя – ценная вещь. Но шкурки бывают разные: большие и маленькие, с густым ворсом и редким, эта такого цвета, а та другого, значит, и ценность их различная. Камней и раковин тоже нет совершенно одинаковых. И быки многим отличаются друг от друга. И овцы. Все-таки неудобные это деньги! Идешь на торжище – веди с собой в дальнюю дорогу нескольких быков, коров, а то и отару овец. А ведь их кормить в пути нужно. Значит, и корм с собой тащи. А там, глядишь, по дороге пало несколько голов. Вот и убыток.

А как быть, если захочется купить товар, равный по стоимости половине быка? Разрезать животное пополам? Но полбыка – это уже только мясо.



Раковина или камень, разрубленные на части, и вовсе пропащая вещь.

Вот продает ремесленник сбрую для коня. Отличная сбруя! Прочны и мягки ремни, искусно сделаны металлические пряжки и бляхи. Да не берет за нее хозяин в уплату овец. Куда, говорит, мне. Еды в доме хватит, а держать про запас негде, да и корма не напасешься.

Население земли увеличилось. Появились города. Городскому жителю много скота – обуза. Гончары, кузнецы, шорники, плотники, плетельщики корзин, ткачи, кожевники неохотно продавали свои изделия за скот. И этот вид денег стал постепенно отмирать. Человечество искало другой товар, способный стать более совершенными деньгами.

Чтобы нагреть дом дровами, нужно несколько толстых, тяжелых поленьев. Антрацита для этого потребуется небольшой кусок. Ничтожная крупица атомного «топлива» может обогревать жилище годами.

Все эти виды материалов обладают разной степенью энергии. Самая высокая – у атомного.

Советский атомный ледокол «Ленин» способен совершать необыкновенно длительное плавание с небольшим запасом замечательного «топлива». Места оно занимает немного, хранить его можно бесконечно долго, оно легко делится на части и энергии дает колоссальное количество.

Товар, избранный в качестве денег, должен обладать подобными же достоинствами.

Небольшое количество его должно иметь высокую стоимость. Тогда деньги необременительно иметь при себе, они всегда готовы к службе. Такой товар должен делиться на однородные части, не меняя качества. Это удобно при совершении мелких торговых сделок. Стоимость его должна все время оставаться постоянной. Тогда его можно долго хранить, накапливать, прятать. С помощью такого товара – денег – можно отделить покупку от продажи каким угодно долгим временем. Продал свой товар, получил деньги, и покупай на них когда хочешь, хоть через несколько лет.

Долго шли поиски. Многое перепробовали люди, пока сама жизнь, необходимость, отсеяв все другое, оставила металл.

Представьте себе три предмета: старинный восточный нож; тот же нож, но без, лезвия и, наконец, верхнюю часть рукоятки ножа – металлическое кольцо.

Именно так возникли и развивались металлические деньги. Сперва они были просто предметами обихода, оружием: топоры, ножи, шилья, гвозди, наконечники стрел, копья, посуда. Ими обменивались, как всяким другим товаром.

Но постепенно некоторые из них стали особым товаром, деньгами. Название немецкой монеты «пфенниг» говорит о ее происхождении. Ее прародительницей была сковорода (по-немецки – «пфанне»).

То же случилось и с восточным ножом. Вначале он имел семь дюймов длины и весил добрых семьсот сорок граммов. Это было оружие. Со временем он лишился своего первоначального назначения и веса, ему стало ненужным лезвие, а потом и рукоять. Нож обрел специальную денежную форму – кольца. Кольца носили с собой, нанизав на шнурок.

Даже тогда, когда люди начали специально делать из металла деньги, они еще долго по привычке придавали им форму вещей. В Китае, например, были в ходу «рубашки» – кусочки металла, копировавшие своей формой одежду того времени.

Лишь постепенно металлические деньги стали принимать самостоятельную форму. В Мексике это были слитки меди в виде буквы «Т». В Индокитае деньгами были толстые медные прутья, в Северной Америке – свинцовые шарики, в Африке – куски железа, похожие на подкову, в Камбодже – железные ромбики.

У древних греков роль денег играли четырехгранные железные прутья, причем за денежную единицу принималось шесть прутьев, которые можно было захватить в горсть (драхму). Они и получили название «драхма», которое поныне сохранилось за греческой денежной единицей.

Золото. Колумб и желтый дьявол. Золотая лихорадка. Золотой мальчик. Царь Мидас

Человечество издавна знало золото. Оно всегда влекло к себе людей. Желтый металл с красивым блеском служил украшением. Потом, как все украшения, он превратился в денежный товар.

Золото – благородный металл. Так оно названо за то, что существует в природе в чистом виде, без химических примесей. На него не действует влага и большинство кислот. Оно легко режется, куется, плавится, отлично шлифуется, не утрачивает блеска со временем.

Чтобы добыть золото, нужно затратить очень много труда на поиски, на отделение его от других минеральных пород. Поэтому крошечный кусочек золота обладает очень высокой ценностью. Сто граммов золота равны по ценности двум велосипедам или первоклассному фотоаппарату, байдарке, трем часам, корове.

Благодаря таким качествам золото оттеснило все другие металлы, в том числе и серебро, хотя было время, когда в некоторых странах серебро ценили выше золота. Золото стало главным денежным металлом и совершило победное шествие по всему миру. Слово «золото» слилось в понятии людей со словом «деньги».

Первоначально золотые деньги существовали в форме слитков, потом – колец. В некоторых странах золотые деньги имели форму коротких прутьев, проволоки, пластинок. А в Мексике деньгами были стержни птичьих перьев, заполненные золотым песком.

В жизни людей этот металл играет особую роль.

Ничто не вызывало такую алчность, как золото. Ничто не порождало столько горя и страданий, пороков, преступлений, войн, как борьба за золото.

За золото можно получить все, золото – это богатство, а богатство – это счастье, – так думали и думают многие, кто живет в обществе, где господствует частная собственность, эксплуатация человека человеком.

О золоте существует несчетное количество преданий, пословиц и поговорок, создано множество произведений литературы.

В незапамятные времена сложил греческий народ миф о том, как Ясон из города Иолка отправился в поход за золотым руном.



В далекой Колхиде, в священной роще бога войны Ареса, висит золотое руно. Того, кто им завладеет, ожидает благоденствие, преуспевание в делах и войнах. Но нелегко добыть золотое руно. Бурными морями нужно плыть в Колхиду, а огнедышащий дракон – страж священной рощи – готов испепелить каждого, кто к ней приблизится.

Славных подвигами героев собрал Ясон со всей Греции и, погрузившись на чудесный корабль «Арго», поплыл в Колхиду.

Много приключений пережили аргонавты. У Медвежьей горы в Пропонтиде их забросали камнями шестирукие великаны. Целые скалы швыряли они в море, чтобы преградить путь. В Вифинии выдержали смельчаки нападение свирепых бебриков, а у берегов Фракии – налет гарпий. Смерть ожидала их у Симплегадских скал, и только находчивость и сила героев спасли корабль от гибели. Они уже достигли Эвксинского Понта, когда птицы-стимфалиды забросали их своими медными перьями – стрелами.

Немало других испытаний пришлось выдержать аргонавтам, прежде чем они добрались до золотого руна.

В древности золотой песок промывали на бараньих шкурах. Тяжелые частицы золота застревали в шерстинках, а все остальное уносилось потоком воды. Так овечья шкура становилась «золотым руном». Легенда причудливо украсила фантазией жизненную правду.

Много-много веков спустя уже не мифический герой, а человек, имя которого хорошо знает история, отправился в новый поход за «золотым руном». 3 августа 1492 года три каравеллы Христофора Колумба пустились в далекое плавание.

Ясону покровительствовали боги, Колумбу покровительствовала испанская королевская чета. С первым были прославленные подвигами герои, вооруженные луками и бронзовыми мечами; среди экипажа Колумба были головорезы, люди без чести и совести, но с огнестрельным оружием и стальными клинками. У греков был чудесный корабль «Арго», у испанцев – быстроходные каравеллы.

Но цель была все та же – золото.

По преданию, Колумб, перед тем как поднять паруса своих каравелл, обратился к богу с молитвой:

...

«Всеблагий и всемогущий боже, помоги мне найти золотую руду, воззри на меня, дай мне то, что нужно».

«Золота!» – требовала испанская королевская чета, посылая Колумба неведомыми морскими путями искать новые земли. Король и королева не скупились на посулы и титулы. Мореплавателю заранее был пожалован чин адмирала и вице-короля всех морей и земель, которые ему удастся открыть. Ему обещали десятую долю добычи от награбленного.

«Золота!» – с вожделением твердили севильские банкиры и купцы, снаряжая корабли Колумба.

«Золота!» – мечтали многочисленные авантюристы, отправляясь в опасное плавание.

После многих месяцев плавания Колумб пристал к неизвестному острову. То был один из Багамских островов.

Доверчивые туземцы, все, от мала до велика, вышли на берег, с удивлением глядя на невиданно большие корабли и людей с белой кожей. С неменьшим вниманием смотрели и европейцы: темные тела островитян были увешаны золотыми украшениями. В ответ на расспросы, где они берут золото, туземцы показали на юг.

Через два года Колумб устремился в этом направлении и достиг берегов нового огромного острова. Это была Куба.

XV век положил начало ограблению и угнетению населения этой страны. Куба превратилась в колонию, а ее жители в рабов. Кнутами и палками пришельцы заставляли туземцев без устали искать золото. Золота было много, но белые требовали еще и еще. «Желтый металл – их господин, – говорили между собой туземцы, – они его очень любят».

Такая же участь постигла острова Гаити, Ямайку, Пуэрто-Рико, древнейшие государства ацтеков в Мексике и инков в Перу, Бразилию и Боливию. Сюда, вслед за Колумбом, двинулись полчища завоевателей.

Это было открытием новой части света и вместе с тем началом подчинения ее Желтому Дьяволу.


В 1848 году с удивительной скоростью разнеслась по Америке ошеломительная весть: в Калифорнии найдено золото! Передавались подробности о баснословной щедрости земли, о сказочных превращениях старателей в богачей.

В Калифорнию ринулись авантюристы всех национальностей. Ехали со всех концов материка, из-за океана. Едва добравшись, принимались жадно искать золото.

В 1867 году за 7 200 000 долларов русский царь продал американцам Аляску, землю, открытую и обжитую русскими людьми. С суровым климатом, расположенная далеко на севере, на другом материке, она казалась никчемной обузой.

В конце XIX века там открыли богатейшее месторождение золота. Только за пятьдесят лет оно дало на 1 миллиард рублей драгоценного металла.

Вскоре золото обнаружили и в соседней Канаде, и тогда на Север хлынула масса золотоискателей. Плыли на пароходах и лодках, тонули в ледяной воде, обманывали, грабили и убивали друг друга, но все шли и шли, подгоняемые «золотой лихорадкой».

Лишь немногие разбогатели, напав на богатые россыпи, большинство золотоискателей погибли, снились, навсегда подорвали здоровье, стали преступниками или сумасшедшими.

С грязью и кровью был перемешан золотой песок, что заполнил кошельки авантюристов. За каждую крупицу платили горем, слезами, жизнью и совестью. Но таков закон наживы, главный закон капиталистического общества.


Миланский герцог Лодовико Моро готовился в своем дворце встретить новый 1497 год. Многочисленные слуги сбились с ног. Тщеславный правитель хотел блеснуть перед гостями пышностью праздника, поразить необыкновенным.

Наконец все было готово. В парадном зале замка стояли длинные столы, покрытые золототкаными скатертями и уставленные диковинными кушаньями и напитками. Блестело серебро посуды, отражая мерцающие огоньки свечей и полыхающее пламя камина.

Пир начался. Развлекая гостей, читали стихи поэты, вы ступали танцоры, певцы и шуты. Фокусники показывали чудеса своего искусства, превращая жареного цыпленка в живую голубку, стальной меч – в трепещущую рыбу. Скрытые драпировками, играли музыканты.

Придворные, рыцари, купцы и духовенство были довольны обильным угощением. Многие из них, несмотря на надменность поведения и роскошь одежды, не имели ни гроше в кармане. Все доходы уходили на поддержание внешней лоска. Поэтому они жадно ели и пили, хватая руками дымящиеся куски мяса.

Впереди их ожидал сюрприз. Он был задуман придворным живописцем герцога Леонардо да Винчи. Пятнадцать лет назад Леонардо покинул родную Флоренцию и поступил на службу к Лодовико Моро. Художник и скульптор, он одновременно исполнял при дворе обязанности архитекторе и военного инженера.

Часы пробили полночь. Все встали с чашами в руках, чтобы выпить вино за наступающий новый год. И тогда по знаку герцога, под торжественные звуки труб широко распахнулись двери зала, и в них показалась огромная белая колесница. Казалось, она катится без чьей-либо помощи, так искусно были спрятаны под ней слуги, приводившие ее в движение.

На колеснице в тяжелых боевых доспехах возлежал рыцарь. Он изображал прошедший год, заполненный кровопролитными войнами.

Когда колесница, достигнув стола, остановилась, из рыцарской брони вышел маленький обнаженный «золотой» мальчик – «Новый год». В руках он держал лавровую ветвь – символ мира.

Возгласами восторга и удивления встретили его появление. Довольный герцог широким жестом представил гостям автора интермедии.

И в это время по залу разнеслись крики тревоги: «Герцогине дурно! Герцогиня без памяти!»

Забегали слуги и служанки, спешно послали за медиком. Пир прекратился. Гости стали разъезжаться. Обитатели замка удалились в свои покои.

Смутное беспокойство заставило Леонардо через несколько часов вернуться. В зале было темно: свечи и камин давно погасли. На колеснице без памяти лежал забытый всеми золотой мальчик.

Леонардо унес его к себе, уложил в теплую постель, дал горячего питья. Но все было напрасным: сильно простуженный малыш вскоре умер.

Эта история стала потом широко известна. Народ видел в смерти мальчика символ страданий и бедствий, причиняемых золотом.

А вот что рассказывает о золоте древняя легенда.

Вакх, бог вина и веселья, пировал на берегах реки Пактол. Свита сатиров и вакханок веселила его песнями и музыкой. И только любимого учителя Вакха – Силена не было с ним. Селяне-фракийцы нашли его захмелевшего и обессиленного, связали цветочными путами и отвели к царю Мидасу.

Как желанного гостя принял Мидас Силена. Десять дней длился праздник в его честь, а потом виновника торжества доставили к Вакху.

Бог решил наградить Мидаса за почет, оказанный учителю, и обещал все, что тот попросит.

Недолго раздумывал царь. Не знал он награды выше, чем золото. «Так сделай, чтоб каждый тронутый мною предмет становился золотом желтым!» – ответил он Вакху.

Вакх исполнил просьбу. Все, чего касался Мидас, превращалось в золото: и зеленая ветка дерева, и камень, поднятый с земли, и колосья, и плоды. Даже вода, которой царь мыл руки, стекала с его ладоней золотыми струями.

Несказанно обрадовался царь Мидас такой милости.

Но вот он сел за стол, уставленный яствами, чтобы насладиться едой. И что же? Протянул руку к хлебу – тот стал золотом, к вину – то же.

Понял тогда Мидас, каким страшным даром наградил его Вакх. Смерть от жажды и голода ожидала его. Испуганный, обратился он к Вакху с мольбой взять обратно дарованное. Бог согласился, но дорого поплатился за алчность Мидас: ум стал тугим у него, – говорит легенда. А это навлекло на царя новое несчастье.

Слушал он как-то состязание в пении бога искусства Аполлона и пастушьего бога Пана, Всех покорили звуки аполлоновой кифары, и только Мидас предпочел дудку Пана. Разгневался Аполлон, взял Мидаса за уши, вытянул их и придал им способность движения.

С тех пор, чтобы утаить позор, Мидас покрывал ослиные уши повязкой.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации